ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Случай с господином Н, или золотые запонки

2017-04-02 Случай с господином Н, или золотые запонки
Случай с господином Н, или золотые запонки
Господин Н. приехал на лечение одного очень серьезного заболевания. Состояние его было удовлетворительным, боли пока беспокоили умеренные. В России ему посоветовали не ждать и ехать оперироваться к лучшим специалистам в Европе.
0 0 520 02.04.2017  
Господин Н. приехал на лечение одного очень серьезного заболевания. Состояние его было удовлетворительным, боли пока беспокоили умеренные. В России ему посоветовали не ждать и ехать оперироваться к лучшим специалистам в Европе.


65-летний господин Н., как ожидается, был человек весьма состоятельный. И ему нравилось демонстрировать этот факт при любой возможности. Наряженый в темно-лиловый костюм с золотыми пуговицами, белую рубашку и в дорогих ботинках с кожаным портфелем со всеми своими заключениями и снимками из России господин Н. предстал передо мной в первый день знакомства. Он был мужчиной очень высокого роста и очень упитанный, с серьезным и немного грустным выражением лица.


Познакомившись в регистратуре клиники мы направились в стационар, где господину Н. была выделена самая большая одноместная палата, в которой в последний момент даже провели российские каналы телевидения.


Клиника находилась близко к моему дому, поэтому я согласилась приходить к господину Н. что называется по первому свисту и спонтанно. Такой сервис я могу предложить не каждому пациенту, в этом случае господину Н. просто повезло. И мне так было даже удобнее работать, потому что если во мне не нуждались, можно было не просиживать штаны в коридорах клиники, а отправиться домой, поесть и передохнуть.

***

Господин Н. был женат.

- Моя жена, - рассказывал пациент, заселившись в палату и потягивая кофе, который ему заботливо поставила на столик молоденькая медсестра, представившись Петрой, - мой заместитель. Поэтому мы не можем уехать вместе, оставив бизнес. Но она приедет, чтобы забрать меня домой.

- Понятно, - задумчиво ответила я. Каким бизнесом они занимались я не стала уточнять. Воспользовшись паузой, к пациенту обратилась медсестра, спросив, не хочет ли господин Н. пообедать.

- Нет, что-то нет аппетита, - ответил господин Н. и задумчиво склонив голову набок проводил симпатичную медсестру взглядом, остановившись, как мне показалось, несколько ниже ее спины.

***

Прошла неделя. Я регулярно прибегала в клинику на утренние визиты господина Н., дооперационные обследования, а иногда, как оказалось, просто поболтать. Особенно по вечерам на господина Н. накатывала тоска и он чувствовал себя одиноко.

Нередко когда я заходила к нему в палату я заставала там Петру.

Петра была родом из Польши и немного изъяснялась по-русски. Поэтому до моего прихода она тоже составляла нашему пациенту компанию. С каждым днем во мне больше закрадывалось подозрение, что господин Н. как-то особенно нежно смотрит на Петру. Однажды, зайдя в палату, когда на мой стук никто не ответил, я застала Петру, сидя на краю кровати господина Н. При этом он крепко сжимал ее руку, прижав к груди.

- Ну бывает, - подумала я, - пациентам нужно внимание, даже немного ласки. Некоторых следует и погладит, как ребенка. Так я искала объяснение этой сцене.

При моем появлении Петра явно смутилась, быстро одернула руку и поспешила выйти из палаты.

- Вам повезло с Петрой, - сказала я как-то господину Н. – говорит по-русски, такая внимательная. Обычно медсестры очень заняты и могут находится в палате пациента только пару минут.

Лицо господина Н. расплылось в улыбке.

- Да, мне повезло, - промурлыкал он и попросил меня просмотреть программу российских каналов и помочь выбрать интересный фильм на вечер.

***

Мы, бывало, сидели с ним так часами, либо в ожидании врача, либо он просил меня вместе с ним посмотреть «какую-нибудь фильмишку», либо просто беседовали.

Во время наших вечерних посиделок с разговорами любимой темой господина Н. были его планы на будущее. Что он будет и НЕ будет делать после выписки из клиники, когда вернется в Россию. Например, он обещал себе меньше работать и больше бывать на природе (рыбалке, которую он так любил и почти на нее в последние годы не ездил). Самым его необычным желанием, требующим скорейшей реализации, были роликовые коньки.

- Хочу прокатиться на аллее в нашем парке. Надо, конечно, немного похудеть. – мечтал мой пациент, пошлепав себя на выступающему под одеалом круглым арбузом животу.

Потом господин Н. поворачивался со спины на бок, мечтательно подкладывал руку под голову и продолжал делиться со мной своими грандиозными планами:

- У меня всегда была мечта: съездить в Исландию. Никогда там не был. Выпишут, когда все пройдет хорошо – а я знаю, что все пройдет хорошо (добавлял он уверенно, приподняв на секудну голову) – сразу же поеду в Рейкьявик!

Ставка за мои услуги «сиделки» и переводчика была почасовая, поэтому сидела я с ним сколько требовалось, потом он обязательно в тот же день со мной рассчитывался и отпускал домой.

***

После операции, которая прошла на радость всем очень успешно, господин Н. будто заново родился и, казалось, энергии его не было предела. Прогноз ему делали положительный, и он расцветал на глазах. Меня это очень радовало, ведь как приятно наблюдать и быть причастной именной к такой положительной динамике.

Прошло около двух недель. С дня на день должна была состояться выписка пациента, к которой ожидался приезд супруги господина Н. Я все также почти ежедневно прибегала в его палату настроить каналы телевизора, принести диск с новым фильмом, договориться о следующих обследованиях и «поболтать», как называл наши посиделки сам пациент.

Петра иногда еще встречалась мне в палате господина Н., но больше никаких странных цен я не замечала.

В предпоследний день перед выпиской господин Н. позвонил мне вечером почти в 11 вечера и попросил прийти как можно скорее. Через 15 минут я уже стояла в его палате.

- Добрый вечер, что-то случилось? – поинтересовалась я, так как действительно была удивлена его неожиданным звонком в такой поздний час. Видимо, вспомнил еще о чем-то важном перед приездом жены и выпиской.

- Нет, ничего особенно не случилось. Я просто хотел проконсультироваться с вами об одном несколько деликатном деле. – Начал пациент издалека.

- Да, конечно. О чем речь?

- Вы знаете, я очень доволен лечением. Все прошло более чем успешно, у меня даже боли почти прошли. Такой персонал в больнице, профессор, который проводил операцию, в общем я очень доволен всеми! – восклицал в радостном порыве мой пациент.

Мне было приятно это слышать, ведь в группу «все» я включила и себя.

- Я хотел бы всех как-то отблагодарить.

- Угу, понятно.. – ответила я, несколько растерявшись я. - Что именно вы имеете в виду?

- Ну поблагодарить, подарить что-нибудь.

- Господин Н., - ответила я, - думаю, что ваша искренняя благодарность будет очень приятна сотрудникам. Выразите ее на словах от чистого сердца, это будет прекрасно. Но дарить подарки врачам и медсестрам в Германии не принято.

- Нет, но я хочу! - настаивал мой щедрый пациент, прохаживаясь по палате взад и вперед и остановившь добавил:

- Я подумал подарить профессору золотые запонки, а девчоночкам ­– парфюм.

Я опешила. Такие вещи не происходят в немецких клиниках. Принимать такого рода подарки даже запрещено по так называемому «антикоррупционному закону».

- Подождите, - пыталась урезонить я господина Н., - если благодарность должна выражаться материально, то Вы можете пожертвовать определенную сумму, например, в фонд клиники, если такой здесь имеется, или в детское отделение, где может быть нуждаются в новых занавесках или игрушках. Другой вариант это внести какую-нибудь сумму в копилку медсестер. Вы ведь их имеете в виду под «девчоночками»? Обычно на отделении всегда есть такая копилка, куда вы можете закинуть 20 евро на кофе и сладости.

Господин Н. не ходил больше туда-сюда по палате, слушая меня внимательно с неприкрытым скепсисом. Несмотря на его реакцию я продолжала:

- Получить в подарок парфюм будет для медсестер очень странно. Не говоря уже о золотых запонках для профессора.

Господин Н. молчал, но быстро добавил свой сокрушительный довод:

- Ну это же будет очень хороший дорогой парфюм и дорогие запонки!

А после непродолжительной паузы произнес задумчиво:

-  Или золотые запонки - это несколько простовато. Может лучше с бриллантом?

Я уже чувствовала, что спорить бесполезно.

- Нет, я не советовала бы вам делать такие подарки, - произнесла решительно я. - Я же говорю, это не принято, и профессор, скорее всего, откажется принимать его.

- Так, ладно, - отрезал также решительно мой пациент, ­– я завтра жену отправлю в магазин и она все купит, я это уже решил.

- Ну, решили так решили. – Осталось ответить мне и думая уходить, я хотела было попрощаться.

Резкое выражение лица господина Н. сменилось на более дружелюбное. Он также стоял огромным колоссом в центре палаты, и уже с некоторой, я бы сказала нежностью, смотрел на меня.

- Кое-что я уже подготовил, - тихо произнес он, - для человека, который постоянно был рядом, сопровождал меня почти во время всех моих встреч с врачами и очень мне морально помогал. Моей благодарности ей просто нет предела.

Я вдруг заволновалась.

Господин Н. медленно засунул руку в карман своей пижамы и вкрадчиво достал оттуда коробочку черного цвета. С улыбкой глядя на меня начал медленно открывать ее.

- Вот. В знак благодарности за работу я приготовил золотую подвеску в виде бабочки для... догадались для кого?

Я улыбнулась:

- Вы правильно подумали..., - произнес вкрадчиво господин Н., - для Петры.

Nadja O.
0 85

Что вы об этом думаете?

Вход
Liwli.ru — открыт
для ваших мыслей!
Сообщество на сайте: 58 889
Сообщество в соцсетях: 402 287
УЗНАТЬ БОЛЬШЕ
Вход