ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Из дурки с любовью...

2018-01-14 Из дурки с любовью...
Из дурки с любовью...
"Из дурки с любовью" -  одна из ста (!!!) "Записок Чукчи на полях жизни...".  Полностью "серия  записок" на Эксмо. И пусть вас не смущает, что в  авторах там значится Макатоша. Это я. Начну не с первой записки, а с любимой.
1 4 2181 14.01.2018
"Из дурки с любовью" -  одна из ста (!!!) "Записок Чукчи на полях жизни...".  Полностью "серия  записок" на Эксмо. И пусть вас не смущает, что в  авторах там значится Макатоша. Это я. Начну не с первой записки, а с любимой.

Эх... придумать сюжет для «Записки...» не получается - придётся рассказать очередную правду из жизни Чукчи.

***

    Отделение неврозов в нашей дурке - место самое что ни на есть гламурное. 

    Вы бы видели, в каких нарядах дефилируют дамы по коридору перед отбоем! 

    Правда, в первые дни меня несколько смущало смешение стилей: спортивные штаны «Адидас», вязаные носки «от подруги», и халат "от леопарда». И всё это в одном комплекте. Были еще варианты с блузками в павлинах и с юбками в разводах, но носки и спортивки оставались неизменными. 

Словом, кутюрье впору садиться в фойе дурки на коже-дерматиновый диван и черпать идеи  фасонов безразмерной «совковой» лопатой. 


    Кстати, когда я посмотрела коллекцию Фриды Джанини из дома Gucci, то поняла, что Фриду эта мысль посетила ещё раньше, чем меня. 

    В смысле... коллекция... тоже... того... Разнообразная. 


    Но написать я хотела о другом.


    Когда я по причине жестокой бессонницы впервые попала в психо-неврологический диспансер именуемый в народе дуркой, то приготовилась страдать от диссонанса: я и среди... «крайне неуравновешенных». 

    К слову, на литературных сайтах неуравновешенных на сантиметр экрана в разы больше, чем в дурке на квадратный метр. Но я про это тогда еще не знала, и воображение подсовывало мне картинки одна другой страшнее.


Вот ведь беда:  как сюжет придумать, так моё воображение прикидывается убогим и немощным инвалидом, а как страшные картинки про дурку рисовать - прям Шемякин с «Петербургским карнавалом». 

А теперь представьте моё удивление, когда в той самой клинике моей соседкой по палате оказалась дама настолько достаточная и императивная, что сравниться с ней в величии могла если что королева английская. 

Одно но - язык!


- Сударыня, вы уже имели честь познакомиться с врачом приёмного отделения?!   - спросила  «королева» российская, едва вошла в палату. 

- Да, - ответила оробевшая я.

И чуть книксен не изобразила.


- Да по этому доктору психушка плачет! 

И «королева мать» протянула мне холёную руку для... рукопожатия:

- Бабан! Будем знакомы!

- Ага, - ответила я, от осознания собственной незначительности забыв представиться.


***

Доктор, дежуривший в приемном покое, надо отметить, действительно не производил впечатление нормального. Но я в психиатрии ничего не смыслила, а потому в ответ на заявление «бабан» лишь робко предположила:

    - Может, устал человек... Или наоборот - перевозбудился... Надеюсь, вы ему  не сказали про «психушка плачет»?

    - Нет. Сдержалась. Но с трудом.

И королева-бабан достала из сундуко-подобной сумки... кофеварку. 

- И всё же поверьте моему сорокалетнему опыту психиатра: у доктора явные отклонения! 

Бабан достала из той же сумки чашку, блюдце, хрустальную вазочку, пачку печенья, пачку кофе, коробку конфет, коробку рафинада и... телевизор.

- Из симптомов, что бросаются в глаза...

 И пристраивая на спинку стула норковый палантин, она диагностировала у принимавшего нас доктора пяток заболеваний, в которые я - наивная - тогда не очень поверила. 

Зря. 

Как выяснилось позже, моя соседка до семидесяти лет заведовала клиникой, аналогичной той, в которой мы и встретились. 


Как замечательно мы прожили тот месяц! 

За двадцать восемь дней о медицине я узнала от бабан больше, чем о педагогике за пять лет учебы на очном отделении. 

По утрам и вечерам, сварив очередной крепчайший кофе (обе лечилась от бессонницы!), мы развлекались тем, что ставили диагнозы. Всем. Пациентам, медсёстрам, санитаркам, врачам и кошкам-собакам за окном. 

Ставила, конечно, она - я лишь помогала с симптоматикой. 

Результат был ошеломляющим: самыми «отклонёнными» оказались врачи.

Когда через месяц, прощаясь, мы торопились сказать друг другу что-то самое важное, заслуженная врачиха процитировала слова Хемингуэя: «Это было блестящее лечение, вот только пациента потеряли». 

Мы посмеялись, выпили прощальный кофе и разошлись. По делам. Навсегда.

Было это год назад. 

И вот всё с тем же диагнозом и в том же приемном покое я снова встретилась с «прошлогодним» доктором. И поняла: королева-бабан была права - доктор не в себе. 

Я даже порадовалась, что мои тараканы, к слову, всего-то мешающие спать по ночам  -  это маленькие букашки на фоне его гигантов из джунглей Борнео.


Думаете, я лукавлю?! Процитирую наш диалог почти без купюр. 


    Приемное отделение.

    Я в чёрном - он в белом.

    Он начинает (естественно, вначале выигрывает).

    - О, мадам, да у вас, давление сто двадцать на восемьдесят! Хоть в космос! Жалко не успели: ваши вчера улетели, - и доктор хихикнул, довольный сам собою.

    - Ничего страшного, я следующим рейсом, - ответила «невыспанная»  я.

    - Ну, это как будете лечиться, - ехидно заметил доктор.

    - Как будете лечить, - поправила я. - Не перекладывайте на меня ответственность.

И тут доктор впервые  посмотрел на меня. 

Наконец-то.

До этого взгляд его блуждал «где ни попадя» и надолго нигде не задерживался.


Я тоже внимательно посмотрела на доктора. 

Забыла написать: с начала нашего разговора он то и дело бросал шариковую ручку на край стола - играл в «упадёт - не упадёт». Потом тянулся за ней, доставал, писал и снова бросал. 

И так без остановки. Уже раз десять.

    - С кем вы живёте? - подняв ручку с пола, перешёл к опросу доктор.

    - С мужем.

    - С одним? 

    Я же говорю - с ним не всё в порядке. Прилично об этом спрашивать?! Так я и выложила незнакомому мужчине, со сколькими я живу!

- Доктор, а вы с какой целью интересуетесь?

Он пристально посмотрел на меня и спросил:

- Вы что, не помните, с кем живёте? Может быть, дети живут с вами?

- Живут. Один. То есть  одна. Второй от нас уехал. Надо говорить, куда и почему?

Доктор снова посмотрел на меня и перешёл к следующему пункту.

- Телефон мужа продиктуйте.

- Вам зачем? Он нормальный! - сказала я и гордо смахнула прядь со лба.

Доктор нудно и с нажимом проскрипел:

- Вдруг... возникнет... необходимость... ему... позвонить.


Права была прошлогодняя соседка - дурка по этому доктору плачет. Какая необходимость может возникнуть? Что может быть общего у этого неуравновешенного мужчины-неврастеника  с моим спокойным и надёжным мужем?! У моего даже разрешение на оружие есть! А этот?! О чём они могут говорить по телефону? 

И тут меня накрыла догадка: он что, собрался на меня моему же мужу жаловаться? Точно! Вон как зло глазищами в мою сторону зыркает!

    - Мадам, - нарушил паузу вконец разнервничавшийся доктор. А ведь вначале даже шутить пытался. - Вы бы уже сказали телефончик мужа.

    - Если вы надеетесь, что позвоните-пожалуетесь, и он заберет меня - не надейтесь.

    - Я уже понял. Я бы тоже не спешил.

    Ну, каков нахал!

    Я реальная принялась давиться обидой, а вот Макатоша (моя альтер-эго, обитающая на литературных форумах) уже отстучала каблучком ритм первых строчек дурацкого стишка: «Если доктор невменяем - тянем шнур и выключаем!»

Хорошо Макатоше - она не настоящая: может и стишки про докторов сочинять. А я сижу молчу. Я кремень! 

Нет, я не кремень. Но муж велел мне молчать. И вообще молчать, и про Макатошу в частности! Про Макатошу особенно. 

- Ни-ни! Ни слова! Только раздвоения личности нам в диагнозе не хватало, - сказал муж, высаживая меня из машины у приёмного покоя.


    И я молчала. Как «рыба об лёд»! Но доктор уже смотрел на меня, как на «родную». 

    Ну, уж нет! Это он в дурдоме одиннадцать месяцев в году - отпуск не в счет, а я только два. Вопрос: что может быть общего между людьми с такими разными жизненными позициями? Или не позициями?! Не суть - мы разные!

    - Мадам, и все-таки, - настаивал  психованный доктор с пятью «диагнозами». - Скажите телефон мужа! 

    Тупиковые действия.  Права была бабан - у доктора ещё и тупиковые действия налицо: я только сейчас заметила, что он всё время раскачивается на стуле.

И тут я не выдержала:

- Почему вы качаетесь? 

- Кто качается?

- Вы! Вы всё время качаетесь на стуле. И ещё бросаете ручку. Пишете, а потом бросаете. Ой! - хихикнув, выпалила я. - Да вы делаете три дела одновременно! Вы же Юлий Цезарь!


    Мне показалось, или между нами пробежала искра?! 

    Я только не поняла - он оценил мой юмор? Или обиделся?

    На всякий случай я ему улыбнулась.

   Доктор взаимностью не ответил. Только посмотрел внимательно.  И хотел качнуться на стуле. Но вместо этого сказал «блин».

- Эвфемизм, - пригвоздила я доктора определением, как диагнозом. - Замена матерного слова на нейтральное по смыслу. Вы нервничаете? Можно скрыть за нейтральным словом хлёсткое выражение, но внутренне напряжение не скрыть. Вы как спите?

- Да нормально я сплю! - взвыл доктор. - Просыпаюсь хреново! А сплю нормально!

 - Не кричите. Я вас слышу. И понимаю.

Похоже, мы действительно начали понимать друг друга.


 Вот удивительно: диагнозы у нас разные (у меня только бессонница... если что), а десять минут пообщались - и уже контакт. В жизни бы так!

    И как только всё стало налаживаться - в приёмный покой вошёл санитар. 

    Нет! Санитарище!

    Он сел на кушетку и, не реагируя на меня, спросил у доктора: 

    - Дмитрий Евгеньевич, вы колготки Елене Павловне отдали? 


И тут я окончательно забыла, что я не Макатоша с литературного сайта, а Светлана Корзун из приёмного покоя, и... заржала.

 Доктор сник и посмотрел на меня, как побитая собака. 

«Вот дура! - подумала я. - Весь контакт испортила. Человек застеснялся. А у него и так куча проблем: работает с дураками, просыпается тяжело...»


    Я улыбнулась во весь рот - мол, я всё понимаю.

    - Это... после корпоратива... - промямлил доктор Дмитрий Евгеньевич. - Елена Павловна... забыла! День дурака отмечали... первое апреля.

    - Понимаю, - воодушевлённо поддержала я. - Профессиональный праздник! 

    Доктор ещё и покраснел.


Но остановиться я уже не могла:

    - Так колготки-то отдали?

    Доктор закашлялся, зло посмотрел на санитара, на меня и пробубнил под нос:

    - Сама забрала - даже не видел когда.

    - Жаль! - всхлипнул раздосадованный и даже хлопнул большой ладонью по колену. - Я хотел на её лицо посмотреть! 


    Санитар загоготал, встал с кушетки и сгрёб мою сумку. 

    Он уже протянул лапищу за моей картой, но доктор спохватился и отодвинул формуляр на дальний край стола:

    - Последний вопрос, мадам, - доктор раскачался на стуле так, что мне стало за него страшно. - Синяки, ссадины, педикулёз, туберкулёз, гепатит... Чем удивите?

    - Я должна выбрать? - игривое настроение хихикаюшего у дверей санитара передалось и мне.

    - Берите оптом - не прогадаете! - сказал чуть оправившийся доктор, который, похоже, на меня всё-таки злился. 

    А чего на меня злиться?! Это Елена Павловна в День дурака, колготки забыла, а не я. 

    У меня, кстати, ноги и правда вечно в синяках - поэтому я бы никогда не ушла с корпоратива без колготок. 

    - Доктор, а вы почему про синяки спросили?

    - То есть гепатит и педикулёз вас не смутили? Положено - потому и спросил. Если по-инструкции - я вообще должен вас осмотреть.

    - Тогда осматривайте, - ответила я раньше, чем подумала.

   И уже приготовилась посмеяться в компании двух половозрелых мужчин.

   Но доктор явно не ожидал такого поворота:

    - Дурдом какой-то! - закричал он и в сердцах отбросил ручку прямо под кушетку.

    Мне стало обидно. 

    Раньше на меня мужчины реагировали иначе.


    Доктор резко встал, обошёл стол, поднял ручку и зло сказал:

    - Проходите в соседнюю комнату и раздевайтесь.

    По тому, как перекосило его лицо от мысли, что меня надо будет осматривать, я поняла: первая молодость - впрочем, как вторая и третья - от меня уже ушли... и даже не вчера.

    И еще я подумала, что в дурдоме лучше не шутить.


    - Ладно, - сказала я. - Согласна без предварительных ласк - сразу в отделение.

    Санитар забрал со стола заполненную карту:

    - А где ваши тёплые вещи?

    Я не сразу сообразила, что он от меня хочет: 

    - У вас холодно? 

    - Я про верхнюю одежду, которую сдавать на хранение надо.

    Я подумала - может, пошутить и сказать, что у меня норковая шуба, и я её уже сдала на хранение - в ломбард?!

    Но настроения шутить не было. И шубы никогда не было.

    А я честная. Это Макатоша вруша. 

    Но муж про Макатошу велел не говорить. 

    То есть... про Чукчу. Из-за раздвоения личности... 

    Или про Чукчу можно? 

    Кстати, а с Чукчей и Макатошей - это уже растроение личности. 

    А бабан-соседка по палате про растроение ничего не говорила. 


    Ух, ты! Ворд подчеркнул растроение - значит, нет такого слова. 

    Нет слова - нет диагноза.

    Тогда, что со мной такое?!

    Ах да! Бессонница. 


    ПС: Я глупая, но не злая. Доктор из приёмного покоя меня простил. Я его вчера поймала в тёмном коридоре нашего отделения и пообещала больше не шутить. 

    Он поверил. 

    Но когда я отпустила его руку, сказал, что лучше бы меня поместили этажом выше - к тем, которых закрывают на ключ.

ПС2: кстати, не забыть сказать доктору, что с этим ключиком как у проводников он похож на раздолбая Михалкова в «Вокзале на двоих», когда  говорит Гурченко «быстренько-быстренько-быстренько... сама-сама-сама-сама...»


Корзун Светлана (Макатоша).

Светлана Корзун 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 4
Вход
FB_172344409992703 14.01 19:39
Комментарий удален
Комментарий удален
Светлана
14.01 19:41 ∙ #
Это точно! Доброго вечера, Галина. Рада приветствовать на моей страничке.
Это точно! Доброго вечера, Галина. Рада приветствовать на моей страничке.
Елена ∙ 15.01 09:36 ∙ #
Ой, Светлана... или Макатоша...какой у Вас богатый жизненный опыт и чувство юмора)) Ухихикалась, пока читала)) Спасибо за хорошее настроение!
Ой, Светлана... или Макатоша...какой у Вас богатый жизненный опыт и чувство юмора)) Ухихикалась, пока читала)) Спасибо за хорошее настроение!
Светлана
15.01 09:45 ∙ #
Всё, что не стоит денег, я дарю легко и с удовольствием))). Улыбайтесь на здоровье! Я рада!
Всё, что не стоит денег, я дарю легко и с удовольствием))). Улыбайтесь на здоровье! Я рада!
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход