А вот и Вы!
Спасибо, что зашли на Liwli.ru!
Значит, не зря мы публикуем
для вас самое интересное
каждый день!





«Нравится» - чтобы читать Liwli.ru в Facebook
«Поделиться» - чтобы увидели друзья
«Сохранить» - чтобы прочитать позже

ТЕМЫ

Отношения Стиль жизни Семья и дети Животные Мир Путешествия Творчество Знаменитости Интерьер и дизайн Здоровье Еда История

ЧИТАЙТЕ LIWLI.RU В СОЦСЕТЯХ

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники Google+

ВХОД

Войти через FacebookВойти через TwitterВойти через ВКонтакте
Присоединяясь или входя
через социальную сеть, вы принимаете
Пользовательское Соглашение
ТОП Тренды Новое Темы Видео
СЕМЬЯ И ДЕТИ

Не оставляйте своих детей!

Cемья — худшее, что может случиться с мужчиной
Не оставляйте своих детей!
Блогер Ольга Савельева на собственном опыте о том, почему бабушка с дедушкой никогда не заменят родителей. Детям 90-х посвящается.

Кадр из фильма "Чучело"
Калининград. Начало 90-х.

На наш третий «А» класс приходилась шесть коробок с гуманитарной помощью из Германии. Внутри каждой коробки, как правило, находилась заморская консервированная еда и упаковка круглых конфет. Впоследствии эти конфеты становились в руках ушлых школьников настоящей валютой, на которую выменивались редкие вкладыши жвачек «LOVE is» или модные пластмассовые линейки с изображением мультяшных героев. Поэтому с одной стороны, получивший «гуманитарку» ученик правомерно считался счастливчиком. Но с другой стороны, помощь предоставлялась в первую очередь детям из неблагополучных или неполных семей, и с этой точки зрения понятие «счастливчик» является спорным.

Я попала в этот сомнительный список везунчиков, потому что мой дедушка дружил с моей классной руководительницей. По блату фактически.

- А почему Савельевой дали? – услышала я сзади сдавленный шёпот обделенного в этот раз посылкой Майорова Кольки – моего одноклассника, седьмого ребенка в семье и, как следствие семейной многодетности, отъявленного хулигана, от выходок которого нашу директрису однажды даже увозили по скорой. Я и сама понимала, что получаю коробку незаслуженно, даже незаконно, и мучилась от этого не меньше оставшегося без жвачек Кольки. Сказать честно, нелегитимность этой помощи меня смущала гораздо меньше того факта, что её вручение как бы приравнивает меня к категории «неблагополучных» детей.

- А тебе-то что? – зашипела я в ответ, пряча за агрессивностью свои истинные чувства.
- Так ты ж у нас благополучная, - ернически заметил Колька.

- У неё родителей нет, - «заступилась» за меня Василиса, красавица-отличница, черт бы её побрал.
- Есть у меня родители! - возмутилась я, и в ответ на недоумевающий взгляд Василисы, чье заступничество оказалось неоцененным, тихо добавила. – Просто они в Москве живут…
- А тогда ты чего же с ними в Москве не живешь? – мстительно спросила Василиса.
- А это не твое дело! - заносчиво заметила я и покраснела до кончика своих косичек.

Ответа на этот вопрос я не знала. Точнее ответ был такой: «Так надо!» Очень даже полный и развернутый ответ, включающий в себя ещё и симбиоз из междустрочных тезисов: «Не лезь не в свое дело», «Вырастешь – узнаешь», «А что тебе с бабулей и дедулей плохо живется?». Нет, с бабулей и дедулей я жила вполне счастливо, потому что не знала, как может быть по-другому. Я была ребенком, и глубинные причины событий, происходящих вокруг меня, были мне неведомы, и в 11 лет мне вполне было достаточно ответа «Так надо!» и разрешения гулять до десяти.

Сейчас мне слегка за 30, но ответа на этот вопрос у мамы я так и не получила. Мама злится, если я пытаюсь выяснить истинные причины своего 13-тилетнего «сиротства» (как можно годовалого ребенка отвезти бабушке и забыть там на 13 лет?), и прячется за несвязными обрывками мыслей про "я много работала", "я разводилась с отцом", и кульминационным импровизированным приступом учащенного сердцебиения, локализуемым «Валокордином». Манипулирует здоровьем: не будешь же выяснять что-то очень для тебя важное у человека, которому плохо с сердцем…

И вот моя трофейная посылка стоит на столе на кухне, и дедуля уже 20 минут пытается отковырять прочно прибитую крышку с непонятными надписями на немецком языке. Я верчусь под ногами в ожидании конфет – ну должен же хоть чем-то быть оправдан этот внезапно свалившийся на мою голову позор.
- Бабууууусь, - канючу я. – А когда вы купите мне джинсы?

Джинсы – это моя мечта. Они есть уже у всех в моем классе, даже у Кольки Майорова, а у меня – нет. И от этого я ощущаю себя глубоко несчастным человеком, несчастней, наверное, самого несчастного ребенка из самой несчастной неблагополучной семьи.

Всё свое сознательное детство я прожила в режиме жесткой экономии. Ну, очень жесткой. Я бы сказала, клинически жесткой. За дешевой гречкой, например, - на 2 копейки дешевле, чем в ближайшем магазине - мы с бабулей ездили на другой конец города: потому что у бабушки и у меня – уже и ещё соответственно – бесплатный проезд. Новая вещь мне покупалась только тогда, когда старую уже невозможно было ни заштопать, ни перешить. А однажды я весь вечер простояла в углу за транжирство бабулиной пенсии, потому что, отстояв на лютой жаре очередь к желтой бочке с хлебным квасом и купив целый бидон этого прохладного напитка, я не удержалась и решила отхлебнуть глоточек по пути домой, но сил не рассчитала и фактически опрокинула этот бидон на себя. Тётенька-продавец засмеялась и предложила налить мне ещё квасу без очереди. Но денег у меня больше не было, обещанная окрошка на квасе накрылась медным тазом, а тут ещё предстояла трата на стирку – ведь футболка из белой превратилась в мокро-коричневую. Бабуля, увидев меня в ней, побежала прилечь с ощущением безысходности, дедуля кричал, что я безрукая и доверить мне ничего нельзя, а мама на фото в серванте, как всегда, задорно подмигивала: доча, крепись, мне сейчас не до тебя!

Нет, мои дедуля с бабусей не были жмотами, ни в коем случае. Просто люди, пережившие голод и ужас от ощущения, что ближайшие прием пищи отсрочен на неопределенное количество времени, потом всю жизнь живут так, будто уже завтра во всей стране пропадет еда. Балкон их квартиры был забит мешками с запасами риса, гречи и других круп, и эти мешки стояли годами. В них заводились жучки и муравьи, при непосредственном участии которых мне впоследствии варились супы.

- Бабусь, в борще букашки и жучки, - хныкала я, не решаясь попробовать первое, хотя вообще-то бабуля, как любая изобретательная хозяйка, готовила сносно, я бы даже сказала вкусно….
- Это специи.
- Ну, какие это специи, ба? Я вижу у них ножки и голову, и у некоторых специй даже хвостики.
- Не придумывай ерунду, - хмурилась бабуся и крыла мои слабые шестерки своим неоспоримым козырем. – Пока не съешь – гулять не пойдешь.

Я откусывала огромный кусман хлеба, обильно натертого чесноком, чтобы нейтрализовать привкус жучков, покорно закрывала глаза – и вливала в себя порции этого несчастного борща. И уже через 10 минут та же самая, только сытая я, заряженная детским немотивированным восторгом, носилась с друзьями по двору за вшивой дворняжкой, и была абсолютно счастлива, как бывают счастливы только дети, не обременённые взрослыми знаниями и ответственностью.

Так вот на днях я, путем длительных уговоров, слезных истерик и умоляний, выпросила джинсы, взамен моих безвременно погибших в схватке с соседским пикинессом брюк. Так как джинсы не из чего было перешить, предполагалось, что мне купят новые. Ну, не совсем новые, а кем-то когда-то уже ношеные, ведь отоваривались мы только в комиссионке, но это как минимум, не будет напоминать деревенский наряд доярки, как напоминали все мои перешитые из бабулиных халатов шмотки.

- Скоро купим, я же обещала, - рассеянно говорит бабуля с воодушевлением роясь в гуманитарной посылке и выкладывая банки с заграничной тушенкой на кухонный стол.

Я радостно приплясываю рядом. И вдруг…

Вместо долгожданных конфет бабуля достает из посылки джинсы-варенки с дурацкими медными клепками на карманах и красными нашивками аппликации.

Я замерла. Нет, только не это… Вся, вся школа до последнего наивного первоклашки с букварем, будет знать, что эти «варёнки» – из гуманитарной помощи. Какой позор! Да это фактически униформа для детей из неблагополучных семей! Все на перемене будут проходить мимо меня и думать: «Бедная, наверно у неё родители пьют, или сидят или их вообще нет!», и не буду же я подбегать к каждому и объяснять про Москву и про «Так надо!»

- Примерь! – радостно распорядилась бабуля.
- Нет, я не смогу это одеть, - пытаюсь я отсрочить казнь, надеясь на спасительное чудо. Но чуда не происходит.
- Почему? – бабуля уже хмурится, хотя все ещё искренне воодушевлена отпавшей необходимостью тратить деньги на обещанные джинсы. – Размер как раз твой.

Последняя надежда на то, что они окажутся малы. Но этой надежде также не суждено было сбыться – эти чертовы штаны сели на мне как влитые, я идеально поместилась в них – ловушка захлопнулась.
- Вот тебе и джинсы. Можешь прямо завтра в них в школу идти, - радостно прощебетала бабуля свой приговор.

У меня в ушах зазвенело. Я до сих пор слышу этот звон – это мои ожидания разбиваются о реальность и осколками детского отчаяния осыпаются на паркет.

Я никогда не забуду эти штаны. Они сломали мою уверенность в себе, переломив её на две части, так что хруст до сих пор отзывается во мне ощущением безысходности.

Я шла в этих штанах в школу как на казнь. Я считала шаги. До момента начала моего позора. Я помню, как медленно я поднималась по ступенькам школьного эшафота. И эта поступь до сих пор живет внутри меня: пошаговая большая трагедия маленького человечка, оставленного мамой, потому что так кому-то надо.

Я всё могу понять. Про много работы. И про развод. Я все могу простить. И много работы и развод. И судить я никого не вправе. Ведь я так много не работала и не разводилась. Но эти штаны… Эта чертова варёная джинса… Это первая дуэль ТыУжеНеРебенка с безжалостной жизненной несправедливостью, которая ударила исподтишка, наотмашь, с оттягом. И меня отбросило к дальней стенке школьного женского туалета - в крайней от окна кабинке без дверей я проревела все переменки...

Быть взрослым не значит быть правым априори. Быть взрослым значит уметь признавать и успеть исправлять. Потому что никогда не поздно.

И не надо ТАК НАДО.

Не оставляйте – слышите? – не оставляйте своих детей….

Ольга Савельева   www.facebook.com   21.05.2016
Поделиться в FacebookПоделиться в ВКонтактеПоделиться в OK
Мы в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Однокласники
Нравится!
Что вы об этом думаете?
Комментарии: 3

Комментарии

Еще в тему:

"Кукушка" в исполнении 12-летней Даши ВолосевичМультик про детство! 40-летним детям посвящается!Павел Воля о семье

Это интересно!

5 грехов Эльвиры Набиуллиной
Как жить роскошно, не тратя деньги
5 мудрых притч о деньгах и о том, что за них не купишь
Сколько весит миллион

Дальше больше!

Видео

Расскажите свою самую интересную историю

На Liwli.ru это по-настоящему просто! Для всех!

ВХОД