ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ТВОРЧЕСТВО

Проснуться с Незнакомцем

2018-02-05 Проснуться с Незнакомцем
Проснуться с Незнакомцем
Он и она проснулись в одном номере совсем не помня, как началось их знакомство. Чтобы изменить свою жизнь к лучшему, нужно совершить что-то безумное. Порой, потеряв голову, мы находим себя.
3 1 1022 05.02.2018
Он и она проснулись в одном номере совсем не помня, как началось их знакомство. Чтобы изменить свою жизнь к лучшему, нужно совершить что-то безумное. Порой, потеряв голову, мы находим себя.

Отрывок из моей новой книги "Механические куклы".


Глава 1. Утро


Если ты поутру открыл глаза и тебя ждёт сюрприз, значит, накануне ты пытался раскрасить свою жизнь в пёстрые тона. Болит голова, разит перегаром, внутри всё бурлит, организм протестует, против произвола своего хозяина. Вывод один — вчерашний замысел удался. В жизни стало на одну интригу больше, ведь ты ничего не помнишь из того, как очутился в этом номере. Лежишь в постели и не один, и невольно в твоём сознании всплывают вопросы.
— Где я? Кто я? — иронизировал сам с собой Гоша, пытаясь выстроить внутренний безмолвный диалог, находясь в горизонтальном положении. — Кто я, я конечно, помню. Но вот где я?
Парень окинул взглядом апартаменты и подумал: «На меблированные комнаты Парижа, пожалуй, не похоже. Это хорошо. А может и наоборот?»
Ему ничего не оставалось, как встать и подойти к окну, чтобы понять в своём ли родном городе он оказался. Или география его приключений намного шире. В его жизни бывало всякое.
— Да, дела… Машина на месте — уже хорошо. Мой родной город, люблю тебя. Утро… Утро бывает разным. Иногда оно таит в себе неожиданность и интригу. И это мягко сказано. Судя по всему, меня вчера галопом понесло. Кто эта женщина? Надеюсь, я вчера не обещал на ней жениться.
Гоша, переведя взгляд с соседки по койке на пол, обратил внимание на презерватив, лежащий возле кровати.
— Киндер всё-таки не станет сюрпризом. Всё могло быть намного хуже. Как-то всё не так. Начался новый день. Какой сегодня день? Суббота? Воскресенье. Хотя какая разница. Вся жизнь, как серая лента. Ничего не радует. Даже секс. Тем более, что ничего не помнишь с утра. Не пьёшь — не пей. Зачем же так издеваться над своим организмом. Голова! Вот это боль! Погулял. Вчерашний День Влюблённых не прошёл зря.
Гоша стоял у окна, в чём мать родила. За окном номера, который по обыкновению был предназначен для встреч любовников, кипела другая жизнь, другая атмосфера. Алко элита района с утра решала свои глобальные вопросы, устроив «планёрку» возле мусорных баков. Их лидер, одежда и вид которого в целом не отличался свежестью, впрочем, как и у его собратьев, был особо активен и напорист. Складывалось впечатление, что это очень важная персона могла быть, как минимум директором завода. Но по иронии судьбы рулил теми, кто на большее, чем собирать бутылки, пластик и макулатуру не способны.
Но тут же любование лучшими людьми района прервали посторонние звуки. Ему пришлось переключить своё внимание на кровать, на которой похрапывала какая-то Незнакомка. Хотя «какой-то» её мог назвать разве что сторонний наблюдатель. У Гоши с ней определённо, что-то было. О чём красноречиво гласил использованный презерватив беспардонно, невзирая на свою неодушевлённость, валявшийся на полу возле кровати. Вдруг женщина стала подавать признаки жизни, наконец-то, прекратив храпеть. Когда она открыла глаза, судя по её выражению лица, можно было сделать вывод, что сложившаяся мизансцена — это совсем не то, что дама привыкла видеть с утра.
— А-а! Уберите это! — вдруг начала утро соседка по кровати, направив свой указательный палец в мужское достоинство гражданина имени, которого она не знала и при другом привычном стечении обстоятельств и знать не хотела бы.
Гражданин был совсем не в её вкусе. Невзирая на свой рост и атлетизм. Его широкий лоб, орлиный нос, уши немного меньше, чем у Чебурашки, да ещё и лысина в придачу, создавали впечатление, что перед вами яркий представитель преступного мира. Для убедительности не хватало разве, что криминальных татуировок.
— Куда же я это всё уберу, Мадам. Это всё врождённое, — недоуменно парировал гражданин от неожиданного крика женщины, как после предупредительного выстрела подняв руки вверх, вместо того, чтобы закрыть нагло торчащий член.
— Сделайте с ним что-нибудь!
— Да судя по всему, мы с ним уже всё сделали. Но он настаивает на продолжении банкета. Природа, Мадам. Половые органы, как и глаза, даны человеку природой, чтобы транслировать правду.
— Извращенец!
— Я даже этим горжусь. Одна женщина в моём блоге в комментарии написала, что настоящий мужчина должен обладать чувством юмора, а если он ещё и извращенец! То цены ему нет. Вы встретили настоящего мужчину. Что же вы не радуетесь?!
— Я полицию вызову.
— Я не думаю, что это хорошая идея, — отреагировал Лысый и, найдя под кроватью свои трусы, почему-то не спешил их одевать, держа в руке, как будто ждал чего-то. — Хотя, если вы любите ролевые игры, я готов поучаствовать. Я из разряда тех парней, которые готовы сделать женщину счастливой любым приятным ей способом.
Говоря, всё это, Лысый продолжал держать трусы в руках, будто кепку, и мял их, как это некогда делали кроткие крестьяне, со своим головным убором, придя с поклоном к помещику. Женщина обернув себя простыней попыталась встать с кровати, но тут же ногой вступила на нечто скользкое. Сей факт переключил её внимание на пол. Из-под её левой ноги торчал презерватив, явно наполненный известной жидкостью. Глаза женщины стали наливаться кровью. Взгляд её полный ненависти пронзил Гошу. Стараясь разрядить ситуацию, Лысый ни нашёл ничего лучше, чем оборвать неловкую паузу словами:
— Не с той ноги встали, Мадам?
— Мадемуазель!
— Ой, простите засранца. Кольца не заметил.
— Что это?! — поинтересовалась Мадемуазель, взяв брезгливо в руки резиновое средство контрацепции.
— Улика, — как ни в чём не бывало, ответил Гоша.
Он обладал редкой способностью шутить и иронизировать с серьёзным выражением лица. Окружавшим его людям это, как правило, нравилось, но всё же случалось и наоборот. Как и в этот раз. Мадемуазель запустила презерватив, как ей хотелось в морду Лысому. Но так как средство контрацепции имело другое целевое назначение и не было предназначено для метания, презерватив упал около ног несостоявшейся жертвы. Мадемуазель словила себя на мысли, что впадать в полемику с незнакомцем неприятной наружности — глупостью попахивает. До сознания, как ей показалось идиота, ей не достучаться, а вот попасть под ещё больший шквал до селе неслыханных пошлостей, которых, как оказалось, в лысой голове было через край, перспектива незавидная. Именно поэтому укутанная в простыню с дамской сумочкой под рукой она прошмыгнула в душ. Оставив Лысого наедине со своим торчащим другом.
— Отбой, Брат, — скомандовал Гоша символу своего бесстыдства. — Не сейчас. Ты итак уже отличился. Вон как Мадемуазель напугал. Ну, неужели мы с тобой такие страшные?
Лысый подошёл к зеркалу и вглядевшись в своё отражение, проведя по трёхдневной щетине, опрокинул:
— Ну, и рожа. Неужели это я?
В это время, находясь в душевой комнате Мадемуазель, тоже была не в восторге от того, что ещё вчера она считала красивым лицом. Она стояла под горячим душем и пыталась вспомнить, как оказалась в обществе Лысого, да ещё в замкнутом пространстве, но складывалось впечатление, что кто-то намеренно стёр её память и судя потому, как у неё болела голова против неё вопреки международным конвенциям использовали химическое оружие. Исходя из выхлопа — коньяк. После того, как она поняла, что экскурсия во вчерашний день не состоялась. Мадемуазель решила вернуться в настоящее. Настоящее толкало на полшага вперёд лукаво намекая на то, что предстоит весьма серьёзный разговор с мужем по поводу её ночного отсутствия. Драматизма ситуации добавляло то, что произошедшее накануне было по сути своей ЧП. Из ряда вон выходящий факт совсем не свойственный стилю жизни Мадемуазель. Именно поэтому совсем не умеющая врать и извиваться дамочка, находясь под душем совсем не радовалась гидромассажу, как обычно. Напротив, она была крайне напряжена. Потому как совсем не знала, что ей делать дальше.
Выходя из номера, проходя мимо консьержки Мадемуазель, первый раз в жизни, ощутила себя девицей лёгкого поведения после очередного сеанса с клиентом. Клиент плёлся сзади, подобно маньяку, преследующему свою жертву. Во внешности Гоши действительно было что-то маниакальное.
Они вышли из гостиницы без названия больше походившей на частный дом. Алко элиты на улице уже не было. Гоша сделал быстрый круг вокруг своего «Форда» и убедившись, что всё в норме, направился догонять Мадемуазель, которая направилась к ближайшей остановке. Ей хотелось вызвать такси, но было сложно понять и объяснить диспетчеру, где она находиться. Как назло, не одной адресной таблички. А вступать в диалог с Лысым ей казалось бессмысленным.
До ближайшей остановки было минут десять ходьбы. Они шли и молчали. Было по-зимнему холодно. Погода добавила серых красок в картину не самого лучшего утра в жизни мужчины и женщины, чьи судьбы, при стечении загадочных обстоятельств, пересеклись накануне в День влюблённых.
— Что я теперь скажу мужу?! — нарушила напрягающее молчание Мадемуазель.
— Ну, хотите я с вами пойду.
— Куда?! — в три голоса прореагировала женщина остановившись.
Её реакция была настолько эмоциональной, что люди проходившие в этот момент поблизости невольно обратили внимание на парочку.
— К мужу, — с неподдельным недоумением и детской непосредственностью ответил Гоша. — Вдвоём проще врать. Мы вместе заварили эту кашу. Давайте вместе и выкручиваться. Как я могу бросить даму в беде.
— Джентльмен! Твою мать! Воспользовался слабостью женщины, а теперь рыцаря из себя корчишь.
— Может кофе. Кофе с утра — это ведь не так плохо. А, Мадемуазель? — перевёл тему Лысый.
Они приземлились в близлежащей кофейне с недурственным интерьером, располагающим к задушевным беседам под аккомпанемент меланхоличных мелодий.
— Чем вы вообще занимаетесь? — пытаясь отвлечься от гнетущих мыслей начала диалог Мадемуазель, помешивая сахар в своём эспрессо.
— Я таксист.
— Я ненавижу таксистов! — прореагировала женщина.
— Вы ненавидели их до, или ненавидите после?
— Нет никакого до и после! — отрезала разъярённая. — Один ваш коллега поступил со мной по-скотски, он меня обсчитал!
— Но не без этого, Мадемуазель. Каждый лох имеет право быть кинутым. Хотя, смею заметить, я себе этого не позволяю. Это не профессионально.
— Вы себе позволяете более гнусные вещи.
— Но только давайте не будем. Я сделал сегодняшнее ваше утро незабываемым. Чего не могу сказать про ночь. Не хрена не помню. Кстати, как вас зовут?
— Анастасия Павловна.
— Гоша.
— Таксист Гоша — мой милый друг. Плеваться хочется! Никогда себе этого не прощу.
— Напрасно, вы так, Анастасия Павловна. Таксист — друг человека.
— С такими друзьями и врагов не нужно. Были бы вы другом отвезли бы даму домой.
— Нет, за руль с таким выхлопом я не сяду. Нынче дорого. После того, что между нами было, может, перейдём на ты.
Анастасия Павловна хотела возразить, но мысль о том, что между ними действительно что-то было охладила её.
— Тебя как по-батюшке величать? — сменив интонацию поинтересовалась Мадемуазель.
— Георгий Сергеевич, — почему-то с грустью ответил Гоша. — У тебя есть дети?
— У меня не может быть детей. А почему ты спрашиваешь?
— Кто тебе такое сказал? — вопросом на вопрос ответил
Георгий.
— Врачи! Убедилась на практике.
— Врачи они, как синоптики: предсказывают, чаще всего
ошибаются, а по правде сказать, врут, и не за что не отвечают. Я тут как-то собаке на лапу наехал, так меня хотели призвать к ответственности. В тюрьму хотели посадить.
— Жалко.
— Собачку?
— Что не посадили, — с нейтральной интонацией то ли в шутку, то ли всерьёз ответила Анастасия.
— Ну, так вот, — совсем не включаясь в ироничность собеседницы продолжил таксист. — Одной моей знакомой эти чудо-специалисты тоже говорили, что у неё не может быть… Но она не сдалась. Изменила мужу. Теперь у неё другой муж и двое чудных девочек. Иногда, чтобы изменить свою жизнь к лучшему, нужно совершить что-то безумное. Порой, потеряв голову, мы находим себя.
— Да ты я вижу философ, Гоша.
— Я много читаю. Даже пишу.
— Что пишешь? — с неподдельным интересом и удивлением поинтересовалась учительница с дипломом филолога.
— О жизни пишу. Об отношениях мужчины и женщины. Мне
думается — это самое главное.
— Что главное?
— Чтобы он и она встретились. Все проблемы в обществе от того, что он и она не всегда вместе. Без любви, тепла, живут, текут в некуда. Поэтому вся наша страна катиться туда же — в пропасть. Человек, который любит, которого любят. Разве он станет замышлять какую-то глупость?
— Исходя из твоих слов, с любовью нам с тобой не повезло.
— Может, всё только начинается? — сказал Георгий положив свою руку на руку Анастасии, лежащую на столе, и взглянув ей прямо в глаза, растёкся в прозе. — Она набегала волной на меня. И разбивалась о камень моего непонимания. Она была продолжением моей реальности. Мы поглощали друг друга. Мы сливались, как две капли в океане безмолвия, утоляя жажду. Две капли на закате дня. На берегу своих чувств. В мире для двоих. В страхе уйти в глубину океана переживаний и больше никогда не вернутся. Настало время потерять себя, чтобы найти смысл. Мы стирали время, разрушали пространство, распадались на атомы, став невидимыми. Я хотел быть с ней. Такой непонятной, но нужной. Тёплой, лунной, бесстыжей, родной и не моей одновременно. Я где-то в глубине тебя. Но ты не против. Подыгрываешь мне. Зачем тебе это нужно? Наверное, это нужно нам — двум каплям бытия.
— Это из твоего? — с печатью изумления на лице поинтересовалась Анастасия.
— Так, миниатюрка.
— Как специалист, как филолог, недурно, я скажу тебе. Но всё-таки, если поверить в твою теорию, что для того, чтобы изменить свою жизнь к лучшему, нужно совершить нечто безумное. Если взять это на вооружение, то может ты и прав, — ответила Мадемуазель убрав свою руку со стола. — Сейчас меня больше волнует другое. Что я всё-таки скажу мужу. В нашей семье как-то не принято без предупреждения пропадать на ночь.
— Он звонил?
— Наверняка звонил. Телефон сел.
— Всегда можно что-нибудь придумать.
— Я не привыкла врать.
— Сказать правду в сложившейся ситуации — не лучший
выход.
— Если бы я постоянно изменяла мужу, я хотя бы знала, как выкручиваться. А, тут… Ты то, что собираешься говорить своей жене?
— Ничего.
— Как?
— Я нахожусь в том положении, когда мне не перед кем оправдываться.
— Холостяк? Завидую тебе, Гоша.
— Если мы с тобой, что-нибудь не придумаем, твоя зависть потеряет смысл.
— Это уж точно, — вздохнув, согласилась Анастасия.
— Мне одно не понятно. Если ты столь переживаешь за свои отношения с супругом, почему ты вчерашний праздник отмечала со мной, судя, потому что мы проснулись вместе, а не со своим ненаглядным? Вчера был День влюблённых, а не День Свободной любви.
— Это интересный вопрос, Гоша, — ответила Анастасия и немного подумав, добавила, — интересный, но очень личный.
Её вдруг посетило ощущение, что с Лысым они знакомы давно. Он ей показался каким-то родным и даже симпатичным. В этом половом авантюристе определённо, что-то было. Только вот что? Она попыталась это понять, вглядываясь в нового персонажа в истории своей жизни, но у неё ничего не вышло. Тем более что у Гоши зазвонил телефон. Звонок его явно напряг. Было не понятно, с кем он вёл разговор, да и диалога, как такового не было, одни лишь немые кивания лысой головой. Но одно было ясно, что на том конце провода вещала важная персона. Пообещав персоне быть к двум, рассчитавшись за кофе, Гоша был таков. Оставив о себе Анастасии Павловне лишь неприличные воспоминания и визитку на столе.

Когда Анастасия пришла домой, а это уже было ближе к обеду воскресного дня, муж жарил себе картошку так и не дождавшись завтрака от жены.
— Доброе утро, — насторожено поприветствовала своего супруга Анастасия Павловна.
— Уже день, — нейтрально ответил Аркадий, именно так звали рогоносца поневоле.
— Прости меня. Сама не знаю, как так вышло.
Она не знала, что говорить дальше. А он совсем не задавал вопросов. Они были вместе около десяти лет. И Настя прекрасно понимала, вглядываясь в выражение лица мужа, что он совсем небезразличен к тому, что она накануне не ночевала дома. Но тем не менее разговор, которого она так боялась, не состоялся. Настя отправилась спать. Сон забрал её напряжение. Проснувшись, она даже задала себе вопрос: «А может это был сон, фантазия или видение?» Но нет.
Шли дни. Такие же серые, как и прежде. Они почти что не разговаривали друг с другом. И спали порознь. Две чужих души в одной квартире. В какой-то момент она поймала себя на мысли, что ей становиться тесно с этим человеком под одной крышей. Она было даже начала жалеть, что сразу же после той дурацкой ночки выкинула оставленную Гошей визитку, поклявшись больше никогда не позволять себе подобное. Ей просто хотелось с кем-то поговорить, излить душу. Гоша, как ей казалось для роли подушки, в которую можно поплакаться, подходил намного больше, чем её «правильные» подружки. Такие же училки, как и она. С такой же расшатанной учениками нервной системой, но только, как ей казалось, более успешно пристроившие свой зад. Но горевать, долго не пришлось. Георгий очень скоро напомнил о себе. И при этом, как всегда был оригинален.

Андрей Шлапак 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 1
Вход
Елена ∙ 08.02 12:16 ∙ #
Легко читать и напряжно....
Легко читать и напряжно....
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход