А вот и Вы!
Спасибо, что зашли на Liwli.ru!
Значит, не зря мы публикуем
для вас самое интересное
каждый день!





«Нравится» - чтобы читать Liwli.ru в Facebook
«Поделиться» - чтобы увидели друзья
«Сохранить» - чтобы прочитать позже

ТЕМЫ

Отношения Стиль жизни Семья и дети Животные Мир Путешествия Творчество Знаменитости Интерьер и дизайн Здоровье Еда История

ЧИТАЙТЕ LIWLI.RU В СОЦСЕТЯХ

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники Google+

ВХОД

Войти через FacebookВойти через TwitterВойти через ВКонтакте
Присоединяясь или входя
через социальную сеть, вы принимаете
Пользовательское Соглашение
ТОП Тренды Новое Темы Видео
ТВОРЧЕСТВО

Краматорск

Большая трагедия встретить любовь всей жизни не в то время
Краматорск
Это рассказ о войне, поэтому страусы могут заниматься своим любимым делом

Лазурь! Бескрайняя лазурь. Толи небо утонуло в море, толи море выплеснулось в небо. Не зря турки называют его Белым. И убедиться в этом можно легко, выйдя на берег ранними летними утрами, когда граница Средиземного моря на горизонте размывается миражем испарений поверхности воды. При этом, если окунуться в переливающуюся синь, получаешь абсолютно не передаваемые ощущения легкости пребывания в этой, как сегодня, прохладной, июльской, солено-тягучей и, скорее бирюзовой, консистенции. Тихий шелест прибоя о гальку и размеренное покачивание на волнах. Хотя, ничего сверхъестественного. Простой Бельдибийский гостиничный пляж. В банальной Турции, в гуще пляжей между Анталией и Кемером. Даже не хочется выходить из воды на берег. Но надо идти. Сейчас после завтрака к бассейну придут моя жена и дочь. Нужно показать им шезлонги, которые удалось занять. Но, пожалуй, быстро выбраться из воды по гравию не удастся. Придется купить обувь для плаванья. Каменистое неровное дно и волны прибоя то подгоняют к прибрежной кромке, то затягивают обратно в воду. На мраморной набережной ледяной летний душ бодрит и одновременно смывает соль морского купания. Утренняя тишина. Только шум прибоя и цикады. И еще запах хвои вперемешку с дымком кухонного гриля. Бреду на лобби возле бассейна в предвкушении чашки кофе по-турецки.

- One coffee, please, – заказываю кофе за барной стойкой у смуглого бармена, неопределенного возраста, и больше похожего на цыгана, чем на турка.

У барной стойки сидит представитель туроператора. Он улыбается и приветливо кивает мне. Кивком головы отвечаю ему. Он завтра повезет нас на шопинг в Кемер.

- С молоком? – почти без акцента спрашивает бармен. Похоже, они тут почти все говорят по-русски.

- Нет, спасибо, - отвечаю, недоумевая по каким признакам обслуживающий персонал, определяет, что я скажем не немец или поляк.

Беру чашку кофе и иду к бассейну. Кемер. Какое-то неприятное слово. Наверное, потому, что созвучно со словом химера - чудовище с головой и шеей льва, туловищем козы, хвостом в виде змеи. Но у меня Кемер, непонятным образом ассоциируется с Краматорском. Кемер – Крамар (уменьшительно-ласкательно на военном диалекте). Фу ты, чур меня, чур!

А ведь после освобождения Краматорска от сепаратистов и до его обстрела ракетами российской системы РСЗО «Смерч» (реактивная система залпового огня) служба в этом городе была, наверное, мечтой любого АТО-шника (участника антитеррористической операции). Ну, я имею в виду тех, кто на передовой «сидел». К тыловикам это не относится. Тогда в этом городе находился штаб проведения АТО. Столовые и бани, хороший военно-полевой госпиталь, аэродром, магазины и парикмахерские. И при этом – сектор «С» зоны АТО. Со всеми соответствующими статусами, оплатами и снабжением. Но в этой коллизии сможет разобраться, пожалуй, только сведущий в таких делах человек. Простому обывателю не понять, как это – с одной стороны место проведения боевых действий, а с другой стороны - рай?!

Моих близких с завтрака пока нет, и я ложусь на шезлонг под зонтиком, потягивая утренний горький напиток. Сейчас бы закурить, но я бросил. Сразу после демобилизации. Я ж до войны лет 15, да нет, все 18 лет не курил. А тут вот, где-то после полугодичного моего участия в войне, в аккурат после Изваринских боев, я неожиданно встретил своего одноклассника - отца моей крестницы, который дал мне «с барского плеча» блок сигарет. И оставшиеся полгода, вплоть до самой демобилизации пришлось курить. Да, Юрий Борисович, «удружил» ты мне! Хотя я сам – дурак, мог бы и не начинать. Ну, правда и мне пришлось поучаствовать в его военной судьбе, можно даже сказать, что «отомстил». Но об этом чуть позже. Я ведь на вторую ротацию под Донецкий аэропорт ехал через штаб АТО, как раз чтобы, в том числе, повидаться с Юркой. 

Так выходит, что с Юрой я дружу уже целую вечность. Когда именно мы, в знак дружбы, пожали друг другу руку, я не помню. Но скорее всего это было в 2-х летнем возрасте где-то в 1973 году в яслях (детском дошкольном заведении советского образца) в группе продленного дня. Где нас оставляли родители для того, чтобы самим ходить на работу, на кораблестроительный завод. А потом, мы успешно перешли в  один и тот же детский сад от завода. Затем была школа с учебой в параллельных классах. Общие интересы, спорт, девчонки, дискотеки (это то, что было вместо ночных клубов). Примечательно было и то, что по окончанию школы мы вознамерились, не сговариваясь, поступать в военные училища. В разные: Юра хотел в Рязанское десантное, а я – в Благовещенское общевойсковое училище на факультет морской пехоты. Ну, куда же еще! (Эва, куда меня понесло в мыслях! И чего только не вспоминается на отдыхе?!) Но, правда, в военкомате Юрку отговорили писать заявление на поступление в Рязань, якобы из-за отсутствия туда разнарядки. И он написал заявление, и естественно же - в Благовещенск. И удивительная штука вся заключалась в том, что к моим родителям в гости, как раз в это время, приехал мой дядя, военный офицер, подполковник и афганец. Весь в орденах и красивой форме. Авторитетом своим переубедил  и, схвативши меня за ухо, отвел к военкому, чтобы переписать заявление на поступление в артучилище в Хмельницком, которое он, мой дядя, в свое время благополучно закончил. И именно поэтому мы с Юркой разъехались в разные стороны Советского Союза сразу после школьного выпускного вечера. Он полетел самолетом в Благовещенск, я поездом протрясся до Хмельницкого. Правда, спустя годы, по выпуску из училищ, съехались мы служить в родной город. И, опять же, без предварительного сговора, оба быстро и по очереди уволились из рядов армии, уже украинской. После армии я в бизнес подался, а он на госслужбу – налоговым инспектором. А женился он первым, и у его старшей дочери я был крестным отцом. Потом работа и семейная жизнь закружили, встречаться мы стали все реже и реже. В основном случайно или по очень серьезным поводам. А вскоре я по контракту переехал работать в Одессу, сначала сам, а потом и семью свою перевез. Как-то так… И наверняка бы наши пути-дороги окончательно разбежались, если б вдруг не жизненные форс-мажорные обстоятельства. Кто бы мог подумать, что юридический термин из трех умных слов одновременно может обозначать огромный пласт исторических, можно даже сказать - эпохальных изменений! Война! Называть это, конечно, можно по-разному. Гражданская война, гибридная война, интервенция, оккупация, антитеррористическая операция. А может просто - относительно компромиссное развязывание геополитического и финансового кризиса. Оставлю определение данного явления профессиональным аналитикам, коих развелось в последнее время предостаточно. Не могу удержаться, чтобы не описать мое не слишком лицеприятное мнение об изобилии и качестве этих так называемых экспертов. Унитазных экспертов. Это те, на мой взгляд, мыслители, которые сидя на унитазе постят в социальных сетях мега важные советы и, безусловно, единственно верные способы разрешения насущных проблем, причем во всех областях. И при этом имеют абсолютно телевизионно-газетное представление обо всем и в своей жизни, как правило, палец о палец не ударили. Ну да Бог с ними, с экспертами-аналитиками. Только факт остается фактом – форс-мажорные обстоятельства снова свели меня и Юру. А случилось это на спортивной площадке перед столовой воинской части отдельной аэромобильной бригады. Где я, как мобилизованный офицер проводил занятия с солдатами 1-ой мобилизационной волны по развертыванию гаубиц в боевое положение.

- Товарищ майор, - услышал я за спиной подозрительно знакомый голос.

- Кум, ты что ли? А что ты тут делаешь? Ты ж начальник районной налоговой инспекции? – недоумевал я.

- Да вот так вот. Призвали, - ответил Юра.

- Давно в части?

- Второй день. Я командир взвода у химиков. Я смотрю - ты майор, а я чего-то по званию остался старшим лейтенантом. Хотя, в налоговой у меня звание полковника. А ты давно тут сидишь?

- Второй месяц. Слушай, Юра, у меня еще занятия. Ты в какой казарме обитаешь? Я к вечеру забегу.

- В казарме второго батальона на 3-м этаже, - ответил Юра.

- Ну, давай тогда! До вечера! - попрощался я и вернулся к занятиям…

Несмотря на то, что с того времени прошло чуть более года, достаточно реалистично припомнились практически все детали нашей неожиданной встречи в конце апреля 2014 года. Тогда было значительно холоднее, чем сейчас. А сейчас пляжный зонт не покрывает своей тенью все мое тело, и солнце слегка припекает ступни ног. Но меня это нисколько не беспокоит, и я постепенно погружаюсь в сладкую дремоту. Так о чем это я? Закурить бы. Тьфу! Ах да, о войне. О дружбе. О курении, черт его возьми! Но все-таки я Юре «отомстил» за сигареты, переманив его по завершению нашей первой ротации в зоне проведения антитеррористической операции на востоке Украины в августе 2014, из подразделения химиков-огнеметчиков в артиллерийский дивизион. И моя вендетта состояла в том, что на поверку взвод огнеметчиков оказался не подразделением камикадзе для участия в кровавом рубилище на передовой, а при-штабным, и практически караульным взводом у резко поумневшего, после событий Изваринского котла, управления нашей бригады. Таким образом, мой кум попал как раз в самый «замес», то есть, я еще сидел на полигоне с бойцами второй волны мобилизации в ожидании новой техники, а он уже умчался командиром взвода охранения первой гаубичной «батарейки» в район Донецкого аэропорта. И пока я вместе с двумя командирами батарей путешествовал по базам хранения военного вооружения всей страны в поисках новой боеспособной техники на весь дивизион, Юрий Борисович уже получил осколочное пулевое ранение в палец правой руки. Правда, от своего же стрелка, который впопыхах и случайно при выезде на боевую операцию разрядил крупнокалиберный пулемет в люк собственного БТРа, а кум мой в это время, наверняка, показывал ему весьма неприличный жест пальцем правой руки. Так что осколок пули рикошетом засел в кумовой руке. Другого логичного и подходящего объяснения сему происшествию я не нахожу. Стрелок потом, конечно же, извинился перед своим офицером. Но у Юрия Борисовича как видно сильный ангел хранитель, который заставил пулеметчика из всей поверхности своего командира для попадания выбрать, пожалуй, самое неопасное место тела – безымянный палец! Я узнал об этом происшествии по телефону, когда с двумя комбатами собирался уже возвращаться в часть за рулем волонтерского джипа после очередного отбора нужной техники на базе хранения в Харьковской области. По телефону мне Юра сказал, что завтра поедет в Краматорский военно-полевой госпиталь и тут я вдруг отчетливо понял, что отпуск мой на этой войне чересчур затянулся. Больше прятаться за спины других не пристало мне.

Вскоре по возвращению из командировки, поступил приказ на выдвижение двух офицеров нашего дивизиона в окрестности Авдеевки. Первый, то есть я - в помощь командиру одной из наших батарей, а второй, Владимир Григорьевич (позывной Днестр) - корректировщиком артиллерийского огня на самый «передок» под взлетно-посадочную полосу Донецкого аэропорта. Ехать до зоны АТО предстояло на пассажирских автобусах. В родных пенатах, то есть в части нас выпроваживали честь по чести - заместитель командира бригады, Иван Иванович, патриотическую речь задвинул на плацу перед отъезжающими, а таких собралось, почитай, целый батальон и нас двое. Приглашенный по случаю Иваном Ивановичем батюшка перед строем всех благословил. И весь личный состав, вереницей проходя мимо командира и священнослужителя, получил в руки иконку с крестиком и священной воды с метелочки. Ну, а наш командир дивизиона, Геннадьевич, более реально подбодрил меня и Григорьевича - на дорожку напоил домашним вином из бутылки из-под газированной воды, чтобы в дороге не скучали, ведь путь предстоял неблизкий, да еще и с ночевкой в Крамаре. Глотнув на посошок бодрящей жидкости, мы с Григорьевичем скинули наши рюкзаки на заднее сиденье автобуса и заняли свои места в салоне. Бронежилеты, каски и автоматы сложили в проходе между сиденьями. Вскоре вся процессия автобусов двинулась через КПП в путь-дорогу и семисоткилометровый путь был проделан, с короткими остановками по малой нужде, примерно за 12 часов. В дороге мы с Григорьевичем за бутербродами и коньячком из бездонных фляжек обсудили все вопросы спорта и политики, вспомнили события первой ротации, помянули погибших и тех, кто не с нами. В общем, ночной Краматорский штаб АТО принял нас кромешной тьмой и туманом, где мы в бодром состоянии духа и тела перегрузились на штабной УАЗик под управлением хитрого прапорщика дивизиона по прозвищу Стопудовый, который был тут практически местным и наслаждался пребыванием в АТО-шном рае. Он довез нас до вкопанных по самую крышу палаток нашего расположения при штабе бригады. Так, что сам город удалось рассмотреть только из окна автобуса в ядовито оранжевом свете ночных уличных фонарей. И впечатления от города, на фоне внутренних переживаний по поводу возвращения на линию фронта, остались не лучшими. Наутро, после завтрака, мы с Григорьевичем пересели на «мотолыги» (МТЛБ – гусеничный тягач), в которые накануне установили пулеметы, но не успели пристрелять и в сопровождении БТРов разведки продолжили путь к месту назначения. А с Юрой в Краматорске мы разминулись - его перевели в госпиталь в Запорожье, а я уехал в расположение «батарейки» в полях под Авдеевкой…

- Папа, папа, ты идешь со мной с водной горки кататься?! – слышу сквозь полудрем голос своей девятилетней дочери, которая бросила на меня свое полотенце, разулась и со всех ног уже засеменила к бассейну. Я смотрел ей в след и видел, как ловко она взбирается на лестницу аттракциона на фоне затянутых утренней дымкой величественных турецких гор. Это вам, скажу я, не Краматорск.

31.03.2016г.

Поделиться в FacebookПоделиться в ВКонтактеПоделиться в OK
Мы в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Однокласники
Нравится!
Что вы об этом думаете?
Комментарии: 0

Комментарии

Еще в тему:

"Кукушка" в исполнении 12-летней Даши Волосевич15 смс, в которых опечатки сделали их шедеврами!Сила духа: военные-инвалиды в сексуальной фотосессии

Это интересно!

5 мудрых притч о деньгах и о том, что за них не купишь
Как жить роскошно, не тратя деньги
Сколько весит миллион
5 самых нелепых штрафов

Дальше больше!

Видео

Расскажите свою самую интересную историю

На Liwli.ru это по-настоящему просто! Для всех!

ВХОД