ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
СЕМЬЯ И ДЕТИ

Докладываю обстановку на заграничной территории

2018-09-10 Докладываю обстановку на заграничной территории
Докладываю обстановку на заграничной территории
Вот тогда я и задумалась. А ведь бабка, и правда, думает, что я уравновешенная жена ее сына, мать двоих детей и знатная огородница. И так она думает уже 4 года. И, наверное, так будет думать всегда.
2 2 733 10.09.2018
Вот тогда я и задумалась. А ведь бабка, и правда, думает, что я уравновешенная жена ее сына, мать двоих детей и знатная огородница. И так она думает уже 4 года. И, наверное, так будет думать всегда.

В тот вечер мы гостили у бабули, моей свекрови. Пили кофе, закусывали печеньем, болтали.

- Что-то наши помидоры слишком быстро растут и слишком мало плодоносят. Веники какие-то, честное слово, – это мой муж бабуле для поддержания беседы поведал.

- А вы их покромсайте, - включилась бабуля.  – Отломайте лишнее, чтобы росли куда положено и урожайность повышали.

- В смысле, отломайте? – я заинтересовалась.  – Макушки срезать? (Я, вообще-то, никогда ботанику не любила. И дома у меня было всего 3 растения – Алоэ, Каланхоэ и Виткин Кактус-питомец, которого ей мои подружки подарили, сознательность и заботу тренировать. Алоэ мне вручила соседка. Ей очень хотелось зайти на минутку, поглядеть на Виткиного папу, который как раз у нас гостил. С пустыми руками идти неудобно, поэтому тетя Лида схватила что-то, что ей было не очень нужно и принесла это что-то мне в подарок. Так я стала обладателем взрослого качественного столетника в майонезном ведре, а тетя Лида подтвердила свое предположение о том, что никакие аисты никаких детей не приносят. Каланхоэ мне подарила одна мама из Виткиного детского сада. Я искала что-то от насморка, а она искала «хорошие руки», чтобы отдать в них разросшийся до неприличия куст.  А однажды ко мне зашли девочки, мы выпили немного шампанского и зачем-то заговорили о цветах. Не помню, то ли я от Алоэ, то ли от Каланхоэ мечтала кусочек оторвать, чтобы то ли кому-то подарить, то ли в нос закапать. Но точно помню, как Надя меня в этом вопросе инструктировала: «Берешь нижнюю веточку, аккуратно срезаешь. Из стебля пойдет сок. И тебе понадобится таблетка активированного угля.» А Оля, глянув в мои опустевшие от новой информации глаза, добавила: «Но эту таблетку ты не на блюдце рядом с растением должна положить, а растолочь и на «ранку» насыпать!» Оля умеет читать мысли. И она вообще тогда не шутила. А еще однажды я решила выращивать укроп. И все пытала и пытала знакомых и друзей, на какую глубину семена закапывать. Потом один хороший мальчик посоветовал мне сайт «Как просто».) Так вот, я о макушках.

- Нет, макушки пока не надо. Но лишние ветки – это да.  – Бабуля растопырила большой, указательный и средний пальцы и – хрясь – заломала указательный. Как фокусник, клянусь. – Вот, средний побег удаляешь, а остальные от этого выигрывают, - резюмировала она.

Мы с мужем переглянулись и кивком головы пообещали друг другу, что непременно прооперируем томатные кусты. Я даже в Интернете глянула. «Пасынкование» - называется этот процесс. Прокрутила до конца и закрыла. Дома посмотрю.  

Болтая с бабкой, мы смотрели футбол. Чемпионат мира. 1/8 финала. Россия-Испания. Ну, все помнят. Нормальный такой матч, первые 30 минут мы его даже не замечали. А потом стали понимать, что результат, скорее всего, будет сильно отличаться от прогнозов. И мы заинтересовались. Сначала муж. Он вообще был в курсе, что Россия играет и даже специально телевизор включил. Потом Вита. Она обожает болеть. За Россию, или за Германию. Не важно. Главное, уточнить, в каких майках «наши», а потом скакать и громко науськивать. Потом Алекс. Этот вообще всегда орет «ГОООЛ»!, и почти всегда невпопад. Цветовая дифференциация маек его пока не волнует. (Поэтому мы не рискнули смотреть финал ЧМ в Хорватии в общественном месте. Опасались косых взглядов.) А потом, когда стало ясно, что Россия может победить, и я обратила взор к телевизору. Бабуся плоховато слышит и за Россию не болеет. Она просто наблюдала за наблюдающими и о чем-то думала. Мы проёрзали до конца матча и приготовились к пенальти. Это наш с Витой любимый момент. Потому что быстро. И вот, Россия попадает в Испанские ворота 3 раза. А Испания всего 2. Трибуны ликуют, и мы, конечно, тоже, радуемся. Да что я там радовалась? Пару раз с дивана на диван скакнула, Виту подкинула, Алекса покружила, попрыгала малость, лунной походкой до спальни прошлась. Так, баловство одно.  А бабка и говорит:

- Аня, я никогда не видела тебя такой!

- Какой такой?

- Ну, неспокойной!

Вот тогда я и задумалась. А ведь бабка, и правда, думает, что я уравновешенная жена ее сына, мать двоих детей и знатная огородница. И так она думает уже 4 года. И, наверное, так будет думать всегда.

В этом, наверное, и нет ничего страшного. 

Но. Я позвонила сестре и сообщила, что моя свекровь считает меня благоразумным и сдержанным человеком.

- КАК ЭТО? - сестра немного поудивлялась, секунд 20, не больше. А потом начала громко хохотать.

Я думаю, ее радостное изумление могли бы разделить все мои знакомые, друзья, родственники, соседи, учителя (особенно моя учительница физкультуры, Екатерина Александровна, которая частенько повторяла в мой адрес удивительный, к счастью, не переводимый на немецкий язык, прогноз «Достанется же тому, кому ты достанешься!»), бывшие коллеги и парочка врагов. Но они все ТАМ. А я здесь. И, как стало понятно, я – это вообще не я.

Однажды, когда я еще не знала, что мой муж будет моим мужем, и думала, что он -  мой немецкий коллега, а было это как раз в то время, когда чемпионат мира по хоккею проходил в Минске, и подготовка к этому торжественному мероприятию выпила немало крови белорусским гражданам, практически всем, так или иначе задействованным в торговле (им следовало выучить определенный набор фраз на английском), мы – я, немецкий коллега, главный инженер завода, на котором мы временно работали, и жена инженера, отправились в культурное путешествие на ледовую арену. Играл кто-то с кем-то, кажется, одним из них была Германия. Я впечатлилась. Раньше хоккей мне только по телевизору показывали. Тоже, конечно, хорошо. Но атмосфера не та. А здесь вот та. В такой атмосфере и за Уругвай можно болеть, не то что за Германию. Сидим на трибуне, нервничаем, флажки в руках теребим. Тут момент напряженный, вот-вот немцы забить должны. Мы подскочили. Топаем, кричим. Флажками машем. И так я этим размахиванием увлеклась, и столько силы и энергии во мне было, что - уууть - мой флажок развалился на 2 части – в руках у меня осталась только соломинка-флагшток, а черно-красно-золотистое полотно исчезло. Но через секунду нашлось. На лице у главного инженера. Инженер тоже болел, но, когда перед глазами у него стало темно и черно-красно-золотисто, он, конечно, немало удивился. А я палочку спрятала и никому ни жу-жу. Мало ли.

Но это так, приятное воспоминание и к теме «Я не Я» оно практически не относится. Зато к ней относятся мои друзья. По которым я сейчас очень скучаю. Друзья – это такие люди, для которых хочется немедленно сделать что-то хорошее.

А еще к ней относятся специалисты. С кем-то мы в КВН играли, с кем-то в поход ходили, или в переходе под гитару песни пели. С кем-то пробовали роман крутить, кому-то в жилетку ныли. А потом эти кто-то стали молодыми специалистами. А потом опытными. А я им обычно просто так звоню. Или они мне, чтобы поболтать. И, в случае необходимости, профессионально проконсультировать – технически, юридически, практически, теоретически, и по медицинским вопросам тоже. И уже не страшно совсем, если вдруг что-то необычное происходит.  

И вот в Германии я очень отчетливо поняла, что специалист, чьи юношеские фотки хранятся в моем старом альбоме, и специалист, о котором всего-то и известно, что имя и номер кабинета – это совершенно разные специалисты. И степень доверия к ним тоже разная, конечно.

Нет-нет, я совсем не готова утверждать, что в том городе, где я провела большую часть своей жизни, абсолютно все спешат делать мне добро или даже просто рады меня видеть. Скорее всего, некоторые из моих соседей даже выругиваются сочным матом (или крестятся перед образом), зарегистрировав движение ключа в моем замке. Они-то помнят и караоке, и голоса большинства опытных ныне специалистов, музицирующих когда-то давно у меня в гостях. Но помнят же.  

Конечно, здесь у меня есть новые знакомые. И мы общаемся в контексте настоящего времени и текущих проблем. И соседи есть. Но шанса познакомиться с русским роком у этих соседей нет. Потому что, подписывая договор аренды, мы поклялись не размножать в квартире музыкальные инструменты и ограничились крякающим игрушечным синтезатором. И родственники есть. Они любят моего мужа и балуют моих детей. Приглашают и балуют. Я серьезно. Дети в восторге.

Как-то гостили мы у одних родственников, и заговорили о предстоящем юбилее их сына. И очень веселая бабулька, мама этого сына, по секрету нам рассказала, что собирается на вечеринке немного почудить – надеть парик и спеть песню. А еще она готовит сыну подарок, и для этого отобрала его фотографии от рождения и до настоящего момента.

 - О, хочешь, видео из них сделаем? – в животе защекотало, когда я подумала о том, что можно будет, наконец-то, сотворить что-то креативное и чуднОе. Я вообще первый кандидат безобразничать. За то неоднократно привлекалась к участию в организации праздников.

 - Нет-нет, я уже заказала, - бабулька как-то испуганно на меня посмотрела и быстро перевела разговор на второй номер программы.

(А, между прочим, у меня на жестком диске есть папка. И называется она «Анины праздники видео». В этой папке масса файлов – слайд-шоу, которые я мастерила сначала в простейшей программе, потом в более сложной. Самые первые я делала для семьи. Следующие - по просьбе, последние - на заказ.)  

А потом бабулька заговорила о работе. Она была учительницей младших классов. И преподавала все предметы начальной школы, и еще музыку.

- А ты играешь на чем-то? – это я, в надежде на рояль в кустах.

- Нет, я очень хотела, но не вышло. Но вот мой папа играл на пианино!

- Серьезно? Я тоже играю на пианино!  - Тут я собралась рассказать, что у меня дома есть инструмент, и что я 8 лет на нем отстучала. От звонка до звонка. И что я до сих пор помню сольфеджио, и всякие там штучки музыкальные.

 - Здорово. Но вот мой папа вообще все мог сыграть. Не по нотам, а так, на слух. Подобрать. Это талант!

Я хотела сказать, что неоднократно обнаруживала в себе подобную одаренность. Потому что по нотам - это нужна практика и подготовка. А я вижу свой инструмент раз в полгода. И играю ровно 20 минут. Предварительно засунув детей в душ. Но дети быстро смывают гели, вылетают из ванны, подтаскивают стулья и садятся слева и справа от меня. И тоже играют. Пока мои (и соседские) нервы выдерживают. Но я конечно, ничего не сказала. Потому что я сдержанная мама двоих детей и новый, положительно себя зарекомендовавший, член семьи.

Однажды мне заказали слайд-шоу к тридцатилетию одного парня. Сестра прислала фото и небольшой рассказ о юбиляре и его жизни. Потому что жизнь у него была интересная: переезжал, учился, работал. Жил о общагах и съемных комнатах, к труду и быту подходил очень творчески. Отсюда и фото.  А потом защитился, перераспределился, женился, приземлился. Вот тут ему 30 и стукнуло. Новая семья жила в новом городе. И была знакома с виновником торжества всего-ничего. Год, наверное. А настоящая семья, та, что дома, и друзья, те, что везде, на юбилей не приглашались. Потому что далеко и дорого. Ну, и потому что новая семья. Так вот. Мне было очень тяжело делать это видео. Мне представлялось, как гости нехотя оторвутся от салатов, чтобы посмотреть, как выглядел человек, которого они практически не знают, 29 лет назад. Им придется хихикать, потому что сестра постаралась и с фотографиями, и с подписями. Они будут вынуждены слушать комментарии юбиляра, потому что его попрет (это со всеми так), и он захочет рассказать, где именно его словила эта скрытая камера. Но всем будет все равно. Это не их воспоминания. Это так, 15 минут потерпеть из вежливости. Не знаю, как все прошло. Заказчица после просмотра видео выразила свой восторг, и больше мы друг другу не писали. И еще не известно, почему я тогда так расчувствовалась. Ведь все это было задолго до того, как я сама оказалась в той же тарелке, что и тот творческий юбиляр.

И, кстати, долго этого не замечала. А вот когда Алексу исполнился год, я начала подумывать об официальном трудоустройстве в Германии. О нем в нашей земле можно думать двумя способами: рассматривать вакансии самостоятельно или зарегистрироваться на бирже труда. Оба способа хороши, но биржа, в случае необходимости, оплачивает курсы или сертификаты. И даже проезд до места собеседования, если что. В общем, для начала я выбрала биржу. Тетя-консультант присвоила мне официальный статус «в поиске», с моих немецких слов записала резюме (специальное такое, на самом сайте), уставилась на меня прозрачным несфокусированным взглядом, и куда-то, в космос, наверное, отправила свой вечный вопрос: «Ну, что я могу Вам предложить?»

Да, что она мне предложила?

-  В школе Вы работать пока не можете. Хоть диплом и признали, а 2 года обучаться придется. Русский преподавать? Шутите? У Вас же немецкий-английский. Русский Вам у нас в университете учить нужно. Это еще дольше. Немецкий на курсах? А, ну это да. Только это не к нам. Это в частные школы стучите. Только сначала сертификат получите. О том, что Вы немецкий знаете.  Переводчиком? Ну, они свои вакансии у нас не размещают. Да и переводческой печати у Вас нет.

За 2 минуты тетя с прозрачными глазами аннулировала моё образование и пятнадцатилетний стаж.  Но на этом она не остановилась и уточнила, не согласна ли я поработать в офисе. Я даже немножечко воодушевилась. Во-первых, в офисе я уже работала, переводчиком и ассистентом руководителя, в одной известной немецкой, кстати, фирме, в Москве. И во-вторых, это была самая непыльная и не нервная работа в моей жизни. Документы, переводы, переговоры, телефонные звонки. Начальная бухгалтерия, делопроизводство, и так, по мелочи, парочка организационных моментов. Ни тебе строительных лесов, ни каски (это я обычно на устный перевод в такие удивительные места попадала), ни клиентов вредных, ни студентов, опаздывающих на пересдачу, ни ночных протоколописаний. Единственное, что в этой работе меня смущало, так это ощущение собственной незагруженности и какой-то бесполезности. Отпустило после того, когда, перед моим уходом в декрет, шеф попросил меня самостоятельно найти себе замену. «Найдете двух человек, способных вникнуть в процесс. Протестируете их немецкий. Постараетесь убедиться в общей адекватности. И можете уходить!» Мне было срочно, поэтому я не стала уточнять, почему на мое место придут 2 человека, и почему обязательно адекватных. За 2 недели я их нашла. Еще за 2 обучила. И отправилась рожать Виту.    

Но сейчас я на бирже труда, и мне только что предложили работу в офисе.

- Показывайте! - скомандовала я.  А тетенька задумалась. И говорит:

- Ну, секретарем, я Вас, конечно, отправить не могу!

«Конечно, - думаю, - не можете. Так глубоко я и сама не пойду!»

- Секретари у нас обучаются, 2 года. Это же и делопроизводство, и офисная техника. Вы же не обучались! Могу, зато, предложить помощником секретаря. Вот! 400 евро.

 - Это что, крышку принтера секретарю открывать и папку доставать с верхней полки?

 - А что Вы хотели?  

Впечатленные консультацией на бирже труда, мы с Алексом побрели куда-то, скорее всего, в школу, забирать Виту, чтобы отвести ее потом на балет. Я все думала о том, что же такое удивительное в моей жизни происходит. И думу эту я, естественно, притащила с собой в балетную раздевалку. И, конечно, поделилась ею с русскими и немецкими мамочками, которые как раз затягивали доченькам танцевальные гульки.

- Мне 36, и мне кажется, что у меня ничего нет. Только муж и дети. И толстый НОЛЬ по всем остальным пунктам: образование, работа, хобби, друзья, собственная квартира…

Русские мамочки как-то понимающе закивали. А одна хорошая немецкая знакомая прониклась моим переживанием:

- У тебя здесь нет друзей? Это же так печально! Я даже и не знала! А вы приезжайте с детьми к нам в гости! Мы будем очень рады! Хотя подожди. Мы же за городом живем. Ты без машины? У тебя есть водительские права?

Вот! Дело в том, что у меня и права есть. Им уже 12 лет, моим правам. Но в Германии они действительны в течение 6-ти первых месяцев. А потом нужно пересдавать. Но мне пока еще не с кем оставить Алекса. Я поблагодарила знакомую за приглашение, предложение дружбы и мысленно за то, что она напомнила мне еще об одном нуле в моей обновленной биографии.  

Интересно, а что-нибудь от меня самой-то еще осталось? Вот эта тетя с коляской, в кроссовках, джинсах и свитере, с отросшей стрижкой и темными корнями. Вот эта мамаша, которая сейчас зайдет в магазин, прикажет детям не баловаться, выберет связку бананов и коробку молока, это я?

Мой телефон пискнул. И-мейл. Короткий. От одного из тех самых специалистов, которые в начале текста пели караоке. Открываю. А там (цитирую):

товарищ хербст зпт доложите центру обстановку заграничной территории тчк факты подкрепить фотографиями зпт прочими разведданными тчк при невозможности выхода связь воспользоваться рацией тчк

 

центр

И почему такая гениальная мысль не пришла в мою собственную голову? Штирлиц лежал на окне, замаскировавшись под одинокий окурок. На моем лице появилось загадочное шпионское выражение и жить стало значительно проще и веселее. (Обязательно отправлю ссылку на этот пост в ЦЕНТР).

Ну, и смотреть на других приезжих теперь гораздо занимательнее. Мы все здесь Штирлицы. Говорим о погоде, политике и сериалах. Ругаем высокие цены и местных парикмахеров. И почти ни слова о себе. Хотя нет, иногда в нас просыпаются Мюнхгаузены. Они выглядят как Штирлицы, но говорят значительно больше: «А я была стройной, красивой, и мужчины за мной толпами бегали. А еще у меня был дом, бизнес и несколько автомобилей. Любовь, уважение…»

Оно, может, и правда! Только звучит подозрительно. Я же вот тоже неоднократно пыталась что-то рассказать. Но никто, почему-то, не поверил.

Нет, все-таки новое окружение - это даже и неплохо. Можно подать себя с выгодной стороны. Немного «скорректировать» прошлое, добавить незначительных деталей, или кое о чем умолчать. Некоторые люди и без переезда умудряются бессовестно использовать такую практику. Вот у меня есть родственница, которая нет-нет, да и присочинит к делам минувшим. Подумает, и еще припишет. Перевернет, обыграет, подтасует. И, наверное, в этом и не было бы ничего страшного. Если бы мою родственницу не тянуло делиться новейшей историей. А её тянет…

А еще вот однажды в Москве я, в рамках нашего международного строительного проекта имела дело с одной достаточно серьезной, но некрупной фирмой. Фирма эта занималась инсталляцией, кажется, всего: и электрики, и вентиляции, и отопления, и сантехники в большом офисно-складском свежепостроенном комплексе.  Мой шеф, немецкий немец, главный архитектор и руководитель этого проекта, очень радовался новому мультифункциональному подрядчику – наконец-то, тоже немец!  А это значит, что и опытный, и надежный, и пунктуальный. Так и располагает к доверию. Аж сил нет. В процессе укладки труб и штробления стен мы все как-то поближе познакомились. И оказалось, что немецкий директор (он же учредитель) той самой маленькой, но очень гордой, оформленной в России, фирмы, живет в Москве уже несколько лет. Г-ну Д. 45, и есть у него для счастья практически все: и русская 25-летняя жена-бухгалтер, и новорожденная дочь, и перспективная фирма, и тесть с тещей – золото, а вот теперь и дорогущий проект! Мой шеф никак не нарадуется, благодарит судьбу за партнера-земляка. А потом к партнеру приехал брат. По приглашению. И тоже в ту фирму главным пошел. А потом братья повздорили. И тот, который позже приехал, взял, да и «спалил» нашего Штирлица. Оказалось, что у него и в Германии была небольшая фирма, которая тоже что-то кому-то прокладывала. Но однажды в процессе прокладывания взорвала газопровод. Не тем глазом в планы смотрели, не той рукой копнули. И лишились лицензии. Навсегда, кажется. А, ну и жена у г-на Д. тоже была. Взрослая, как он сам. И дети. Трое. А теперь у него новая жизнь. Вот так.   

Это очень занимательно, начинать новую жизнь. И, в конце концов, не всегда же она будет новой! Вот мой муж меня уже почти раскусил: он присутствовал на родах нашего сына, а еще ему известно, что если я чихаю, то минимум 15 раз. Что иногда я капризничаю, и что готовлю так себе. Люблю комедии и мелодрамы, хочу сбросить килограмма 4 и сдать С2. Знает, что я рыдаю над мультиками, мечтаю снова хорошо зарабатывать и когда-нибудь купить дом. Он даже знает, что именно я читаю. Потому что я периодически атакую его краткими пересказами художественной литературы. И всякие житейские штучки-дрючки мы частенько обсуждаем. И философские тоже.

Мой муж, конечно, никогда не прочтет ни моих шифровок на Родину, ни моих текстов, потому что его русский ограничивается весьма скудным набором слов: «Иди сюда», «смотри», «ГОРЧЁК», «молодец», но зато мы вместе ампутировали помидорам указательные пальцы и болели за Россию на чемпионате мира. Тоже история, так-то.

Анна Борисова-Хербст 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 2
Вход
Yummy yummy mummy 15.09 00:39
Комментарий удален
Комментарий удален
Анна
15.09 09:33 ∙ #
Выходит, я не одна такая)))
Выходит, я не одна такая)))
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход