ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Дурак ты, Кретов!

2020-07-25 Дурак ты, Кретов!
Дурак ты, Кретов!
О том как человек сбежал от всех: от жён, невест, детей и сам ни с чем остался, хотя купался в роскоши любви и ей же как духами обливался
4 0 1776 25.07.2020
О том как человек сбежал от всех: от жён, невест, детей и сам ни с чем остался, хотя купался в роскоши любви и ей же как духами обливался

Пытаясь разглядеть предмет или явление,  подробно изучить его, оценить гармонию и суть, очень важно, чтобы не ошибиться, выбрать правильный ракурс. 

Можно возразить, что ход событий и форма материальных тел не зависят от того, с какой стороны и как ты их рассматриваешь, несмотря на то, что пространственные изменения очертаний в  перспективе  имеют место. 

С этим утверждением невозможно спорить, но, всё равно реальность изменчива. Её пластика зависит от образа мыслей, от личного отношения, настроения, склада ума, мировосприятия, душевного и психического состояния, то есть от персоны участника или зрителя. 

Например, ночь. Для одного это время суток, когда нужно спать, для другого повод выть от боли и одиночества. Третий воспринимает её, как начало тяжёлой рабочей смены, для четвёртого это время творческого экстаза или страстной любви. 

Кому начало жизни, билет в будущее, для кого страдания, боль и забвение. 

Почему же она для всех такая разная? 

Наверно оттого, что и мы не одинаковы. 

Так во всём – видим одно и то же, но каждый своё, а распоряжаемся информацией и осмысливаем её индивидуально. 

Анатолий Степанович Кретов всегда знал, почему и чего хочет получить от жизни. Ещё в школе он записал в дневнике двадцать перспективных пунктов жизненного плана, где чётко обозначил достижения и сроки их реализации.

Мальчик взрослел, менял и совершенствовал исходные честолюбивые замыслы, но в целом педантично придерживался главного направления.

Основными целями в списке были блестящее образование, удачная карьера, высокий социальный и финансовый  статус, творческий потенциал.

В планах Анатолия Степановича, как ему казалось, не было белых пятен. Он предусмотрел всё.

Вот только…

Сегодня, как и вчера, как неделю и месяц назад, ему не спалось. 

Рабочий день начальника отдела престижного архитектурного бюро начинался в десять часов, но уже в четыре он проснулся от яростного сердцебиения и странных ощущений, точнее предчувствий.  

Ему было не по себе. Тоскливо до того, что хотелось скулить.

Включил ночник, присел на край двуспальной кровати, нырнул в уютные тапочки, огляделся.

–  Для чего мне понадобился сексодром, если живу один, как сыч? Поспать ещё или закурить?

В элитной квартире, несмотря на её современнейшее технологическое оснащение, было  холодно и сыро. По стеклу пластикового окна зигзагами стекали дождевые ручейки. 

Рука сама собой потянулась к пачке сигарет. Сколько раз уже пытался бросить эту  привычку, но тщетно. То ли силы не хватает, то ли воли.

Шаркающими шагами, позёвывая и матерясь на погоду, мужчина проследовал на кухню. 

В раковине лежала грязная посуда, оставшаяся после ужина: лень было поместить её в моечную машину. Тоска.

–  Почему так-то? Всё ведь правильно делал: грыз гранит науки, лез вверх, пахал как тяжеловоз, копил, наживал.

Анатолий злобно пнул ножку стола. Наверно неудачно. Разбил в кровь большой палец. 

Как назло в глаза попала порция едкого дыма, а под руку любимая чашка, которую ему подарил на сорокалетие шеф. 

Залил палец йодом, заклеил бактерицидным пластырем, ткнул кнопку кофемашины, расслабленно уселся в уютное кресло и задумался.

Сорок лет пролетели как один день. 

Детство запомнилось душистыми летними запахами, днями рождения, походами, поездками на море. Были бесконечные викторины, соревнования, конкурсы, кружки, библиотеки, репетиторы, экзамены…

Да, ещё Маринка.

Был в его юности романтический эпизод. Бегала за ним эта симпатичная пигалица, в глаза заглядывала, в любви признавалась. На выпускном танцевали, целовались. 

Ничего такая девчонка: фигуристая, ароматная, приятная на ощупь и вкус. Дурак, нужно было пользоваться тогда моментом. Она была такая податливая, такая восхитительно нежная, такая горячая и мягкая.

Нет, не до того было. В институт нужно готовиться, поступать. Он же перспективный был, медалист, а она кто? Хорошистка. Родители – простые работяги.

Маринка письма писала, приехала проведать один раз. У Толика тогда Светка была:  сентиментальная, безрассудная, болтливая, но безотказная  однокурсница. Она первая дала ему шанс стать мужчиной.

Анатолий воспринимал Светку как лекарство от переутомления: как успокоительное, снотворное и транквилизатор. 

Ничего серьёзного. Только общение и секс. 

Намекала, конечно, несла какую-то чушь про беременность.

Нет, Толик не идиот, чтобы верить в сказки. И потом, у него была цель. 

В то время парню предложили участвовать в перспективном студенческом проекте, выделили грант. Отказываться от подарка судьбы было глупо.

Анатолий согласился и выиграл сектор приз. Их проект стал флагманом, авангардным направлением в отрасли. Его заметили, начали приподнимать. 

В конце курса Светка тихо пропала. Никто не знал, что с ней. 

Ничего, её тут же заменила Танька: рыжая озорная ассистентка, которую взяли в проект со второго курса. 

Это была  бомба. Чего же они тогда творили в постели: фейерверк эмоций, шквал страстей. Бывало, рассудок от восторга улетал куда-то вдаль на целую ночь. 

Потом так легко думалось, такие идеи сами собой рождались. Она больше года была его музой.

У Таньки своя квартирка была. Маленькая, но отдельная. Толик тогда к ней переселился.

Замечательное времечко было. 

Анатолий уже дипломную работу писал, когда Танька вдруг про свадьбу, про семью, про детей заговорила.  

Ага, бросить всё и жениться. Когда всё на мази, когда ему работу в солидной фирме предложили, квартиру посулили, и размер будущей зарплаты озвучили, от которой у него  оргазм случился.

Предложение оформили документально: честь по чести. Оставалось только защититься.

А Маринка… 

Маринка писала все эти годы. Реже, чем вначале, но писала. 

Когда Толик от Таньки ушёл, затосковал сильно. Он ведь уже привык принимать по утверждённому графику эротические таблетки, даже девиз над своим столом повесил – “Ни дня без идеи, ни дня без секса”.

Тогда он чуть в депрессию не провалился.

Маринка спасла. 

Толик на одно из её писем ответил, на судьбу-злодейку пожаловался. Девчонка мигом примчалась. Работу бросила и к нему. 

Как же он удивился, когда оказалось, что Марина девственница.

Комнату в коммуналке сняли. Жили, душа в душу. 

Почти полгода. До диплома.

Потом закрутилось, завертелось. 

Пока с коллективом знакомился, должность принимал, в новой квартире обустраивался – не до Маринки было. Месяца четыре прошло, когда про неё вспомнил. 

На съёмной квартире её не было. На всякий случай письмо отправил, написал, где и как устроился.

Тут Танька с ним по телефону связалась, к себе на день рождения позвала, сказала, что почти все ребята со студенческого проекта будут. 

Анатолий хотел было отказаться, но вспомнил, какая она зажигалка в постели, какая горячая, и согласился. Секса у него все четыре месяца не было – не до того. 

Купил он букет цветов, закуску, шампанское, какую-то прикольную игрушку и поехал. Всю дорогу только о том и думал: оставит – не оставит? 

Именинница оказалась дома  одна. Никаких гостей  не было и в помине. Зато секс был волшебный, подарочный.

Танюха – подружка что надо: лёгкая на подъём, жизнерадостная, симпатичная, шустрая. Если бы не её глупые мысли о свадьбе, не склонность управлять и направлять, разве бы они расстались? 

Толик был счастлив повидаться со старой любовью, на работу после удачного рандеву летел на крыльях вдохновения. 

Работалось в тот день легко: всё получалось само собой. Когда вдруг обнаружилось неожиданное препятствие, скорее всего ошибка в расчётах, Танюха вдруг начала отвлекать: настойчиво названивала, посылала одно за другим сообщения.

Пришлось заблокировать её номер. 

Так нет же, догадалась позвонить с другого телефона. 

Толик рассердился и послал её… далеко, короче. Бабам сразу нужно указывать, где их место. 

Подруга не успокоилась, через несколько дней встретила у офиса. 

Толик уже остыл, даже согласился на свидание, на этот раз на нейтральной территории,  в ресторане.

Выпили немного, потанцевали. Толик подругу в шею поцеловал, чисто из уважения, по старой памяти. 

Впрочем, он уже готов был перенести рандеву в её квартиру. Организм отчаянно сигналил – срочно необходим секс. 

Но тут такое началось.

Девушка разревелась, захлюпала носом, что-то несуразное несла про любовь, всего обслюнявила. 

А ему это всё надо? Какая к чёрту любовь и семья, когда на кону карьера?

Раз пять ещё встречались, с тем же успехом. Толик ей так и сказал, – встречаемся без обязательств или расстаёмся. Прежде чем о семье думать, нужно чего-то в жизни добиться.

Потом Маринка приехала. Письмо получила – решила, что опять зовёт, что повзрослел, одумался.

Не тут-то было. Анатолий даже в квартиру её не пригласил. Для встреч опять снял комнату. 

А Танька… подумала и согласилась жить без обязательств. Так ему и сказала. 

Толик думал, решал, взвешивал, сравнивал. 

Танюха вроде горячее. Решил с ней сойтись.

Маринку пришлось домой отправить. 

Жалко, конечно, было. Она тоже ничего. И на свадьбу ни разу не намекала. 

Можно было её как запасной вариант оставить. Ходил бы к ней иногда, стресс снять.

А Танька, зараза, коварная штучка оказалась. Похоже, по заранее задуманному плану действовала. Толик сам не понял, как его окрутили.

Женила Танюха его на себе. И ребёночка родила, хотя он на аборте настаивал. 

Не так представлял себе Анатолий Степанович счастливую жизнь. Крутись теперь, вертись: то одно ей сделай, то другое. 

Никакой личной жизни не стало. Денег вечно не хватает, претензии, заявления, скандалы.

Не выдержал Толик – развёлся. Танька отнеслась к расставанию спокойно. Наигралась в дочки-матери.

Пару месяцев Анатолий благоденствовал, потом опять загрустил. 

Пробовал искать подружку на ночь в интернете, даже встречался несколько раз. Нет, не то. Одни крокодилицы попадались и тоже с претензиями. 

Зря наверно от Таньки ушёл.

И тут Анатолий Степанович снова вспомнил про Марину.

Письма-то он уже давно разучился писать, всё больше отчёты и деловые бумаги, но старался.

Про любовь сочинил, про то, что готов официально создать семью.

Ответа не последовало.

Хотел было к Таньке вернуться. Та лишь в лицо ему рассмеялась.

– Дурак ты, Кретов. Ничегошеньки в жизни не понял. Помнишь Светку? Конечно, помнишь. А ведь она не пропала, родила Светка, от тебя, паразита, родила. Я ведь знала о том. Соне, дочке твоей, двадцать лет уже. Замужем девочка.

– Ты-то откуда знаешь?

– От верблюда. Я и про Марину знаю. Сколько ты ей горя принёс, сколько страданий. У неё сын от тебя. Так-то. Никому ты теперь не нужен. Так и помрёшь неприкаянным. Любовь ценить нужно. А ты, ты кого-нибудь любил? Куда тебе! Карьера, зарплата, свобода, достаток. Живи один. Тьфу на тебя!

 

 

 

 

 

 

 

 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход