ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ТВОРЧЕСТВО

Любовь на кончике кисти

2017-08-11 Любовь на кончике кисти
Любовь на кончике кисти
- Сколько стоит эта картина?
- Что? – Лариса оторвалась от холста, на котором только что закончила набросок. Фактически получилась метафора ее жизни – хайвей с несущимися автомобилями и Харлеем, который буквально рассекал пространство.
3 0 653 11.08.2017  
- Сколько стоит эта картина?
- Что? – Лариса оторвалась от холста, на котором только что закончила набросок. Фактически получилась метафора ее жизни – хайвей с несущимися автомобилями и Харлеем, который буквально рассекал пространство.

Она впервые осталась довольна тем, как ей удался эффект движения, который она отрабатывала уже долгое время. Ей удалось изобразить динамику так, словно картина была живая и автомобили реально двигались. Движение было ее философией. Как только динамика сменялась статикой - развитие поглощалось рутиной, а жизнь превращалась в существование. И Лариса двигалась – переезжала из города в город, устраивая выставки своих работ, отмечаясь на местных телеканалах,  громогласно заявляя о себе.  Но вот уже два года, как она приостановилась в Нью-Йорке. Они подходили друг другу – Нью-Йорк, в котором двигалось все и во всех плоскостях, и Лара, которая, даже когда застывала у холста, заставляла двигаться то, что появлялось на нем.

Лара мельком взглянула на мужчину, который спрашивал ее о стоимости – и поморщилась про себя – она терпеть не могла бороды, особенно, когда борода была модным аксессуаром – ну это же тупо – отрастить бороду, чтобы быть в тренде. На очереди в качестве тренда – она готова была сама это ввести – косоворотка, лапти и сенокос в качестве релакса на отпуск.  Хм – должно сработать как старт-ап.

Следующей мыслей было «кому только не взбредет в голову заниматься живописью». Хотя этот курс ее школа-студия и ввела, чтобы привлечь новую аудиторию – вино под живопись. Бокал вина дополнял образ свободного художника и расслаблял мозги так,  что новички переставали бояться холста, красок и собственных неверных движений.

- Она не продается – Лара как минимум не закончила работу и говорить о продаже даже не помышляла.

Она приехала в студию после основных классов специально, чтобы поработать в тишине и ни на что не отвлекаться. Но она совсем забыла про этот новый мастер-класс «вино-домино»,  как она его называла про себя. Он был настолько популярным, что теперь руководство поставило его в ежевечерний режим. Публика на этих классах была очень непредсказуемая, а сегодня – в день ЛГБТ-сообщества, атмосфера была совсем непривычной. Однополые парочки рисовали одну картину на двоих либо две половинки одного полотна, несколько одиночек раскрашивали полотна цветами радуги, кто-то, отдаваясь прихотям левого полушария, писал невообразимые абстракции. Лара решила не переносить запланированную работу и уединилась в сторонке, стараясь отстраниться от происходящего в мастерской.

Ее вовсе не удивило, что этот высокий мужчина с аккуратной бородой и не менее аккуратным маникюром (на свой Лара давно забила – художнику главное вовремя подстричь ногти) в джинсах Prada и футболке Polo принадлежал к этому обществу. Чем дольше она жила в Нью-Йорке, тем меньше вещей могло ее удивить, а понятие брутальности совершенно размылось в ее голове.

- Меня зовут Джеф и мне очень нравится эта картина, я прошу вас – пожалуйста, продайте мне ее. Деньги – не проблема. Назовите любую сумму.

Ларе польстило, но она не собиралась ее продавать. Она потратила на нее 3 часа и это был все еще набросок.

- Но картина не закончена,  мне нужно еще пару дней, чтобы ее доработать.

- Тогда я дам вам свой номер. Позвоните, когда ее закончите? 5000 долларов будет достаточно?

Лара на секунду усомнилась в знании английского.

- Сколько?

- Если хотите, назовите свою цену.

- Нет. Этого будет достаточно.

Самый крупный заказ принес ей как раз 5000,  это была серия небольших картин со стандартными городскими пейзажами для оформления ресторана, и она потратила на него много времени. Эти деньги дали ей возможность заплатить еще за год обучения в США и продлить свою визу.

«А может, он пошутил – вино в голову ударило». Она тем не менее взяла телефон.

- Хорошо, договорились.

- Джеф привык не доверять женщинам, даже если они принадлежат нетрадиционной ориентации. Тем более с таким странным акцентом (он не мог определить страну, а спросить было неловко).  Поэтому он тоже сохранил ее номер.

- Лариса – Л-А-Р-И-С-А.

- Очень приятно. Буду жать вашего звонка.

Джеф не часто выбирался в Нью-Йорк из Коннектикута - соседнего штата, где он жил и вел свой бизнес. Он обожал свой мотоцикл и ненавидел женщин. Вот уже три года после развода он устраивал свою жизнь так, как хотелось только ему, и с ужасом вспоминал, как его бывшая жена «выдоила» из него больше половины того, что он планировал вложить в развитие своего дела. К живописи он был неравнодушен с детства – даже брал частные уроки, а сеансы арт-терапии очень помогли ему справиться со стрессом после измены любимой женщины и ее признания в том, что она вышла за него только из-за денег. Освободив себя от всех обязательств перед этой женщиной, он окунулся в работу и смог значительно раскрутиться - штат вырос уже почти вдвое и обороты давали возможность развиваться, погасив значительную часть кредитов. От мысли о том, чтобы вновь привести в свой дом женщину, он подергивался легкой судорогой.

Он уже давно не занимался живописью, но не упускал возможности поработать на холсте под руководством преподавателя, если бывал в Нью-Йорке. Про эту студию он давно слышал и собирался записаться на мастер-класс, но смог сделать это только сегодня, когда остановился в городе на пару дней. Занятие проходило в день ЛГБТ-прайд и было в статусе ЛГБТ-френдли, но это вовсе не означало, что вход всем остальным был запрещен. Флаг в виде радуги красуется на дверях многих заведений в этот день – это не повод не заходить в них, также как и в день Пасхи мусульманам не запрещено покупать яйца. Преподаватель и его помощник вели группу из десяти человек. У каждого помимо палитры, масла и кистей на столе стоял бокал вина, которое нужно было маленькими глотками смаковать во время работы, поощряя каждый свой шаг, следуя пояснениям преподавателя. Только одна девушка работала отдельно на холсте, который был в три раза больше стандартного – возможно, у нее уже есть опыт. Джеф писал водопад. Работа погрузила его в легкий транс и он позволял краскам вывести из себя все накопившуюся усталость и очистить мысли, как его учили на сеансах арт-терапии.

В перерыве он огляделся –тема радуги и однополой любви так или иначе мелькала у всего класса.  Девушка, работавшая с большим холстом невольно привлекла его взгляд. Он обомлел от увиденного – на него мчался Harley Davidson, хотя это было не видео – он именно мчался. Картина загипнотизировала его, и все оставшееся время он думал о том, как ее заполучить. Он понял, что девушка занимается живописью профессионально, и прекрасно знал, сколько стоит работа хорошего художника. Сделав оценку полотна, он решил как бизнесмен заключить сделку.

- Я буду ждать вашего звонка.

   И Лара снова постаралась погрузиться в работу. Ей не давало сосредоточиться, когда кто-то заглядывает ей через плечо, а Джеф все не уходил, наблюдая за ее движениями.

- Вы не против, если я попрошу вас отойти – вы загораживаете свет? – Лара совсем не умела скрывать раздражения и уже готова была передумать насчет продажи.

- Извините. – Джеф сделал пару шагов назад, но Лара все  еще чувствовала его взгляд.

- «И долго он собирается наблюдать за мной? Закончу и пусть разглядывает сколько хочет.»

Еще чуть-чуть и Лара бы начала грубить и удалила его номер, но Джефа вовремя позвал преподаватель и он отошел. 

По дороге домой – в небольшую арендованную квартирку-студию на Ист-сайд – Лара вспомнила, что скоро начнется регистрация на лотерею Грин-кард. Она участвовала каждый год, не теряя надежу. Она не предполагала оставаться в Штатах постоянно, но иметь базу в этой стране было очень удобно – американские документы открывали границы и свободное посещение многих стран. Лара презирала границы и не переваривала семейный размеренный быт. Ее бесконечный гастрольный тур приостановился в Нью-Йорке, поскольку Лара зависела от занятий в студии и вынуждена была отмечаться посещениями пока находилась в статусе иностранного студента. «Рано или поздно я выиграю лотерею и устрою этому миру эпичную встряску», - иронизировала она.


Следующие три дня Лара дорабатывала картину, пока не добилась результата, которым была горда.


-Добрый день, Джеф. Это Лариса. Картина готова, - Лара набрала номер, думая, что Джеф даже не вспомнит о ней, и удивилась, когда он не просто вспомнил, а был явно рад ее звонку.

- Отлично! Когда можно будет подъехать?

- Давайте встретимся в Брайан-парке завтра в 3 дня, - Лара не хотела, чтобы в студии ее видели с покупателем, а о том, чтобы позвать его домой – не было и речи.

- Я буду.

Джеф был впечатлен работой, Лара даже на секунду пожалела, что так быстро согласилась на его цену. Она заметила, что он о чем-то размышляет и хотел что-то еще ей сказать, но ей удалось узнать об этом только на следующий день, когда Джеф снова позвонил ей.

- Я хочу предложить тебе работу. Просто, я только что построил гостиницу, и там сейчас идет отделка. Я хочу, чтобы ты взялась за оформление. Ну, знаешь, что-то интересное для холла и какие-то картины для номеров – в том же стиле. Как думаешь? Да, самое главное – это такое место, где будут останавливаться байкеры, понимаешь – такой курорт для любителей байков. Что скажешь?

- Это интересно – Лара ожидала, что получит от него еще заказ, но не предполагала, что это будет настолько крупный проект. Тем не менее, она бесстрашно бралась за любые предложения, кроме того, в студии предстоял месяц каникул.

Они обсудили детали и сошлись на том, что она приступит к работе через неделю и постарается уложиться в месяц. «Если не буду успевать, позову в помощники кого-нибудь из студии» - решила она и занялась сборами – ей предстояла поездка в соседний штат.

Она с энтузиазмом приняла предложение еще и потому, что это могло стать отличным стартом для нее в интерьерных работах и перейти на более крупные заказы.

Ее слегка шокировало, что Джеф был владельцем такого бизнеса – он не был похож на владельца отеля. Ей казалось, что бизнесмены такого уровня ездят на авто премиум-класса с водителем, пьют только коллекционные вина, носят костюмы из последней коллекции Armani, и если интересуются живописью, то только из калифорнийских галерей. Прорваться к таким людям через толпу секретарей невозможно. Джеф полностью разрушал этот образ.


После первой их встречи Джеф ожидал звонка. Он планировал повесить картину в новой гостинице, строительство которой едва завершил и собирался открыть в новом сезоне. Он решил, что это будет гостиница только для приезжающих на мотоциклах. В действительности это был новый блок его курортного отеля. Он разместил его на противоположном берегу озера, чтобы байкеры не попадались на глаза семьянинам на хэтчбеках и минивэнах. Озеро, лес, океан – к югу и горы – к северу были лучшим плацдармом для его курортного бизнеса.

   Джеф вырос в этом месте и в этом деле, которое его родители подняли с «нуля», организовав 40 лет назад небольшой дом отдыха на 10 человек. Джеф развивал его с любовью, и все его нововведения принимались постояльцами с интересом. Места бронировались на весь год задолго до старта сезона. Он был полон энтузиазма от планов на ближайшее десятилетие и тверд в намерении больше не пускать женщин в свою жизнь.

   Женщин, но не их труд, который он способен был оценивать, абстрагируясь от своих эмоций. Картина той девушки с труднопроизносимым именем вписывалась в его планы наилучшим образом. Он прекрасно знал, как важны в его деле на первый взгляд незаметные детали, приносящие дополнительные «лайки» - фото на фоне этого холста непременно будут светиться в соцсетях и сработают как «сарафанное радио».

Вместе с Ларисой в новой гостинице работала и жила бригада, заканчивающая отделку. Каждый день ей доставляли еду, а Джеф приезжал узнать, как продвигается работа. Чтобы закончить к обещанному сроку, она работала по 10-12 часов и не успела даже хорошенько оглядеться. Когда выдалась возможность, она попросила Джефа:

- Ты мог бы показать мне окрестности? Я себя тут чувствую как принцесса в заточении –все приносят, но никуда не могу выйти. А места наверняка красивые!

Он лишь спросил:

- Ты не против, если мы поедем на байке?

- У Лары загорелись глаза.

- В назначенный день Джеф выдал ей шлем, и Лара, как на кожаном диване, расположилась на заднем сиденье Харлея, которым Джеф управлял очень уверенно.

Ветер с запахом леса и озера играет с волосами Лары, которые выбиваются из-под шлема, дорога приветствует гостей ветвями огромных деревьев, окружающих озеро. Они объезжают его и поднимаются в гору. Лариса застывает от вида с этой невысокой вершины, впитывая в себя зелень всех оттенков и  голубые просторы неба со взбитыми облаками. Она понимает, что очень давно не покидала город и уже забыла, как выглядит небо без ограничителей в виде серо-зеркальных небоскребов.

- Ты знаешь, а было бы здорово устроить пленэр или – еще лучше мастер-класс по пейзажу для постояльцев твоего отеля. Я расскажу о своем подходе к живописи, в котором пытаюсь воплотить философию движения. Я считаю, что единственный веный путь, который может выбрать человек для жизни – это двигаться, развиваться, только так можно жить, а не выживать, понимаешь? - От нахлынувших эмоций, бесконечного простора и чистого воздуха Лару буквально прорвало. Джеф втянулся в это настроение и тоже поделился своими идеями – рассказал о том, как бы ему хотелось развести небольшую ферму – выращивать овощи и разводить индейку, чтобы в его ресторане были собственные свежайшие продукты. На этой волне они проговорили довольно долго и решили, что выберутся в город в следующий раз.

- Я покажу тебе еще кое-что, – Джеф отвез ее в уединенное местечко на берегу озера.

- Как жаль, что я не взяла купальник – посетовала Лара.

- Я подожду у мотоцикла – ты можешь спокойно поплавать без купальника – здесь тебя никто не увидит.

И Лара сдалась – она давно не плавала в мягкой теплой пресной воде под открытым небом. Ожидания ее не обманули – чистая озерная вода убаюкивала и расслабляла покруче массажа. Время для нее словно замедлилось, и она впервые за несколько лет не почувствовала, что ей надо куда-то нестись на перевес с мольбертом. Ей захотелось остановиться и перенести это застывшее на секунду время на холст.

Когда она оделась, легкая туника, прилипла к телу, а волосы еще не просохли. Джеф невольно отметил про себя ее естественную привлекательность и стройную фигуру, с которой вполне можно было работать натурщицей, а не художником.

- Полотенце я тоже не взяла, - Лара заметила его взгляд.

- Ничего. По пути высохнет.  – он едва удержался от комплимента!

Они еще долго обсуждали все подряд – от искусства до бизнеса, когда Джеф привез ее к гостинице.

Перед сном Лариса прокручивала прошедший день, прослеживая, как ее раздражение на Джефа сменялось симпатией. Она вспоминала, как они обнаруживали общие пристрастия и любовь к одним и тем же художникам. Она ценила то чувство безопасности, которое испытала, сидя позади Джефа на мотоцикле, и возникшее доверие, благодаря которому могла поделиться с ним своими планами.

“Он будет хорошим другом. Мне повезло, что он гей”, - в ее планы не входило влюбляться. Страх увязнуть в семейной жизни, как в болоте, и забросить творчество был сильные простых человеческих чувств. Она позволяла себе встречаться только с тем, от кого не ждала звонков и цветов, к кому не привязывалась.

Джеф незаметно наблюдал за Ларой все время. Его подкупала ее искренность, ее пристрастие к своему делу и ее любовь к развитию. Каждый день он приходил к ней, пытаясь отыскать в ней толику того коварства, которым он наделил всех женщин. Но Лара всегда вела себя открыто и бесхитростно, и в этом была ее самая большая загадка.

“А может, лесбиянки все такие?” – их первая встреча в день ЛГБТ-прайд настолько плотно вписала в их сознание принадлежность обоих к сексуальным меньшинствам, что предположить что-то иное друг о друге они себе не оставили шанса.

Ларина работа подходила к концу, а поездка в город все откладывалась. Однако Джеф помнил о своем обещании и устроил экскурсию в последнюю неделю лариного пребывания у него.

Он показал ей маленький, но очень чистый, аккуратный, во всех отношениях приятный городок, где с ним здоровался чуть ли ни каждый встречный. Под вечер они подъехали к местному бару.

Заведение, где все друг друга знали по именам, а бармен помнил предпочтения каждого клиента, встретило Лару с интересом, окинув ее взглядом с головы до ног, и одобрительно зашушукалось за стойкой.

Джеф заказал два бокала красного вина.

- Тебе нравится здесь жить – вдалеке от мегаполиса? С твоей предприимчивостью ты бы смог стать успешным в Нью-Йорке.

- Я не люблю надолго останавливаться в шумном многолюдном городе, где за бесконечной спешкой не успеваешь понять, что для тебя действительно важно. Я езжу туда периодически, но его ритм – это стресс для меня.

- Ты кажешься стрессоустойчивым.

- Да. С тех пор, как пережил самый большой стресс в своей жизни, я знаю, как с этим стравляться.

- Несчастная любовь?

- Поначалу казалось, очень счастливая. Все изменилось в один день – перед годовщиной свадьбы. Я узнал об измене и о том, что вызывал отвращение у любимого человека. Последовал бракоразводный процесс, громада лжи, огромные траты на адвокатов и выплаты пострадавшей стороне.

Лара была наслышана о том, как непросто было развестись в Америке даже в однополых браках.

- Несмотря на доказанность факта измены, ей удалось устроить  все так, будто я спровоцировал ее на это, и мне пришлось содержать ее еще целый год. – продолжал Джеф.

- О ком ты говоришь? – Лара не понимала, о чем речь.

- О своей бывшей жене.

- Жене? А разве у тебя был не однополый брак? – до нее дошло, что она очень по-крупному ступила.

- С чего ты взяла?

- “И правда – с чего?” – пронеслось в голове.

- Ты ведь приходил тогда на класс для ЛГБТ.

- Да нет же! Это был мастер-класс для всех, просто объявлен как ЛГБТ-френдли. В тот день в любой парикмахерской висели эти лозунги. Что ж – нельзя подстричься? – Джеф, похоже, очень смутился, осознав, что все это время Лара думала о нем как о гее.

Лара спешно переворачивала всю ситуацию в связи с новыми для нее обстоятельствами. “А вдруг он все это затеял только потому, что я понравилась ему? А та поездка к озеру, когда он видел меня в мокрой одежде – он наверняка подумал, что я хотела его соблазнить тогда! Он наверное и повез меня туда, чтобы искупаться вместе голышом, а я как неприступная скала даже бровью не повела. Да, только вот сейчас он мне рассказывает с ненавистью о своей бывшей – наверное, он ненавидит всех женщин после этого. Тогда вряд ли он пытается ухаживать за мной…”

- Ты прав. Но тот класс был именно тематический и рассчитан на определенную аудиторию.

- Хочешь сказать, я был единственный гетеросексуал в вашей компании?

- В какой еще “вашей” компании? Я вообще оказалась там только потому, что не знала изменения в расписании. Я просто хотела спокойно посидеть в мастерской после занятий, но когда увидела  этот новый класс, решила не уходить, а поработать в сторонке.

До Джефа тоже дошло.

- То есть…

- … ты был не единственный гетеросексуал.

Джеф смотрел на нее, как на инопланетянку:

- То есть ты не…

- НЕТ. – “Дак он тоже думал, что я лесбиянка. Тогда предположение об ухаживаниях не работает. Нет, у него не было скрытых мотивов”

- Получается, мы оба думали друг о друге то, чего нет.

- Выходит, так.

- Ситуация была дурацкая. Они старались не сталкиваться взглядами и сделали вид, что ничего особенного не произошло, хотя внутри каждого бушевала буря прорвавшихся эмоций, сносящая последнюю надежду на то, что влюбленности не случится.

- Хорошо, что мы открыли эту страшную правду. Ты ведь не гетерофоб? – Лара попыталась пошутить.

- Ха-ха. Даже не знаю, как я смогу пережить, что на стенах моей гостиницы рисовала такая, как ты. Я слышал, что гетеросексуализм – это болезнь. – Он поддержал шутку и немного разрядил обстановку.

   “ Ну если он предполагал, что я лесби, то ничего особенного и не произошло. Да, конечно, сейчас он посмотрит на меня другими глазами, но если у него есть такие предубеждения против женщин, то он вряд ли задумается об отношениях между нами. Так что наверное правильно будет продолжать воспринимать его как друга” – рассуждала Лара после их разговора.

 Джеф был шокирован новой информацией. Он не верил, что узнав о новых обстоятельствах, Лара не начнет флиртовать с ним и просто решил поменьше видеть ее – по сути, убегая от симпатии, которая просыпалась в нем.

Спустя два месяца после этого разговора Лариса вернулась к своей привычной жизни, получив расчет. Она встретилась с Джефом лишь один раз перед самым отъездом. Он был чем-то озабочен и формально поблагодарил ее за работу, не напоминая ни об уроках, которые до этого просил ему дать, ни о чем-либо другом, что они планировали реализовать до той поездки в бар. Лара была рада – назревавшее в ней чувство тяготило ее и мешало сосредоточиться на своих целях. Она периодически вспоминала о Джефе – это были приятные воспоминания о милом летнем приключении. Эмоции понемногу улеглись, и все вернулось на круги своя. Поэтому когда на экране высветилось имя Джефа, она даже не сразу сообразила, кто это звонит.

- Лариса, привет! Как ты?

- Хорошо. А ты?

- Ты в школе? Я сейчас заеду.

“Наверное, что-то не так с работой”, - решила Лара.

“О нет, он побрился!” – Лара почувствовала неладное, когда увидела, что Джеф приехал на машине, а не на байке. Он открыл ей дверь.

- Тебе идет новый образ.

- Спасибо – Он улыбнулся. – Знаешь, я приехал предложить тебе то, что ты любишь – движение. Но в другой плоскости – не по-горизонтали. Ведь развитие происходит вертикально, верно? Для этого не обязательно все время перемещаться в пространстве, гораздо интереснее устроить так, чтобы пространство вращалось вокруг тебя, а ты стала центром вращения.

Лара смотрела на него с интересом. “К чему это он клонит? Хочет сделать меня своим придворным художником” – сыронизировала она про себя.

- Я знаю, этот город подходит тебе, но часто в огромном океане остаются незамеченными даже большие киты. Я предлагаю тебе стать хозяйкой моего озера, - он сам улыбнулся своему пафосу. - Ты поедешь со мной? Ко мне – в мою семью, а не в гостиницу.

“Да уж, умеет он подобрать слова”, - Лара не знала, что ей делать. Все это было очень неожиданно. В его речи не было бесконтрольных эмоций и пошлых банальностей типа “поехали ко мне”. Она по-прежнему испытывала рядом с ним необъяснимое чувство безопасности и спокойствия.

- Как же твоя неприязнь к женщинам?

- Недавно мои родители отмечали сорокалетний юбилей совместной жизни.  Они устроили семейный вечер. Я смотрел на них и думал – моя мама – она ведь тоже женщина, которая сделала счастливым моего отца. И многие мои друзья – они женаты, и никто не страдает от этого. Я понял, что поведение одной женщины – не показатель для всех.

Все это происходило в какой-то другой для Лары реальности.

- Все это время ты размышлял об этом?

- Нет, я понял это только сейчас. Все это время я шел на поводу у бывшей жены, не смотря на то, что давно разорвал с ней все связи. Ненависть к ней и страх снова ошибиться украли у меня свободу. Но то, что я однажды обжегся, не значит, что я больше не должен разводить костер. Тогда я просто замерзну и не смогу приготовить еду. Просто теперь я знаю, что огонь нужно разжигать в особых условиях – в камине или в печи, и поддерживать, чтобы он приносил пользу, а не разрушение.

Ларе нечего было возразить. Ее впечатлили мудрость и взвешенность Джефа.  Она задумалась и вспомнила, как хорошо ей было, когда время остановилось у озера, к которому он привез ее. Как ей тогда хотелось замедлиться и оглядеться вокруг, перестать рваться только вперед.

- Мне нужно время подумать. – Ларе нужно было переварить все это.

Джеф рассчитывал на это:

- Сколько хочешь.

Лара пыталась согласовать свое мировоззрение с новым поворотом. «Но ведь семья – это не для меня. Что меня ждет – рутинный быт? Смогу ли я продолжить рисовать? С другой стороны – когда я была там, мы каким-то образом умудрились построить совместные планы чуть ли ни на целый год. И потом я же сама хотела базу в США, никто не запрещает мне ездить в командировки, даже если я сменю семейный статус. И Джеф – пора признаться хотя бы себе, что меня влечет к нему…» - так рассуждала Лара вместо того, чтобы заснуть в ту ночь. А утром позвонила ему.

- Ты еще в Нью-Йорке?

- Да. Хочешь встретиться?

При встречи она нервничала – наверное первый раз она так волновалась, встречаясь с ним. Джеф переживал не меньше. Он посмотрел на нее и уже не нуждался в словах – это было время для их первого поцелуя.

- Ты поедешь со мной- он снова задал свой вопрос, глядя ей прямо в глаза.

- Да, я поеду – Лара еще никогда не чувствовала такой теплоты от объятий мужчины. Это сняло все остававшиеся сомнения.


- Ларриса! – Джеф долго тренировался, чтобы правильно произнести имя его русской жены и особо усердно  налегал на «р», когда был чем-то воодушевлен – Тебе письмо из иммиграционной службы! Кажется, вас можно поздравить!

Две недели назад Лара с Джефом были на интервью в офисе иммиграционной службы и со дня на день ожидали ее грин-карту (вид на жительство в США).

- Тише, пожалуйста! – я только что уложила малыша. – отозвалась Лара. За полтора года их семья стала больше. После свадьбы Джеф взял все вопросы с ее документами на себя и она больше не заботилась об этом. Беременность и рождение сына совершенно переключили ее внимание, поэтому сейчас Джеф больше нее радовался получению «зеленой карточки», а Лара тщательно опекала сон малыша.

- Я хочу это отметить – он собрал ее в охапку. – Устроим небольшой пикник на заднем дворе.

- Хорошая идея – просияла Лара. После рождения сына, им редко удавалось побыть вдвоем.

- Тогда я еду за мясом для барбекю. Что ты будешь пить?

- Гранатовый сок.

Olessia Pestrjakova
3 122

Что вы об этом думаете?

Вход
На главную Следующий пост
Liwli.ru — открыт
для ваших мыслей!
Сообщество на сайте: 72 832
Сообщество в соцсетях: 422 410
УЗНАТЬ БОЛЬШЕ
Вход