ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Мелодия дождя Глава 9

2019-08-30 Мелодия дождя Глава 9
Мелодия дождя Глава 9
— Вот и проверим, настоящая наша любовь или так, на пару-тройку прогулок. Я же не против любви. Я за то, чтобы её пощупать на прочность.
5 2 1234 30.08.2019
— Вот и проверим, настоящая наша любовь или так, на пару-тройку прогулок. Я же не против любви. Я за то, чтобы её пощупать на прочность.

Больше недели Алина не разговаривала с Лёнькой, хотя тот ходил за ней по пятам: уговаривал, извинялся, вставал на колени. Она не злилась, не предъявляла претензий, просто не замечала, словно он пустое место.

Парень, было, совсем отчаялся, но девочку внезапно отпустило. Алина сжалилась над ним или рассчитала ходы, как в шахматной партии, но поманила выразительным движением указательного пальчика, подкрепив его воздушным поцелуем.

Подруга отвела Лёньку в тёмный конец длинного коридора, взяла за руку, прижалась всем телом, спрятав лицо на его груди. Парень забыл, как нужно дышать, стоял и не решался обнять. Он чувствовал себя, как в начале знакомства, когда каждое касание давалось неуверенно, с оглядкой на отклик.

Алина удовлетворённо сопела, прижимаясь холодным носом к его шее, не предпринимая, однако, активных действий. Ожидала, когда инициативу проявит любимый. 

Лёнька обмирал от желания вернуть отношения в прежнее русло, но чувство вины останавливало.

— Ты прощён, Лёнька. Я тоже виновата. 

— Я не хотел. Сам не понимаю…

— Не оправдывайся. Если честно, мне было очень хорошо, только я не сразу это поняла. Но если залетела, не знаю, что с тобой сделаю. Придётся замуж идти. А учёба? Нафига тогда я два года горбатилась? Придётся, наверно, аборт делать.

— Я не согласен.

— Чего! Как это, не согласен, получил, чего хотел и в кусты?

— Аборт не согласен. 

— Научишься рожать, тогда будешь права качать. Не согласен он. А жить, на что будем? Пожрать толком не на что. Вот ты, чего сегодня в завтрак ел? А в обед? Молчишь? Я тебе скажу. Ни черта ты не ел. Загляни в карман. Не стесняйся, высыпай всё, что найдёшь. А до стипендии ещё больше недели. Вот и прикинь. Даже слушать не хочу. Моли создателя, чтобы наше эротическое приключение добром кончилось.

— И как мы узнаем?

— Угадай с трёх раз. Знаешь, что такое месячные?

— Ну, так, схематично. Я же биолог. Овуляцию, охоту, течку, изучали.

 — Так чего спрашиваешь? Ты первый узнаешь. После меня. Если залетела, берегись.

— Я жениться готов. Хоть завтра.

— Шустрый какой. Конечно, такой исход исключать нельзя. Может и правда придётся. Но скромно, без помпы. Родители ничего знать не должны. Только друзья. Маленькая студенческая вечеринка. Потанцуем, салатиков поедим и всё.

— Как же без родителей? Почему?

— По кочану! Это моё условие.

Лёнька спорить не стал, согласился безоговорочно. У него на примете даже предложение подработать было. Надо же на что-то купить необходимое для свадьбы.

Временную, но хорошо оплачиваемую, физически очень тяжелую и грязную работу на стройке ему предложили однокурсники. Трудиться придётся преимущественно по ночам, зато за пару месяцев вполне можно заработать на приличную вечеринку.

Юноша ликовал. Обстоятельства, как ему виделось, складывались замечательно. Взять в жёны любимую девушку, это же предел мечтаний каждого. Тем более, что Лёнька удостоверился в своей мужской состоятельности, а заодно и целомудренности невесты.

 А ещё... ещё у них теперь нет никаких преград, ограничивающих пределы общения. Пусть случившееся не совсем правильно. Но ведь если по совести разобраться, Алина сама спровоцировала процесс дефлорации. 

Для чего было преждевременно переступать черту? Может быть, даже к лучшему, что ни ей, ни ему не пришлось мучиться, переживать, как и когда на такой шаг решиться?

Ведь можно всю голову сломать одной только мыслью, получится или нет? Одновременное превращение подростков во взрослых прошло без сучка и задоринки, если только это событие не омрачит нечаянная беременность.

Откуда Лёньке было знать, что эти явления взаимосвязаны? Теперь, конечно, просветили. 

Когда шустрые головастики отправились в путешествие в недрах материнского лона, он понятия не имел, откуда это берётся и для чего нужно, хоть и изучал все эти процессы детально. Думал, что человек и зверь — не одно и то же.

Изменить случившееся невозможно, значит, и переживать по этому поводу бесполезно.

В конце концов, даже такие наивные невежи, как Лёнька, должны понимать — соль жизни заключается в том, что она совсем не сахар. За любые поступки приходится отвечать, зачастую ограничивая потребление и свободу.

Живём, однажды. Других попыток не будет. 

Если стараться, можно любой минус превратить в плюс. Тем более что теперь они вдвоём, можно сказать, семья.

Любимая заменила ему всё на свете. Лёнька перестал воспринимать Алину, как отдельное существо. О чём бы ни шёл разговор, себя и подружку он называет “мы”. Неразрывная связь заставила на все явления смотреть иначе. Его уже не коробит от слов любовь, семья, ребёнок.

Друзья входили в положение, освобождая молодым комнату, чтобы могли уединившись насладиться друг другом. Дело-то молодое. Шутили, конечно, непристойно, ржали, как кони, но при девочке делали вид, что ничего не видят, не слышат и не понимают.

Всё реже Лёньку посещают мысли о путешествиях. Разве можно мотаться по свету, бросив любимую, отказавшись от счастья? Ну и пусть он не станет выдающимся учёным. Разве есть что-то, важнее любви?

Время шло, Лёнька свыкся с мыслями о браке, уверил себя, что это необходимо. Как ещё он может доказать свою преданность?

Разговор об этом он заводит всё чаще. Однако, Алина, убедившись в том, что беременности не последовало, чего она опасалась больше всего, стала избегать ответов и полемики на эту горячую тему.

Оставаясь одна, девочка размышляет о плюсах и минусах, пытается из отдельных фактов собрать законченную мозаику, но отдельные фрагменты никак не стыкуются. Ей кажется, что Лёнька и она слишком торопятся связать себя непосильными, преждевременными обязательствами.

С чего они могут начать? Нет у них, не то, что фундамента, даже первого камня, который можно положить в основу. Чувства и эротику на хлеб не намажешь. 

Приятно, конечно, иметь взрослые отношения: возбуждает, нервы щекочет, эмоции, словно дрожжи на опаре, переполняют всё осязаемое существо, душа, то и дело отлетает в неведомые дали. Да что там говорить, разве можно сравнить опьянение от любви, когда паришь в невесомости, допустим, с алкоголем?

Алина учится скоро два года. Насмотрелась. Студенческие свадьбы, то и дело случаются. Только созданные семьи, рождённые возвышенными чувствами и неземной страстью, распадаются, не просуществовав и года. Большинство — по причине измен. Причём, изменяют оба. А что это значит? Да то, что никакой любви в помине не было. Игра такая.

Закономерно задать вопрос: — женились-то зачем, если в соседский огород сильнее тянет, чем свой обихаживать хочется? Ей такая игра не по вкусу. 

Зато у Лёньки свадебная лихорадка. Только о том и думает, как после этого они счастливо заживут. Что у него на уме, непонятно.

— Я тебя очень люблю и надеюсь прожить рука об руку до самого конца. Даже не представляешь, это такое счастье, когда любовь и вообще, — наступает Лёнька.

— Извини, не расслышала, что ты сказал про конец? — Ловко парирует Алина.

— Да, жизнь полна сюрпризов. Интересно, о чём ты думаешь, когда я чего-нибудь говорю? Похоже ты на концах зациклилась. Тебе не хватает секса?

— Ну, что ты, милый. Просто о нас с тобой задумалась. Молодые мы ещё очень. Стоит ли нам жениться? С одной стороны, вроде хорошо. Совместное хозяйство, ответственность, любовь, секс, сколько влезет. Пока влезает, конечно.

— К чему твой сарказм? Вопрос слишком серьёзный.

— Несомненно. О том и речь. С другой стороны, ерунда какая-то получается: а нафига мне это совместное хозяйство с ответственностью вместе? Если я, допустим, сегодня в кино хочу, а ты в бассейн? К примеру. Не важно, куда, просто у меня настроение в кровати поваляться. Одной. Помечтать, себя потрогать, поплакать, да мало ли какие у человека желания могут случиться. Депрессия у меня, сердце болит, видеть никого не могу. 

— На клубничку потянуло? Как бы развлечений не хватает? 

— Я же сказала — к примеру. Хватает мне. Сегодня, во всяком случае. Ещё не наелась. Допустим, устала от общения или неприятности одолели. Одиночества хочется. Лежу, мечтаю. О хорошем. Пальчиком помогаю. Солнышко в окне. Тени ажурные. Небо в плывущих облаках. Тепло, уютно, сладко. Никуда не хочется. Нирвана. Закроешь глаза и паришь. А тут, бац! В магазин беги, завтрак готовь, мой, стирай. Ответственность. Потом ты домой припрёшься, усталый, вонючий. Жрать подавай, секса и зрелищ! Но мне-то, мало того, что лениво, состояние полного блаженства. И секса, даже если желание есть, хочется не такого, как тебе.

— Нашла проблемы. Неужели сложно обсудить, куда, как, сколько? Язык-то на что? И про одиночество тоже. Понятно, что у каждого должна быть неприкосновенная интимная зона, куда посторонним вход воспрещён. Научимся договариваться. 

— А если нет? Таблички развесим? Не влезай — убьёт! Осторожно — высокое напряжение! Так? Тебе сегодня одно важно, мне — совсем другое. Я заранее чего-то запланировала. Мечтала провести время с подругами или на вечеринке, старалась, настроилась. Тут муж нарисовался. Собирайся. Пошли. Надо. Кому надо? Тебе нужно, иди. Допустим, завелись не на полную катушку, сумели вовремя на тормоз нажать. Любовь, всё же. Но и уступить не можем. Ты направо, я — налево. Обида. Мысли всякие. Подозрения. Сомнения, опасения, недоверие, гипотезы, допущения, догадки. Ничего не упустила? Брак ведь права налево лишил обоих. Права, но не возможности. Ясно излагаю? Ты не можешь расслабиться, думаешь, предполагаешь, всю голову сломал. Я — тоже. Накрутили в мозгах килограмм спагетти с пикантными приправами, специй набросали солёных и острых, варим. Домой возвращаемся, похлёбка кипит, наружу вываливается и булькает. Смотрим друг на друга волками, которых подозрениями и предположениями накормили. Ты мне слово, я те два. И понеслась… по кочкам. Хлоп тем варевом в морду. Ты — такая, ты — такой! Ты плохая — ты плохой.

— Все неразрешимые проблемы в браке через постель решаются.

— До неё ещё добраться нужно. Мы же друг другу не верим. Думаешь, если у меня в голове бубен звучит, я перед тобой ножки раздвину? Чёрта с два. Мне захочется тебе в бубен дать или коготками татуировку на личико нанести. Не так-то просто уложить в постель разъярённую фурию.

— Не фантазируй. Перегибаешь, передёргиваешь. Не станем мы так далеко заходить.

— Ой, ли? Ты и не заметишь, как ситуация дозреет. Миллион раз видела, как это происходит у друзей, подружек, да и у родителей.

— Мы же люди трезвые, образованные. Чего сами не знаем, в книжках прочтём, совет спросим.

— Хочешь сказать, что сорятся только недоучки? Жизнь сложнее и проще. Сейчас я предполагаю, выстраиваю конструкцию возможной закорючки. Кроме того, у нас нет отдельного жилья. Свободная кровать в общаге, сам понимаешь, дефицит. Всем оттянуться хочется. Не только тебе. Комнату снять не на что. Лавы наны, как говорится. Нас же, меня по крайней мере, родители содержат. Котелки наши возбуждённые кипят, это понятно, женилки, взвинченные ситуацией, наливаются, разбухают, требуют доказательств любви, сатисфакции, удовлетворения. Немедленного. А возможностей, удовлетворить страсть, нет. Каждый остаётся при своём, с чем и разбегаемся по своим норам, каждый в свою комнату. Мечтать, грезить, самоудовлетворяться. Процесс развития провокации успешно продолжается, у каждого свой. Вопрос-то завис, даже задать его друг другу, мы не имеем возможности. Во, как. Какая же это семья? Да и не знаем мы друг друга.

— Нагнетаешь на пустом месте. Пара поцелуев, томный взгляд, позитивная улыбка и нет проблем.

 — В это время подружка заскакивает, вон с той соседней койки, Милка зовут. Красотулька зеленоглазая с офигенными сиськами и ножками от ушей. Улыбается. Хлоп-хлоп развратными зенками. Подсознательно искушает. Просто так, на всякий случай. Флирт — это когда девушка не знает, чего хочет, но всеми средствами добивается этого... С ней всё понятно. Она свободная, зато ты женат. На мне, между прочим. Но на неё пялишься. Без задней мысли. Вроде, ради приличия. А я закипела. От тебя желанием и эротикой за версту прёт. Ты же возбуждён. Понятно, что девку переклинит. Но и тебя тоже. Тут, как говорится, Остапа понесло… Я руки в боки и… могу и глаза случайно выковырнуть. Не веришь? А ты попробуй.

— Тебе бы романы писать. Фантазируешь убедительно. Это же мелочи жизни. Выясним, что подозрения беспочвенны и все дела.

— Не тут-то было. Разведка, конечно, факты установит. Со временем. Но осадочек останется. В другой раз ещё слой и ещё. Долго мы так выдержим? Рано или поздно нарыв лопнет.

— А мы его пивом. Я хотел сказать, нежностью, любовью и сексом. Можем прямо сейчас и начать.

— Допустим. Жена — не невеста. Ей большего захочется. Туфельки там, пальтишко, машинку стиральную. Бельё эротическое. А ты — гол, как сокол. Любовью сыт не будешь. Девушка, между прочим, кушать хочет, в кино сходить, колечко с бирюзой, причёску. По мелочи. Догадываешься, сколько всякой хрени нам, девушкам, нужно, чтобы ты с придыханием в глаза-озёра заглядывать мог, имея на то реальные основания?

— Другие же живут как-то. И счастливы. Тебе же не каждый день всего этого хочется.

— По-разному. Бывает, что каждый. Есть счастливые пары, не спорю. И такое случается. Лично ты готов к настоящим семейным трудностям? Какие у тебя планы на дальнейшую жизнь? Всё ещё учёным стать хочешь и путешествовать? Кабанам и ласточкам глазки строить будешь? С ними же и сексом заниматься? Не выйдет. Женитьба и тебе карьеру с судьбой поломает. Как думаешь, когда у тебя в очередной раз в головушке закипит, кого винить будешь? А если плоды любви созреют? Оглянись вокруг. Посмотри, сколько ребят после опрометчивых студенческих свадеб учёбу бросают, идут строителями и грузчиками работать, а параллельно ищут удобную и необременительную сексуальную скорую помощь.

— Ты рассуждаешь, как бывалая дама, трижды сходившая замуж. А молодые соки, энтузиазм, максимализм? Не боги горшки обжигают.

— И обжигаются при этом. Чувствуют себя, как запечённая утка: с поджаристой корочкой, духовитая и румяная, в яблоках, с острыми специями. Просто объедение. Но в духовке. А я жить хочу, пока молодая, красивая, аппетитная и желаний имею не счесть сколько. Ты ведь даже не представляешь, о чём я мечтаю. Жизни не хватит, чтобы все мои желания выполнить.

— Не пойму тебя, Алина. Отговорить пытаешься? Себя или меня?

 — Рассуждаю, прикидываю. Не прикидываюсь, а размышляю, обдумываю. Понимаешь Лёнька, женятся второпях, вроде понарошку, а детей настоящих между тем рожают. И что потом?

— Думай, не думай, сто рублей — не деньги.

— Именно так. Твоей стипендии даже на презики не хватит. Рожать будем? А учёба тогда как? Завяжем с этим гиблым делом? С образованием. Или член бантиком завяжешь? В семье кто-то непременно должен быть лидером, решения принимать. У нас, кто на это способен?

— Не хохми, подруга. Из любой ситуации есть выход. Думаю, не один. Рано пока решать, кто в семье главный. Обычно это тот, кто больше ответственности на себя берёт. Работать пойду. 

— Надорвёшься. Учиться и работать долго не выдержишь. Болеть начнёшь от переутомления, потенцию потеряешь, про желания забудешь. Сам потом скажешь, — “да пошла она, грёбаная семейная жизнь.” А виновата в твоих глазах я буду.

— Получается, ты мне сейчас на дорогу камешек с информацией выкатила, на котором, как в сказке: налево пойдешь, направо или прямо, однозначно всё теряешь. Предлагаешь повеситься? Или другой выход видишь?

— Пока нет. Думаю. Откуда мне знать, что у нас любовь настоящая?

— Какая же ещё? Что скажешь, если я недельку к тебе ходить не буду?

— Заскучаю. На стенку кидаться буду. Нырну в виртуальный мир.

 — Значит, любишь?

— Сказала же, не знаю. Ты мороженое любишь?

— Обожаю. Но тебя больше.

— Представь себе, что мы женаты. Я тебя на работу собираю, выставляю на стол миску пломбира. На работу укладываю в сумку литровую банку Ленинградского мороженого, с шоколадной глазурью. Вечером — торт мороженое и коктейль, из него же. И так каждый день. Что скажешь?

— Бредовая идея. Так не бывает. Объешься и блевать начнёшь.

 

— Тогда другой пример. Сколько раз в день ты меня хочешь?

— По-разному. Иногда три, бывает, что три раза за час.

— Да ты просто гигант. Не объелся ещё?

— Не дождёшься. Я и говорю, что это любовь.

— Ответ не верный. Это похоть. Гормоны. То же мороженое. Рано или поздно объешься. Сейчас для тебя секс — изысканный деликатес. Пройдёт немного времени — будешь называть это приевшееся лакомство супружеским долгом. А долги, увы, напрягают всех. Очень уж неприятно своё отдавать. Зато в соседнем огороде такая аппетитная клубника поспевает.

— Ты же знаешь, я однолюб. Ответственность, чувство долга, совесть, наконец. Семья на таких ценностях держится.

— Опять всё на долге замыкается. На несвободе, на цепях, принуждении. Одно дело, когда в охотку. Прикинь разницу, между сексом, как хобби, удовольствии и обязанностью трахать. А за углом свободная мечта, Милка длинноногая. Смотрит на тебя с вожделением и разводит аппетитные белые бёдра, как пожелаешь. Забежал к ней на секундочку, чмокнул в носик, приник к сладкому источнику, опростался. С удовольствием. И никому ничего не должен.

— А позитивное мышление? Зачем так усложнять. Не сексом единым жив человек. Эротические ощущения лишь приятная добавка к любви. Главное —  духовное единство, общие цели. Работать пойду. Неужели думаешь, что я для тебя не постараюсь? Одному, конечно, поначалу сложно будет. Вдвоём — справимся.

— Выкладывай, как?

— Решать проблемы по мере их поступления.

— Вот тебе первая. Сними комнату.

— Зачем она нам? Лучше денег на свадьбу подкопим.

— Это называется отложенный спрос. Забываешь, Лёнька, что я на экономиста учусь. Отложить, значит перенести на неопределённый срок. Зарезервировать долг. Берёшь кредит без обеспечения и бодреньким шагом топаешь к банкротству. Нет в жизни ничего  постояннее, чем временное. Тебя устраивает быстрый приходящий секс на чужих кроватях? А меня нет.

— Чем он хуже секса, на своей? Ты же не кровать ублажаешь, любимого? Того же самого.

— Не скажи. Вспомни, как нас дружки твои спалили. Я была готова сквозь землю от стыда провалиться.

— Элемент случайности неизбежен. Даже если всё предусмотрено.

— Твой оптимизм я понимаю так: жить собираешься семьёй, но ответственность за неё возложить на случайности. И на родителей. Это называется инфантилизм. 

— Ну и что? Начнём работать, вернём с лихвой. 

— Бабушка надвое сказала. Думаешь, если два недозрелых фрукта положить вместе, они автоматически созревают? Боюсь, скорее, начнут гнить. Ты будешь делегировать ответственность и обязанности мне, я — тебе. Потом начнём кивать друг на друга, обвинять. Он раньше таким не был! Был. В том и проблема, что мы не меняемся. А розовые очки со временем выцветают. 

— Хочешь, чтобы я бросил учёбу? 

— Не хочу. Ты мужчина, у тебя возможности упущенные иные. Давай я пойду работать. Переведусь на заочное отделение, в другой институт.

— Много ты заработаешь без образования? Я хотя бы тяжёлым трудом могу копейку добыть.

— Не знаю сколько. Зато картина прояснится. Нужда заставит что-то менять, будем стараться выбраться. Это не конкретное предложение, размышление вслух.

— Тогда работать нужно идти мне. На стройку, на производство. Но биологов заочно не обучают. Придётся менять профиль, рушить то, на что силы и время уже потрачены.

— Не хочется, правда?

— Конечно, нет.

— А жениться?

— Это вопрос решённый.

— Когда и кем? О чём тогда мы беседуем, если ты без согласия  меня замуж выдал?

— Ты меня Алина намеренно путаешь. У тебя не голова, а самогонный агрегат. Загружаешь одно, на выходе совсем другое, причём гораздо крепче. Слушаю тебя и торчу, словно пару стаканов жахнул. 

— Всё намного проще. Боюсь обмануть твои ожидания. Свои — тоже. Нищета и бесперспективность не для меня. Ты, например, кем будешь? Не знаешь. Вот и я тоже не ведаю.

— Никто не знает своё будущее. Даже если что-то сразу не получится, можно начать сначала.

— Лежишь, весь такой волшебный, мечтаешь, ничего не делаешь. Потом жмёшь плечами, — ну, не смогла я. И приступаешь делать сначала. То есть опять ничего не делать? Как-то так, да? 

— Пешком не пойду, на лошади не поеду, а на такси — денег нет. Давай Алина сессию сначала сдадим, махнём в стройотряд, заработаем денег, тогда снимем квартиру. Поживём, поваримся в настоящем семейном соку. Тогда и решим, что и как.

— Я не против любого реального решения. А если не заработаем, тогда как? А если сок забродит?

 — Тогда пойду работать на стройку. Или в такси. Переведусь в педагогический на заочное или вечернее. Детишек учить буду. Биология, география, природоведение. По рукам?

— Предлагаю записать сказанное. Будем считать это эскизом, черновиком, декларацией о намерениях. Дальше, как карта ляжет. Скрепим договор символическими подписями, поцелуем например, и продолжим жить, как прежде, не заморачиваясь на невыполнимых задачах. Кстати, любимый, поинтересуйся, сколько педагоги зарабатывают. Я жить хочу, а не выживать.

 — Один ум хорошо, а два лучше. Я же говорил, что обо всём можно договориться. 

— Вот и проверим, настоящая наша любовь или так, на пару-тройку прогулок. Я же не против любви. Я за то, чтобы её пощупать на прочность. 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 2
Вход
Ирина ∙ 30.08 05:51 ∙ #
Много разумных мыслей.
Много разумных мыслей.
Валерий
30.08 06:01 ∙ #
К сожалению в этом возрасте разумные мысли редко кто слышит. Но есть ещё одно обстоятельство: красивые рассуждения не всегда искренние. Часто они потому и красивы, что скрывают истину. Знать бы, что у человека на уме.
К сожалению в этом возрасте разумные мысли редко кто слышит. Но есть ещё одно обстоятельство: красивые рассуждения не всегда искренние. Часто они потому и красивы, что скрывают истину. Знать бы, что у человека на уме.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход