ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Причудливые виражи Часть 4

2019-10-25 Причудливые виражи Часть 4
Причудливые виражи Часть 4
Последующие дни тянулись, словно пластилиновые колбаски, утомительно и монотонно проползая сквозь однообразное серое пространство времени, наподобие ночных теней, пугающих загадочной подвижной непостижимостью.
5 2 1816 25.10.2019
Последующие дни тянулись, словно пластилиновые колбаски, утомительно и монотонно проползая сквозь однообразное серое пространство времени, наподобие ночных теней, пугающих загадочной подвижной непостижимостью.

Гости на неудавшейся свадьбе разыгрались, расслабились, забылись в хмельном оживлении о том, что это пир во время чумы. Алкоголь способен притуплять ощущение реальности, окрашивать в пастельные тона не только бесцветные и серые, но и чёрные стороны бытия.

Не праздник — затушёванная шумным балаганом потеха, призванная хоть на время забыть о потребности страдать.

Нужно включаться в общее веселье, решил Денис. Возможно, от этого станет легче. 

Как говорится, нет повода не выпить. 

Немножко, в меру. 

Хмель делает человека бестолковым, легкомысленным, но общительным. Энергичным и смелым.

— А мне б в девчоночку хорошую влюбиться, — запел Денис, глумливо ухватив ближайшую к нему девушку, почти ставшую свидетельницей на свадьбе, за аппетитный зад.

 Та заверещала. 

Скорее напоказ, потому, что одновременно кокетливо стреляла глазками, полными нежности.

Потанцевав с ней и с другими разгорячёнными весельем девицами, Денис запросто, легко и непринуждённо позволял себе лишнего: весело прижимал их, целовал, поглаживал аппетитно выступающие округлости. 

Брошенный жених явно бравировал: решительно и дерзко вступал в интимные разговоры, рассказывал непристойные и просто весёлые анекдоты, словно опытный совратитель, менял партнёрш.

Он не красовался. 

Видимо таким бесхитростным способом пытался сбросить нервное напряжение. 

Достигнув апогея, возбуждённое эмоциональное состояние сыграло с Денисом скверную шутку, подарив расслабление, не знающее границ. Агрессию реализуют по-разному. 

Он был в ударе. 

Некое подобие эйфории украсило лицо юноши оживлением, одарило энергией, пластикой. Неожиданно, что было несвойственно характеру, он стал щедрым на комплименты. 

Непринуждённое общение с девушками, подобие флирта, правда без намёка на сексуальную активность, давалось легко и непринуждённо, словно его посетило вдохновение, которое прежде не давало о себе знать. Денис ведь от природы был крайне застенчив.

Он явно не осознавал причину такого поведения, но она была. Молодой человек пытался подобным образом убедить себя, что не настолько плох, чтобы использовали его как наживку при рыбной ловле, что нравится девушкам.

Никто из партнёрш не обижался на легкомысленные заигрывания, не дал по рукам за навязчивые, нескромные прикосновения и совсем не детские поцелуи. Напротив, мимолётные ласки им явно нравились. 

Кто-то, прижимаясь, закатывал глазки, другие прерывисто дышали, краснели, покрывались нервными пятнами, дрожали от возбуждения, хохотали невпопад. 

Денис понял, что юность закончилось, что женщины воспринимали его как желанного самца, что его вины в извращённом предпочтении Евы нет.

Юноша не был осведомлён о том факте, что интимной сферой всего живого руководят бездушные молекулы, задача которых посылать импульсы побуждений. 

Не знал, что влюблённые, востребованные мужчины и женщины выглядят и пахнут особенным образом, что привлекают друг друга целым комплексом возбуждающих, стимулирующих природных наркотиков. 

Денис не пытался поступать осознанно, не строил планов относительно тех девушек, внимания которых добивался: просто тратил накопившийся излишек сексуальной энергии, распылял аэрозоль любви в окружающее пространство бесцельно, чтобы притупить боль.

Невеста поступила с ним жестоко, подло, но именно она сделала из него мужчину. 

Прежде девушки не обращали на него внимания — считали непривлекательным. И вдруг разом всё изменилось, словно он попал в иное измерение. 

Девушки наперебой приглашали его на танец, шипели друг на друга, когда Денис выбирал других, нисколько не скрывая свои намерения. 

Он нравился.

Абсолютно естественно, что мужчине захотелось воспользоваться мигом удачи, конвертировать в нечто ощутимое неожиданные приятные бонусы нового волшебного состояния, позволяющие угадывать безошибочно настроение женщин и получать от них желаемое, причём немедленно.

Денису показалось, что по внешним признакам, поведению девочек, он может читать их мысли. Во всяком случае, какое бы бесстыдное желание ни придумал сегодня, реализация его давалось играючи, практически без усилий с его стороны. 

Девушки с благодарностью принимали ласки, тянули в желании отведать поцелуй коралловые губки, тёрлись затвердевшими упругостями, прижимались бёдрами, расстёгивали якобы случайно пуговички, непрестанно хлопали пушистыми ресничками, обнажали перламутровые зубки в желании понравиться.

Окрылённый уверенностью Денис начал выискивать ту, единственную, которой хотел сегодня, сейчас, предложить эксклюзивное право разделить с ним вечер, возможно и ночь. 

Конечно, так далеко он не мог простереть свои сладострастные помыслы, но почему бы нет? 

Желания и мысли, совсем не печальные, заполнили всё его существо без остатка, однако он заблудился в выборе, не в силах определиться, находясь в цветнике. 

Вино ли сделало его таким или что-то иное — сегодня нравились все девушки. 

Почти у каждой находились разной степени незначительные изъяны, особенно если начинал сравнивать с Евой, однако все были заманчиво привлекательны, условно доступны и желанны.

Почему никогда прежде он этого не замечал? 

Разве что иногда тайком вздыхал от созерцания недоступных прелестей, но немедленно отводил в сторону взгляд, стесняясь своего слишком восторженного любопытства.

Денис заигрывал с девочками, заглядывал глубоко в их восторженные глазки, улыбался. 

Всем, каждой. 

Гости давно забыли про конкурс невест, просто развлекались каждый по-своему. 

Глаза и мысли Дениса разбегались от разнообразия воображаемых возможностей, эмоции и желания зашкаливали. 

Наконец он решился: нежно, довольно бесстыдно зашептал в кукольное ушко хрупкой светловолосой Леночки с огромными лазоревыми глазами откровенные, недвусмысленные слова восхищения.  

Девушка чем-то неуловимо напоминала сказочную малышку Мальвину.

Денис горячо и взволнованно дышал, подкрепляя слова страстным поцелуем, от которого девушка немедленно сомлела, опустив голову на его плечо.

Её локоны с волнистыми завитушками приятно щекотали нос, бархатная кожа манила нежностью, рождая трепетные вибрации. 

Поцелуй в шею Леночка восприняла как желанный приз, ответив распустившимся вокруг них облаком желания.

Физически осязаемые флюиды, продублированные пронзительными взглядами, зажгли взаимную страсть, погружая партнёров по танцу в гипнотический транс.

Денис прижал девушку к себе, уже не так как других, слишком чувственно. 

Леночка ответила еле слышным стоном, потупила взор и шёпотом выдохнула согласие. 

Остальное заняло считанные минуты. 

Спустя полчаса они сладострастно мяли постель, торопясь выполнить обязательную программу и приступить к произвольным выступлениям.

Кровать стонала и плакала, наслаждаясь слиянием своих обитателей, пребывающих в чувственном угаре. 

Интенсивность и сила страсти то возрастала, то падала. 

Одни наслаждения перемежались другими, не понижая при этом градус блаженства.

Денис старался изо всех сил, используя на пределе возможностей физические способности.

Девочка непрерывно шептала слова благодарности, старалась облегчить задачу партнёра встречными действиями, то и дело сама перехватывала инициативу в пламенных играх.

Молодость прекрасна неутомимой ненасытностью. 

Партнёры друг друга стоили, ничуть не скупились отдавать, вызывая взаимно пылкий эротический отклик.

Состязание, или взаимное истязание тел, как ни назови, всё равно это не изменит остроты момента, продолжалось до самого утра, пока вконец обессилившая их усталость не свалила мгновенно, не позволив даже завершить очередной раунд. 

Предыдущая волшебная ночь, подаренная ему накануне Евой, увы, не повторилась. Отсутствовало нечто главное, без чего Золушка никогда не сможет превратиться в принцессу. 

Было жадное похотливое совокупление двух изголодавшихся животных, стремящихся, во что бы то ни стало удовлетворить физиологические потребности, диктуемые природными инстинктами, не более того.

Денис проснулся разбитым, опухшим и уставшим, почти больным. 

Грешить на алкоголь не получалось: они с Леночкой пили довольно мало, находились под лёгким приятным хмельком, не более того.

 Девушка интуитивно почувствовала его взгляд, резко открыла заспанные глаза, тут же стремительным движением натянула на нагое тело одеяло до самого подбородка и попросила отвернуться.

Денис, усмехнувшись про себя, вышел, хладнокровно поняв, что безрассудная страсть и у Леночки была вызвана не чувствами, а продолжительным воздержанием или возбуждающим азартом игры с эротическим подтекстом.

Похоже, имела место сиюминутная симпатия, допускающая в качестве компромисса разовый секс, но не позволяющая вторгаться в пределы личного пространства, что ясно давало понять: организм и сознание девушки не распознали у Дениса наличие маркера с меткой “свой”. 

Он тоже не был в восторге от присутствия Лены утром в своей постели, немного удивляясь, как вообще такая вольность могла случиться.

В том, что между ними происходило всего несколько часов назад, не было ничего по-настоящему волшебного, отчего захотелось бы петь и ликовать.  

Сердце категорически не допускало восторженной реакции организма на внешность и присутствие девушки. 

Оно молчало.

Лена довольно долго прихорашивалась, однако как ни старалась, не была похожа на вчерашнюю прелестницу. Что-то в её облике неуловимо изменилось, не давая шанса на любовь с первого взгляда, на безоговорочную способность притягивать и гипнотизировать восторженный взгляд Дениса.

Свет в ресторане был иной или обстановка, но на поверхность чувственного восприятия выступили обстоятельства, лишившие девушку той особенной привлекательности, которая заставила вчера добиваться взаимности.

Денис не хотел продолжения, даже не сумел назвать подругу по имени. 

Странно. 

Прежде не замечал за собой такого необъяснимого равнодушия. 

Девушка действительно красива. В ней есть изюминка, искра. 

Что же не так?

— Чай, кофе, — бесстрастно спросил он, лишь для того, чтобы прервать неловкое , напряжённое молчание.

— Лучше проводи домой. — Леночка была смущена и раздосадована своей и Дениса реакцией на ночное рандеву, мимика отчётливо отразила её состояние. — Мама наверно заждалась. Я не успела её предупредить, что останусь ночевать у подружки.

Денис кисло улыбнулся, пытался избежать прямого взгляда, нервно хрустел костяшками пальцев. 

— Сейчас такси вызову. Устала? Сложно как следует выспаться на чужой кровати.

— Немного утомилась. Редко пью вино. Напрыгались, натанцевались. Было весело.

— Извини, я не сильно тебя обидел? Притащил, сразу в постель. Сам не понимаю, как это вышло. Вёл себя непростительно бессовестно, словно с цепи сорвался.

— Что ты, сама напросилась, я не в претензии. Ты вчера был бесподобен. Не только я, все девчонки от тебя без ума были. Ну, и потом, тоже…

— А сегодня, сейчас? 

— Не знаю. Обычный парень. Как все. Если что, знай, мне понравилось. Ты сильный. Будет плохо — звони, я тебе телефон черкнула на всякий случай. На тумбочку положила листочек. Всё-таки Ева дура набитая. Зацелует её Егор до смерти, изомнёт как цвет и забудет навеки. Разные они, несовместимые. Хорошо, если быстро пресытятся, а то всю жизнь мучить друг друга будут.

— Давай о ней не будем. Если бы Ева не взбрыкнула, не было бы повода нам встретиться. Я тебе очень благодарен. Ты такая…

— Это ты меня завёл. Обычно мне сложно побороть застенчивость. Мужчины со мной редко встречаются. Такое восхитительное бесстыдство в постели, полный улёт, у меня такое впервые. 

— Мне показалось у тебя избыток опыта. 

— Куда там. Неожиданное вдохновение, экспромт. Сама удивляюсь. Целоваться не будем? 

— Можно. Ты сладкая. Но у меня до сих пор Ева в сердце. Извини.

— Тогда не стоит. Проводишь?

Последующие дни тянулись, словно пластилиновые колбаски, утомительно и монотонно проползая сквозь однообразное серое пространство времени, наподобие ночных теней, пугающих подвижной бесполезностью. 

Ничего не хотелось делать, никого видеть. 

Денис не брал подработок, не оставался чего-то доделать: машинально выполнял обязанности, ел, не чувствуя вкуса, плохо спал. 

Буквально всё в этом мире потеряло смысл.

Несколько раз юноша видел Еву, однако сердце при встрече не дрогнуло, лишь во рту появлялся горький привкус.

По непонятной причине то и дело нападала слезливость, неожиданно становилось нестерпимо жалко себя, в голове крутились мысли о конечности жизни, абсолютно ненужной, бесполезной.


Продолжение будет

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 2
Вход
Галина ∙ 25.10 21:50 ∙ #
Валерий, продолжение будет, наверно, для меня пишете, чтоб не приставала с глупыми вопросами)))
Валерий, продолжение будет, наверно, для меня пишете, чтоб не приставала с глупыми вопросами)))
Валерий
26.10 04:33 ∙ #
Ну что Вы, Галя. Просто в этом рассказе каждая глава имеет завершение.
Ну что Вы, Галя. Просто в этом рассказе каждая глава имеет завершение.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход