ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Любовь штука серьёзная, но малоизученная Часть 1

2020-12-31 Любовь штука серьёзная, но малоизученная Часть 1
Любовь штука серьёзная, но малоизученная Часть 1
Где обитает любовь, как мы ей заражаемся и сколько времени будем болеть - науке неведомо. Ибо это таинство, мистика
4 0 6849 31.12.2020
Где обитает любовь, как мы ей заражаемся и сколько времени будем болеть - науке неведомо. Ибо это таинство, мистика

О любви можно сказать лишь одно — она существует. С этим утверждением невозможно спорить. Сколько бы ни говорили, что это чувство – иллюзия, миф, что оно имеет химическую основу и наркотическую природу – влюбляются все без исключения. А разве можно испытывать то, чего нет?

Любовь – состояние настолько неопределённое, разнообразное и нелогичное, что ему никто не может дать точное определение. Существует столько разных историй любви, сколько существовало влюблённых пар.

Совсем не важно, что эти люди говорили и думали потом, когда симпатия и увлечение неожиданно испарялись, словно их никогда не было. 

Любовь – это мистика, алхимия, волшебство.

У влюблённых вырастают крылья, появляются сверхъестественные способности: умение познавать сокрытое и не замечать видимое, способность возноситься над миром и жить в мире иллюзий, когда любви в нас настолько много, что она не вмещается в одном единственном теле, доставшимся нам от рождения.

[an error occurred while processing the directive]

Катя полюбила впервые. Ей и раньше нравились мальчики, причём разные, но чтобы так... 

Девочка не смогла бы ответить на вопрос, что именно в этом представителе мужского племени лучше, чем в тех, которые безразличны.

Иногда она обращала внимание на пружинистую походку и широкие плечи, другой раз её завораживали диковинные, лучистые что ли или хмельные от беспричинного счастья глаза, необычная причёска. Бывало, что мгновенно влюблялась в загадочную улыбку, в мелодичный голос, даже в известность.

Катя могла мгновенно, с первого взгляда определить, симпатичен ей человек или нет, только никогда и никому не раскрывала свои предпочтения, даже подружкам, считая влюблённость слишком интимным переживанием, которого всегда стеснялась.

Волнения по поводу неожиданной симпатии появлялись обычно раньше, чем она замечала, что опять увлеклась. Глубинное сознание уже знало, что она влюбилась, а сама Катя – ещё нет. Это всегда удивляло девочку: как же так?

Симпатия к Константину возникла до того, как она его узнала. Глаз неосознанно вычленил атлетический силуэт с пружинистой походкой из толпы, когда студенты подходили колонной к лагерю стройотряда, в который её взяли за умение вкусно готовить.

Новичков было много, но Катя никого, кроме этого юноши не замечала. Она просто забыла, что существует кто-то ещё, утратила на время способность мыслить логически. Интуиция заставила сосредоточить внимание на коренастом юноше, от вида которого заплясали сердечные ритмы. 

Почему так, девочка не задумывалась, постаралась не придавать этому факту значения.

Тем не менее, сознание таинственным образом удалило из поля зрения все объекты, кроме этого молодого человека, который вдруг стал центром личной вселенной, поселившись без спроса в центр мозга.

Девушка почувствовала, как горят уши, как чешется нос. Она смотрела на него завороженным, захмелевшим взглядом, решив про себя, что обязательно попытается  познакомиться.

Несмотря на то, что вначале судьба жёстко подшутила над хрупкими романтическими  чувствами (оказалось, что у Кости есть невеста, которую вычеркнули из стройотрядовского списка за несданный зачёт), мечта девушки со временем сбылась, сделала, как она считала, очень щедрый подарок.

Память вычленяла самые волнительные эпизоды знакомства, состоящие из нелепых случайностей, словно судьба намеренно испытывала на прочность хрупкие чувства, которые витали над ними, но никак не желали приземляться.

Костя ещё при знакомстве сообщил, что осенью планирует свадьбу, что любит свою невесту, что не намерен заводить интрижку, но от товарищеских посиделок, разговоров по душам и прогулок под звёздным небом не отказался.

Несмотря на то, что они не прикасались друг к другу, разве что несколько раз в медленном танце, в его присутствии у Кати кружилась от непонятного наслаждения голова. Что-то восторженное, праздничное поселялось в теле, отчего хотелось расцеловать всех.

Правда, однажды, в последнюю ночь перед отъездом из стройотряда, они просидели вдвоём у костра всю ночь. Когда утром опустился холодный туман, Костя обнял её, но выглядело это как единственный способ согреться. 

Для него, не для Кати. Она была беспредельно счастлива, хотя в то утро знала точно, что больше никогда с ним не увидится.

Судьба распорядилась по-своему: Костина невеста вильнула хвостом.

Костя переживал, страдал, но время затянуло душевные раны. Юноша отыскал Катю. Теперь они вместе.

Их отношения развивались довольно медленно: осторожничал Костя, памятуя о девичьем непостоянстве, о своей влюбчивости, о том, что однажды уже сочинил счастливую жизнь на годы вперёд, потому, что был уверен в невесте как в себе самом. 

Он жил с Викой довольно долго, считал женой, а она…

Невеста вышла замуж за преподавателя, которому никак не могла сдать зачёт. Вот как бывает.

Теперь романтические отношения С Костей перешли в более доверительную и нежную фазу, предполагающую предельную близость. Катя даже мечтать не могла, что это когда-нибудь случится. 

Любовь довольно долго водила их с Константином по лабиринтам лунных дорожек, парковых аллей и цветочных полян, прежде чем дала добро на пересечение интимных границ.

Первый эротический опыт разочаровал Катю: не сильно, самую малость. Некоторые моменты показались ей не слишком изящными.

Природа могла бы подойти к вопросу любви, посчитала девушка, более тщательно, чтобы не травмировать  девичью скромность непредвиденными непристойностями, но что поделать, если до неё именно так происходило сотни миллионов, а может быть и больше раз с каждой из девственниц.

Оставшись одна, Катя пыталась вернуться в реальность, но тщетно. Стоило закрыть глаза, как сознание начинало плавиться, вновь и вновь воспроизводя в туманном мареве памяти акт первого слияния без определённости, на уровне ярких ощущений, которые теперь переполняли ещё сильнее, чем во время самого действия, потому, что тогда она была парализована страхом, а теперь была способна анализировать и мыслить.

Девушка не могла вспомнить, что и как происходило на самом деле, но тело безукоризненно воспроизводило по памяти ощущения каждого мгновения близости, посылая один импульс за другим, заставляло вновь и вновь напрягаться и чувствовать, извиваться и стонать, тихо-тихо, чтобы никто ничего не понял. 

Новые ощущения ошеломляли и требовали продолжения.

Разнообразие и яркость эмоциональных впечатлений первого опыта близости и изысканный вкус интимных переживаний обостряли все органы чувств, заставляли трогать и ласкать то, что ныло особенно сладостно. 

Это неожиданный опыт был настолько впечатляющим, что сотрясал изнутри мощными толчками, вызывая непродолжительные полуобморочные состояния, исступлённое воодушевление и экстатические припадки.

Катализатором переживаний был, конечно, Костя, точнее его романтический образ. 

Как же хотелось всё на свете бросить, забыть и лететь к нему. Не важно, что на дворе ночь, что все спят. Катеньку охватил азарт невиданной силы, накачивающий тело энергией, которую просто некуда было девать.

Она не понимала, что происходит, но была уверена – это что-то хорошее, тёплое, сердечное и ласковое. Кости не было рядом, но Катя чувствовала его каждой клеточкой необычно чувствительного в эти минуты тела, которое жаждало прикосновений.

Катенька встала, прошла на цыпочках к окну, долго вглядывалась в темноту осеней ночи с  яркими фонарями, превращающими окружающее пространство в резкие графические рисунки с обилием мистических силуэтов чёрного и серого цвета.

Она видела этот пейзаж во все сезоны при разной погоде, сроднилась с ним, но сейчас совсем не узнавала:  жизнь приобрела новый, весьма оптимистический и жизнерадостный смысл.

Днём картинка из окна выглядела иначе. Катя точно знала, что внизу стоят разноцветные клёны со стремительно опадающей листвой. То же самое происходило с её чувствами, с изменившимся внезапно мироощущением, превратившим привычное и обыденное в волшебное.

Ветер гнал по небу облака на приличной скорости. В просветах появлялась почти полная Луна в голубовато-призрачном сиянии. Тени и блики от небесного движения оживляли статичный ландшафт, разбрасывая играющие в прятки тени.

Катя почувствовала, что ей холодно, неожиданно осознала, что стоит босиком на стылом полу в ночной рубашке, что её переживания могут быть предметом внимания спящих в этой же комнате подруг. 

Девушка представила, что там, на кровати, лежит Костя и ждёт её. Ужасно захотелось забраться к нему под одеяло.

Рядом с кроватью на тумбочке в книжке со стихами лежали разнокалиберные резные листики, которые они собирали с ним буквально вчера.

Катя знала, что он держал эти романтические послания осени в своих руках. Возможно, они до сих пор сохранили его родной запах.

Тут девушка вспомнила, что сегодняшнее интимное свидание на самом интересном месте прервалось неожиданным стуком в дверь, когда в спешке пришлось одеваться, чтобы никто ничего не понял, однако девчонки смотрели с лукавой усмешкой, намекая, что всё знают.  

Костя не успел надеть майку, которую в спешке пришлось засунуть под подушку, чтобы не дать общежитским подружкам повода для пересудов.

Разговоров и сплетен, конечно, было не избежать, но лучше, если их будет немного меньше.

Катя сунула руку под подушку. Майка любимого лежала там. 

– Есть, ура, –  мысленно закричала она, зарываясь лицом в клочок материи, пропитанный его запахом. Ощущение присутствия любимого пронзило сознание, внизу живота набухало нечто прекрасное, обещающее резонанс с необыкновенно соблазнительным образом Кости.

Девушка расправила майку на подушке, уткнулась в неё лицом стоя на коленях, укрылась от посторонних взглядов одеялом, чтобы впитывать восхитительный терпкий аромат, представляя, что лежит рядом с любимым и обнимает, обнимает, обнимает. 

Неужели она сходит с ума? Ещё вчера Катя была обычной девчонкой, как все, и вдруг такое преображение.

Нужно будет поделиться переживаниями с Костей. Что если и с ним прямо сейчас происходит нечто подобное? Хотя, какое это имеет значение? Или всё-таки для Кости тоже важно, спит она или думает о нём? 

Эта мысль увлекла девушку, распалила её незрелые эмоции. Она представила себе диалог с любимым, свои вопросы и его ответы. 

Наверняка Костя чувствует, что она о нём думает, не может быть иначе. Ведь теперь они стали одним целым, объединили сердца и души, которые просто обязаны обрести способность  общаться на расстоянии.

Катя начала мысленно посылать Косте любовные весточки, рассказывать, насколько  счастлива, что встретила его, что влюбилась и многое-многое другое, чем хотелось поделиться в это мгновение. 

Она представляла юношу идеальным, лучшим из всех, кого знала до этой минуты.

Послания получались настолько объёмными, что их невозможно было передать в одной виртуальной телеграмме. Приходилось вновь и вновь редактировать мысли, подправлять, дополнять, изменять, улучшать, на что ушла уйма времени. 

Процесс общения на расстоянии захватил глубины сознания, превратил ночь в настоящий праздник.

Виртуальное общение оказалось не менее интересным, чем реальное. Оно успокоило эротические терзания тела, перевело общение на расстоянии в духовную плоскость.

Любовь всегда обостряет чувства, но чтобы настолько сильно… 

– Просто потрясающе, –  восхищалась Катя, – как интимные отношения преобразуют мир.

Немного успокоившись, девушка улеглась, свернулась клубком, закутав голову в нежно ласкающий её восприимчивое естество предмет, и растворилась в приятных мечтах о будущем: заманчиво прекрасном, потому, что рядом с ней отныне и вовеки будет любимый и нежный друг. 

Что ещё нужно влюблённой девушке для полного счастья?

Костя стал для неё настолько объёмным и ярким, что не вмещался в пределах разума.

Сосуд Катиной души дышал, расширялся, наполняясь сначала по капле, затем ручейком и даже потоком нежных чувств, которыми просто необходимо стало поделиться, иначе где-то внутри мог произойти настоящий взрыв, который невозможно будет пережить.

Ей стало тепло и радостно, мысли начали путаться, перескакивая с одной на другую. Девочка не заметила, как заснула на волне невиданного воодушевления.

Ей казалось, что прикорнула на одну единственную минутку, однако проснулась Катя от голосов подружек, которые собирались на лекции, переживая и нервничая, кто о чём, но на самом деле об одном и том же: у каждой из них были проблемы с зачётами, невыполненными заданиями, отсутствием конспектов и прочие студенческие заморочки.

Катя тоже имела подобные проблемы, но сегодня они совсем не волновали её. Девушка переживала за Костю, который сразу после вчерашнего свидания поехал на торговую базу разгружать состав с пиломатериалами. 

Тело девушки сладко ныло, чего нельзя было сказать о том месте, которое отличает девочку от мальчика и ещё набухшие внезапно соски.

Есть совсем не хотелось, но Катя вспомнила, что любимый пойдёт на лекции, не только не выспавшись, но ещё и голодный. 

Девушка прибежала к умывальнику – там очередь. Кое-как растолкала девчонок, налила чайник воды. Пакет муки, соль в её тумбочке лежали всегда, в общем холодильнике нашёлся кусочек маргарина и половина пакета молока.

Без разницы, думала она, чьё это, главное, что есть. 

Катенька быстро замешала жидкое тесто, разогрела сковороду: только бы не опоздать, благо на кухне почти никого. Первые оладушки не захотели сниматься. Их девушка машинально, не задумываясь, зачем и как, съела сама. 

Нужно добавить соли.

Когда горка начала расти вместе с настроением, дела пошли гораздо лучше. Маленькие горячие солнышки разожгли аппетит, но девочка не могла себе позволить роскоши съесть то, что предназначалось для любимого. 

Зато подружкам, слетевшимся на пленительный запах, такие сантименты волнений и беспокойства не добавили.

Не успела Катенька отвернуться, как тарелка опустела. Она не заметила, когда и как это случилось. Слёзы брызнули из глаз, времени оставалось всего ничего. Нужно поторапливаться. 

Тарелка перекочевала в пределы видимости. Тесто пришлось домешать. Теперь она зорко следила за происходящим вокруг.

Горячие сдобные лепёшечки девушка завернула в пергамент, заварила банку сладкого чая и поспешила в комнату. Девочки уже ушли на занятия. 

Одевшись кое-как на скорую руку, это было не столь важно, как желание накормить Костю, Катенька поспешила навстречу любимому.

Юноша стоял у входа в общежитие. В его сумке лежали две кольца краковской колбасы, буханка хлеба и бутылки с кефиром. Он тоже переживал за свою девочку.

Ребята рассмеялись синхронности мыслей, не сговариваясь, побежали в ближайший двор на детскую площадку, где быстренько поели, заглатывая пищу кусками, время от времени увлечённо, но кратко целовались урывками.

Времени до начала занятий оставалось в обрез: не до сантиментов. Опаздывать нельзя –  можно остаться без стипендии.

Успели. Прощались наспех, но настолько тщательно и чувственно, словно расставались надолго, если не навсегда.

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход