ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Не буди лихо...

2020-11-19 Не буди лихо...
Не буди лихо...
Закон бумеранга никто не отменял
5 0 3061 19.11.2020
Закон бумеранга никто не отменял

Он был чертовски удачлив, Евгений Борисович Богатов, довольно красив и влиятелен. 

В его крепких объятиях нуждались все: сотни друзей, постоянные и временные женщины, жена, дети, соратники, холдинг, деньги. Особенно деньги.

Денег было много. Сколько, он и сам не знал, потому, что имущество и средства крутились вокруг центральной оси с невероятной энергией.

Правда, так было не всегда. В детстве и юности Евгений был полным аутсайдером. И фамилия у него была иная – Ищенко. Поменять её на Богатова посоветовала жена, Зоечка, со встречи с которой и началось его восхождение на финансовый и социальный олимп.

Школу Женька закончил кое-как, сразу загремел в армию, да не куда-нибудь, а в Афган. 

Спустя пару месяцев он “поймал зубами” гранату, с тяжёлой контузией и разорванным в клочья брюхом был эвакуирован в Бишкек. Так вышло, что эта граната, попавшая не туда, для чего предназначалась, решила исход боя в пользу Женькиного взвода.

С того памятного момента как над ним и его здоровьем взяла шефство шустрая миниатюрная врачиха и начались в его жизни настоящие чудеса. 

Зоечка буквально искрилась энергией, которой делилась со всеми. С Женькой в особенности.

Собственно, именно она его выходила, а заодно нанизала на некий квантовый стержень,  основу и прочность которого составляла её беззаветная любовь.

В числе спасённых и выхоженных Зоечкиными стараниями раненых был известный журналист газеты “Красная звезда”, который клятвенно обещал оказать любую доступную помощь.

Детали Евгений не знал, но военкор приехал, взял интервью, в ходе которого два часа с придыханием и энтузиазмом Зоечка расписывала его подвиги, о которых сам герой, ни сном, ни духом не ведал, или запамятовал.

Женьку наградили.

Потом была демобилизация, свадьба, три медовых месяца, после которых он, с радостью подчинившись жене, поступил в военное училище. Несколько лет гарнизонных скитаний, феерический служебный рост и внезапный уход в бизнес.

Всё, что он делал, было посвящено Зоечке и детям, кроме одной большой страсти, которая была сильнее любви – сексу.

До Зоечки Евгений Борисович был девственником. Именно с ней юноша познал поцелуйную грамоту, науку постельной атлетики, прелесть эротических экспериментов, основы обольщения и художественного флирта. 

Но прежде, в седьмом классе, он случайно наткнулся в лесу, собирая для мамы букет цветов, на двух солдатиков, энергично совращающих худющую длинноногую малолетку, которая не только не сопротивлялась, но явно испытывала удовольствие.

Часа полтора, пока безобразники не ушли с поляны в обнимку, мальчишка лежал за кустами неподвижно, наблюдая завораживающий спектакль, о котором думал теперь днём и ночью, который видел и чувствовал, стоило прикрыть глаза.

Как же он мечтал оказаться в подобной ситуации. Только не судьба.

Зоечка разбудила в нём альфа самца. Она вливала в него столько позитивной сексуальной энергии, что её необходимо стало утилизировать, чем Женька и занимался при любом удобном случае, частота которых возрастала в геометрической прогрессии соответственно полученному опыту охмурения претенденток, а затем усиленное возрастающим день ото дня социальным и финансовым положением.

Прежде Евгений Борисович никогда не использовал служебный статус, но с годами раздобрел, стал лениться заводить бесконечные интрижки, потому выбрал в качестве основного источника интима стабильность в виде сексапильной секретарши в качестве скорой помощи.

Двух таких сотрудниц он уже проводил в декретный отпуск, завершив порочные связи покупкой меблированных квартир и вручением лимитированных банковских карточек. Там всё было шито-крыто, без эксцессов, претензий и амбиций: девочки оказались расчетливыми, но с пониманием.

После Вики, которая проработала у него референтом около восьми месяцев, Евгений Борисович объявил конкурс на освободившуюся должность. 

Любил он девочек миниатюрных, фигуристых, послушных, глазастых, с застенчивым взглядом и тихим мелодичным голосом, а выбрал, неожиданно для себя высокую, ироничную, худую и дерзкую в общении помощницу, к тому же рыжую и в очках.

Претендентка сходу заявила, что у неё два высших образования, что свободно общается устно и письменно на четырех языках, что владеет языком программирования, что у неё фотографическая память и миллиона полтора других способностей, а ещё объявила о том, что готова за адекватное материальное вознаграждение выкладываться, но…

– Надеюсь, вы, босс, человек порядочный. Интим, щекотливые и пикантные поручения исключены в принципе. Меня устроит взаимовыгодное сотрудничество, но никак не аренда и не приобретение в безраздельную собственность. 

Виталина была остра на язычок, но исполнительна. На фоне прочих сотрудниц выглядела девочка настоящей Жар-птицей. 

Возможно, именно по причине предъявленного ультиматума Евгений Борисович и взял её референтом, дав себе мысленно слово, что обломает задиру, укротит, окоротит, взнуздает, оседлает, украсит золочёными удилами с рубинами и поставит в уютное  стойло.

Торопиться необходимости не было, сначала нужно основательно изучить материал, завоевать доверие.

Девчонка попалась крайне строптивая и несговорчивая, но очень способная. Спустя месяц Евгений Борисович не представлял, как прежде справлялся без неё.

Виталина помнила буквально всё, полностью контролировала подводные и поверхностные течения его обширного финансового холдинга, всего объёма которого не мог объять даже он, хозяин, но влиять на тактику и стратегию бизнеса даже не пыталась.

Именно этим помощница его и покорила. Зато крайне раздражала недоступной сексапильностью вкупе с концентрированным очарованием девственной привлекательности.

Виталина сопровождала босса везде и всюду, часто в вечернее и ночное время, поскольку масса переговоров и сделок проходили в закрытой обстановке отдельных ресторанных кабинетов, развлекательных заведений и саун.

Евгений Борисович намеренно выставлял напоказ довольно развитый, тренированный  мышечный корсет, дефилировал при помощнице в неглиже, нагло флиртовал с компаньонами женского пола и персоналом, не стеснялся откровенно пользовать нанятых для такого случая молоденьких профессионалок горизонтальной любви.

Девушка оставалась равнодушной как к его эротическим подвигам, так и к откровенным попыткам соблазнения. 

Осада продолжалась довольно долго, пока не была сломлена насильно: весьма вероломно, с причинением боли, выкручиванием рук и унижением.

Истерики, как ни странно, не последовало, хотя Евгений был готов к поединку. Был период холодного противостояния, но закончился он довольно быстро. Референт, как ни в чём не бывало, исполняла служебные и околослужебные обязанности, но держала теперь приличную дистанцию: не дозволяла приближаться к себе ближе полутора метров.

Повышение зарплаты втрое Виталина приняла, но бриллиантовые кольца и колье с изумрудами отвергла, вернув немедленно хозяину.

Правильнее было бы уволить неблагодарную дрянь, но такой ход стал бы  свидетельством тому, что девчонка сражение выиграла, хоть и лишилась целки, но не подчинилась, не сдалась на милость “победителя”.

Общался теперь Евгений Борисович с подчинённой сухо, лаконично. Точнее, помощница с ним перекидывалась рублеными служебными фразами без тени эмоций. 

Дела в холдинге шли замечательно, денежки капали размеренно, девочки на крючок садились ритмично, социальные связи с общественностью становились обширнее, шире, как и возможности.

Тем не менее, Евгений теперь медитировал не на ту энергичную парочку из далёкой юности, а на образ Виталины. 

Очень уж хотелось ему повторения насильственного полового акта, причём именно с ней. Евгений каждой клеточкой тела чувствовал невероятной силы напряжение, неистовое и жёсткое проникновение в чувствительную девственную плоть, мощнейший за всю жизнь финал, ощущение беспредельной власти и… и в то же время страх за содеянное.

Увы, страх. Но возможно именно он настолько ярко окрасил эмоциональную картину совращения невинной жертвы.

Виталина была единственной женщиной, которую он взял силой. 

Евгений Борисович в цветастом узбекском халате и в тюбетейке на голове после традиционного ежеутреннего любовного поединка в постели с женой и контрастного душа сидел в кабинете за чашечкой ароматного кофе с местной газетёнкой в руках.

Азиатское облачение –  его пунктик: память о серьёзном ранении, о встрече с магическим талисманом, амулетом и путеводной звездой – любимой женщиной, матерью трёх замечательных дочурок –  супругой Зоечкой. А газету читать необходимо, чтобы всегда быть в курсе последних новостей, хотя местные сплетни были ему крайне неприятны.

Утреннюю газету принесли ещё вечером, но не было времени заглянуть в неё: пришлось срочно, очень жёстко и оперативно решать вопрос с конкурентом, который едва не лишил его весьма аппетитного куска государственных инвестиций.

Пришлось проучить негодяя. Поделом. Будет знать, на чью котлету позарился.

С кухни доносились весьма аппетитные запахи. Зоенька молодец: когда только всё успевает. Евгений испытывал к ней удивительно нежные чувства.

На первой газетной полосе был опубликован очень чёткий снимок, на котором он, Евгений Борисович Богатов, глава холдинга “Квант”,  без штанов, но в пиджаке нагло задирал юбку вульгарного вида даме без нижнего белья, а другой рукой шарил у неё глубоко в декольте.

“Евгений Борисович Богатов, кандидат в депутаты городской Думы не чист на руку!”

“Ваш кандидат не только плохой семьянин, но и экономический преступник. Налоговая полиция готова предъявить ему обвинение в сокрытии доходов, неуплате налогов, в прямом хищении государственных инвестиций, манипулировании чёрным налом, в ведении двойной бухгалтерии, наличии у холдинга неучтённых производственных мощностей, тайных складов, подпольной логистики.”

Далее следовал ряд цифр и фактов, от которых Евгения Борисовича основательно затрясло.

Он задохнулся, схватился за сердце, начал шарить по столу в поисках воды.

Мысли и эмоции понеслись вскачь. Он был уничтожен, раздавлен. Правда, сознание подсовывало спасительную соломинку: что, если это розыгрыш, ведь сегодня первое апреля – день смеха. 

В эту секунду совсем некстати заверещал телефон.

– Евгений Петрович, узнали?

– Не до тебя сейчас, Виталина. У меня тут такое!

– Я в курсе. Телевизор смотрела. Реальная жесть. Евгений Петрович, вы теневой герой дня. Сейчас перешлю передачу файлом, но, думаю, повторят и не раз. Обмозгуйте линию защиты. У вас есть, что предъявить общественности, чем опровергнуть опубликованные факты? Нет? Мне вас жаль. Список косяков потянет на длительную отсидку.

– Типун тебе на язык. Ты же знаешь, какие у меня завязки. Отмажемся. Думаю, нет, уверен – порешаем, соскочим.

– У налоговой и в следственной прокуратуре реальные документы, целый альбом снимков, аудио и видеоролики, свидетели.

– Откуда, откуда у них это дерьмо! Откуда, я тебя спрашиваю!? Звони Куприянову, Сотникову звони, адвоката вызови, немедленно, срочно! 

– Уже позвонила. На подъезде они. Следственная группа тоже выехала, наверно сейчас постучат в дверь.

– Чего это ты такая радостная, жить-то на что собираешься, дура? Если меня не отмажут и ты прицепом пойдёшь.

– Иллюзия, босс. Я добросовестный исполнитель. У меня железобетонное алиби.

– Ху*либи у тебя! Ты на всех переговорах присутствовала. Все схемы, все торговые и финансовые потоки, все логистические цепочки сопровождала. Об этом подумай.

– Уже подумала. На следующий день после того как ты надо мной надругался сразу и подумала. Пришла в прокуратуру, дала послушать записи особенно интересных переговоров, показала несколько любопытных снимков…

– Шпионила за мной! Да я тебя…

– Я, я… головка… от патефона. Не шпионила, а проводила следственные мероприятия по согласованию с прокуратурой. А те записи на всякий случай вела, если ты наш общественный договор попытаешься нарушить. Плохих мальчиков учить нужно… и лечить. Я ведь тебе сразу, на собеседовании ещё весь список своих условий и возможностей перечислила. Честно и откровенно. Ты согласился, а сам… некрасиво, гадко поступил. И да, кобель ты драный, а не альфа-самец. Слабоват в коленках. В руках силы есть, а лингам вялый. Не впечатлил ты меня, Евгений Борисович, не впечатлил.

– Только попробуй против меня слово вякнуть – уничтожу, в порошок сотру.

– Долго тереть придётся. Уже дрожу. Кстати, что касается логистики и финансовых потоков. Открой файл “моральный ущерб, унижение, девственность”, на почту тебе метнула. В папочке весьма любопытные документики: сканы с подлинников, на всех твоя личная подпись. Открой, может ещё успеешь насладиться чтением. Там ещё не стучат в дверь? Портки хоть накинь. Неудобно как-то, глава холдинга всё же.

– Стерва! Угандошу…

– Не кипятись, босс. Открыл, впечатлился? Там внутри ещё одна папочка, в ней документы, удостоверяющие права собственности Виталины Андреевны Кравцовой на часть холдинга. Прочитал, удивился? Очень рада. А ты хотел серьгами и ожерельем откупиться. Я девочка дорогая. А пока ты искупать будешь свои прегрешения передо мной, государством и обществом, я буду возглавлять холдинг. Там ещё одна папочка есть, в ней твой приказ, можешь ознакомиться. 

– Оспорю, это мошенничество. 

– Ничего подобного, босс: законное добросовестное приобретение. Обрати внимание на свои подписи. Они настоящие. Я тебя не неволила – добровольно отписал мне все эти авуары. Доверие – штука обоюдоострая. Нарушил – жди ответку. Закон бумеранга. Ты мне ещё спасибо скажешь, что имущество твоё сохраню. Что семью содержать буду, что изнасилование на суде предъявлять не стану. Жене-то что скажешь, Казанова? Она наверно тоже тебе верила. 

В дверь позвонили. 

Евгений Борисович задохнулся, покраснел, потерял сознание и рухнул оземь.

– Что случилось, любимый, – закричала Зоенька, вбегая в кабинет. 

– Девочки, доченьки, да что же это такое! Люся, Вера, Катенька – звоните скорее в скорую! Да откройте же эту чёртову дверь. Женечка! Миленький, любименький, единственный….

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход