ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Про иллюзии и галлюцинации

2020-09-19 Про иллюзии и галлюцинации
Про иллюзии и галлюцинации
Если любишь –  нет смысла изменять, если не любишь – нет смысла быть вместе…
Иногда злая судьба на поверку оборачивается доброй волшебницей
5 0 1862 19.09.2020
Если любишь –  нет смысла изменять, если не любишь – нет смысла быть вместе…
Иногда злая судьба на поверку оборачивается доброй волшебницей

Ирочка Пронина была по уши влюблена в собственного мужа, хотя жили они уже без малого пять лет.

Викентий оказался идеальным мужчиной, хотя немного сумасбродным: умел заработать и тратить с умом, излучал уверенность и энергию несокрушимого оптимизма. 

По характеру он был отчаянный авантюрист, азартный предприниматель и мечтатель. 

Его экстравагантные эротические фантазии, слегка безумные, ведь оба были так молоды, зашкаливали, а буйное рукосуйство, сексуальная силища и удивительная нежность ошеломляли, но именно эти качества  и было изюминкой супружеских отношений, придававшей их трепетным романтическим будням толику пикантной  сладости.

Ирочка по жизни была беззаботной хохотушкой, что не мешало, однако, стать хорошей домохозяйкой и страстной любовницей.

Находясь дома, супруги не размыкали пылких объятий. Они жадно поглощали дары, щедро унаследованные от щедрот эволюции и благословенной природы, которая позволяла видеть и чувствовать такое, что невозможно передать словами.

До встречи с любимым девочка  не представляла, что тела мужчины и женщины способны сливаться в единое целое. 

Понятие стыда перестаёт чего-либо значить, сознание теряет ясность, погружая в динамическую медитацию, когда до крайней степени возбуждают не только поцелуи и прикосновения, но и сами энергетические поля, вторгающиеся внутрь до клеточных глубин.

Девушку пронизывали насквозь удивительной силы токи, заставляющие потеть, обливаться вязкими маслянистыми соками и трепетать от возбуждения, рождающего безотчётное желание вбирать в себя горячую мужскую твёрдость до самого основания.

Несколько часов вынужденной разлуки были для Ирочки невыносимым испытанием. 

Она задыхалась от желания, торопилась домой, подогревала в себе эмоции и чувства. 

Непреодолимую страсть Ирочка испытывала непрерывно, дополнительно усиливая грёзы спонтанным напряжением мышц, о существовании которых прежде не ведала.

Как назло, начальник планового отдела был взвинчен до предела ошибкой в расчётах, которую можно было бы исправить завтра утром минут за десять.

Он возмущался, чего-то срочно требовал.

Как не вовремя, как некстати.

Голова отказывалась исполнять привычные функции.

Ирина чувствовала невыносимое жжение, неукротимую энергию, расширяющую её изнутри. 

Она уже настроилась, даже виртуально впустила Викентия в себя и вдруг такой облом.

Из глаз девушки едва не брызнули слёзы. 

Она была готова уничтожить назойливого руководителя, но подчинилась, предварительно предупредив по телефону мужа о непредвиденной задержке.

Викентий спросил, когда можно забрать её с работы, просил позвонить.

Досадная бухгалтерская ошибка странным образом ускользала от опытного взгляда, видимо от обиды и бессилия.

Безысходность положения усугубило временное отключение электроэнергии, что и вовсе показалось трагичным. 

Как ни крепилась Ирина, но разревелась, вызвав ещё большее раздражение начальства.

Когда отчёт был окончательно сведён, Ирочка начала названивать любимому, но тщетно: то ли не было связи, то ли он заснул.

Пришлось вызывать такси.

Машину подали быстро. 

По дороге Иришка опять прониклась романтическими чувствами к мужу, вызвав в очередной раз дрожь в коленках и приятное ощущение полноты в интимных глубинах разгорячённого чрева.

Женщина так увлеклась сладкой фантазией, что едва не закричала, почувствовав приближающийся финиш.

Отдышавшись, Ирочка собрала волю в кулак и наметила план действий.

Викентий любит сырники с вареньем и сметаной. Нежность слегка подождёт, сначала нужно умаслить милого, тогда уж его ничто не остановит.

Девушка зашла в магазин, купила десяток яиц, молоко, творог, муку, сметану.

Настроение медленно улучшалось.

Бумажный пакет с яичками Ирочка держала в одной руке, остальные продукты в другой.

Открывать дверь было неудобно. 

Сумку с продуктами пришлось взять в зубы. Чего только не сделаешь, чтобы порадовать любимого.

Девушка парила над обыденностью в предвкушении приближающегося блаженства.

Удивительно было то, что Викентий не встретил.

Наверно заснул. 

Впрочем, ещё лучше: будет время принять тёплый душ, смыть макияж, помассировать тело.

Не представляете, как приятно разбудить милого поцелуем, а потом…

Ирочка уверенно толкнула дверь в комнату бедром и остолбенела.

На неё в упор нагло смотрели дрыгающиеся женские ноги и поступательно въезжающий меж них до боли знакомый зад, издающий противно чавкающий звук.

На левой щиколотке задранной чуть не до потолка ноги чётко вырисовывалась татуировка. 

Этот рисунок мог принадлежать лишь одному человеку – лучшей подруге, Светке Новиковой, с которой Ирочка ещё в саду на соседнем горшке сидела.

Остановить процесс совокупления, по всей видимости, не представлялось возможным. 

Когда поезд разгоняется до предельной скорости, срывать стоп-кран бесполезно, даже опасно.

Светка изображала стонами и энергичными конвульсиями бурный оргазм, вцепившись когтями в бока любимого.

Викентий рычал и выгибался, наполняя секретом сладострастия пульсирующий страстью арсенал любовницы.

От резкого запаха похоти и ощущения мерзости происходящего Ирочку затошнило. 

Она не нашла ничего лучшего, чем весьма метко с размаху запустить пакет с яйцами в голову изменщика мужа.

Звука разбивающихся скорлупок Ирина не слышала, зато ясно видела триумфальное растекание тягучих желтков по причёске и телу Викентия.

Светка, моментально покрываясь с ног до головы разноцветными нервными пятнами, суетливо визжала, шарила руками в поисках одеяла, желая прикрыть вопиющий срам, пытаясь одновременно вырвать ноги из цепких рук занятого оргазмом партнёра.

Ирочка нервно хохотала, потрясая кулаками и орала как воинственный индеец, отправляющий томагавк в голову бледнолицего, в качестве которого использовала муку и сметану.

–  Придушу, гадов! Скальпы сниму, заживо зажарю: твою вонючую вагину, подруженька, и твою мерзкую кобелиную ненасытность вместе с теми и другими яйцами. Вон отсюда! Оба. Чтобы духу вашего здесь не было.

–  Позвонить не могла? 

–  Ты ещё вякаешь, паскудник! Как я могла полюбить такое ничтожество.

Светка лихорадочно пыталась стереть простынёй соус из спермы, сметаны и муки с яичницей. К нему вдобавок  живописно прилипли несколько птичьих перьев из подушки, придавая зрелищу остроту и пикантность.

Одновременно она комкала грязными руками одежду, до этого момента аккуратненько сложенную на стульчик.

Викентий натягивал брюки на голое тело, похожее на пельмень, потешно прыгая на одной ноге, и пытался оправдываться.

–  Я не хотел. Это нелепая случайность. Светка сама… честное слово.

– Ага, джентльмен не смог отказать даме из вежливости.

Ирочка, сжав зубы, указательным пальцем показывала на дверь.

–  Вон, скотина! 

На следующий день она подала заявление на развод, хотя ещё долго вечерами и ночами ревела белугой.

Жизнь с того памятного дня стала бесцветной и утомительной, а окружающий мир раздражающим фоном.

Пять лет коту под хвост. Пять лет!

Вырвать Викентия из сердца оказалось совсем не просто, но Ирочка выдержала.

Со Светкой бывший муж прожил чуть больше недели: не сошлись характерами и вообще...

Потом он трижды женился с одним и тем же итогом – каждый раз попадался на измене и категорически отказывался стать отцом.

Как удивительно и странно развиваются интимные отношения: влюбляешься без памяти, живёшь душа в душу, прирастаешь кожей, сливаешься до степени смешения

Ирочка благодарила судьбу, что не успела от Викентия забеременеть. 

Растить детей с мужчиной, у которого нижний мозг доминирует над верхним, испытание не из приятных.

Со временем Ирочка забыла, что когда-то любила Викентия, как боготворила его, но так и не смогла забыть чувство стыда и омерзения, которое в те мгновения взорвали её мозг и ранимую душу.

Выращивать ненависть в душе женщина не стала, постаралась затушевать, стереть из памяти неприятные впечатления.

Ведь Викентий совсем не виноват в том, что Ирочка придумала большую любовь и старательно пестовала то, чего на самом деле не было.

Верно ведь говорят, – влюбился без памяти. Это значит, что так увлёкся, что совсем забыл о себе.

Иногда всё же Ирочка думала, – правильно ли поступила тогда? 

В такие минуты она грезила, выстраивала сценарий идеальных отношений, выстраивала каскад головокружительных эмоций, ощущая словно наяву всё самое прекрасное, что было. 

Мысли раздваивались, разбегались в разные стороны, парили над сознанием, взмывали куда-то ввысь, потом проваливались, выскальзывали... 

Однако, заложив соблазнительный романтический вираж, чувства возвращались к тому неприглядному моменту, когда с любимого вместе с разбитыми яйцами стекала иллюзия любви.

Позже ей повезло: сошлась с мужчиной, который не был настолько идеальным, зато за всю жизнь ни разу не дал повода усомниться в верности и искренности чувств. 

И всё же... Ирочка никогда в дальнейшем не возвращалась домой без предупреждения: второго предательства ей было не вынести.

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход