ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Как же им все завидовали

2021-01-10 Как же им все завидовали
Как же им все завидовали
В реальности всё не так как на самом деле
4 0 3682 10.01.2021
В реальности всё не так как на самом деле

 Аурика и Катя – две сестры с разницей в возрасте в два года. Они всегда безумно любили друг друга, но постоянно соперничали, доказывали, кто из них самый-самый. 

Природа распорядилась их внешностью и характерами весьма странно. Девочки были абсолютно разными: обе наделены целеустремлённостью и талантами, но разными. Им было тесно в одинаковых занятиях и интересах.

Со временем девочки приобрели неповторимые индивидуальные свойства: привычки, повадки, обаяние, темперамент, миловидность.

Старшая сестра – Аурика, выросла застенчивой, скромной, кроткой, даже робкой. У неё практически не было подруг, круг интересов девочки замыкался на чтении, музыке,  тихих уединённых занятиях, связанных с творчеством и развитием интеллекта. 

Мысли, мечты и эмоции она доверяла только дневничку, который прятала от посторонних глаз в секретном месте под комодом. 

Аурика была безукоризненно ухожена, комнату свою содержала в образцовом порядке. 

Катя посмеивалась, – ты перфекционистка. Нельзя так серьёзно относиться к порядку. Совершенства в природе не существует. Красота и гармония рождаются из сочетания противоположностей. Будь проще. Учись жить вкусно, получать удовольствие и вдохновение в творческом беспорядке. Общайся, развлекайся, дружи, люби. Это так здорово!

– Мне, Катенька, достаточно твоего да маминого общества и мудрых советов дедушки. Я люблю наслаждаться одиночеством, прочувствовать романтическую лирику, погрузиться с головой в сладкую меланхолию.

– Неужели не видишь – эти странные пристрастия делают тебя уязвимой? Ты же готова уступить любому в угоду душевной гармонии в интерпретации, которую никто не может понять. Я не помню ни одного случая, когда ты кому-либо сказала “нет”. 

– Зачем отказывать человеку в том, что он воспринимает как смысл жизни? Почему ты постоянно пытаешься меня учить, переделывать? Диссонанс в чём угодно – это больно, как ты не поймёшь? Если я не могу обойти препятствие, пусть оно позаботится о том, чтобы не столкнуться со мной. 

Такие разговоры между сёстрами происходили постоянно. Добрые отношения от этого не страдали: каждая оставалась при своём мнении. 

Катенька обладала взрывным характером: ей хотелось познать, попробовать на вкус, увидеть и понять абсолютно всё. Каждый день был для девочки ярким, наполненным приключениями праздничным событием. 

Катенька легко заводила друзей, легкомысленно влюблялась, искренне сочувствовала,   сопереживала, не задумываясь о последствиях, поддерживала добрые отношения с множеством подруг, имеющих самые разные интересы. 

Ей удавалось запросто примирять и втягивать в круг общения девчонок, которые прежде были врагами или соперницами, объединять их с мальчишками, заражать тех и других новыми интересами.

Аурика завершила обучение в школе с медалью, потом институт с отличием, получила приглашение работать в солидную организацию, приняла его, но без энтузиазма – так хотели мама и дедушка.

Два года хватило Аурике, чтобы понять: работа в коллективе, где цель каждого – карьерный рост и величина вознаграждения, совсем не то, что необходимо для душевного равновесия. 

Девушке легко удалось найти несколько небольших фирм, нуждающихся в услугах её профиля. Дела пошли настолько неплохо, что ещё через год Аурика купила квартиру.

Катенька тоже не теряла времени, только ей коллективная работа и коллективная ответственность пришлись по вкусу. На четвёртом курсе института она удачно вышла замуж.

Игорь любил Катеньку безумно. 

Семья у сестры образовалась надёжная, крепкая. Ещё на стадии становления молодые продумали вехи жизни до мелочей, в числе которых были обычные для современников цели – карьера, жильё, достаток, дети. 

Несмотря на профессиональную загруженность, муж ежедневно провожал Катеньку на работу, встречал вечером. Всегда и везде супруги бывали вместе. У них всё получалось, как задумали. С детьми парочка не торопилась – успеется.

Аурика никаких целей не ставила: жила уединённо, скромно, несмотря на то, что денежки у неё водились, практически не выходила из дома, ни с кем, кроме родителей и семьи сестры не общалась.

Её неожиданная беременность поразила всех. Имя родителя так и осталось неизвестным. Вытянуть подробности из Аурики оказалось невозможным.

Катенька с первого взгляда влюбилась в племянницу: сероокую и темноволосую как мама, с узнаваемым кукольным личиком, с характерными семейными родимыми пятнами. 

Девушка посвящала малютке довольно много времени, подумывала сама родить. Останавливала от этого ответственного шага невыплаченная ипотека. Да и положительные эмоции от общения с племянницей слегка остужали: Зоечка была просто ангелочком.

Катенька с Игорем жила душа в душу. Их любовному воркованию и заботливости завидовали буквально все. 

Муж, чтобы быстрее выплатить долг за квартиру, нашёл подработку с солидным заработком. Позже его переманили в ту щедрую организацию совсем. 

График работы стал иным, но раз и навсегда заведённое правило: всегда и везде быть вместе, встречаться после работы, устраивать по выходным щедрые романтические вечера – осталось неизменным. 

Любовь не давала сбоев.

Аурика опять родила. 

Девочку. Светланку. Точную копию старшей дочки. Родные удивились, но приняли таинственный факт рождения как данность, хотя никто и никогда не видел в квартире посторонних, а сама Аурика выходила в мир разве что по большой надобности.

Родители забрали Зоечку к себе, пока не подрастёт малютка. Катенька, как могла, помогала и там, и там. Возиться с малышнёй ей было в радость. 

Она и сама уже наметила будущее материнство: детально прорабатывала нюансы и подробности, училась пеленать, кормить, ухаживать, тем более что Игорь безоговорочно соглашался стать отцом. 

Катенька не умела гореть наполовину. Когда мысль о беременности оформилась и вызрела, её эмоциональное состояние, лихорадочное желание испытать новые приключения, возбуждение и чувственная взъерошенность достигли апогея.

– Сегодня, – твёрдо решила она, – обрадую мужа, скажу, что готова стать матерью. Хватит предохраняться, бесконечно откладывать, тянуть время – так можно остаться ни с чем. Баловать Зоечку и Светулёчка приятно и забавно, но я хочу своё собственное дитя, плоть от плоти.

От столь радостного решения закружилась голова, поднялось давление. Катеньку затошнило. Промелькнула мысль, – а не беременна ли я? Да нет, откуда? Гормональные контрацептивы, мази, да и Игорь… нет, нет и нет. Это фантазирует перевозбуждение. 

Но странная мысль усиленная недомоганием не давала покоя. В обеденный перерыв она сбегала в аптеку, купила тест на беременность, который ничего не показал. 

От непонятного волнения ей стало совсем плохо. Пришлось отпроситься с работы, идти в женскую консультацию. 

Но и там беременность не обнаружили. 

А сердце почему-то стучало невпопад. Где-то внутри, или снаружи, неважно где, но было ощущение зябкости и чего-то ещё, отчего хотелось разреветься.

Катенька не понимала что происходит, – куда вдруг подевалась моя жизнерадостность, сладковато-терпкий вкус жизни с перчиком, ведь я всего-навсего решила стать мамой?

Успокоить в данный момент мог только Игорь, но он освободится только через три часа.

Оставаться одной в необычном состоянии не было сил. Катенька решила пойти к сестре, к её маленькой копии. Уж они-то сумеют ободрить и утешить.

Мысли о малютке усмирили тревогу. 

В этот момент к ней подошла малюсенькая девчушка, – тётенька, застегни кубовичку. Потом они искали её маму, которая заливалась слезами от потери дочки, пили с ней кофе, съели по мороженому.

Игорь будет ждать у проходной в восемнадцать, через два часа. До квартиры сестры ехать десять минут, столько же обратно. Есть время понянчиться с племяшкой, излить душу Аурике.

– Решено, теперь я не отступлюсь. Беременеть и никаких гвоздей, вот лозунг мой и солнца! Представляю, как обрадуется Игорь, ура-а-а!

Всклокоченная и возбуждённая Катенька открыла своим ключом квартиру сестры, где всегда было уютно, где душа отдыхала на каждой детали.

– Может быть Аурика права, может быть так и нужно жить: без нервотрёпки и планов, без долгов, без карьерной гонки, без оглядки на мнение окружающих. Всё-таки моя сестра – самая лучшая на свете, самая-самая…

Катенька разделась, влезла в плюшевые тапочки, прошла сначала в большую комнату, в которой по-особенному пахло сладким материнским молоком.

Девочка спала на спине, забавно раздувая во сне ноздри, посасывая большой палец. Женщина едва сдержала желание поцеловать прелестную “девчюлю”, понаблюдала пару минут за детской мимикой, отчего на душе стало тепло и комфортно.

 – Дочку назову… Арина. Или Ярослава. Нет, Геля. Потому, что она – моё солнышко. А если мальчик… тогда… пусть будет Антон. Нет, мальчику имя выберет Игорь, а я с ним с удовольствием соглашусь, ля-ля-ля! 

Катенька вышла в прихожую, задумчиво окинула её взглядом, прошла было в комнату, но насторожилась, уловив что-то необычное боковым зрением.

Этим “что-то” был модный кожаный рюкзак, висевший на вешалке. Похожую вещь она недавно подарила Игорю вместо неудобного портфеля.

Катенька подошла, чтобы осмотреть сумку внимательнее. Это была та самая вещь. Вот и брелок с сердечком и кольцами, тоже подарок от неё.

На тумбочке рядом лежал телефон Игоря и знакомая ключница, на полке для обуви – его туфли, вычищенные до блеска.

В голове кто-то мгновенно включил высоковольтный трансформатор, пошёл неприятный фоновый гул, вернулась тошнота и головокружение.

Мыслей не было. Точнее их было так много, что распутать этот клубок не было сил.

Катенька присела на табуретку, забыв, зачем пришла, закрыла глаза. 

На образовавшемся внутри головы экране в кромешной темноте суетливо выплывали со всех сторон слишком яркие разноцветные искры, которые выстраивались в спираль в виде уходящего в бездну конуса, ускоряя бег.

Щемило виски, громко клокотала в ушах кровь, сами собой потекли слёзы, хотя Катенька пока не понимала, отчего всё так.

Сколько времени спираль высасывала сознание, она не знала. Наверно долго. Энергия из её тела испарилась вместе с тающим потоком искр. Сил не было даже на то, чтобы встать, чтобы пойти, прояснить обстановку.

Катенька с трудом разлепила веки. Декорации вокруг расплывались.

Поднявшись с трудом, она сделала несколько нетвёрдых шагов, прислушалась.

В глубине спальни очень тихо играла знакомая романтическая мелодия, что-то из кинофильма, связанное с лирической сценой, сливающаяся со страстным шёпотом голосом Игоря.

Катенька удивилась, хотя интуитивно понимала, что происходит на самом деле, только не могла себе в этом признаться. Ведь её там не было, а их с Игорем ежедневная интимная игра на полном серьёзе была.

Муж эмоционально шептал до боли знакомые нежные фразы, громко чмокал поцелуями, тут же получая чувственный ответ в виде сдавленных сладострастием стонов, которые невозможно было перепутать с чем-то иным, кроме эротического наслаждения. 

Катенька невольно возбудилась, но одновременно почувствовала приступ невыносимой, раздирающей душу боли.

Несколько шагов отделяли ее от любовного ложа, где муж ублажал не кого-нибудь, родную сестру, Аурику – застенчивую недотрогу, кроткую скромницу, так и не научившуюся говорить “нет”, преодолеть которые Катенька не смогла.

Только теперь до неё дошло – кто отец Зоечки и Светланки, почему Игорь избегал разговоров о том, что хочет детей.

В шесть часов вечера муж как обычно встретил Катеньку у проходной, страстно поцеловал в губы, взял под ручку. 

Супруги прогулялись по парку, зашли в кафе. Игорь преподнёс жене букет цветов, смотрел на неё влюблёнными, полными страсти глазами.

Как же им все завидовали.

 




 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход