ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ЗДОРОВЬЕ

Запретное слово

2018-01-27 Запретное слово
Запретное слово
Всю жизнь, сколько себя помню, в нашей неполной семье незримо присутствовало слово "шизофрения". Оно было запретным, это слово. Не дай бог тебе произнести его в присутствии мамы, скандал мог начаться грандиозный.
0 6 3178 27.01.2018
Всю жизнь, сколько себя помню, в нашей неполной семье незримо присутствовало слово "шизофрения". Оно было запретным, это слово. Не дай бог тебе произнести его в присутствии мамы, скандал мог начаться грандиозный.

Мама была человеком очень странным, ей постоянно казалось что ее и меня хотят убить, что ее преследуют, поливают грязью, распускают сплетни и слухи - разумеется - никаких оснований для такой точки зрения у нее не было. Однако странности в поведении в самом деле накладывали отпечаток на ее отношения с окружающим миром, и в периоды обострения болезни многие люди догадывались, что у нее не в порядке с головой, ее не хотели брать на работу, смеялись и шушукались за ее спиной, а ей казалось что это "враги распускают сплетни", хотя единственным источником такого отношения была она сама...

Когда у нее это началось, а началось у нее это  после моего рождения,  мой отец бросил ее почти сразу - возиться с больной женщиной показалось ему слишком тяжелым, а ее родственники - мать и сестра, сделали пару вялых попыток поговорить с врачами-психиатрами, но, видимо, поняли, что если маму заберут на лечение в ПНД, то меня - на тот момент совсем маленького ребенка - придется взять кому-то из них. Им это тоже показалось слишком хлопотным, кроме этого шизофреник ведь бросает тень на семью... и они не стали ничего предпринимать, чтобы как-то заняться лечением моей мамы и бросили ситуацию на произвол.

Порой я думаю, что у мамы была эта болезнь задолго до моего рождения, и мой отец просто не сразу догадался об этом, а иногда мне кажется, что она сошла с ума, именно потому что отец ее бросил. Как было на самом деле - не знаю. Много лет спустя я нашла их переписку, из которой было очевидным, что мать была влюблена в него по самые уши, а он относился к этим отношениям весьма рационально и даже потребительски - определенно в его планы не входило строить долгую семейную жизнь с моей мамой, до нее он был женат несколько раз...

За эти годы мама таскала меня по разным школам и городам (потому что"враги найдут и убьют") растила меня в собственноручно созданной социальной изоляции, то есть я до определенного возраста верила ей и даже не могла допустить, что у нее психическая болезнь.

Мама не отдавала меня в детский сад, она придумывала мне всякие болезни, которых у меня не было, и "лечила" меня от них, благо не медикаментами, а какими-то ваннами, припарками, травяными отварами и заговорами.  Много позже я прочла про т.н. Синдром Мюнхгуазена, который нередко выступает как осложнение при шизофрении и в сложных случаях реализуется не на себе, а на третьем лице, чаще всего на ребенке.

Она была уверена в том, что в школе "враги" могут отравить парту или стул, за которыми я сижу, и каждое утро до начала уроков бегала протирать их спиртом. Я была готова со стыда провалиться под землю.

Часто она раздевала меня догола и искала на теле синяки которые мне нанесли "враги", (у какого ребенка не найдется пары синяков?), любой новый синяк она тут же объявляла "вражеским" ядовитым и пыталась лезвием вскрыть его, чтобы выпустить отравленную инъекцией кровь, это было шокирующе больно и страшно для маленького ребенка. Один раз, когда я стала плакать и просить этого не делать, ее лицо исказилось, она закричала, что лучше сама меня сейчас зарежет вот этим лезвием. Лезвие, конечно, было ржавым и тупым, но мне было лет 5 или 6, и я ужасно испугалась - до сих пор помню тот ужас.

Шизофрения у нее, скорее всего, была шубообразной - этот термин я вычитала в тематической статье, так как периоды агрессии, беспричинной злобы и скандалов, главной причиной всех бед становилась я, сменялись периодами любви, заботы, успокоения, "медового месяца", как я стала позже их называть. Причем смена настроения происходила очень резко - вчера она могла крушить посуду в серванте, до крови загоняя осколки себе в руки, а сегодня она была безмятежна и спокойна, мы ехали с ней куда-нибудь в парк, где были детские аттракционы, в кафе есть мороженое или на взморье - кормить чаек. Ни следа болезни в такие дни в ее поведении не было. А потом все начиналось по новому кругу.

Иногда она начинала говорить о том, что нас, а особенно меня, преследует мой отец, для того чтобы убить и не платить на меня алименты. Ее любимая поговорка - от дурного семени не дождешься хорошего племени, - относительно меня до сих пор звучит в ушах.

Она в красках расписывала, как к нам вломятся бандиты, как будут нас убивать и пытать. До определенного возраста я эти разговоры воспринимала всерьез и очень боялась, а потом начала догадываться, что с мамой что-то сильно не в порядке. Но полностью осознать это умом, что единственный близкий - на самом деле вовсе не твой спаситель, как часто любила повторять мама, вовсе не добрый и любящий тебя родной человек, а буйно помешанный шизофреник, для меня было невозможным, я никак не могла вписать это в свою картину мира, мне было не с чем сравнить, так как контакты со сверстниками были под запретом. 

Мама постоянно твердила, как много она для меня делает, как много мне дает, как мне повезло по сравнению с другими детьми. Временами мама натравливала меня на бабушку, на ее сестер, которые не горели желанием с нами общаться, рассказывала про них всякие небылицы, например, бабушка, оказывается, хотела ее убить, сестры тоже были в сговоре с "врагами". Но чаще всего виноватой оказывалась я, я плохо училась, не хотела ходить в музыкальную школу, ленилась и мешала ей "писать". Мама считала, что она должна написать про то, что с нами происходит, про врагов, преследования и прочее, что как ей казалось присутствовало в нашей жизни, в прессу. Чтобы нас спасти таким образом, придав все огласке. Тогда я верила ей, старалась в самом деле поменьше попадаться на глаза, не отвлекать, но все равно мама считала, что я не даю ей наконец-то сесть и изложить все, что надо для того, чтобы широкая общественность узнала о том, как ее преследуют.

Между прочим, про мою плохую учебу и неприязнь к музыкальной школе - отчасти справедливо, учиться каждый год в новом месте было тяжело, у меня много сил уходило на адаптацию, в классе меня дразнили из-за маминых странностей, а музыкальная школа - (ее я обязана была посещать по маминому мнению, чтобы показать отцу и его родне, какая я умная и гениальная, чтобы они "перестали хотеть меня убить") - не вызывала у меня особого интереса, и когда меня оттуда исключили за неуспеваемость, я была очень рада. Мама разумеется, развила новую теорию заговора о том, что меня оттуда выгнали, потому что "мне нагадили враги".

Жили мы в ту пору очень бедно, впрочем нет - бедно мы жили всегда. Мама по профессии была учителем, дурная слава сумасшедшей делала ее трудоустройство в школу крайне сложным, официально она считалась здоровой, но поскольку жили мы в небольшом городе - зарекомендовать себя как городскую сумасшедшую у нее получилось быстро. Если же она куда-то устраивалась, то обычно дольше года она там не задерживалась, так как у нее начинался обязательный конфликт с коллегами, ей казалось что они над ней смеются, пакостят, гадят, что им "заплатили враги", чтобы ее скомпрометировать и уволить. Поэтому денег у нас почти никогда не было, моя одежда была старой, рваной и нелепой, в какой-то момент начали выручать секонд-хэнды. Потом мама стала выдумывать какие-то махинации с обменом квартиры на меньшую жилплощадь и доплатой в нашу сторону. Суть этой совершенно аховой схемы была в том, чтобы взять у людей доплату, а потом внезапно передумать и долго не возвращать ее. Когда лопухнувшиеся партнеры начинали угрожать нам бандитами и расправой, мама бежала слезно побираться у всевозможных родственников, и те, пусть и с желанием развязаться с нами - но давали денег в долг. Долги она, конечно, практически никогда никому не возвращала.

Что у мамы работало хорошо, так это язык. В целом и образование у нее было недурным и вообще человек она весьма начитанный, с хорошими ораторскими способностями, посторонние люди, не знавшие нас ранее, ни за что бы не подумали что у нее проблемы с психикой. Она сочиняла такие истории, такие сюжеты, что люди неосведомленные, не склонные к анализу и принимающие все слишком близко и эмоционально, ей верили.

С горем пополам я закончила школу (сложно было быть отличницей, меняя место учебы каждый год) поступила учиться, вышла за пределы нашей семьи и до меня стало доходить, что у мамы что-то очень не в порядке с восприятием реальности.

Слово "шизофрения" настолько растиражировано, что давно уже стало бытовым ругательством.

Ты - шизик, - любят в сердцах обозвать оппонента, и вряд ли кто-то из говорящих понимает какие дебри помешательства, какие трагедии прячутся за этим словом.

Шизофренией часто любят награждать героев кино, книг, сериалов... настолько часто, что, наблюдая, как обесценившееся слово в массовой культуре, ловлю себя на мысли, что это какая-то киношная выдумка, что-то такое, чего ни с тобой, ни с твоими близкими произойти не может, просто потому что вы по эту сторону экранов и книг... и мне было очень трудно уложить в свое сознание тот факт, что моя мать больна шизофренией.

Дальше - больше, я вышла замуж и уехала в другую страну. Мама осталась жить одна. Других родственников у нас нет. Мама начала собирать кошек с улицы, они у нее плодились дома, она не стерилизовала их.. в общем, ад. Квартира быстро пришла в негодность, начали возмущаться и писать жалобы соседи, я каждый месяц ездила к ней, пыталась, как могла, разрулить ситуацию, стерилизовала кошек, раздавала, но постоянно находиться там я не могла. В мое отсутствие мама собирала новых.
Потом у нее начались уже серьезные признаки потери памяти, она могла забыть ключи в дверях, становилась агрессивной по отношению ко мне, тратила пенсию на какие-то совершенно ненужные вещи, которые пыталась мне подарить, продукты из холодильника я находила у нее испорченными по всей квартире, стала выдумывать истории о том, что соседи хотят ее убить, отравили воду в водопроводе и пр.
Мама всю жизнь страдала от высокого давления, никогда не пыталась лечить его, не позволяла вызывать врача и категорически отказывалась от любой медпомощи, ограничивалась лекарствами от давления вроде "капотена" которые ей привозила я.

Весной этого года у нее начались очень сильные приступы гипертонии, в один из таких приступов я как обычно приехала к ней и, увидев очередные полсотни кошек, резвящихся по однокомнатной квартире, вызвала скорую, так как мама жаловалась на сильные головные боли и потерю зрения. Маму положили в больницу, сделали томографию головы, по заключениям врача был поставлен диагноз - энцефалопатия, цереброваскулярная недостаточность, атеросклероз сосудов мозга. Мама вышла из больницы через неделю, с кучей назначений и рецептов дорогих лекарств, пить лекарства ее было нереально заставить, она постоянно плакала, то жаловалась на то, что в больнице ее никто не обследовал и не лечил, то говорила что ее там пытались убить, что назначенные лекарства - это на самом деле яд, Потом начала убегать из дома, утверждая что там ей причиняют зло, проникают в квартиру травят продукты, ночами делают уколы с ядом и так далее... целыми днями моталась по городу, стала забывать названия улиц, свой адрес, телефон, постоянно плакала и плакала из-за всего. В конце концов, я поняла, что жить одна она дальше не может, мы сделали ей визу, скорее продали квартиру (потому что подписывать документы ей было сложнее и сложнее) и уехали вместе - у меня был такой план, сделать ей вид на жительство, а пока просто продлевать визу каждые 3 месяца, правда, для этого надо было выезжать за пределы страны и заказывать визу, но тогда это казалось возможным.

На новом месте все началось с нового старта, может, причина в переезде в другие условия, но выбора у меня не было: маме стало казаться, что я и мой муж хотим ее убить, что мы проводим над ней медицинские опыты, ставим синяки на ее тело отравленными шприцами, стала убегать ночью из дома, кричать, что хочет вернуться к себе... стало понятно, что выехать в месте с ней и въехать обратно с визой не получится - она убежит от меня на каком-нибудь полустанке и я ее не найду. В один день мы проснулись от того, что мама вызвала полицию, сказав, что мы силой ее удерживаем, морим голодом и так далее. Полицейские - ребята ушлые, сразу поняли, что к чему, и вызвали бригаду психиатрической помощи, которая немного побеседовав с мамой, определила острый сенильный психоз и отправила ее на лечение в ПНД. Мы получили небольшую передышку и стали выяснять, что мы можем делать дальше, а ситуация складывается таким образом - за время проведенное в ПНД она стала нелегалом, если она выедет, то уже обратно ее не пустят ни под каким видом, официально она не считается недееспособной, на родине - туда, куда она стремится чуть не пешком в тапочках по снегу - у нее нет ни родных, никого - так как я потому и забирала ее, что одна она жить не могла.

В общем я не знаю, что с ней делать. Я понимаю, что она ни в чем не виновата, но я не испытываю ни грамма сочувствия к ней, все мои эмоции которые я испытываю - глухая ненависть. Хотя я понимаю, что она больная, что болела всю жизнь, что некому было ее лечить, что виноваты родственники, которым было насрать на нас, но ничего не могу с собой поделать.

твоя вроде 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 6
Вход
Mila ∙ 27.01 16:15 ∙ #
Жесть. Хорошо, что у автора крыша не поехала от всего происходящего. Сил Вам и терпения.
Жесть. Хорошо, что у автора крыша не поехала от всего происходящего. Сил Вам и терпения.
Анна ∙ 27.01 23:38 ∙ #
Что делать? Сдать в профильное учереждение и навещать по выходным,раз в месяц.
Что делать? Сдать в профильное учереждение и навещать по выходным,раз в месяц.
твоя
28.01 00:23 ∙ #
А там никак не сдашь, она официально не лишена дееспособности, лишить дееспособности - это очень трудоемкое дело. Может занять и год и два. А что вот на данный момент делать, аще не втыкаю(((
А там никак не сдашь, она официально не лишена дееспособности, лишить дееспособности - это очень трудоемкое дело. Может занять и год и два. А что вот на данный момент делать, аще не втыкаю(((
Анна
28.01 17:35 ∙ #
Из каждой,даже самой тупиковой, ситуации всегда есть выход ,не отчаивайтесь! Главное- Вы должны твёрдо для себя решить,что Вы хотите: ухаживать за матерью дома,или всё-же отдать её специалистам.Лично я за второй вариант.После сделанного выбора неуклонно двигаться по выбранному пути,пусть это будет стоить времени и денег.Хороший адвокат может ускорить процесс.Терпения Вам и мужества,держитесь!
Из каждой,даже самой тупиковой, ситуации всегда есть выход ,не отчаивайтесь! Главное- Вы должны твёрдо для себя решить,что Вы хотите: ухаживать за матерью дома,или всё-же отдать её специалистам.Лично я за второй вариант.После сделанного выбора неуклонно двигаться по выбранному пути,пусть это будет стоить времени и денег.Хороший адвокат может ускорить процесс.Терпения Вам и мужества,держитесь!
Alexandra ∙ 28.01 23:44 ∙ #
Как я вас понимаю!!! К сожалению ничего здесь не посоветуешь.... ситуация тупиковая. Берегите себя как можете...
Как я вас понимаю!!! К сожалению ничего здесь не посоветуешь.... ситуация тупиковая. Берегите себя как можете...
Ещё комментарии
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход