ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
СТИЛЬ ЖИЗНИ

Про физкультуру, справедливость и первую любовь

2018-08-21 Про физкультуру, справедливость и первую любовь
Про физкультуру, справедливость и первую любовь
Больше всего на уроке физкультуры я ненавидела то, как нас делили на команды. Выбирали двоих капитанов, а остальной класс выстраивали шеренгой. Капитаны называли фамилии одноклассников, и человек, которого назвали, присоединялся к команде капитана.
Стоять в шеренге до последнего было унизительно. Всех выбирают, а тебя - нет.
Больше всего на уроке физкультуры я ненавидела то, как нас делили на команды. Выбирали двоих капитанов, а остальной класс выстраивали шеренгой. Капитаны называли фамилии одноклассников, и человек, которого назвали, присоединялся к команде капитана.
Стоять в шеренге до последнего было унизительно. Всех выбирают, а тебя - нет.
Фото: Оксана Таценко
Я, как человек, стоявший всегда до последнего, проживала это как приговор. Как еженедельное напоминание о моей ненужности, некрутости, неспортивности, и вообще...

Наверное, именно так чувствуют себя молодые красивые девушки, подружки которых горошинами повыскакивали замуж, а они - нет. А они все ждут, что кто-то, наконец, назовет их фамилию.

Физкультура никогда не была моим коньком. Я тогда была толстой и стеснительной. Стеснялась я того, что я толстая и стеснительная.

И что спортивный костюм у меня был какого-то ярчайше желтого цвета, "вырвиглаз" просто, и учитель просил найти альтернативу, а то "от тебя, Савельева, в глазах рябит, катается по полю желтый шар", но костюм прислала мама, из Москвы, и другого просто не было. И каждый урок я наряжалась в ядовитого цыпленка и видела, как учитель закатывает глаза, а одноклассники хихикают за спиной.

Командные игры давались мне с трудом. На баскетболе у меня не получалось попадать в кольцо и отчаянно толкаться, на волейболе - отбивать и подавать, на пионерболе я роняла мячи. Толстая и неуклюжая, я проста создана была для проигрышей.

На месте капитанов я бы тоже себя не выбрала. Это справедливо. И это единственное, что примиряло меня с действительностью.

Справедливость была моим пунктиком.
Я всегда была болезненно принципиальна и пыталась везде восстанавливать потерянную справедливость.

Например, я была отличницей, и охотно давала списывать - да ради Бога, мне не жалко! - но только тем, кто показывал мне черновик, на котором видно: человек пытался сделать домашку. Тогда это справедливо: в этом случае мое списывание являлось помощью - человек решал, но не смог решить задачу, а я как бы подсказываю решение.

А если человек гулял, пока я корпела над учебниками, а оценку мы получим одинаковую, потому что он списал мои ответы, то это категорически несправедливо, а я ненавижу несправедливость.

Вот.

Вот поэтому я покорно стояла на физре в шеренге, опустив голову, и слушала, как капитаны называют другие фамилии.

А мою называли одной из последних.
И я шла в команду, ссутулившись, и как бы заранее извиняясь за свою костюмную желтизну, за неуклюжесть, за руки-крюки и за то, что я обязательно пропущу мяч...

Я, конечно, думала о том, что хочу быть спортивнее, хочу, чтобы меня выбирали, и для этого я бегала по утрам вокруг дома, и приседала, и пресс качала, только мастерства в играх это никак мне не прибавляло. Следовало, вероятно, играть в эти игры во дворе, накачивать мастерство, отрабатывать удары по мячу, но переживать позор еще раз, добровольно, во дворе, я никак не решалась.

Это был восьмой класс.

Лето после него - было летом радикальных перемен в моей жизни, одной из которых стало то, что я сменила город и окружение. Тем летом похоронили бабушку, которая вырастила меня, и на похороны я не попала. Дедушка ушел еще раньше.

От стресса я похудела на 12 килограмм. Вытянулась, щеки запали. Длинные неухоженные волосы в старомодной косе. Барышня-крестьянка с благородной бледностью на щеках приехала в столицу.

В девятый класс я пошла уже в Москве. Приняли меня хорошо, дружно и охотно.

Мальчик Влад, умный, высокий и с пушистыми ресницами на переменах смотрел на меня дольше, чем положено, и я подозревала, что дело тут не в моей новой кофточке. Эту новую кофточку мы сшили из маминой старой, но об этом никто не знал.

Лучший друг Влада Веня вообще краснел, глядя на меня, и будто обжигался, встречаясь взглядом.

Я догадывалась, что происходит что-то ...взрослое, и мне было приятно и волнительно.

На первом уроке физкультуры в новой школе нас выстроили шеренгой и объяснили, что мы сейчас будем играть в волейбол.

Я покорно стояла в самом начале шеренги (нас по росту выстраивали) и уже не комплексовала из-за желтого костюма: слава богу, я из него выросла, и мама купила мне новый, обычный, синий, ничем не примечательный.

Капитанами назначили Влада и Веню.

- Выбирайте себе членов команды, - кивнул учитель на шеренгу.

- Кто первый выбирает? - спросили они хором у учителя.

- Да какая разница!

- Большая, они оба меня хотят, - прокричал Шапкин из конца шеренги. - Где я, там победа.

Все засмеялись, хотя это было правдой.

- Ну, пусть Влад выбирает первый, по алфавиту будем, у него фамилия раньше.

Влад осмотрел шеренгу и твердо произнес, сильно покраснев:
- САВЕЛЬЕВА!

Боже, я не могу передать эти чувства! Приоритетным было внутреннее ликование.

Меня впервые выбрали! Выбрали первой, а не по остаточному принципу, что никого в шеренге остаться не должно. Выбрали громко, как бы задекларировали перед всем классом: она лучше всех.

Внутри разливалось горделивое кокетство . Все же ведь тоже замечали, как Влад смотрит на меня, и эта ситуация была на зависть всем девчонкам.

С другой стороны, это было... не справедливо. Я очень плохо играю в волейбол. И выбрали меня по совсем другим соображениям, а это значит нечестно.

И эта нечестность значительно омрачала мой маленький праздник гордости.

Я вышла из шеренги на два шага и твердо произнесла дрожащим голосом:

- Я очень плохо играю в волейбол.

Ох уж эта моя чертова принципиальность. Ох уж этот пресловутая любовь к справедливости.

Влад мог этого не знать, ведь я новенькая.
Класс замолчал.

- Я очень плохо играю. Я должна предупредить, - повторила я.

- Я свой выбор сделал, - твердо сказал Влад.

Я кивнула и красиво пошла в его команду.

Да вру, ничего не красиво. Ссутулилась вся, смутилась, но пошла. Под прицелом взглядов всего класса. И тот день, когда меня выбрали, я запомню на всю жизнь.

- Шапкин, - услышала я голос Вени. Веня делал грамотный выбор с точки зрения стратегии игры, а Влад был предвзят и импульсивен, и это не давало мне покоя.

Когда мы разделились на команды, я еще раз подошла к Владу и сказала:

- Я очень боюсь тебя подвести, потому что правда плохо играю.

- Ты не должна хорошо играть. Ты должна вдохновлять тех, кто хорошо играет. Я поэтому и выбрал тебя.

Это было что-то невероятно приятное, похожее на признание в любви, настолько, что у меня зазвенело в ушах от счастья.

- Спасибо, - зачем-то сказала я.

- Это тебе спасибо - зачем-то сказал Влад, и мы оба покраснели.

- Эй, Ромео и Джульетта, в волейбол играть будем? - грозно спросил Веня.
Он ревновал.

Не сразу понятно, кого и к кому, но ревновал. Лучшего друга ко мне, вероятно, а может, и нет.

Когда в волейболе пришла моя очередь подавать, то я, человек, у которого в 9 случаях из 10, мяч не долетал до сетки, впервые в жизни забила подряд 5 голов меткими и сильными центровыми ударами. А потом я ловко (клянусь, это было ловко!) отбивала мячи, посланные мне, постоянно срывая аплодисменты команды.

Влад смотрел на меня ошарашенно и восхищенно. Я поняла, что главная мышца, которую надо накачать, чтобы хорошо играть в эту игру - это уверенность в себе...

В любую игру, в принципе.

Да, у нас с Владом потом был школьный роман, и треугольник любовный потом, с участием Вени тоже был, но это совсем другая история.

А конкретно в этой истории нет морали. Точнее, есть, конечно, но она не про волейбол.

Кто-то подарил мне недавно шикарный метафоричный образ, про жизнь.

Что дни жизни - это как конфеты в коробке шоколадных конфет. И ты ешь их все детство, отрочество и юность, запихивая ладошками в рот со всем присущим детству восторгом, чуть ли не давясь ими, первая, вторая, пятая, а потом вдруг раз - и ой!!! Ой! Ой!!! Как мало осталось!

Вдруг понимаешь, оглядываясь назад, что ты уже слопал так много конфет, многие из которых так быстро, что даже вкуса не заметил.

И с того момента (у меня это где-то в 30 случилось), ты смакуешь каждую конфетку, откусываешь и долго-долго держишь во рту, распознавая сладость, начинку и вкус.

И слегка жалея о своей наивной детской прожорливости, с удовольствием вспоминаешь о прошлом и о том, с какой начинкой были те, уже съеденные конфетки.

Вот сегодня я вот эту вспомнила. Про физкультуру, справедливость и первую любовь. Мой горький шоколад.

Я желаю вам всем огромное и бесконечное ассорти самых вкусных в мире шоколадных конфет с самыми необычными начинками.

Если вы понимаете, о чём я.

Автор: Ольга Савельева

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 4
Вход
Лёка ∙ 21.08 14:30 ∙ #
Про конфеты где-то уже было.
А вот про волейбол хорошо, правильно. Очень многое в жизни зависит от уверенности в себе, и от веры в нас других.
Про конфеты где-то уже было. А вот про волейбол хорошо, правильно. Очень многое в жизни зависит от уверенности в себе, и от веры в нас других.
Yummy yummy mummy 21.08 20:03
Комментарий удален
Комментарий удален
Irina ∙ 21.08 18:17 ∙ #
Понравилось...что-то подобное и свое вспомнилось...))
Понравилось...что-то подобное и свое вспомнилось...))
Ehllina ∙ 22.08 09:42 ∙ #
Я понимаю о чем Вы... Первая любовь школьная осталась со мной навсегда...И было много других чудесных конфет вкусно счастливых. Как же это здорово!
Я понимаю о чем Вы... Первая любовь школьная осталась со мной навсегда...И было много других чудесных конфет вкусно счастливых. Как же это здорово!
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход