ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
СЕМЬЯ И ДЕТИ Liwli.ru в Яндекс.Дзен

Тазик с горячей водой

2018-07-05 Тазик с горячей водой
Тазик с горячей водой
Я уверена, что с завтрашнего дня вы тоже начнете обращать внимание на тазики с горячей водой и горчичным порошком под рабочими столами сотрудников различных организаций.
0 0 670 05.07.2018
Я уверена, что с завтрашнего дня вы тоже начнете обращать внимание на тазики с горячей водой и горчичным порошком под рабочими столами сотрудников различных организаций.

Я как-то не видела в Германии поликлиник, таких, к которым я привыкла – многоэтажных, разнообразных, с громкими тетеньками в регистратуре, прогуливающимися людьми в белых халатах, гардеробом, гигантской доской с расписанием, лифтом и аптекой.

Здесь у врачей малюсенькие помещения, типа трехкомнатной квартиры на первом этаже, которые называются практиками.  В практике чаще всего работает один врач, и помогает ему одна ассистентка. Эта святая женщина занимается всеми регистратурными вопросами: принимает звонки, раздает талончики, ищет электронную карточку, получает, отправляет, подшивает документы. Еще она выполняет обязанности медсестры: делает прививку, ставит (или кладет) пациента (в зависимости от его возраста и размера) на весы, цепляет ему на живот датчики КТГ, или, например, водичкой в рот плещет, если действие происходит в зубном кабинете.

Получается, что поток пациентов равен не величине участка, а приемным часам врача. И медсестры, соответственно, тоже. Сложно судить, насколько такой объем работ выполним и реален. Здесь, конечно, хочется обратить внимание на то, что ассистентке этой не приходится заполнять сотни направлений на кровь, мочу и на прочие исследования. Вместо этого она сама забирает все анализы. А доктор сам делает УЗИ. Иногда в практике заняты 2 помощницы. И тогда их обязанности строго разделены: одна занимается бумажно-компьютерными делами, а вторая медицинскими. Вот в детской клинике именно так. Но, нужно сказать, там и время пребывания пациента в кабинете ограничивается тремя минутами. Вошел-прививку в толстую руку получил-поплакал-вытянул из огромной банки кренделек-успокоился-следующий. Поэтому поток пострадавших просто сумасшедший. Одной помощнице не справиться.

Я, за почти 2 года проживания здесь, посетила всего 3 практики – зубную, женскую и детскую. И все три по строгой необходимости. Страховка тут ставит невероятные ультиматумы своим клиентам. Она не РЕКОМЕНДУЕТ проходить профилактический осмотр, а, как моя учительница физкультуры в школе, «УБЕДИТЕЛЬНО ПРОСИТ». Это значит, раз в год должен быть, как штык. Иначе не видать тебе приятного бонуса и прочих привилегий. А получить их очень хочется. Вот эта элементарная меркантильность и заносит меня время от времени к каждому обязательному врачу.

И, что удивительно. К детскому ходим охотно. Даже на прививку. В детской клинике есть комната ожидания с кучей игрушек. И, опять же, крендель. К зубному вообще летим. Эта доктор, даже если разбудить ее среди ночи, безошибочно назовет 3 Виткины мечты и перечислит всех ее бабушек. У нашего зубного даже Алекс добровольно открывает рот.

А вот к гинекологу я собираюсь. Долго. Месяц, наверное. Уговариваю себя. Думаю о бонусе. Не помогает совершенно! Тоскливо смотрю на мужа. Прошу его заехать в практику. Мне не нужно к врачу! Мне просто зайти в регистратуру, взять рецепт, сделать запись на следующий прием и выйти! Но муж с клиникой работают одновременно, причем, доктор заканчивает значительно раньше. И потому мужу это страшно неудобно. Приходится мне. Я одеваю Алекса, и мы пешком медленно-медленно тащимся в мою женскую консультацию. Метров 400 нам идти.

И вот так раз в полгода. «Да в чем проблема? Это близко, это безболезненно, это просто!» - удивляется муж. До прошлой недели и сама не понимала, в чем проблема. И вот, в середине июня мы с Алексом снова побрели за рецептом. Проделали нелегкий путь, позвонили в кнопочку на подъезде, в надежде, что дверь не откроется. Но дверь открылась через секунду. Я сразу почувствовала неладное. Обычно приходилось стоять у подъезда минуту-другую, чтобы услышать щелчок и грустное ЖЖЖЖ, которое на языке данной практики означало «ВХОДИТЕ». Мы вошли. Все по-прежнему. Но на ресепшн другая помощница. И она нам … улыбается! Мы обнаглели и говорим: «Нам бы рецепт и записаться на октябрь!» А она непринужденно так отвечает: «Очень хорошо! Давайте Вашу карточку!» Мы повиновались, и через пару мгновений получили свой распечатанный рецепт. И следом запись! В удобное для нас время! «Может быть, вас что-то беспокоит?» - очень искренне поинтересовалась ассистентка.  Я совершенно потеряла рассудок от такого вопроса, потому что в этой регистратуре слышала его впервые. «В смысле?» - глупо улыбаясь, переспросила я. «Жалобы, может быть, есть?» «ААЭЭЭ. Нет. Мы можем идти?» «Да, пожалуйста!»

Мы вышли из клиники и тут же почувствовали непреодолимое желание войти туда снова. Удивительное, незнакомое чувство! Конечно, по своему обыкновению, я стала копаться в памяти и пытаться выяснить, в чем причина такой перемены. И, естественно, поняла.

Дело было в помощнице. Вернее, в новой помощнице. Или, скорее, в прошлой помощнице.  Она точно так же нажатием кнопки открывала дверь посетителям, точно так же отправляла в печать рецепт, точно так же записывала на плановый осмотр. Но при этом меня не покидало ощущение, что, сидя за своим рабочим столом, эта тетенька парит ноги. Она краснела, пыхтела, потела. Она как-то молча, но в то же время, очень красноречиво хотела, чтобы я провалилась вместе с моим рецептом и, желательно, ее компьютером. Потому что и открыть дверь, и найти фамилию в программе, для этой тетеньки было бесконечно сложно. Она, конечно, не собиралась терять работу, и окончила компьютерные курсы. И приветливость тоже входила в ее обязанности. И ей было ни капельки не лень! Она выдавала и рецепт, и талончик. Но все эти манипуляции были пределом ее возможностей, разгоняли ее процентов до 98ми. Мне казалось, что, если я задам еще один вопрос, медсестра просто лопнет от перегрузки. А вот она сама знала это совершенно точно, и потому никаких уточнений по поводу самочувствия пациентов, или удобного для них времени приема никогда не делала. Конечно, все это маскировалось вежливыми словами и гримасами. И понять, почему ты чувствуешь себя узурпатором, было совершенно невозможно. Предельная тетенька посылала свои сигналы невербальным способом. И этими сигналами она доводила пациентов до отчаянного самобичевания, призывала их молчать и здравствовать.

Я подумала о нашем старом пылесосе. Мы только недавно от него избавились. Он был симпатичен и компактен. Но староват и слабоват. Каждый раз, как с той женской консультацией, я уговаривала себя заняться уборкой. И каждый раз чувствовала жуткие уколы совести. Выкатывая пылесос из-за шкафа, я подозревала, что любое мгновение может стать для него последним. Оттого мне было жутко стыдно, и я говорила ему: «Я все понимаю, но ты же пылесос! Ты же сам захотел! Тебя же именно для этого купили!» Пылесос не спорил. Он визжал и кряхтел. Гудел и подвывал. И все это он делал так жалобно и обреченно, что мне хотелось попросить у него прощения. Или встать на коленки и сосать вместе с ним. Или даже без него. Пускай бы он отдохнул. Но он сосал. Но пределе своих возможностей. На 98 процентов. Пылесос захлебывался, мы страдали, и, не дождавшись кончины старого, все-таки, купили новый. Это было настоящее чудо! Новый пылесос справлялся со своими обязанностями легко, радостно и охотно, и, проглотив последний клубочек пыли, смотрел на меня и, как бы спрашивал: «Ну что, приступим?»

На случай, если мой будущий работодатель вдруг прочтет этот пост, я очень хочу заметить, что за новый пылесос мы выложили кругленькую сумму. И, восхитившись его способностями, мы все-таки оставили ему прежний объем работ. Не побежали, на радостях, покупать восьмикомнатный дом, или предлагать соседям свои услуги по высасыванию пыли! Мы заплатили за свое хорошее настроение, качественную уборку и симпатичный дизайн! 

Моими открытиями, процентуальными характеристиками и размышлениями о пыли и ресепшене я поделилась с одной знакомой. Рассказывая о лопающихся сотрудниках и их спокойных, расслабленных коллегах, я вспомнила еще одного задыхающегося специалиста.

Каждый раз, приезжая из Германии на побывку, я захожу в ЗАГС моего района, чтобы взять справку о том, что Вита только мой ребенок. Впервые я получила этот документ в 2011 году, вместе со свидетельством о Виткином рождении. Справка действительна в течение одного года по белорусским стандартам, и в течение шести месяцев по немецким. Вита достаточно часто путешествует, и потому мы стараемся регулярно обновлять ее документ. Примерно раз в полгода. При каждой удобной возможности. И вот, не обнаружив очереди, я, тихонечко постучав, в очередной раз открываю дверь кабинета ГЛАВНОГО СПЕЦИАЛИСТА ОТДЕЛА ЗАГС.

- Добрый день! Можно справку?

Вижу – специалист кипит. Вроде бы, просто сидит за компьютером, а, на самом деле, булькает и периодически со свистом выпускает из ушей пар.

 - Вам придется подождать! - говорит она, не отрывая глаз от монитора.

- Долго?

- Не знаю. Лучше всего, приходите во второй половине дня.

- Ой, - говорю я. - Мне же только справку!

Эту справку нужно просто распечатать. И проставить дату. У меня, повторюсь, много таких. В них не меняют ни одной буквы. Подозреваю, что лежит она в папке «2011», в папке «Запись об отце». Скорее всего, файл называется «Борисова». Но, главный кипящий специалист, оторвавшись от компьютера, нервно и громко начала мне объяснять, что она сейчас работает в ПРОГРАММЕ, а ПРОГРАММУ закрывать нельзя! Назвать программу по имени она не решилась, но само слово ПРОГРАММА произносила с каким-то особым выражением, со страхом и трепетом, что ли. И она не могла распечатать мне документ, в то время, когда на ее компьютере открыта ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВО ПРОГРАММА! Похоже, это и был принцип одного окна. Одного, открытого на весь рабочий стол, окна. 

Я поняла, что дело серьезное, оставила специалиста наедине с ПРОГРАММОЙ, и зашла за справкой после обеда. Но вот, пользуясь случаем и своими связями, хочу обратиться к моим друзьям, 98-ВС, которые иногда читают мои посты и скучают по нашим турслетам. Друзья мои любимые! Боги мои компьютерные! А что это за программы такие, с нулевой сворачиваемостью? 1С ЗАГС??? Или это вовсе не таблица, как я думаю, а такая административная игра гражданского состояния? Типа как ТАНЧИКИ? Отвлекся на секунду и все -  ранен, ранен, женат? Ну подскажите, вы же точно знаете!

Моя знакомая, слушая эту историю, ничуть не удивилась и даже не засмеялась. Вместо этого она рассказала мне историю другую, произошедшую с одним знакомым одного знакомого. Человек этот, хоть и не нарушал закона, все-таки вынужден был однажды обратиться в полицию (все это происходило в немаленьком российском городе) за каким-то официальным документом. Кажется, он запросил протокол о краже, но, конечно, я могу и ошибаться. И вот, после колебаний и отговорок, продолжавшихся не одни сутки, ответственное протокольное лицо выдало знакомому знакомой требуемый документ на фирменном бланке с печатью и подписью. На первый взгляд, это был обычный протокол. Только в конце каждого предложения стояла не точка, а буква Ю. Однажды в поезде у меня стащили деньги, и я вызвала милицию прямо в купе. Потом оказалась в участке. Несколько раз пересказала историю таинственного исчезновения красного кошелька. Недели через 2 получила по почте официальную бумагу. Это был бесконечно веселый, лексически и стилистически юмористический документ. И это с нормальными точками! Моя мама так его стеснялась, что кажется, сожгла. Или съела. Не помню.

Так вот, товарищ, протокол получивший, просто оторопел от увиденного. Но не постеснялся уточнить, что сия писанина означает, и почему кругленький маленький, такой привычный значок, указывающий на конец предложения, трансформировался практически до неузнаваемости?

- У нас компьютер выдает букву Ю вместо точки! Что я могу сделать? У меня и так работы выше крыши, не хватало еще протоколы Ваши по сто раз переписывать!

Но переписать, все-таки, пришлось. Потому что пострадавший был настойчив и неумолим. Он никак не мог представить себе, что приложит Ю-шедевр к пакету других официальных документов и отправится с ними в суд. А еще он знал секретные клавиатурные раскладки, которыми и поделился с полицейским. Громко, лаконично и совершенно бесплатно.

Над этой историей я смогла посмеяться далеко не сразу. Сначала мне просто было очень жаль всех ее участников. Особенно протоколописателя. Скорее всего, этот милейший человек прекрасно разбирается во всем, от компьютеров отвлеченном. Но вот, ужасный и злой ПК просто перекрывает ему дорогу к самовыражению. Такая вот глыба, лежащая в первом пролете его карьерной лестницы. Не обойти, не перепрыгнуть. И, натыкав одним пальцем 2 документа в день, прокляв при этом знаки препинания и прочие символы, полицейский служащий чувствует, что выложился на свои 98 процентов.

Так вот, я что хочу сказать. Люди, которые работают на пределе возможностей, это вовсе не плохие люди. И не ленивые. И не вредные. Не безответственные. Даже наоборот, они трудолюбивы и упорны, как мой старый пылесос! Им просто ОЧЕНЬ СЛОЖНО РАБОТАТЬ. А их клиентам очень сложно эту работу принимать. И дело совсем не в технике. Дело у каждого в чем-то своем: написать, пообщаться, переместиться, попросить, поругать, улыбнуться.  Жаль, что приходится тратить на это силы. И очень печально, когда такой камень преткновения, по роковому стечению обстоятельств, становится основным видом деятельности.

А еще я уверена, что с завтрашнего дня вы тоже начнете обращать внимание на тазики с горячей водой и горчичным порошком под рабочими столами сотрудников различных организаций.

Анна Борисова-Хербст 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход