ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ИСТОРИЯ

Вот такая "романтикэ"

2019-10-10 Вот такая "романтикэ"
Вот такая "романтикэ"
Вас когда-нибудь дарили в качестве презента?
Тогда вам забавно будет это прочитать.
4 0 1712 10.10.2019
Вас когда-нибудь дарили в качестве презента?
Тогда вам забавно будет это прочитать.

Вечер у нас был. Романтический. 

Мы ведь ещё только познакомились: букеты, разговоры ни о чём, игра в гляделки. 

По недоразумению или по чьему-то ироническому умыслу произошло то, что случилось дальше, главное сошлись пути-дорожки участников этого странного события по чистой случайности.

Кавалеру немного за сорок. Леди, как и положено, на пять лет моложе. Любви ведь все возрасты покорны.

Чтобы не вести объёмное повествование, скажу сразу: меня, тривиально и грубо преподнесли подруге в качестве презента. 

Хочешь, бери, не нравится — положи на место. 

Только я пока об этом не знал. 

Девушки, в моём возрасте все женщины до семидесяти — девушки, пошептались, перемигнулись при встрече и обменялись поцелуями.

Дама, разрушившая наше романтическое уединение в квартире хозяйки, показалась мне так себе. Я даже разозлился, но не дал досаде окончательно испортить настроение, смирился.

Я уже несколько лет жил холостяком, причём необычным, с прицепом из дочки и сына. Так вышло. 

Честно говоря, на это рандеву сильно рассчитывал. Мне казалось, что Леночка вполне подходит в качестве спутницы жизни. 

Гостья мне сразу не понравилась. 

Возможно, причиной тому было её внезапное вторжение, разом разрушившее мои сентиментально-лирические планы. Я ведь мужчина чувствительный, для меня главное – отношения и серьёзные чувства. 

Не так просто было решиться на откровенный разговор с Леночкой. Именно сегодня я готовился перевести наши дружеские встречи в иную, более серьёзную и близкую плоскость.

Дама, разрушившая границы нашего интимного пространства была мне неприятна. И не только потому, что выглядела невзрачно, нет: утомлённая какая-то, разочарованная, равнодушная, грубоватая.

— Зачем она здесь? Почему именно сегодня? — Ворчал я про себя.

Одета гостья была довольно странно: не по возрасту мешковато, в слишком тёмное, мрачное. Так обычно выглядят безутешные вдовы.

Видимо моё настроение передалось всем. Во всяком случае, у подруг разговор получился скомканным. Чтобы им не мешать, я несколько раз выходил на улицу курить. О чём они беседовали в моё отсутствие  — не знаю.

Я рассчитывал на то, что ещё не всё потеряно. Пусть общаются. Потерплю.

Романтический запал ещё не иссяк окончательно, надежда на взаимность Леночки теплилась. 

Увы, мои надежды разнесли в клочья. Более того, пришлось везти гостью домой, потому, что поздно и темно, да и вообще… 

Девочки смотрели на меня довольно странно, при этом перемигивались, что окончательно испортило для меня вечер.

Не по своей воле приступил я к исполнению сего действа: так решила моя потенциальная подружка. 

Не эта, которая нагло уселась на переднее сиденье машины, та, что сделку предложила, Леночка. 

Я же с ней пытался, не сказать, что совсем безуспешно, контакт наладить. До поцелуев ещё не дошло, но глазки она мне строила. 

Как позднее оказалось, Леночка пригласила подругу специально, моно сказать на смотрины. Самостоятельно не могла решить: стоит ли допускать “этого кренделя” до тела; соответствуют ли издержки в виде секса реальной выгоде от данного предприятия. 

Одной Леночке, конечно, было не очень здорово жить. Она мечтала о доверительных отношениях, совместных ужинах, путешествиях, сильной мужской руке, но при этом не желала утратить свободу и независимость.

Желанной для неё схемой был гостевой брак, но с условием, что зарплату супруг будет отдавать жене, а ночевать у себя дома. И никаких детей.

Я же, по привычке брать на себя полный объём ответственности в обмен на стабильность и чувства, сразу намекнул, что надеюсь на долгосрочное сотрудничество. 

Именно это её и смутило. 

Леночка была не против романтических рандеву с элементами безудержного эротизма. Она любила азартные скачки, активный, до изнеможения, секс. Увы, я об этом лишь слышал. От её подружки, которую вёз сейчас на другой конец города. 

После секса  Леночка привыкла нежиться в одинокой постели: страдать от желания, разжигать его, накапливать, чтобы в следующий раз выплеснуть так, чтобы чертям, тошно стало. 

И время своё дама не желала тратить на кого бы то ни было. Тем более жить под одной крышей с монстром, наблюдать за его жизнедеятельностью. Общение с мужчиной, считала она, должно ограничиваться постелью.

Посторонний объект в собственной квартире её никак не устраивал. Тем более, секс по заранее утверждённому графику. 

Леночке виделся вариант, когда мужчина изредка наносит визиты вежливости, выражая их неистовыми выплесками сексуальной энергии с множественными оргазмами и благодарностью в виде материальных подношений за подаренные впечатления.

Для мужчины, который восемнадцать лет жил в супружестве, вопрос секса равнозначен принципам гигиены: не припал вовремя к источнику вдохновения, вроде как кислород перекрыли —  дышать нечем. 

Начинаешь хватать ртом воздух, а он, то раскалённый, то слишком сухой. 

Брак расхолаживает, делает мужчину беззащитным, зависимым и хрупким. К хорошему быстро привыкаешь. 

Одно дело с огорода питаться или из леса, когда всё добыть и вырастить нужно и совсем другое дело, ресторанное меню: заказал, принесли, положили, съел.

Как говорится, на тарелочке с голубой каёмочкой подали. Конечно, такой вариант тоже не безупречен, поскольку обречён на постепенное затухание остроты ощущений. Потому и тянет супругов на флирт и измены. 

Семья ведь, она как кондиционер или даже климат-контроль, поддерживает постоянную температуру и влажность. 

У меня градус желания на пределе при минимальной влажности: просто выжженная пустыня в личной жизни. 

И вдруг оазис пригрезился: симпатичный такой, рыженький, со всеми вытекающими последствиями. И вдруг такой облом. Притащила же нелёгкая эту глупую подружку.

Мне особенного ничего от женщины не нужно, время и возраст научили приспосабливаться, подстраиваться под любую, главное, чтобы человек был хороший. 

Что касается любви, она в моём возрасте и положении как приятный бонус. Можно и без неё, если есть симпатия и уважение. Остальное постепенно нарастёт. 

Именно в таком ракурсе я рассуждал, развивая отношения с Леночкой. 

Подарочки, цветочки, намёки. Недаром, говорят, что удача — награда за смелость. 

Похоже, не срослось…

Ладно, посадил я подругу в своё авто, Любаня, её звать. 

Отвезу быстренько и домой, к детишкам и привычной холостяцкой жизни. 

Там меня ждёт любимая постелька. Правда, сиротливая, холодная, но я так выспаться мечтаю, ни о чём ином и думать не хочу. Тем более что несостоявшееся сегодня свидание вроде как завершилось. 

Меня, мягко говоря, попросту слили. Ну, да ладно. Не всегда выходит, как хочется.

— Поехали, Антон. Долгие проводы, сам знаешь. Короче, соколик, тебе сегодня не светит, — с усмешкой в голосе сказала Люба.

— То есть?

— Да нет, я так. Она, там, ты — здесь. Любви прекрасные порывы. Не расстраивайся.

Я завёл мотор, тронулся. 

Женщина как-то вдруг расслабилась, закрыла глаза и захрапела: звонко, переливчато, даже со стоном. 

Выпила-то только половину бутылки пива, неужели так окосела? С чего бы? 

Её разомлевшее тело начало раскачиваться на поворотах и кочках, сползать в мою сторону. Вскоре Люба улеглась мне на плечо, мешая переключать передачи и крутить руль. 

Причёска попутчицы нагло щекочет моё лицо. Волосы пахнут изумительно вкусно. Нет, не так: они ужасно раздражают возбуждающими ароматами. 

Какого чёрта! 

Несколько раз отодвигал её, усаживал ровно, тщетно. Спит, пуская пузыри и блаженно улыбается. 

Хорошо хоть адрес успела назвать. 

В нос лезет сладостный аромат расслабленного женского тела, манящие аккорды чарующей мелодии жизни, гипнотическое воздействие которой лишает меня разума. 

В голову влетают удивительно непристойные фантазии.  

Похотью пахнет, желанием, сексом, если вы понимаете, о чём я. 

Страстью, вожделением, влечением, жаждой... 

Ладно, хватит себя накручивать. Признался бы, что бабу хочешь. 

Да не бабу. Нормальных человеческих отношений. Романтических, обоюдных. Что в этом такого криминального? А вы не хотите? 

То-то!

Мои мысли, как те скакуны, что в песне Газманова, проскакали галопом по Европам, споткнувшись пару-тройку раз на всяких романтических ситуациях, которые я успел вживую представить, и затихли. 

Не сезон разогревать себя глупостями. В двадцать лет можно размазывать свои силы и мысли как масло по бутерброду, поскольку их всё равно будет избыток. В сорок человек не должен растекаться, пора сосредоточиться на чём-то конкретном, определиться. 

Сегодня на повестке дня Леночка. Она, конечно, отношение своё туманно обозначила, отослав подальше, но ведь не отшила окончательно. Что, если такое поведение от неуверенности, неловкости?

Вела она себя странно и несуразно, однако из этого ровным счётом ничего не следует. Как и в любой запутанной ситуации  — пятьдесят на пятьдесят. Женщина она симпатичная, видная. Может, дожму?

Тем временем мы доехали. 

Люба окончательно провалилась в пространство сонного царства: вцепилась мне в руку, посвистывает. Вязаная шапочка сползла на глаза. Сопит, вся такая махонькая, уморительная. 

От женского духа у меня окончательно закипел мозг. Нужно быстрее с этим вопросом заканчивать и отправляться домой на ночлег. В семь утра на смену выходить, а времени  скоро одиннадцать: пока до дома доберусь —  просыпаться пора.

Бужу попутчицу. Она брыкается. Сначала в лоб локтем заехала, потом обхватила как подушку, ноги под себя подвернула, уткнулась носом в плечо и дальше сопит. 

Начинаю нервничать. Кричу ей в ухо, — ваша остановка, мадам, поезд дальше не пойдёт!

— Что, где, какая остановка? А, это ты, подарок от Леночки. Сейчас, секунду. Ты, это,  извини. Двенадцать часов на конвейере отпахала, а тут невеста твоя, чтоб ей пусто было. На смотрины вызвала. А мне это надо? Я спать хочу. Ладно, сейчас проснусь. У тебя попить что-нибудь есть?

— Нет ничего. Какие смотрины? Приходи в себя и проваливай.

— Какие-какие: тебя нужно было оценить по пятибалльной шкале. Я тебе трёшечку поставила, если что, и ту с натяжкой. Лысенький, невзрачный, двое детей. Ладно, собирайся, пошли.

— Куда пошли. Уже приехали. Твоя остановка. Выметайся. Некогда мне с тобой возиться. Между прочим, я тебя тоже в третий класс по привлекательности определил. Это к тому, что нечего зазнаваться. Тоже мне, эксперт-самоучка.

— Тебя, зачем милый послали?

— Тебя проводить.

— Вот и провожай. Ишь, пойду, не пойду. Кто тебя спрашивает. Видишь, женщина не в себе, еле живая после трудов праведных. Хочешь, чтобы я по дороге заснула, а утром холодный труп нашли? Пошли уже! Машину вот сюда, в уголок, чтобы из окна было видно, паркуй.

— Не руководи. Раскомандовалась. Без сопливых определюсь, как ставить. Давай живее. Навязалась на мою голову. Без тебя проблем хватает.

— Давай, давай! У меня для тебя сюрприз. От твоей Леночки. Дома вручу. Под руку бери. Вот так. Крепче. Должна же я понять, мужик ты или так себе. Вроде ничего. Чего твоей Леночке, дуре набитой, нужно? Сама себя перехитрить хочет?

— Какой дуре, дамочка. Шевелите ножками, шустрее. Я тоже не на пирине спал, пятнадцать часов за рулём, тоже спать хочу. Вы со смены, а я с одной и на другую. Мне с вами обниматься некогда, да и желания нет.

— Это, извини, как получится. Мне подружка твоя, только не упади, за стенку держись… Короче, Леночка, подарила тебя. Мне презентовала. Во всяком случае, разрешила пользоваться: проверять, дегустировать, пробовать на вкус и цвет. Можешь сам её спросить. У меня телефон есть. Ну что, набирать?

— Да пошла ты! Не знаю, что у вас за игры такие, я домой.

— Ага, уже. Женщина, я, то есть, почти разделась и уже жду. Сначала завёл, обнадежил. У меня и вино для такого случая лежит. Правда, закусить нечем. В холодильнике мышь повесилась. Он у меня вообще выключен: не для кого холодить. И без того замёрзла. Сейчас и согреешь, заодно. Должна же я товар проверить на качество. Может, залежалый какой или вовсе тухлый. Ты не импотент часом?

Не ведая того, женщина выпустила из бутылки Джина. У каждого человека есть скрытые кнопки, вызывающие приступы эйфории, злости или смертельной обиды. Нечаянно, Люба наткнулась своей репликой на пусковой механизм, передающий мощный импульс.

 — Ах, импотент! Ну, я тебе покажу, засранка! 

Моя бывшая жена часто пользовалась этим инструментом, причём, цели всегда были разные, но результат ей нравился. Наверно, не зря.

Я схватил женщину, содрал одежду и бросил её на кровать. 

Куда только подевалась её усталость и робость. 

Отбиваться она не стала. 

Это вдохновило. 

В глазах её засверкали чертенята. Видимо, предшествующие события достаточно распалили нерастраченную сексуальную энергию. 

Мы даже не стали выключать свет. 

Всё случилось быстро, на редкость удачно. 

Кошечка замурлыкала, явно довольная результатом дегустации. Отдышавшись, мы оба захохотали, помогли друг другу окончательно раздеться и углубили процесс исследования.

Потом ещё раз, вдумчиво, со вкусом. И ещё…

Сбросив накопившуюся за долгие месяцы безбрачия энергию мы голышом уселись друг против друга. Можно сказать визави. Курили, со вкусом потягивали из бокалов красное вино, легко и непринуждённо беседовали. 

Напиток оказался так себе, но пьянил. Дым и беседа добавляли романтики. Пришло время для откровенности. Видимо накопилось в нас всякого, в основном шелухи, состоящей из обид и разочарований.

 Говорили, перебивая, обнажая, выворачивая наизнанку, теперь ещё и душу. 

Когда закончилось вино, разговор объединил наши мысли в нечто цельное.

Мы обнялись. 

На Любиных глазах блестели слёзы. Я тоже был растроган до крайности. 

Наши судьбы оказались чем-то неуловимо похожими. Иногда мне удавалось предугадать следующий поворот в сюжете её повествования, потому, что в моей жизни такое тоже было. 

— А давай, сбегаем в ночной магазин, купим ещё вина, мне давно не было так уютно и хорошо в своём доме, — предложила  Люба.

— Почему бы и нет. Я тоже давно не был такой счастливый. Удачно тебе меня подарили. Только что мы скажем теперь твоей подруге, ведь она наверняка пошутила?

— Так не забавляются. Это жестоко и глупо. Её проблемы. Как услышала, так и поступила. На самом деле я этого не хотела, просто рассердилась. Когда ты меня стал прогонять.

— Ну и ладно. Нам же с тобой хорошо. Поцелуй меня.

Мы долго и со вкусом целовались. Пото, вспомнили о желании купить вина. Оделись и пошли в ночной магазин.

В магазине полусонная скучающая продавщица слушала Софию ротару на молдавском языке. Романтикэ – мье тристеця ши инима, романтикэ – кэрунтеця ши лакрима, романтикэ сингуря, сау ку драгост я романтикэ вой рэмыня, — с чувством тянула певица. 

Мы быстренько выбрали вино. Чтобы не ходить лишний раз, взяли две бутылки, ведь разговор, судя по всему, нам предстоял напряженный и долгий. Вдобавок приобрели сигареты и закуску. 

Люба вышла покурить, я остался расплатиться. Неожиданно раздался душераздирающий крик. 

Выскакиваю. Люба оступилась на какой-то ямке, которую не заметила в темноте, подвернула ногу. Теперь лежит как раненая птица и кричит от боли.

Подскакиваю к ней, начинаю поднимать. 

Крик был услышан не только мной. Подбегают два широкоплечих молодчика с бандитскими физиономиями, спрашивают Любу, — он? 

Не дождавшись ответа, начинают меня мутузить. 

Видно это были серьёзные специалисты по боям без правил. Во всяком случае, после третьего или четвертого удара я уплыл в темноту. 

Отлетая в нирвану, падал и падал, проваливаясь в глубокое ущелье спиной вниз, чувствовал нарастающую скорость и неминуемое приближение твёрдого дна. 

—  Вот и всё, сейчас прилечу, — подумал я.

Не знаю, как долго я был без сознания. Мне показалось, что очень долго. 

В небе забавно кружились звёзды, описывая эллипсы, в голове раздавался размеренный звук набегающего и затухающего прибоя. 

Я никак не мог сфокусировать зрение и включить звук. Видел только сильно размытое, заплаканное лицо Любы, шевеление её губ, движения рук, напоминающие взмахи птичьих крыльев. 

Попытался подняться. 

Тело не удавалось сбалансировать, в голове стреляло и отрывалось что-то кусочками. 

Забавное состояние. Самое оно для искателей кайфа. 

Несколько попыток и, наконец, удача. Могу стоять. 

Медленно, сначала шёпотом, потом нарастающим шквалом, проявляются звуки. 

В голове отчётливо зазвучала песня Романтикэ.  

Я её сразу узнал, эту песню. 

Значит ещё не на том, явно на этом свете. Замечательно. 

А почему не встает Люба? Кажется, она упала. И что, до сих пор валяется на холодном асфальте? Поднять, немедленно поднять. 

Пытаюсь что-то сказать, но не могу разжать губы. Потрогал пальцами. Вместо них горячие налитые валики. И кровь. Много крови. Сплюнуть не удаётся. Похоже, распухло всё лицо.

А Люба не встаёт. Наклоняюсь, пытаюсь захватить за плечи
: не хватает сил. 

Пробую ещё и ещё. Она кричит от боли. 

Нельзя же так сидеть до утра. Что-то нужно предпринять. 

Сумку с вином и продуктами шутники прихватили с собой. Да, теперь понадобится более сильное успокаивающее средство. 

Купил две бутылки водки и батон колбасы. В самый раз. Только бы не разбить по дороге. И Любаньку донести. 

Как я поднимал подругу, тащил её, осталось секретом даже для меня. Двести метров по прямой, потом на пятый этаж. Она орала от каждого движения. Мы разбудили весь подъезд. Люди смотрели в щели дверей и тут же закрывались, увидев странную парочку.

Добрались. 

Я умылся. Губы толщиной с сосиску, заплывшие глаза, сизый нос, опухшее ухо чёрно-лилового оттенка, вывернутое плечо. 

Погуляли, однако! 

У Любы, скорее всего, перелом. Ногу в ступне раздуло  — смотреть страшно. Только что не лопается и невыносимая боль. 

Разливаю по стаканам водку, которая пьётся как вода, но настроение улучшается. Жизнь налаживается. 

Пытаюсь вслух посмеяться над своими приключениями. 

— Теперь я обязан на тебе жениться, кажется так?

— Ну что вы, сэр. Это я во всём виновата. Кто, если не я, затянул вас во всю эту авантюру? Кто бы мог подумать. Какие, однако, сволочи. Думаешь ,они хотели помочь мне? Как бы не так. Они и мне врезали ногой, чтобы не орала. Потом забрали сумку с продуктами, и ушли. Ты на меня злишься?

— Было весело. Мне понравилось. Дай потрогаю ногу. Как тебя угораздило. С этого всё и началось.

— Очень больно. Не нужно. Как ты пойдешь на работу?

— Спроси что-нибудь полегче. Например, на какие деньги теперь буду кормить детей. Я ведь шофёр. Денежных запасов нет. Пока рожу свою от макияжа не вылечу, придётся сидеть дома. Тебе тоже не скоро на работу, даже если это не перелом. Зато у нас теперь куча времени, чтобы общаться. Всё успеем друг другу рассказать. У тебя ещё не пропало желание продолжить свидание?

— А давай, это…

— Я, то же самое хотел предложить. Будет очень забавно. Представляю себе двух раненых динозавров, занимающихся сексом, умирая от боли. Такой кайф только для нас. И мы его сейчас испытаем. Ты просто прелесть и уже мне нравишься. Честно заработала твёрдую четвёрку. Как хорошо, что меня тебе так вовремя подарили.

— Скажи честно, я тебе хоть немножко понравилась?

— Как тебе сказать... почему немножко? Множко. Только у меня двое детей. Мальчик и девочка.

— У нас. Это у нас двое детей. Так тебе понравится?

Прошёл месяц или немного больше. У Любы сняли гипс, мои синяки полностью зажили. 

Удивительно и странно, но мы стали полноценной семьёй. 

В один из дней захотелось нанести визит вежливости Леночке. Хотелось сказать ей огромное спасибо, выразить благодарность за подаренную любовь и семейное счастье.

Мы не поскупились, купили хорошее вино и замечательную закуску.

Леночка нас на порог не пустила. Обиделась.

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход