ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

И не уйти, и не остаться

2022-01-27 И не уйти, и не остаться
И не уйти, и не остаться
Непредсказуемость судьбы, но выбор всё-равно за нами
0 0 5023 27.01.2022
Непредсказуемость судьбы, но выбор всё-равно за нами

Он глубоко, с наслаждением вдохнул аромат разомлевшего ото сна Жанкиного тела, чувственно (так бы и… ), погладил  душистые волосы, нежно дотронулся губами до ямочки у ключицы, отчего червячок желания беспокойно зашевелился, совсем некстати, и осторожно заставил перевернуться её на другой бок: иначе не уснуть. 

Она тут же зашевелилась, вздрогнула, будто бы случайно задрала подол ночной рубашки, упёрлась в него оголённым задом и плавно выгнула спинку, давая понять, что ждала, что нечаянно уснула.

Пришлось обнять, запустить руку в вырез рубашки, где покоились полусферы с удивительно нежной кожицей, где было до невозможности тепло и уютно. Вадим не хотел или думал, что не хочет, но нечаянно нажал на заветную кнопочку, которая секунду подумала и начала наливаться восприимчивой спелостью.

Он почувствовал, как включилось в работу её трепетное сердечко, раскачивая воображение и желание, как оживали расслабленные  мышцы, как соблазнительно вибрируют бёдра в предчувствии праздника.

И вот уже её рука шмыгнула назад, вклинилась между ног. Ниже, ещё ниже. 

– Жанна-Жанна, вставать через три часа, что ты творишь!

Девушка окончательно просыпалась. Дыхание её становилось горячим и шумным. 

Это было началом восхитительно аппетитной пикантной игры, но, увы, так не вовремя. 

Однако отступать было поздно. И некуда.

Вадим поглаживал, тискал, нажимал на что-то дико приятное, чувственно или глубоко проникал. Именно так и туда, как Жанна мечтала, как задумала. 

Видно у них было нечто вроде двухсторонней телепатической связи.

– Не двигайся! Останься там навсегда. О-о-о!

Жанна. Любил её Вадим или нет? Он не знал на этот вопрос ответа. 

Всё в отношениях и мыслях было неоднозначно, сложно.

Она была некрасивая, угловатая, но удивительно энергичная, впечатлительная и живая. 

Если бы к Жанкиному телу и её неуёмному темпераменту примастырить милую головку с симпатичным личиком, пожалуй, непременно влюбился бы. Да!

Она так смешно смущалась, когда раздевалась перед сном, когда Вадим категорически отказывался отвернуться, пока Жанна переоденется. 

Девушка так кокетливо краснела, так стремительно отворачивалась, когда он нагло подглядывал за ней, особенно в душе. Случись Вадиму нечаянно подсмотреть, как Жанна расчёсывает волосы, накладывает макияж – она надувала губки.  

Когда любимый в шутку срывал с неё обнажённой одеяло, прикрывалась немедленно, обижалась, даже могла расплакаться, но вела себя кротко. 

Растерянность и беспомощное смущение нравились ему. 

Вадим, чувствуя своё превосходство, грубо набрасывался на девушку, старался вызвать сопротивление, делал вид, что насилует. Она верещала, впадала в пугливый ступор. 

Этот страх, это противоестественное для взрослой женщины паническое смятение и растерянность приводили его в неописуемый восторг, вызывали столь сильную эрекцию, что порой сложно было вынести до конца чувственное испытание. 

Финал вероломной диверсии обычно был фантастическим: Жанна как минимум полчаса  не могла прийти в себя после серии оргастических судорог, а Вадим выдыхался настолько, что спустя несколько минут засыпал в любой позе.

С Жанной было уютно: покладистый характер, хозяйственность, доступность. Можно было не беспокоиться по поводу неприличных заболеваний: девушка была зациклена на чистоте – внешней и внутренней. Она была послушна и добродетельна, что не мешало становиться дьяволицей в минуты близости.

Если задуматься – именно о такой супруге мечтают почти все мужики, которые задумываются о создании семьи, о наследниках, о неминуемой старости, дабы воплотить в жизнь стереотипное представление о реализации идеальной судьбы. 

Вадим часто думал о Жанне, заботился о ней по мере сил, но представить её женой не мог. Или не хотел.

Впрочем, девушка никогда не намекала, что мечтает о фате и обручальном кольце. Она просто жила, просто дарила себя. 

У неё всё было просто. Кроме чувства собственного достоинства, которое было довольно просто уязвить, но невозможно уничтожить. 

Однажды на устроенной дома без особенного повода вечеринке Вадим слегка перебрал, был не в меру возбуждён: танцевал со всеми подряд, норовил каждой женщине наговорить комплиментов, не всегда невинных, лез с непристойными предложениями, сальными шуточками, не стеснялся на глазах у всех обниматься, пускал в ход шаловливые руки.  

В тот день в гостях была подруга Жанны – Ирина Трошина, девушка с кукольной внешностью: интересная, самостоятельная, решительная и почти свободная. 

Почти, потому, что пришла с молодым человеком, который представился женихом.

Жанну смущало поведение Вадима, но она даже виду не подала, что возмущена и раздосадована. 

Что она могла предъявить: ни жена, ни невеста – девочка, которую как бы из жалости пустили пожить.  А интимные и хозяйственные услуги как бы предоставляет в обмен на жильё. Как-то так.

Когда гости разошлись, остались две пары – Вадим с Жанной и Ирина с Анатолием, который никак не мог уговорить подругу отправиться восвояси.

Причина упрямства невесты вскоре стала понятна. Вадим многим женщинам казался  неплохой партией для счастливого брака: симпатичный, крепко скроенный, жизнерадостный, здоровый. К тому же грамотный, преуспевающий профессионал с неплохой перспективой карьерного роста.

В алкогольном возбуждении, тем более во время пикантного контактного танца с подругой, не имеющей мешающих красиво жить комплексов, Вадим мог дать как прозрачный намёк, так и достаточный повод для раздумий о будущем. 

Женщина в состоянии перманентного выбора способна на непредвиденный, даже не вполне адекватный поступок. Ведь Ирина тоже была пьяна, а мечта о сказочном принце – притча во языцех для каждой девочки с нежных детсадовских лет. 

Как бы там ни было, сладкая парочка тихо удалилась в спальню и закрылась.  

Вадим, пристрастившийся к агрессивному сценарию эротических поединков с Жанной, несколько переусердствовал: порвал в порыве страсти воздушный наряд и колготки шаловливой чаровницы, после чего небрежно бросил на кровать и рывком содрал с неё трусики, за что немедленно получил оплеуху и лёгкий, видимо промазала, удар коленом в пах. 

Ковбой принял эксцентричность подруги за выражение страсти, за оригинальный интимный старт, за эмоциональный стимул к немедленному сближению.

Не удивительно, если бы Вадим начал бить себя в волосатую грудь кулаками и боевым криком сообщать всему миру о победе. 

Женщина так не думала. Ей не понравилась слишком пылкая и вульгарная манера Вадима знакомиться, хотя дама не была недотрогой. 

Ирина предпочла бы медленный эротический танец в романтической обстановке, с продолжительной чувственной интимной игрой, с медленным возбуждением при помощи разнообразных и щедрых ласк.

Кончилось тем, что незадачливый любовник отлетел далеко в угол и разбил головой огромную китайскую вазу, так и не добравшись до желанного приза.

Оба в этот момент выглядели непрезентабельно, но нужно было выходить в люди. Не ночевать же на одной кровати после столь досадного фиаско.

 Незадачливые страстотерпцы решились открыть дверь, несмотря на то, что привести себя в порядок не было возможности.

Жанна в эффектной воинственной позе стояла в двери, Анатолий с расплывшимся сизым глазом в неудобной позе полулежал на диване.

Сцена встречи парочек чем-то неуловимо походила на картину “Возвращение блудного сына”, но приключения героев этого неприглядного шоу только начиналось.

– Поздравляю с помолвкой, – с пафосом произнесла Жанна, кидая в Вадима ключи от квартиры, – не провожай! Этот, – кивнула на Анатолия, – с трудом тебя дождался, подруга, требовал интимной сатисфакции. Почему-то с меня. Вы стоите друг друга, голубки. Совет да любовь, – и агрессивно хлопнула дверью.

– Оправдывайся, объясняйся, – позвонила Жанна на следующий день, – неуёмный похотливый старик. С распахнутым скворечником и разбитой башкой рядом с обесчещенной, но гордой  Иришкой ты выглядел бесподобно. А она-то, она: с разорванным лифом платья, со смятыми трусами и рваными колготами в руке, растрёпанная, но невозмутимая и гордая. Бедный Вадик, неужели эта кукла тебя переиграла? Я чуть не заплакала. Финальная сцена трагической постельной трилогии. Автора мы знаем, правда? Реально, я чувствую себя отмщённой. По причине чего предлагаю конструктивный диалог. Что скажешь?

– Искуплю. Землю жрать буду! Приезжай… любимая.

– Сделаю вид, что верю. Готовься, будет жарко.

Жанна не могла уйти от Вадима. И совсем не потому, что некуда, потому, что не хотела перемен, потому, что вжилась в уютный мирок его причудливых фантазий и вздорных, но изученных и освоенных бзиков. Потому что каждому, в конце концов, полагается рано или поздно пройти через персональный ад.

Видно ей испытание уже назначено.

Случайность, как ни крути – частное проявление закономерности. Вадик – её случайная,  роковая неизбежность. Он не может без неё, она без него. Но оба были бы значительно счастливее, если бы никогда-никогда не встретились. 

Увы, им не повезло.

Вот такой необъяснимый, местами забавный  логический парадокс, лабиринт, из которого нет выхода.

После той унизительной сцены они навсегда расставались раз десять. Окончательно, надолго, всерьёз. Потом непременно мирились.

Оба в разлуке скучали, томились бессонницей, тосковали, просчитывали бесконечные варианты сценариев разрешения конфликта, грезили сентиментальными мечтами о трогательном свидании.  

Посмотреть на обряд воссоединения было бы забавно: потерпевшей стороной неизменно считался Вадим. Жанна замаливала мнимое прегрешение деятельным раскаянием: покорной готовностью делиться, дарить, отдавать. 

В момент ритуального возложения жертвы на алтарь любви девушка потрясающе вкусно плакала, а любимый был непривычно заботлив, нежен и мил. 

Первый любовный танец и потом, в постели, после разлуки всегда был грандиозным представлением, – Жанночка, можно я вот так? Спасибо, родная. Ты сегодня такая, такая, как я счастлив!

Не поверите, это признание не было фигурой речи. Вадим действительно верил, что только она способна подарить ему вечное блаженство.

Под действием паров алкоголя Вадим множество раз преподносил Жанне обручальное кольцо с дорогущим коллекционным бриллиантом, как классический кабальеро просил руки, стоя на одном колене, но наутро суетливо искал, куда оно запропастилось. 

И непременно отнимал раритет, стыдливо пряча взгляд от неудавшейся невесты, – бес попутал,  Жанночка. Не готов я к такой ответственности. Сама пойми – рано мне хомут на шею вешать. Хочешь, я тебе путёвку в дом отдыха организую? Прощаешь, а? Прости!

– Скажи, что бы ты сказал, что сделал, если бы узнал, что у меня пропали месячные?

– Не, Жанка, это… ни в какие рамки не лезет. Нет, нет и нет, только не это! 

– Выдохни. Настроение у меня такое. Шалю, прикалываюсь! 

Так или приблизительно так прожили странные любовники девять долгих лет, отламывая по крошке, по ломтику от сжимающегося как шагреневая кожа срока оставшейся жизни при каждом расставании.

Всё когда-то кончается. Всё.

Завершился ничем, гулко звенящей пустотой, неприкаянным одиночеством, и этот причудливо авантюрный роман.

Да, они не поверили до конца, что последняя грандиозная разлука – финал. Однажды, через год или даже два, после длительного запоя, Вадим отыскал в старой записной книжке номере телефона. Долго думал – звонить или нет. 

При произнесении её имени вслух ничего внутри отчего-то не дрогнуло, не возрадовалось.

Всё же звонок был сделан. 

Ответа не последовало.

Жанна давно стёрла из памяти смартфона набившее оскомину имя. Номер тоже. Неизвестным абонентам она не отвечала: слишком много развелось желающих поживиться за чужой счёт.

Ей было, о ком заботиться. Вон она ползает – Алёнушка, точная копия глуповатого папы. 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход