ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ТВОРЧЕСТВО

История любви с французским акцентом

2017-05-16 История любви с французским акцентом
История любви с французским акцентом
Для тех, кто любит котиков и мимишные любовные истории с французским шармом!
Для тех, кто любит котиков и мимишные любовные истории с французским шармом!

Кот по имени Феодор Де Труа Мускетер, сын Арамиса Де Труа Мускетера и внук  Макса Дю Волкон де ла Сюфриер, был домашним питомцем русской эмигрантки Таис Гроссан, в прошлой российской жизни носившей простое ФИО Таисия Борисовна Петренко. Она жила во Франции уже 10 лет и была хозяйкой небольшого отеля на восемь номеров в Бордо.

Великолепный серый бархатистый кот истинно французской породы «шартрез», известной аж с 16 века, проживал вместе с хозяйкой в одной из комнат мини-отеля «Сент-Ив». И Таис  вполне понимала и уважала ту честь, которую он оказал ей, простой эмигрантке из Самары, согласившись коротать свой кошачий век в простом малобюджетном  отеле.

Inna2.jpg

Ни разу за шесть лет совместного проживания, она не наступила на аристократический  хвост, не сказала ему плебейское «кис-кис» и не осквернила воздух мини-отеля пренебрежительным «брысь». Обращение к коту всегда было корректным и вежливым, «Фео» сменялось на «Феодор», а иногда, в особо волнительные моменты она душевно говорила ему по-русски «Федя».

Возникновение этого человечье-кошачьего мезальянса было удивительным.

Тогда, шесть лет назад, Таис только что развелась со своим французским мужем, этим самым Жаном Гроссаном, подарившим ей звучную фамилию, гражданство, хорошее знание французского языка, но так и не подарившем самого главного – маленького ангелочка, ребеночка… В общем-то, это и было причиной развода – Таис хотела тетешкаться с младенчиком, а Жан руководствовался популярным тезисом Carpe diem (лови момент). На том и разошлись.

Таисия тем временем стала хозяйкой мини-отеля (конечно, с помощью ипотечного кредита), повесила на окна занавески, о которых французы говорят «пети ридо». Произвела перестановку в столовой, образовав уютное пространство для завтраков, и расставила маленькие столики с изящными стульчиками…  Все было хорошо.

Но душа томилась…

В один из периодов безотчетной  грусти Таисия прочитала объявление о продаже котенка на соседней улочке. На глаза набежали слезы, а потом она и вовсе всхлипнула: «Хочу котенка!», и, бросив все дела, Таис поспешила по указанному адресу!

Она оказалась у дубовой двери старинного особняка, изъеденной вредоносными жучками пару-тройку веков назад, никак не меньше. Ей-ей, похоже, котик живет как герцог, - подумала Таис.

Молодые хозяева старинного дома провели ее в большую комнату и  предложили сесть к  столу. Хозяйка вытащила откуда-то из своего широкого рукава маленького котенка и поставила на древний стол. Такой приятный фокус – только что на столе было пусто, а теперь по нему идет, заваливаясь то на одну то на другую лапу, серый пушистый комок.

Глаза Таис наполнились умильными слезами… и  участь котенка была решена. Заплатив астрономическую для нее сумму 600 евро, Таис покинула старинное здание вместе с новым питомцем, названным в честь ее русского происхождения Феодором.

Так Фео стал Тоськиным котом. Паспорт, выданный новому поселенцу отеля «Сент-Ив», поражал своими титулами, вензелями и печатями.

Тоська искренне дивилась кошачьей голубой крови, тогда как  о своем пролетарском происхождении она знала не многое – только имена да отчества ближайших бабушек и дедушек, живших под Самарой…

Как и многие другие коты, Феодор искренне считал, что это не он питомец Таис, а, наоборот, она создана для того, чтобы ему, Фео, создавать комфорт и радовать его взгляд. Поэтому, когда Таис суетилась, встречая очередных постояльцев отеля, Фео неодобрительно на нее поглядывал со стойки регистрации, где он важно восседал в такие моменты. Вместо того, чтобы гладить его и чесать за ухом, глупая хозяйка опять приволокла чужих людей и теперь пытается сдвинуть Фео со стойки для того, чтобы гости могли заполнить все документы.

«Фео, дорогой, не мог бы ты подвинуться, мальчик мой. У нас совсем нет места».

Гости были в восторге от такого важного администратора и с удовольствием теснились на маленьком свободном участке стола.

«Какой милый котик, его зовут Фео? Можно его погладить?»

«Ладно», - как будто соглашался Фео, и отворачивался в то мгновение, когда к нему тянулись руки. За такие звездные моменты он прощал Тоське всех этих чужаков. Уж больно неравнодушен был Феодор к людскому  вниманию.

Далее Фео провожал гостей к их номеру. Вокруг него опять суетилась Таисия, пытаясь  обогнать и выхватить из его лап внимание публики, но Фео не ускорял своего аристократического шага и не поддавался на Тоськину провокацию. «Фео, будь так любезен, дай мне пройти вперед, я покажу нашим гостям их номер». Но кот прекрасно владел навыками крутить восьмерки под ногами и помахивать кокетливо хвостом, не давая никому ни единого шанса обойти его. Тоська смиренно тормозила и могла лишь вперед протянуть руку, открывая дверь комнаты.

Гости, приезжающие в отель, изрядно  веселили высокородного кота – то парочка молодоженов целыми днями возится и кряхтит в номере, не желая выходить даже на завтрак. То солидный нотариус из Нанта, слегка приоткрыв дверь номера, весь день шуршит документами и поблескивает стеклами очков. То работники какой-то социальной службы весь день болтают, шумят в номере, потом выходят в коридор и, видя наблюдающего Феодора, начинают сюсюкать и пытаются погладить.

Когда же гости покидали «Сент-Ив», почти все оставляли чаевые именно для месье кота. Тоська смотрела на купюру в 10, а то и в 50 евро и ворчала: «Ну, где справедливость? Я с утра до ночи как пчелка тружусь в отеле. А чаевые получает кот-бездельник!» В этот момент она бросала нежный взгляд на Фео и добавляла: «Умничка, котик, ты заработал для мамочки лишние денежки. Сегодня куплю тебе твой любимый тунец.»

Слово «тунец» Фео знал и на этот месте облизывался.

А еще у мадам Таис и ее высокородного кота была свои семейные традиции. Когда погода позволяла, Таис садилась за маленький столик во дворе отеля с кружкой кофе, а кот разваливался под кустом камелии. Далее следовали примерно такие разговоры:

«Федя, наконец, весна... Как хорошо, что мой кредит уменьшается быстрее, чем я ожидала. Еще три года, Федя, и я буду свободна. И можно будет серьезно подумать о том, как мне стать матерью…», - иногда она называла кота по-русски, в память о родине.

Кот продолжал нежиться под лучами утреннего солнца и слегка шевелил хвостом.

«Ох, - вздыхала Таис, - мне уже 35 лет, а в этом вопросе перспективы очень расплывчаты. Ни мужа, ни любовника. Откуда взяться ребеночку?»

Фео глубокомысленно провожал взглядом пролетавшую мимо муху…

***

Дом, вплотную примыкающий к отелю «Сент-Ив», долгое время пустовал. Кажется, хозяева уехали в Африку с какой-то благородной миссией.

В один из весенних дней туда незаметно въехал некий молодой мужчина. Его переезд остался не замеченным по простой причине - он вошел в дом лишь со спортивной сумкой и ноутбуком, а размещение заняло пять минут.

Неизвестный жилец жил по соседству уже месяц, когда, наконец, о его существовании стало известно месье коту, который в один из очередных обходов территории обнаружил незакрытую входную дверь и незаметно вошел внутрь. Там он обнаружил хаос, который некоторые творческие личности называют художественным беспорядком.

Крадучись, он последовал дальше, и в одной из комнат обнаружил мужчину, неподвижно сидевшего за ноутбуком. Мужчина был странный – на голове нечесаные вихры, квадратные очки, всклокоченная борода. Одет он был тоже странно – в яркую рубашку с цветочек и джинсы, заляпанные краской.

Фео настороженно замер, так как в очках нового жильца отражались какие-то двигающиеся картинки, судя по всему – отражение от монитора.

Любопытство и смелость были прирожденными качествами всего рода Мускетеров, но у Фео они выражалось более явственно, поэтому он, не медля ни секунды, выскочил на середину комнаты, как пушистый серый призрак, и быстро направился к мужчине за компьютером.

Арно Жаме, так звали этого мужчину, чуть не свалился с вращающегося компьютерного кресла от неожиданности!

Так произошло их знакомство. Им понадобилось несколько минут, чтобы восстановить спокойное  сердцебиение – кот занял удобную позицию, чтобы наблюдать за двигающимися черточками на компьютере, а Арно признал в госте соседского кота, которого он часто наблюдал из окна, впрочем, как и его хозяйку.

«Кажется, тебя зовут Фео, дружок», - обратился к коту человек.

Фео отреагировал благосклонно на его осведомленность – взглянул на него и  вновь обратился к компьютеру.

Арно продолжал:

«А вот имя твоей хозяйки я не знаю. Она симпатичная. Такая живая и веселая, и чуть чуть сумашедшая. Так мне показалось… Зачем она, например, с тобой разговаривает в саду? Я видел несколько раз эти сцены…Ой, хотя…»

Тут Арно засмеялся, потому что только сейчас осознал, что и сам разговаривает с котом.

Фео  одарил нового знакомца упрекающим взглядом и пошел дальше обследовать дом. Арно последовал за ним: «Кот, я художник, живу тут больше месяца. Это дом моей сестры, она не скоро вернется. Я – графический художник, ну знаешь, теперь рисуют прямо в компьютере. Вот и я так рисую. Нет, иногда я сажусь за мольберт и пишу масляными красками. Пойдем, я тебе все покажу.»

Они пошли гулять по большому дому, обследовать весь этот художественный беспорядок - рулоны бумаги, банки с красками, мольберт, пустые грязные тарелки и неопрятные крошки. Фео попытался отряхнуть свои бархатные лапы от грязи и даже недовольно мяукнул.  Арно пожал плечами: «Извини, брат, я не ждал сегодня гостей…»

Так они провели вместе весь день, и Фео не собирался  уходить.

«Пожалуй, твоя хозяйка тебя обыскалась, пойдем, наконец, с ней знакомиться…»

Он выглянул в окно и увидел Таис, стоящую посреди дворика. Она ему нравилась. Чуть полноватая, но подвижная и энергичная, она прямо лучилась каким-то светом. Арно вздохнул, куда ему до нее с его вечными депрессиями и самокопанием. А то, что у него рубашка в легкомысленный цветочек – так это Аманда подарила, его сестра, как раз для того, чтобы он меньше грустил.

Он взял кота на руки и отправился к Таис.

***

Уже смеркалось, и Тоська собралась разволноваться из-за отсутствия Фео, но еще не набрала обороты, когда у калитки появился незнакомец с ее котом в руках.

«Извините, я ваш новый сосед, меня зовут Арно. Ваш кот сегодня оказал мне честь своим посещением. Я живу в этом доме», - и он махнул рукой на соседский дом.

Фео вырвался из его рук и скрылся в кустах камелии, а двое взрослых людей застенчиво топтались у калитки и еле выдавливали из себя неловкие слова.

Вот что было в голове у Таис: «Как новый сосед? Когда? Почему я не знала? Симпатичный… Акцент северный, может, из Парижа…»

Арно: «Разве может быть такой голубой цвет у обычных человеческих глаз. В ней есть  что-то от Ренуара. Так, о чем мы говорили… Да», - и он продолжил в голос:

«Если позволите, я бы хотел порисовать вашего кота, если , конечно, он сам не будет против… Да, забыл сказать, я – художник,  нахожусь тут в длительном отпуске…»

И еще несколько минут шел этот неуклюжий разговор, который совершенно никак не ассоциировался с французской галантностью, а наоборот, очень походил на неловкое топтание двух застенчивых слонов в одной небольшой посудной лавке.

К концу разговора, Таис, наконец, смогла вернуть себе самообладание и вполне уверенно выдала разрешение на то, чтобы ее кот, как обычно, гулял сам по себе в соседском доме и был запечатлен на холсте… или бумаге… или на цифровых носителях…

… Да, парижский художник-график, брат соседки Аманды, вроде надолго…

Она зашла в дом на ватных ногах.

***

Так Фео стал моделью Арно. Абсолютно добровольно. Арно с утра оставлял для него приоткрытой дверь, и Фео завел за правило сразу после завтрака у Таис заглядывать к другу-художнику. Славный отпрыск аристократического рода усаживался на подоконник и разглядывал улицу, а также дворик своего дома – отеля «Сент-Ив». В эти спокойные моменты Арно оставлял свой ноутбук и торопился сделать несколько мазков кистью на холсте, где уже виднелся набросок гордой фигуры Фео.

Общение Арно и Таис стало постоянным. Перед каждой встречей, сопряженной с возвращением Феодора, у обоих наших героев случались маленькие панические атаки.

Арно пытался расчесать непослушные кудри и уложить в каком-то порядке бороду, а Таис еще с обеда крутила на свои русые локоны старые папильотки.

Оба, наконец, произвели ревизию своего гардероба и выделили особо привлекательные вещи, которые теперь были на изготовке…

Оба вечером перед сном  смотрели на соседские окна, пытаясь увидеть силуэты друг  друга. Иногда обоим это удавалось, и тогда Таис в ужасе скрывалась в глубине комнаты, а Арно тяжело вздыхал и ругал себя за малодушие и трусость.

Она ему нравилась, эта русская женщина. Раньше, когда он жил в Париже, он на таких женщин не обращал внимания. Считал, что они слишком домашние и простые. У него было несколько романов с женщинами из его круга – богемы. Романы были искрометные, волнующие, драматические. Но все они заканчивались… Искры затухали, волнение улетучивалось, драма надоедала.

Теперь ему было стыдно за свой сплин. Как глупо выглядели его дурацкие поездки в Гималаи и Вьетнам за поисками истины. Какими пустыми и высокопарными были его рассуждения о предназначении художника быть одиноким.

И вот теперь через окно и 50 метров расстояния до ее двора, где она сидела у куста камелии, он чувствовал ее тепло и доброту,  ему так хотелось к ней…  Наваждение. Он стряхивал его резким движением лохматой головы и возвращался к компьютерному креслу…

Так бы и длилось это вялое томление, если бы не смелый поступок славного Феодора!

Однажды он отказался идти домой,  и Арно никак не мог его поймать или уговорить. Был глубокий вечер и ему пришлось позвонить в отель и попросить Таис прийти самой за котом.

Она разволновалась, надела новый сарафан в горошек и пришла затемно.

Арно открыл дверь, и она отметила его чистые джинсы и отглаженную футболку, а он заметил насколько прозрачная ткань у ее сарафана в горошек.

А этот то ли глупый то ли умный кот никак не желал даться им в руки и устроил настоящий квест – «Поймай меня, если сможешь».

Двое взрослых людей гонялись за ним по двум этажам большого дома, пока не свалились в очередном нагромождении  «художественного беспорядка», и это было так смешно, что сначала они хохотали, а потом целовались, а потом и вовсе забыли про проказника Фео…

Фео тем временем сидел на подоконнике дома Арно и смотрел на развевающиеся от ветра занавески отеля «Сент-Ив», а также на свой любимый цветущий куст. «Наконец, у Тоськи будет ребенок…», - подумал кот и зевнул. Потом  спрыгнул вниз и благополучно прошел во двор «Сент-Ива», совершенно не заботясь о дальнейшей судьбе хозяйки, - он своим аристократическим нюхом чуял – все будет хорошо.

***

Через год Таис, наконец, тетешкалась с младенчиком и по-прежнему разговаривала с Фео: «Он такой славный, Федя, весь в отца! Я их так люблю, обоих…  И тебя, конечно, Фео, тоже, что бы я без тебя делала…»

Фео посмотрел на хозяйку своими желтыми глазами и чуть заметно помахал хвостом. Все шло по его плану.

Он ловко спрыгнул и пошел к стойке администрации -  кажется, там пришли очередные гости. У него ведь работа – быть символом отеля «Сент-Ив».  Последние отзывы на Booking  так и пестреют упоминаниями о великолепном умном коте с длинным французским именем. 

Чем не «Кот в сапогах»!

Inna3.jpg

Inna Frank

Inna Frank
279 2

Что вы об этом думаете?

Вход
Liwli.ru — открыт
для ваших мыслей!
Сообщество на сайте: 59 283
Сообщество в соцсетях: 402 294
УЗНАТЬ БОЛЬШЕ
Вход