А вот и Вы!
Спасибо, что зашли на Liwli.ru!
Значит, не зря мы публикуем
для вас самое интересное
каждый день!





«Нравится» - чтобы читать Liwli.ru в Facebook
«Поделиться» - чтобы увидели друзья
«Сохранить» - чтобы прочитать позже

ТЕМЫ

Отношения Стиль жизни Семья и дети Животные Мир Путешествия Творчество Знаменитости Интерьер и дизайн Здоровье Еда История

ЧИТАЙТЕ LIWLI.RU В СОЦСЕТЯХ

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники Google+

ВХОД

Войти через FacebookВойти через TwitterВойти через ВКонтакте
Присоединяясь или входя
через социальную сеть, вы принимаете
Пользовательское Соглашение
ТОП Тренды Новое Темы Видео
ТВОРЧЕСТВО

Пронзительный рассказ о том, что всем нам нужны родные люди

Cемья — худшее, что может случиться с мужчиной
Пронзительный рассказ о том, что всем нам нужны родные люди
А ведь на самом деле: нельзя ребенку без бабушки, никак нельзя!

Когда молоко горчит

Надежда Афанасьевна жила одиноко. У неё когда-то были и муж, и любимая работа, и квартира. По прежним, советским меркам, всё для счастливой жизни у Надежды Афанасьевны имелось. Только вот детей Бог не дал. Будучи медицинской сестрой и не понаслышке зная обо всех подводных камнях усыновления, брать чужих детей опасалась – мало ли какая наследственность потом обнаружится... А задний ход уже не дашь. Прожили они с мужем в своё удовольствие двенадцать лет, пока однажды декабрьским вечером он не собрал чемодан и не отбыл налегке к другой – не страдающей хроническим бесплодием. От былого благополучия осталась только квартира.

Конечно, этого можно было ожидать. Если рассудить по справедливости, Надежда Афанасьевна не могла его осуждать – каждый мужчина имеет право на продолжение рода. Но обида залегла на душе нерастаявшей ледяной глыбой. Казалось бы, давно уже кончилась та невыносимая зима, когда впервые в жизни она праздновала в одиночестве Новый год. С тех пор много таких невесёлых праздников провела она. Ну, значит, судьба такая. Многие ещё хуже живут, без жилья маются по чужим углам. Насмотрелась она всякого в больнице своей. Сейчас жизнь её привычно налажена, и, пока была работа, Надежда Афанасьевна чувствовала себя почти счастливой.

А весной она вышла на пенсию. Могла бы ещё поработать, но начальство дало понять: надо молодёжи освободить место. Всё правильно сказали, чего уж там. Молодым надо детей поднимать. А ей некого поднимать. Самой бы с постели подняться. Когда была цель, был смысл, она вставала в шесть утра, бежала в свою больницу, знала: её ждут. Больные её любили. За руки лёгкие – уколы она делала безболезненно. За доброе сердце. За слово тёплое, когда надо сказанное.

Теперь на месте того, что было смыслом её жизни, зияла пустота, воронка. И чтобы дальше жить, требовалось заполнить её чем-то нужным. Поэтому сразу после выхода на пенсию и решила превратить дачный участок в образцовый. И это ей удалось.

Лук-порей, с которым по весне возилась, вымахал ей по пояс. Невиданный лук. Она и не представляла, что в Подмосковье такой бывает. Вот что значит любовь и уход. Надежда Афанасьевна со своими растениями разговаривала. На полном серьёзе. Хорошо, что никто не слышал. А то уехала бы в «дурку», про себя посмеивалась она. Смейся или не смейся, но растения на её добрые слова отзывались – и вот уже квёлый росточек превращался в прекрасный плодоносящий куст.

Есть люди, способные продать песок бедуину в пустыне. Надежда Афанасьевна не из таких. Продавать излишки она не умела. Летом угощала овощами и ягодами соседей по даче. Зимой – соседей по подъезду. У многих дети, им витамины нужны. Принимали дары, благодарили и бежали дальше по своим делам. Дел-то у них много. А она снова оставалась одна. Чтобы убить время, занималась уборкой, читала, пробовала вязать, но быстро забросила это занятие – сильно уставали глаза.

Прошёл Новый год, отгремел петардами, отсалютовал бенгальскими огнями. Судя по криминальной хронике, ничем не отличался он от предыдущего года, когда Надежда Афанасьевна ещё работала в больнице: обморожения, переломы, битые в пьяном угаре физиономии… Она ясно представляла себе, что сейчас творится в её отделении. Наверное, больные опять в коридоре лежат. Всё забито.

Приближалось Рождество. По многолетней традиции, Надежда Афанасьевна к этому празднику пекла разные вкусности – потом, конечно, угощала соседей. Кто это всё есть-то будет…

Третьего января собралась в магазин – купить молока, яиц и свежих дрожжей. Она не признавала сухие дрожжи – только сырые, советские, во влажных брикетиках. Ей повезло: всё купила, и довольно быстро. Народ ещё отходил от новогоднего анабиоза – очередей не было.

Надежда Афанасьевна решила тесто поставить утром. А пока налила молока себе в чашку – скоро ужинать пора, а она ещё не обедала. Разложила печенье из пачки на тарелочку, присела, отдышалась. Попробовала молоко – и почувствовала горечь. Странно. По больничному опыту она знала: у умирающих меняется вкусовосприятие. Почему ей сейчас пришла в голову эта мысль? Как неприятно... В мир иной она пока не торопится. Повертела в руках пакет с молоком, нашла срок годности. С запасом… Встала, критически оглядела себя в зеркало шкафа-купе: нормальная женщина, не молодка, конечно, но хорошо сохранившаяся и ухоженная, что немаловажно.

Что же не так с молоком? Или с ней самой? А может, почудилось? Опасливо, как сапёр по минному полю, приблизилась к кухонному столу. Отпила ещё один маленький глоточек. Горчит. Здрассьте, приехали. Что теперь делать? Снова собираться и идти в магазин? Не делать же тесто на горьком молоке! Надежда Афанасьевна подошла к окну: от фонарей вдоль тротуара лился жёлтый свет, медленно падали снежинки. Красиво. Ну, что ж, надо собираться. Утром обещают мороз, значит, молоко нужно купить сегодня.

Попытка номер два удалась. Надежда Афанасьевна купила молоко другого производителя. Знать бы ещё, что это молоко не горчит, чтоб третий раз не бегать. Оплатив, прямо у кассы открутила пробку, попробовала. Обычный вкус, никакой горечи! Поймала удивлённый взгляд кассирши и вышла из магазина.

Утром она поставила опару, в холодильнике ей на глаза попалась вчерашняя злополучная пачка. Она ведь её так и не выбросила. Принесла из комнаты лупу, прочитала все надписи на упаковке. «Уважаемые покупатели! С претензиями по качеству продукции обращайтесь по телефону»… Эта надпись привлекла её внимание.

– А что? И позвоню! – сказала Надежда Афанасьевна вслух. – Ни стыда ни совести! Продают пачку почти по сто рублей, а его пить невозможно!

Конечно, беседовать было не с кем. Она сразу поняла: автоответчик. «Если у Вас нарекание к качеству товара, сохраните, пожалуйста, упаковку с товаром до того, как с Вами свяжется наш менеджер». «Что делается!» – недоверчиво усмехнулась Надежда Афанасьевна. Но рассказала о своей проблеме. Спокойно, без вызова. Положила трубку и забыла про это. Молоко пока оставила в холодильнике. На всякий случай.

К обеду следующего дня её квартира пропиталась ароматами сдобы, орехов и ванили. Булочки трёх сортов красовались в центре стола, покрытого праздничной скатертью. Это была семейная реликвия, доставшаяся ей от бабушки. Строго говоря, скатертей было две: сначала стелется серая, грубого полотна, а уж поверх – вязанная крючком ажурная белая. И сразу в душе ощущение праздника…
Надежда Афанасьевна собрала волосы в узел на затылке, заколола шпильками. Подкрасила губы и вышла на площадку. Позвонила в одну дверь, в другую – тихо. Вздохнула, спустилась этажом ниже и позвонила в третью дверь. Здесь жили её знакомые, у которых были девочки-близнецы лет семи. Ей никто не открыл.

Поднимаясь на свой этаж, подумала: «Будешь ты сама свои булочки трескать, Надежда Афанасьевна!».

Она выпила чаю с одной булочкой. Включила телевизор. В праздники крутили старые фильмы.

Телефонный звонок застал её за просмотром комедии. Щёлкнула пультом, отключила звук, ответила:
– Я Вас слушаю.
– Добрый день! Надежда Афанасьевна? – поинтересовался молодой женский голос.
– Да, – удивлённо подтвердила Надежда Афанасьевна. Ей редко звонили, тем более посторонние люди.
– Вы оставляли обращение по поводу качества молока.
– А, я поняла! Да, оставляла.
– Я менеджер отдела качества, меня зовут Ксения. От лица компании приношу Вам извинения за неудобства, – чётко проговорила девушка заученный текст.
– Девушка, а у Вас разве сегодня рабочий день? – удивилась Надежда Афанасьевна.
– Нет, я просто вчера не успела до Вас добраться. Дороги толком не чищены…
– Понятно.
– Так вот. Я хотела уточнить, будете ли Вы дома сегодня вечером?
– Конечно, куда я денусь…
– Тогда я подъеду? Мне нужно сделать замену товара и получить от Вас подпись на акте.
– Ничего себе! Вы специально поедете, чтоб привезти мне пачку молока?
– У меня работа такая, – засмеялась девушка.
– Ну, хорошо. Подъезжайте.

Надежда Афанасьевна положила трубку и задумалась. Но ненадолго. Разгладила ладонями несуществующие морщинки на вязаной скатерти. Приготовила две чайные пары, расписные, из сервиза. Вынула из буфета три одинаковые хрустальные вазочки для варенья, наполнила – малиновым, клубничным, крыжовниковым… Было радостно, что есть кого угостить булочками.

Всё было готово, и Надежда Афанасьевна то и дело смотрела в кухонное окно: не идёт ли незнакомая ей Ксения. По тротуару шли люди – мужчины, женщины и дети. Но все проходили мимо, ни одна молодая девушка не намеревалась попасть в подъезд.

Звонок в дверь раздался, когда уже стемнело. Надежда Афанасьевна глянула в дверной глазок, но в подъезде было темно, ничего не удалось разглядеть. Тогда она для верности спросила: «Ксения?» и только потом открыла дверь.

На пороге стояли двое: женщина лет тридцати и голубоглазая девчушка в нежно-розовой курточке и вязаной шапочке в цвет. Было ей года четыре. Женщина поздоровалась.
– Здравствуйте, – повторила за матерью девочка. – Мы приехали.
– Здравствуйте! – улыбнулась Надежда Афанасьевна. – Хорошо, что приехали, проходите.

Сначала была официальная часть встречи. Ксения поменяла бракованную упаковку молока на новую. Надежда Афанасьевна расписалась в бумагах, достала из буфета третью чашку и пригласила гостей к столу.

Девчушка объявила, что её зовут Алисой, и уселась в кресло у стола. Она с интересом рассматривала булочки и спрашивала:
– Почему все булочки разные? Почему они в разных вазочках лежат? А кто придёт к вам в гости? Кого Вы ждёте?

Надежда Афанасьевна еле успевала отвечать на вопросы. А Ксения приструнила дочку:
– Алиса, ты, видно, забыла, о чём мы договаривались?
– Я не забыла, мама, – девочка слегка наклонила голову, взглянула на мать исподлобья.
– Почему тогда я должна тебе замечания делать? Мне надо спуститься к машине на три минуты. Веди себя скромно, пожалуйста.

С чаепитием решили повременить до прихода Ксении. Она пообещала скоро вернуться и ушла, захватив с собой бракованное молоко.

Алиса дождалась, когда за матерью закрылась дверь, и тихо спросила:
– Я хочу ещё спросить. Можно?
– Конечно. Спрашивай, деточка, – Надежду Афанасьевну умиляли дети такого возраста, самые почемучки.
– Можно мне булочку попробовать?
– Ой, конечно, бери на здоровье, – Надежда Афанасьевна придвинула ей чашку чая и блюдо со сдобой.

Алиса откусила маленький кусочек и улыбнулась:
– Как вкусно!
– У бабушки всё равно вкуснее, наверное?
– Нет. У меня нет бабушки.
– Ох, как плохо. Может, она далеко живёт?
– Нет. У меня совсем нет бабушки. А маме некогда печь. Я давно прошу пирожки с яблоками и корицей – не печёт!
– Плохо человеку без бабушки, – вздохнула Надежда Афанасьевна. – Ну, маму можно понять, работы у неё много.
– Ага, – Алиса прикончила первую булочку-малютку и потянулась за второй.
– Возьми теперь другую попробуй, вот эту, с ореховой крошкой.
– Спасибо, – поблагодарила Алиса и, подумав, предложила: Если хотите, будьте моей бабушкой!

От неожиданности Надежда Афанасьевна слегка покраснела, но согласилась:
– С удовольствием! Как можно не хотеть быть бабушкой такой прекрасной девочки!
– Договорились? Ура! – ликовала Алиса.

В прихожей открылась дверь. Вернулась Ксения. Она принесла корзину разных продуктов, каждого по упаковке: кефир, топлёное молоко, сметану, творог, йогурты. Она вручила удивлённой Надежде Афанасьевне корзину, объяснила:
– А это от компании – возмещение морального ущерба, – и улыбнулась.
– Вот это да! – восхищённо пробормотала Надежда Афанасьевна. – Спасибо!
– Мама! А у меня теперь есть бабушка! – объявила Алиса.
– Простите, Надежда Афанасьевна, у Вас своих забот хватает. А моя мартышка сегодня превзошла себя, – Ксения грозно взглянула на дочку.
– Никакая она не мартышка. Хорошая девочка. И я согласна быть её бабушкой, – засмеялась Надежда Афанасьевна.
– Ничего себе, – проговорила Ксения и посмотрела поочерёдно на дочь и на хозяйку квартиры.

Неделю спустя Надежда Афанасьевна выбрала в магазине сочные яблоки и подошла к стойке со специями. Ей срочно нужна была молотая корица.

Автор: Елена Здорик
Liwli.ru   18.02.2016
Поделиться в FacebookПоделиться в ВКонтактеПоделиться в OK
Мы в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Однокласники
Нравится!
Что вы об этом думаете?
Комментарии: 6

Комментарии

Еще в тему:

Две вещи, от которых зависит длительность отношенийПавел Воля о семьеГорькая правда о тридцатилетних

Это интересно!

10 вещей, которые не нужно покупать новыми
Правила привлечения денег по-женски
Как жить роскошно, не тратя деньги
5 мудрых притч о деньгах и о том, что за них не купишь

Дальше больше!

Видео

Расскажите свою самую интересную историю

На Liwli.ru это по-настоящему просто! Для всех!

ВХОД