ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Лекарство от скуки

2021-05-18 Лекарство от скуки
Лекарство от скуки
Обидно, когда для того, чтобы понять  насколько ты счастлив приходится совершать непоправимые глупости
4 0 4935 18.05.2021
Обидно, когда для того, чтобы понять  насколько ты счастлив приходится совершать непоправимые глупости

Как не хочется расставаться, – с сожалением шептал Вадим, каждой клеточкой чувствуя любимую, от прикосновения к которой накрывала горячая волна наслаждения.

Так было всегда, начиная с момента судьбоносной встречи.

Рита была единственной женщиной, от близости с которой подкашивались ноги, кружилась голова, выпрыгивало из грудины сердце, несмотря на годы совместной жизни.

– Три дня, всего три дня… отказаться от командировки не получилось. Что тебе особенно хочется? Любой каприз, милая. В пределах моих скромных ресурсов, конечно.  

– Возвращайся скорее. Надо, значит надо. Не беспокойся. Можно я не поеду провожать? Ты же знаешь, я обязательно расплачусь.

[an error occurred while processing the directive]

– Закрой глаза, выдохни. Три малюсеньких дня.

Любимые слились в поцелуе.

Риту пробила мелкая дрожь, причину которой она не раскрыла бы даже под страхом смерти.

Вадим хотел было позвонить Петру Леонидовичу, хотя бы попытаться остаться с женой: такой ранимой, такой чувствительной, такой трогательно несчастной.

Рита совершенно не приспособлена к самостоятельной жизни. Миниатюрная женщина: беззащитная, беспомощная, трепетная, почти ребёнок.

Он был руководителем, координатором проекта. Никто другой не мог вести полноценный диалог с капризным, но состоятельным заказчиком.

– Будь на связи. Никаких слёз. Не о чем беспокоиться. Холодильник забит под завязку, выглаженное бельё на средней полке. Меняй хоть каждый день. Приеду – постираю. Какая же ты у меня… милая. Жаль, что не осталось минуточки, чтобы… люблю, – пустив украдкой слезу, вымолвил с придыханием Вадим, кружа миниатюрную подругу.

Риту трясло.

О командировке она была осведомлена неделю назад, в тот день, когда случайно встретила в кафе, куда заскочила после работы съесть пару пончиков, Дениса, юношу, с которым пережила некогда пылкий роман с полным погружением в необузданную страсть.

Закончился  тот интимный сюжет водевилем: игривый нрав поклонника был запрограммирован реагировать даже на мимолётный флирт немедленной влюбленностью.

Пухлые губки, насыщенный цвет глаз, вздыбленная грудь, ядрёные ягодицы и прочие пикантные наживки действовали на Дениса безотказно, выключая из системы кровообращения основной мозг, чтобы усилить давление в резервном хранилище жизненной энергии, ответственном за наслаждение.

Если выбросить из головы мысли о будущем, которое призрачно всегда и у всех, даже у тех, кого очаровала иллюзия счастья, Дениса можно назвать идеальным любовником, хотя слово это Риту бесило.

Каждый знакомый норовил вставить в диалог восхищение их безупречно гармоничными отношениями с Вадимом.

Что они могут знать о семейной идиллии? Ни- че-го!

Если бы кто-то знал, как скучно жить с человеком без недостатков!

Тю-тю-тю, сю-сю-сю…

Противно, скучно, однообразно.

Хочется праздника.

Пусть не каждый день, хотя бы изредка.

Рита увидела Дениса и поплыла по волне памяти. Да как поплыла…

Вадима она любила.

Мужчину надёжнее, заботливее и преданнее невозможно представить. Но они не жили – выживали, объединённые скучными семейными буднями, постыдными и запретными тайнами, неосторожными откровениями, резкими фразами, необоснованными претензиями и мечтами, которым не суждено сбыться, потому, что признаваться в них унизительно и неловко.

У Дениса было преимущество иного порядка: некогда он мог отправить эмоции и чувства Риты в кругосветное путешествие, не прибегая к сентиментальным уловкам, к деликатности: достаточно губ, языка и грубой мужской силы.

В объятиях мужа Рита вспоминала сладкие мгновения, едва не теряя сознание.

Самым страшным было предчувствие неминуемого разоблачения. Она понимала, что ведёт себя неадекватно, что выдаёт нахлынувшие неприличные желания с головой.

Вадим не был способен влезть в милую головку супруги. Он представить не мог, что жена не может дождаться, когда за ним закроется дверь, чтобы приступить к реализации коварного плана.

К интимной встрече с любовником было продумано, готово почти всё: нюансы макияжа, ароматическая прелюдия, выразительные элементы наряда и нижнего белья, подчёркивающие застоявшийся в мечтах откровенно агрессивный эротизм.

Рита мечтательно впускала виртуального любовника в сокровенные пределы, истекая интимными соками в объятиях мужа, что было ужасно и гадко, но справиться с вожделением не было сил.

Семейная жизнь привнесла в отношения с мужем бытовые проблемы, неприятные обязательства, необходимость находиться рядом даже в те минуты, когда единственным желанием было уединение.

Вадим овладевал телом супруги, когда хотел, не считаясь с её сокровенными желаниями. То, что он не догадывался об этом, не умаляло вины: должен, обязан был чувствовать.

Предстоящая командировка мужа вызвала прилив негодования, приступы непонятной ревности, праведного гнева.

Денис подвернулся весьма кстати. Пусть муж знает, как оставлять молодую супругу без присмотра. Нельзя думать только о себе да своей работе.

Едва за Вадимом закрылась дверь, Рита нажала на панели быстрого набора кнопку “Лизинг”,

– я свободна, Денис, когда?

– Адрес… понятно, выходи через пятнадцать минут.

– Не успею. Подъезжай в шесть. Нет-нет, у меня нельзя. Отель? А если спросят, кто мы друг другу? Ладно, жду!

Рита бросилась в ванну смывать с себя запах мужа, не в силах унять нервную дрожь. Она никогда, никогда не изменяла. Всё, что было до Вадима, не в счёт.

Приготовленный для рандеву наряд казался вульгарным, макияжу не хватало скромности. Губы были чересчур алыми, кожа неприлично гладкой. Глаза до неприличия алчущими, трепетная жилка на шее слишком откровенно указывала на возбуждённое состояние.

Любовник мог распознать, чего именно она ждёт от этой встречи.

А чего, собственно? Разве ей не хватает секса?

Денис неисправимый, самовлюблённый бабник. Единственное, чем он озабочен – очередная победа, бессовестное вторжение в запретную для всех прочих интимную зону. Но прошло столько времени, наверняка он изменился.

 – Зачем, – промелькнула мимолётная мысль, но желание самоутвердиться, отомстить Вадиму за само неприличное побуждение, за то, что заставил страдать и лицемерить, подтолкнула к бесстыдному продолжению.

– Во всяком случае, вспомню, что такое настоящий секс. Денису всегда удавалось удивить.

То, что несколько раз ловила любовника на горячем, не остудило страсть, напротив, внесло в сюжетную линию воображаемого свидания толику перчика: каков он теперь?

Рита жаждала предельной близости, соблазняла себя желанием испытать неземное наслаждение, сравнить одного мужчину с другим.

Желание пульсировало в каждой клеточке. Сладкая истома терзала, рвала жаждущую наслаждения плоть, обносило пьянящими фантазиями голову и таяло между ног.

Ей казалось, что Вадим проигрывает во всём, особенно в умении доводить до пика блаженства.

Она забыла, что кроме секса их с Денисом в прошлом не связывало ничего.

Время сгладило острые углы, стёрло из памяти неприятные мелочи совместного проживания: эгоизм, патологическую корысть, самовлюблённость, мелочность.

Он был красив, умел  делать с ней нечто такое, что давало право на время командировки Вадима забыть про супружескую верность.

Тем более что никто об этом никогда не узнает.

Денис посмотрел как-то странно, словно оценивал, сразу полез целоваться, расстегнул блузку, больно сжал сосок.

– Соседи, Денис. Меня все знают.

– Тю, пусть завидуют.

– Тебе или мне?

– Без разницы.

В крохотном гостиничном номере с окнами без штор стояла солдатская кровать с застиранным бельём. Интерьер дополняла бутылка дешёвого портвейна и два яблока.

Настроение улетучилось, желание иссякло.

Дениса нисколько не смутило брезгливое выражение физиономии подруги. Он даже не потрудился раздеть Риту, не исполнил танец любви: нагнул, рывком содрал ажурные трусики…

Сопротивляться, отказывать, скандалить было поздно, да и незачем.

– Отвези меня домой.

– Не понял! Сама напросилась. Раньше тебе нравилось. Расслабься, самое интересное впереди. Мы ещё минет не пробовали. Рассказывай, как жила без меня. Вижу – соскучилась. Выпей портвешку. Номер до утра наш.

Голова кружилась, теперь от отвращения к себе.

Денис оказался настойчивым и сильным, а секс – разве это секс?

Любовник терзал равнодушное тело, запивал победу вином, курил, небрежно сбрасывая пепел на её живот.

– Ну же, когда ты кончишь, – негодовал захмелевший кавалер, скрывая агрессивным поведением беспомощность, – лучше бы на панели тёлку снял.

Убежать удалось, когда Денис заснул.

Дома Рита до ссадин тёрла себя мочалкой, рыдала. В голову приходили шальные мысли наказать себя смертью.

Приезд Вадима она восприняла как бедствие, а он…

– Как же я соскучился, родная! Всё, пусть что угодно делают – больше никаких командировок. В конце концов, у меня приличная квалификация и солидный опыт. Ну, чего расплакалась!

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход