ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Как с этим жить?

2019-10-11 Как с этим жить?
Как с этим жить?
Вместо восторга и эйфории там поселилась заноза, впивающаяся всё глубже. Похоже, её уже оттуда не выковырнуть. Доступ к ней зарос слоем загрубевших покровов, закупоривших попутно выцветшие преждевременно чувства.

Я ведь какая была любовь...
4 6 668 11.10.2019
Вместо восторга и эйфории там поселилась заноза, впивающаяся всё глубже. Похоже, её уже оттуда не выковырнуть. Доступ к ней зарос слоем загрубевших покровов, закупоривших попутно выцветшие преждевременно чувства.

Я ведь какая была любовь...

С высот палящего соблазна
спадая в сон и пустоту,
по эту сторону оргазма
душа иная, чем по ту.
И.Губерман

Минул год с того дня, как в моей груди поселились светлячки.

Как же мы были счастливы всё это удивительное время.

Неужели я произнёс местоимение мы? Не может быть. 

Я был наверху блаженства и не скрывал этого факта. Это было время открытий и познания: себя, как мужчины и Вари, как женщины. 

Что касается восприятия событий и наших удивительных отношений, могу говорить лишь за себя. 

В свою прелестную маленькую головку жена меня так и не пустила.

Тогда мне это было неведомо. Да и ни к чему. Сами понимаете: когда человек неожиданно получает в миллион раз больше, чем мог обозначить в самых смелых мечтах, его восторженный мозг неспособен различать серо-бесцветные оттенки бытия.

Жизнь казалась мне настолько насыщенной и яркой, что приходилось от избытка удовольствия зажмуривать глаза.

Мне казалось, что день и ночь брожу по удивительным, полным незабываемых впечатлений тропинкам сказочного леса.

Путешествие в мир любви было настолько увлекательным, что время на часах замерло, боясь потревожить моих светляков, которые к тому же ждали потомство. Естественно моё.

Вы когда-нибудь гладили мраморной белизны изрезанный кровеносными сосудами набухающий желанной беременностью животик, прислоняли к нему ухо, чтобы услышать биение сразу двух любимых сердец? Тогда должны меня понять.

Наши отношения начались внезапно, можно сказать по недоразумению, с маленького конфликта, который неожиданным образом трансформировался в приязнь и буквально мгновенно перерос в любовь. 

Или в страсть. 

Разве можно разграничить одно и другое? Процессы эти взаимосвязаны, поскольку природа у них по сути одна, а оценку этим очаровательным состояниям мы предпочитаем давать лишь спустя годы, потому, что в процессе происходящих событий полностью теряем голову.

Я парил над землёй, не касаясь её неприглядных сторон. 

Когда предмет, который целиком поглощает  внимание, находится в предельной близости, практически нет возможности его детально рассмотреть, потому, что для интимного диалога используются совсем другие органы чувств.

Понятно, что без зрения обойтись невозможно, но предмет обожания в эти мгновения превращается в сгусток настолько мощных энергий, что видишь совсем не то, что происходит на самом деле.

Гипноз это или интоксикация мне неведомо. Возбуждение непрерывно снабжает избытком магических излучений, бесперебойно обеспечивающих эйфорию, окутывающую сознание и тело густым облаком наслаждения и блаженства. 

Истина и реальность для влюблённого не имеют значения. Мозг пылкого романтика любое незначительное событие легко превращает в праздник. Он изобретательно, со вкусом, раскрашивает обыденность в цвета и запахи лета, и чувствует то, чего не было, и нет.

Наслаждение от соприкосновения с Варенькой и её удивительной Вселенной было настолько объёмным, чарующим и невероятным, что долгое время никто иной не попадал в зону моего восприятия. 

Весь обозримый мир состоял из меня и её, всё прочее казалось размытым фоном.

Тогда я ещё не знал, что такое оргазм, но испытывал его непрерывно. 

Мир для двоих: этого было достаточно, чтобы испытывать наслаждение от самого факта существования.

Я видел лишь огромные, пронзительные, неимоверно глубокие, просто бездонные глаза цвета знойного лета, обрамлённые обворожительной густоты ресницами. В них плескались зелёные волны неимоверного числа оттенков. 

Варя была очаровательна. 

Любовь способна мимикрировать как хамелеон, сливаясь с мечтами и фантазиями, подстраиваться под желания и настроение. 

Её необыкновенные волосы я мог расчёсывать часами. Они струились и потрескивали. Варенька блаженно зажмуривала глаза, а я млел от прикосновений.

Невозможно было оторвать взгляд от её обворожительного лица, с помощью мимики посылающего мне сигналы симпатии и желания, от нежной шеи, от маленьких, почти  прозрачных ушей. 

Её розовато-белая кожа, фактурой и нежностью напоминала тельце новорождённого: до неё можно было дотронуться лишь губами, чтобы не поранить ненароком. 

Варенька своим присутствием в моей жизни будоражила чувства и пробуждала инстинкты похотливого самца. 

Природа значительно сильнее нас. Она способна заставить делать то, для чего предназначен, даже если это не входит в твои планы.

Колокольчики Варенькиных грудей, призывно колышущиеся от каждого движения манили загадочным предназначением и фантастической формой: динь-динь-динь, напоминали они о себе и внутри у меня расцветали сады. 

Я мысленно примерял, поместятся ли в мою ладонь эти податливые упругие бутоны, которые пробуждали воображение, снабжая его немыслимыми галлюцинациями, заставляли поклоняться моей девушке, как божеству. 

Варенька была легка, невесома, полупрозрачна, как видение, как мираж, который переносит умирающего от жажды путника в мир желаемого. Я видел как пульсирует кровь в её сосудах, создававших сказочной красоты рисунок под тонкой кожей.

Её аппетитно-сдобная попка вкупе с осиной талией, обворожительными изгибами тела, налитыми бёдрами и ямочками под коленками создавали соблазнительный рельеф, от созерцания которого жизнь казалась сказочным приключением, от которого захватывало дух.

Эти многозначительные детали дарили избыточную пищу воображению, способному проникнуть в суть и причину бытия, прикрытую лишь тонкими покровами искусственной драпировки. 

Сочетание Варенькиных тайн и неоспоримых достоинств действовало на мозг безотказно, заставляло помимо воли принимать охотничью стойку и беспрекословно выполнять химические приказы, заставляющие идти в наступление: срывать деликатные покровы, припадать к источнику вдохновения и пить, пить, пить эликсир жизни из её источников.

Увы, утолить жажду было невозможно. Вожделение и желания  в процессе удовлетворения лишь увеличивались в объёме  и интенсивности, наслаивались одно на другое, превращая меня в подобие наркомана, требующего новую, многократно усиленную дозу любви.

Невозможно было минуты обойтись всего этого великолепия, тем более что оно подарено судьбой именно мне в бессрочное пользование.

Аппетит на волшебные ласки рос день ото дня. Лишь гурман способен отведать капельку, восторгаться едва различимыми оттенками ощущений, дожидаться от изысканного блюда  божественного послевкусия. Все прочие, присаживаясь за ломящийся от роскошных угощений стол, не в состоянии насытиться. 

Я не исключение. 

Каюсь, не ел, жрал, черпая пикантные деликатесы полной ложкой. И чавкал от наслаждения.

Я ликовал, впадал в эйфорию, откровенно бессовестно, забыв о благоразумии, сдержанности и скромности изучал каждый миллиметр роскошного дара, дополнял созерцание интимных тайн возлюбленной прикосновениями и поцелуями, даже в таких недоступных сокровищницах её благостного тела, название которых неудобно произнести вслух. 

Мои пальцы и губы порхали по загадочному ландшафту, стараясь запомнить каждую неровность, впитать запахи, вкусы, отведать эти изысканные блюда, насладиться этими дарами на всю оставшуюся жизнь.

Чего уж говорить о моментах, когда мне было позволено входить в святилище с его тесными гротами и прикасаться к тайнам девичьего мироздания изнутри. В такие моменты я полностью забывал о своём существовании.

Конечно, я был благодарен за оказанное доверие, но воспользовался им слишком неосторожно. 

Откуда мне было знать о тайне зачатия?

*****

Незаметно в великолепии непрекращающегося блаженства пролетел ещё год. 

У нас родилась замечательная дочка. 

Так вышло, что роды принимали в доме родителей за полторы тысячи километров от посёлка, где мы жили. Для этого были объективные причины.

Варенька ловко разыграла комбинацию, в основе которой была неизбывная  тоска по любимому мужу. В результате грудной ребёнок оказался там, с бабушкой и дедушкой, а мы — здесь. 

Жену, как ни странно, это нисколько не расстроило. Я был для неё источником жизни.

Меня утешало то, что она рядом. Что может быть прекраснее любви?

Её очаровательный взор, божественный запах, и роскошное тело, ублажали меня, наполняли жизнь радостью. 

Расстраивала лишь разлука с ребёнком, который стал неотделимой частью меня. Жить отдельно от своего детища я не хотел и не мог, о чём постоянно напоминал жене.

Я всё ещё пребывал в толще густого эфирного облака эйфории, которая была навеяна страстью, наполнена возвышенными чувствами к самому близкому человеку, и сказочных представлений о повседневной обыденной жизни и предназначении семьи.

Скверный, капризный, чрезмерно агрессивный характер проступал в моей девушке постепенно. Она только училась управлять семейными процессами и мной. 

Её интересовали только те стороны бытия, которые облегчали исключительно её личную жизнь.

Варя отгородилась непроницаемой  стеной эгоизма, лишь изредка открывала ворота неприступной крепости, чтобы изобразив видимость чувств получить некий необходимый на данный момент бонус.

Её устраивала жизнь без обязанностей и обязательств. 

Замечательная в недавнем времени, единственная и любимая жена неожиданно для меня заразилась уверенностью в своей исключительности. Ведь она единолично обладает тем призовым фондом, в котором нуждаюсь я, и вольна распоряжаться этим даром как заблагорассудится.

Власть женского начала на мужчину беспредельна, если вы понимаете, о чём я говорю. Молодой здоровый организм ежедневно требует для нормальной жизнедеятельности порцию любви, приправленную нежностью, добротой и пониманием.

Варенька научилась конвертировать чувства в материальные блага.

Сначала это было смешно и необычно. Мы дурачились, но желания её, тем не менее, исполнялись в озвученном  объёме. 

Мне было крайне приятно исполнять Варенькины прихоти. Я испытывал истинное наслаждение, видя её воодушевление и неподдельную радость от того, что она получала небольшие сюрпризы, о которых мечтала.

Шло время, которое странным образом разрушило иллюзии: меня использовали, покупали, имели, прикрываясь чувствами.

Я иду с работы домой и неожиданно ловлю себя на нелепой мысли — мне очень хочется, чтобы Варя уже спала. 

Сегодня, сейчас, мне нужен друг, единомышленник, совсем не любовница. 

Слишком широко я открыл свой внутренний мир, доверился мечте, притворившейся любимой женщиной, впустил в него невзначай кого-то чужого, озабоченного исключительно личным благополучием, желанием процветать за чужой счёт.

Откуда вынырнула эта странная цепочка рассуждений, ведь я иду домой к любимой девочке?

Ещё и ещё раз прокручиваю эти нелогичные, нелепые мысли. Выходит, я живу с человеком, которого подсознательно остерегаюсь, которому не доверяю. А как же любовь
?

Пытаюсь забыть запорхнувшие нечаянно в возбуждённую голову рассуждения, но тревожные мысли вертятся, не даёт покоя до тех пор, пока не зашёл в свой подъезд.

Варя на своём боевом посту в любимом кресле, единственном в нашей квартире. 

В него никто не смеет садиться, это её личное пространство. Варя на секунду отрывает от книги взгляд, отсутствующий, безразличный, и вновь углубляется в интересное чтиво. 

Спустя минуту или две, не отрываясь от чтения, говорит, — сейчас страницу закончу и подойду, приготовь пока чего-нибудь поесть, я ужасно проголодалась, еле дождалась. 

Не правда ли странно, ведь с работы пришёл я. 

Варя апеллирует тем, что я готовлю вкуснее. 

Резонно. Железная, непробиваемая логика. Честно говоря, это немного льстит, но такое повторяется каждый день, что порождает неприятные ощущения.

Меня здесь не ждали?

На скорую руку, без настроения, готовлю ужин, рассеянно кормлю жену. Очень хочется побыть одному, подумать, но у неё свои планы.

Дальше реализуется театральное действо. Это ритуал, традиция, которую никому не позволено нарушать. Представление выверено в мелочах, многократно посекундно отрепетировано. 

Молодая мужская кровь, несмотря на испорченное настроение, бурлит, не переставая, требует действия и разрядки, стоит только привлечь его внимание к особенностям женского тела.

Несколько десятков интригующих интимных манипуляций: церемониальный эротический танец, например обнажение и намеренно медленное переодевание, заклинание в виде воздушных поцелуев, стрельбы глазками, волнующие жесты, и с жертвой можно делать всё, что заблагорассудится.

Вожделение отключает мозг, запечатывает духовные поры и превращает любого мужчину в раба плоти.

Он и не мыслит сопротивляться, пребывая временно в ином измерении, а вернувшись, будет боготворить свою избранницу, отождествляя её с той далёкой Вселенной, на которой ему дозволяют побывать, открыв временный портал, надёжно запрятанный в промежутке между ног.

На меня этот гипноз действует ещё сильнее: у меня нет иммунитета, тем более что некогда на мою мужскую пуповину Варенька накинула петлю, за которую всегда можно дёрнуть: ласково, неистово, даже, при желании грубо — я не обижусь.

От меня можно ожидать только чувства любви и благодарности. Для этого нужно быть хозяином петли, её повелителем, точнее повелительницей.

Конечно, я мыслю иначе, когда возвращаюсь в свою привычную реальность, но это потом... хотя и позднее готов ради прекрасных мгновений на многое, чтобы ещё хоть раз испытать немыслимое блаженство.

Варенька это знает.

Не каждая женщина способна эффективно применить доставшиеся от природы исключительные женские достоинства и сокровенные знания о принципах их использования. Варя может. 

Мы оба изнемогаем лёжа во влажной от пота постели. Наши груди размеренно, часто вздымаются и опускаются, пока кровь не вернётся в свои исконные берега, медленно покидая воспалённые органы. 

Мир вокруг  в эти мгновения постепенно становится устойчивее, отдельные детали медленно вращаясь возвращаются свои на места. 

Очень хочется спать.

— Я тебя люблю! Очень-очень!

— Я тоже тебя люблю! Ты у меня самая лучшая, единственная!

Позднее в устоявшемся ритуале появилось изменение: если ей что-либо не нравится, раздражает, или понадобилась какая вещь, либо уступка, Варя начинает скандалить. 

Скверный характер проявился не сразу. Лишь тогда, когда у жены появилась уверенность в незыблемости достигнутого результата. 

Как правило, я уступаю, но не всегда: бывают моменты, когда согласиться с ней невозможно, или требование превосходит наши возможности. Иногда претензии вовсе абсурдны. 

Это бывает не часто, но случается. Тогда в ход идёт тактика молчания: Варя уходит в себя, прекращает общаться. Долго, иногда неделю, даже больше. Всё это время, меня она в своё личное пространство не впускает: отлучён, до момента окончательной и бесповоротной победы.

Тем не менее, шаманские пляски не прекращаются ни на минуту. Варя надевает самую откровенную одежду, часто демонстрирует обнажённые прелести, намеренно наклоняется, выставляя аппетитный зад, затуманивает взгляд неким магическим образом, вызывая тем самым невыносимые приступы сладострастия.

Сдаётся, что это долгосрочная, выверенная возбуждающая техника, которая используется  с самого первого дня знакомства.

Сначала она подсадила меня на страстный секс, теперь пользуется им, как пусковой кнопкой, точнее тормозом. Или наказанием, словно я собака Павлова, у которой вырабатывают безусловный рефлекс на раздражитель, а затем пользуются им, как конфеткой, либо как плёткой.

Промаявшись несколько дней, я обязательно иду на уступки, причём сексуальный леденец  принимаю с благодарностью, готовый и дальше вилять хвостом, лишь бы не наказывали.

Это очень действенно, только со временем начинает восприниматься как унижение, да и сладость перестаёт быть чрезмерно привлекательной, становится приторной. 

Оскорбление мужского достоинства, кристалл за кристаллом, вырастают в карстовые пещеры отчуждения. 

Любовь не живёт в обстановке корысти:  задыхается и гибнет.

В голове иногда мелькает мысль: а как там поживают другие сладкие булочки и сдобные пирожные, которые красуются тут и там, но до поры не вызывают аппетита, потому что ты сыт? 

Что случится, если попробовать пару-тройку пирожных или абрикотиновый торт с экзотическими орешками, пропитанный сладким ликёром?

Не всерьёз, только для ознакомления с иным вкусом? 

А вдруг понравится и тогда что? 

Не правда ли глупые мысли заскакивают порой в возбуждённую эротическим голодом голову? 

Я отмахиваюсь от них, гоню прочь, но тщетно: их становится больше. 

Однако, пока процесс под контролем. Варя не даёт мелькающим крошкам сомнений разрастись в реализацию навязчивого проекта, во всяком случае, я никогда не перехожу незримую черту, оставаясь верным спутником жизни. 

Возможно, так чувствует себя собака, которую постоянно пинают, но обещали погладить.

Наверно, если так жить довольно долго, не интересуясь, что происходит за стенами личной квартиры, можно привыкнуть. Только у меня есть и другая жизнь.

В той, другой, альтернативной, у меня нет секса, зато уважают моё я. Я могу поделиться со своей подружкой радостями и невзгодами, выслушать утешение или совет. Там, мне всегда рады.

Не знаю, хорошо это или плохо, запутался, но я ныряю из одной проруби в другую, приспособившись к разной среде обитания. 

Кому-то такое существование покажется бредом, но я так живу, в двух разных вселенных одновременно, не имея сил и смелости определиться. Кажется, я счастлив.

В прошлые выходные мы отгуляли свадьбу у друзей: Гали с Геннадием. Я был свидетелем. Свадьба шумная, весёлая, народу не очень много.

Старался не отпускать от себя жену, зная её пристрастие к алкоголю и флирту, что мне почти удалось.

Всё равно она нашла способ напиться до чёртиков и уединиться с одноразовым воздыхателем. Ревновать и беситься бессмысленно. Я же знаю, что Варя сделает круглые глаза, откроет слёзный клапан и зальёт всю квартиру солёной влагой.

Домой мы ехали вместе с новобрачными. В машине она совершила ещё один непременный ритуал, заблевав платье невесты.

Не знаю, что она пила, не смог уследить за этим, но рвало супругу до самого утра. Я терпеливо поддерживал Варину голову, подставлял тазик. Время от времени не успевал добежать вовремя: приходилось менять постельное бельё и её одежду. 

Не привыкать: это тоже часть моей жизни.

На второй день торжества всё повторилось. Не могли же молодожены обойтись без  свидетеля. Гости с пониманием отворачивали взгляды, застенчиво пожимали плечами. В остальном, мероприятие удалось.

Со временем наши семейные отношения совсем расстроились, стали сложными и непонятными. Дочку жена давно и прочно сплавила моим родителям. Поначалу причина для этого была довольно серьёзной, позже ей просто понравилось ничего не делать и ни за что не отвечать. 

Варя сидела дома, читала, грызла семечки. Все домашние дела отрабатывали вместе в выходные дни.

На работу жена идти не захотела, мотивируя тем, что собирается ехать к дочери. К дочери не ехала, заявляя, что меня даже на день нельзя оставить одного — конкурентки уведут.

Оригинальная позиция
: со всех сторон враги, бедная девочка — обороняется. 

Немного отдохнув, Варя временно снимала осаду, вновь приступала к попыткам окончательно меня приручить, вводя в любовный транс. Не знаю, как она шаманила, но ей это удавалось без особых усилий.

Я вновь припадал к источнику наслаждения, готовый выполнить любую команду.

В очередной раз желание Варя озвучила почти неподъемное: девочка потребовала, чтобы я уволился и переехал вместе с ней в столицу. 

Не было никакого реально выполнимого плана, только требование жены привести её к другой жизни, которую она трактует, — хочу жить, как люди...

Знать бы, что это значит, каких людей она имеет в виду и какие события считает их замечательной жизнью. 

Стремления к познанию, интеллекту, движению вперёд я у неё не замечал. Конечно, она вполне грамотная, много читает, но круг интересов ограничивался любовными приключениями и триллерами, а мечты — обилием шмоток.

Мизерный опыт работы продавцом отвратил её и от этой профессии, где нужно быстро считать и уметь угождать покупателю. Эта деятельность не для неё, а чего  действительно хочет, не знает: считает, что для добывания денег достаточно усилий мужа, а жена должна...

Здесь, однако, большой пробел. 

Чего должна делать жена, о том Варя не задумывалась, да и не женское это дело — решать сложные вопросы. Ведь у неё есть то, чего нет у меня, значит можно махать этим аргументом, как полковым знаменем.

Может показаться, что я описываю светскую львицу, фотомодель, или дочь состоятельных родителей.

Отнюдь, Варя простая деревенская девчонка из многодетной семьи. Откуда растут ноги непомерных амбиций мне неизвестно, но они есть, а исполнителем всех желаний назначена не золотая рыбка, а я, человек без особенных талантов, с ограниченным опытом и без денег.

Для Вари это не имеет значения, она верит в свои колдовские чары и безграничное везение, чего нельзя сказать обо мне. Я в себя совсем не верю, потому, что не способен справиться даже с женой.

Всё сильнее саднит в груди, откуда испарилось сизой дымкой и истаяло, как утренний туман, сияние внутреннего света. 

Вместо восторга и эйфории там поселилась заноза, впивающаяся всё глубже. Похоже, её уже оттуда не выковырнуть. Доступ к ней зарос слоем загрубевших покровов, закупоривших попутно выцветшие преждевременно чувства. 

Боюсь, с этой бедой придётся смириться и жить. 

Скучно, нелепо, безрадостно. Ведь Варя — мать моего ребёнка. Не могу же я сделать его несчастным, начав раздёргивать на части. 

Хотя… 

А мать ли она? 

Что скажет дочь, когда вырастет? А мне, мне будет, что ей ответить? 

Воспитывают-то её старики. 

Вот такая, понимаешь, нарисовалась проблема…

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 6
Вход
Галина ∙ 11.10 21:25 ∙ #
Хорошо устроилась. Дочку жалко. Если любит, почему домой не забрал?
Хорошо устроилась. Дочку жалко. Если любит, почему домой не забрал?
Валерий
11.10 21:34 ∙ #
Трагедия. У ребёнка коклюш был. На севере такие болезни вылечить невозможно. Но мама она была никакая.
Трагедия. У ребёнка коклюш был. На севере такие болезни вылечить невозможно. Но мама она была никакая.
Галина
11.10 21:48 ∙ #
Самовлюбленная эгоистка, вот кто она. Мальчики таких любят. И по жизни таким больше везёт.
Самовлюбленная эгоистка, вот кто она. Мальчики таких любят. И по жизни таким больше везёт.
Валерий
11.10 21:52 ∙ #
До поры. Любая неискренность в отношениях рано или поздно из достоинства превращается в порок.
До поры. Любая неискренность в отношениях рано или поздно из достоинства превращается в порок.
Галина
11.10 22:08 ∙ #
Очень хочется историю дочери. Очень хочется, чтобы она была любима и счастлива.
Очень хочется историю дочери. Очень хочется, чтобы она была любима и счастлива.
Валерий
12.10 06:55 ∙ #
Собственно так и есть. Хотя судьба основательно и её покрутила.
Собственно так и есть. Хотя судьба основательно и её покрутила.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход