ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Когда меня ты позовёшь

2020-09-10 Когда меня ты позовёшь
Когда меня ты позовёшь
Страсть - преувеличение, гротеск, сгусток энергии. Зачастую разрушительный
5 2 1403 10.09.2020
Страсть - преувеличение, гротеск, сгусток энергии. Зачастую разрушительный

Утро выходного дня, позднее утро, которое начинается… да какая разница, хоть до обеда спи,  всегда праздник. 

На новой должности ненормированный рабочий день и круглосуточная головная боль за тридцать работников, за планы, заказы, графики, распределение ресурсов.

Зарплата, конечно, значительно выросла, но ответственность выматывает. 

Женька, хотя нет, теперь Евгений Борисович Хрусталёв, руководитель отдела логистики, был аккуратист и умница. Начало дня для него наступало после тщательного бритья, горячего душа и прочих утренних процедур, включающих питие ароматного кофе за просмотром ежедневника в планшете.

Молодой человек ужасно не любил, когда кто-то или что-то нарушало утренний ритуал тонкой настройки на дневные планы.

И вдруг звонок в самое неподходящее время. Рука дрогнула, бритва слегка соскользнула... 

–  Ну, вот, б…, такую красоту испортили. Хрусталёв на проводе.

– Жека, братан, выручай! Вопрос жизни и смерти.

– Первая кровь уже пролилась. Я ранен. Костя, ты что ли, негодяй? Что у тебя: немцы в городе? Изыди, злодей, у меня сегодня вы-ход-ной.

– Знаю, тут такое… короче, женюсь. День свадьбы назначен.

– Поздравляю, и... 

– Сегодня я должен Ирму , невесту, в салон отвезти. Платье, фата, туфли и прочая ритуальная хрень.

– Взаймы не дам, у меня свои планы.

– Приезжай, срочно. Машину мою возьмёшь, дам кредитку. Твоё дело выполнить все её просьбы.

– Все-все?

– В границах лимита. Больше, чем есть, не истратите.

– Сколько?

– Максимум пятьтдесят. 

– Не хило. А она в курсе размеров бюджета?

– Пока нет. Рассчитываю на твои стратегические способности. Думаю, проблем не будет. Ирма – девочка без особых претензий. Ты должен быть консультантом и гидом.

– И только. Почему сам не едешь?

– Напортачил в последнем проекте. Шеф послал исправлять косяки, иначе… задница иначе… и долги. Я же авансом оплату взял. Выручай.

Как же не хотелось менять на ходу планы.

– Она хоть ничего… внешне?

– Спрашиваешь. Ангел во плоти. Ирма изумительная. Только не умри от зависти. Давай бегом, жду.

Услышав адрес и имя невесты, Женька призадумался. 

Где-то в глубине памяти туманным миражом всплыл тот дом, подъезд и скамейка, на которой он когда-то, лет шесть назад, почти до утра просидел с застенчивой сероглазой девчушкой, которая зажгла где-то внутри потребность любить.

Встретил он её в коридоре института. Малышка, по виду школьница,  навзрыд ревела. 

Женька зацепился за неё взглядом. 

Хрупкая девочка выглядела беспомощной  и трогательной. 

Юноша  вызвался помочь.

Ему, выпускнику, специалисту с дипломом, почти мужчине, вдруг захотелось успокоить девчонку.

Оказалось, что проблема яйца выеденного не стоит. В деканате что-то перепутали, не туда положили документы. Девушке сказали, что в списках поступающих её нет.

Женька быстренько уладил беду и решил проводить новую знакомую, которая была ему благодарна сверх меры.

Девушку звали Ирма.

Неспешная прогулка по набережной, кафе мороженое. 

Юноша боялся что-то сделать не так, спугнуть ненароком восхитительное ощущение, разгоняющее кровь и дарящее радость.

Он мечтал продлить свидание как можно дольше.

Так и случилось. 

На скамейке у подъезда Женька осмелился взять Ирму за руку. Больше того, она согласилась на вечернее свидание.

Романтические воспоминания всколыхнули эмоции, от которых сделалось хорошо и одновременно грустно.

Внутри у него что-то сжалось и хрустнуло. 

Вдруг это она, та самая…

В то памятное утро, после расставания, юноша был так взволнован и задумчив, что не заметил, как шагнул в раскрытую пасть сантехнического люка. 

Последствия были трагические: сломанная рука и сотрясение мозга.

Потом были проблемы с поиском работы, командировка, растянувшаяся почти на полгода.

Время для объяснения с любимой было упущено.

В молодости мы не принимаем потери слишком близко к сердцу. 

Так, значит так.

В новом городе были другие девушки, иные  влюблённости, поцелуи, свидания, порой интим.

Женька жил легко, весело. 

Девушки приходили и уходили, не оставляя серьёзного следа в его раненой душе.

Ирму он вспоминал постоянно. Мало того, испытывал чувство вины.

Но всё это было так давно. 

Тогда девочке было восемнадцать, ему двадцать четыре.

Теперь он для Ирмы совсем не пара: она была очаровательнее вдвойне, втройне.

Обаяние, изящество, женственность украшали женщину, словно нежные лепестки экзотический цветок, от кончиков пальцев до улыбки и жестов.

Увидев Женьку, Ирма вздрогнула, поправила причёску, невольным жестом одёрнула платье.

Она явно была смущена.

– Извините, у меня нет возможности беседовать с вами. Сейчас за мной заедет человек. Я спешу.

– Ирма, ты ждёшь меня. Можешь позвонить Косте.

– Евгений? Мир тесен. Не ожидала когда-нибудь тебя встретить. 

– Я тоже не надеялся. Но, очень рад. Ты расцвела, повзрослела. Если бы не глаза и голос… Прости.

– Кто прошлое помянет. Не будем о грустном. Я невеста, я любима и счастлива.

Пока ехали, говорили обо всём подряд, лишь бы разрядить напряжение.

Ирма делала вид, что встреча её нисколько не задела, но села на заднее сиденье с противоположной от Женьки стороны.

 Она непринуждённо рассказывала о забавных эпизодах встреч с любимым, о фасоне и цвете будущего платья, о ремонте в квартире, где после свадьбы предстоит жить молодожёнам.

Женщина смеялась над проблемами предсвадебных мероприятий, над Костиной растерянностью и неопытностью, которые видела смешными и нелепыми, но уверяла, что именно эти качества в совокупности с преданностью и верностью ей нравятся больше всего.

– Не представляешь, как я его люблю. Он такой забавный, такой добрый.

Женька не мог ни о чём ином думать, кроме того, что по-прежнему любит её. 

И не только. Ему захотелось эту женщину до спазмов, до колик внизу живота, до дрожи в коленках.

Ирма  заманчиво,  соблазнительно до умопомрачения пахла весенней свежестью. Её волнующие, аппетитно упругие формы манили и дразнили.

Мужчина едва не мурлыкал от наслаждения, слыша голос Ирмы.  

Он представлял, как одной рукой держит её за тонкую талию, другой притягивает за голову и целует, целует, опьянённый желанием.

Женька увлёкся настолько, что едва не столкнулся на перекрёстке со встречной машиной, выехав на красный сигнал светофора.

Ирма ойкнула.

– Внимательнее, Женечка. Невесту везёшь.

Женька прижался к обочине, отдышался и повернулся к спутнице.

Ирма смотрела на него с налётом томности в серых глазах, как бывает при взгляде на объект обожания, минут пять. 

У Женьки даже глаза заслезились.

О чём она думает?

Интересно, смог бы он сделать Ирму счастливой?

Глупее мыслей не придумаешь. У неё жених, почти муж.

Женька почувствовал себя неудачником и предателем. 

Всё могло быть иначе.

Могло.

Если бы не проявил слабость.

За счастье нужно бороться.

Они долго с энтузиазмом выбирали свадебные аксессуары, платье. 

Ирма вела себя несколько странно, можно сказать фривольно.

Женьке показалось, что она кокетничает, разжигает в нём страсть.

Да нет же – не показалось. 

Так и есть.

Невеста кружилась в нарядах, словно танцевала минуэт, игриво посылала целыми букетами воздушные поцелуи, раскраснелась.

Потом увлеклась, начала странным образом шалить. 

Она демонстрировала Женьке интимное бельё и кружавчики, словно именно он и есть жених. 

Мужчина заворожено смотрел на феерическое представление, не понимая, как поступать и что думать. 

На мгновение он почувствовал себя женихом.

Но, Костя его друг. Ирма – его невеста.

Нельзя разбивать семью. Нельзя!

Однако  смотрел на неё так, словно хотел проглотить целиком.

– Как же повезло твоему мужу. Я ему так завидую.

После салона они пошли в кафе. Там пили ароматный кофе, ели пирожные.

Женька сам не заметил, как подсел к чужой невесте, как слизнул крем с её сладких губ, как впился в них поцелуем, как утонул от счастья, захлебнувшись девятым валом греховного сладострастия, как их обоих накрыло с головой туманом наслаждения.

Отрезвил неожиданный звонок от Костика, который извинялся перед Ирмой и Женькой, сообщил, что не сможет приехать домой два-три дня.

Костя послал жениху десятка два снимков танцующей в свадебных нарядах невесты.

Поговорив, любовники, не сговариваясь, сплели руки, и пошли к машине.

По дороге купили две бутылки вина, закуску, цветы.

Женька удивился, как легко Ирма согласилась лечь с ним в постель.

Он был счастлив.

Совсем не так, как с другими женщинами.

Женька грезил, как вёдёт Ирму под венец, как гладит оплодотворённый животик, как держит на руках маленькую дочурку.

До вина и после него был сказочный секс. Потом любовники долго мылись вдвоём в ванной, в кровати с наслаждением облизывали друг друга. 

И ещё, и ещё…

Женька  узнал, что такое минет.

В ответ подарил любимой похожую ласку, испытав наслаждение от её судорожного оргазма.

Любовники не стыдились наготы, не испытывали неловкости и смущения, разглядывая при ярком свете анатомические подробности желанных тел, принимая порочные позы, дозволяя запретные нежности, отдаваясь, даря и насилуя друг друга.

Они нисколько не сожалели о содеянном, хотя понимали, что поступали гадко по отношению к Косте.

Ночь пролетела как одно мгновение.

Утомлённые любовники лишь под утро угомонились, заснув в объятиях.

Проснулся Женька от ароматного запаха  кофе и близкого присутствия возбуждённой женщины.

Ирма колдовала на кухне в наряде первобытной Евы.

Женька почувствовал яростную эрекцию, прихжался к любимой.

– Но-но, Евгений Борисович, это лишнее. Пейте  кофе и уходите. 

– Но ведь мы…

– Что именно? Секс? Это была демонстрационная версия, одноразовая рекламная акция. 

– Зачем ты так. Мы же любим друг друга.

– Не припомню, чтобы говорила такое. Ведь я другому отдана и буду век ему верна. Через месяц свадьба. Я люблю Костю. Он настоящий.

– Тогда зачем…

– Во-первых, чтобы сравнить тебя и его. Результат не обсуждается.  Во-вторых, чтобы ты понял, что чувствовала я, когда ты забыл про меня. Как бы ты не был занят, мог о себе напомнить, проявить интерес, волю. Я ждала. Ладно, проехали. В-третьих, мне было любопытно, чего именно я могла иметь и насколько мне это необходимо. 

– Это была месть?

– Нисколько. Я благодарна тебе за прекрасную ночь. Ты был на высоте. Но, запомни, между нами никогда ничего не было. Сон разума, временное помутнение рассудка. 

– Мы не предохранялись.

– Наивный мальчишка. У женщин свои секреты. Об этом не беспокойся.

Женька поймал себя на мысли, что не может допустить подобного исхода. Он хотел продолжения, удовлетворения, сатисфакции.

– Ладно, – сказал Женька Ирме,  – женитесь на здоровье, если иначе нельзя. Я всё равно буду тебя любить, буду ждать, когда позовёшь.

– Жди. 

 

 

 

 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 2
Вход
Галина ∙ 13.09 22:07 ∙ #
Ну, долго ждал?
Ну, долго ждал?
Валерий
14.09 08:29 ∙ #
Тайна, покрытая мраком. Чувства - сфера не земная, она оттуда...
Тайна, покрытая мраком. Чувства - сфера не земная, она оттуда...
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход