ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
СТИЛЬ ЖИЗНИ

Абсолютная свобода. Седина в бороду - бес в ребро

2017-03-28 Абсолютная свобода. Седина в бороду - бес в ребро
Абсолютная свобода. Седина в бороду - бес в ребро
В 80 лет Дмитрий Иванович стал искусствоведом и пытается отобрать лавры у Остапа Бендера.
Ироничная история о том, что в старости гораздо больше привлекательного, чем может показаться на первый взгляд. Ведь дом уже построен, сын вырос и дерево давно плодоносит.
Остается только наслаждаться АБСОЛЮТНОЙ СВОБОДОЙ.
Седина в бороду - бес в ребро!
В 80 лет Дмитрий Иванович стал искусствоведом и пытается отобрать лавры у Остапа Бендера.
Ироничная история о том, что в старости гораздо больше привлекательного, чем может показаться на первый взгляд. Ведь дом уже построен, сын вырос и дерево давно плодоносит.
Остается только наслаждаться АБСОЛЮТНОЙ СВОБОДОЙ.
Седина в бороду - бес в ребро!


Она существует, абсолютная свобода.  Чтобы ею обладать нужно  простое условие – вы должны состариться.

Нужно еще одно условие – в душе вы должны быть молоды.

Когда все это смешивается, толчется, диффузирует, тогда и возникает абсолютная свобода.

Вот пример.

Дмитрию Ивановичу более 80 лет. Дмитрий Иванович давно на пенсии, но так же давно не на покое. Он все время беспокоен. Не старческими болезнями (это дело житейское, говорит он), не современными нравами (он их поддерживает), не санкциями (он за все отечественное).

Он беспокоен своим любопытством. Ему, несмотря на огромный жизненный опыт, много чего любопытно. В отличие от других пенсионеров, он не считает, что вполне изучил мир и придерживается мудрости Сократа, сказавшего в конце своей жизни: «Я знаю, что ничего не знаю».

Из-за любопытства он еще долго работал на госслужбе, несмотря на юридически закрепленную возможность предаваться заслуженному отдыху и получать за это небольшие деньги от государства.

Дальше – хуже. Дмитрий Иванович решил, что ему пора приблизиться к тому благословенному состоянию, которое и называется абсолютная свобода.

Сыну он своему говорил так: «А что, Сережка, я уже в таком возрасте, что с меня все взятки гладки. Пожалуй, теперь, можно рискнуть по-крупному», и заговорщецки щурился.

Пятидесятилетний сын, все еще опутанный обязанностями и долгами пред собой, семьей  и гражданским обществом, пугливо переспрашивал: «Папа, что ты имеешь в виду?»

«Подамся я, Сережа, в искусство. Всю жизнь на картины всякие смотрел со стороны, любовался, восхищался. Робел, краснел. А теперь решил изнутри подойти к этому вопросу!»

«Ты собрался рисовать?»

«Нет, сынок. К сожалению, не обладаю такими талантами. Жаль, конечно. Буду искусствоведом, оценщиком, в общем специалистом по живописи»

«Неет, папа. Только не это. Оставь это. Ну что тебе неймется? Если ты такой беспокойный, давай тебе круизный тур купим по средиземноморью. А?»

Но Дмитрий Иванович не послушал сына и пошел учиться. Оставим за полями этого рассказа репутацию учебного заведения, подготовившего Дмитрия Ивановича к новой профессии. Также не будем углубляться в методики и длительность преподавания, но что-то подозрительно быстро Дмитрий Иванович напечатал себе визитки с витиеватым шрифтом,  а также вместо классического галстука  надел легкомысленную бабочку…

Через месяц Дмитрий Иванович уже встречался с коллегами коллег по поводу покупки какой-то картины мастеров советского реализма 60-70 годов. Он солидно цеплял на нос очки в металлической  оправе, рассматривал подпись художника, многозначительно молчал, потом хмурил брови и делал шаги туда-сюда, рассматривая картину. И, о, удивительная вещь, писал какую-то бумажку и ставил печать.

«Папа, что за индульгенции ты выдаешь людям?», - опасливо интересовался благоразумный сын. «Сынок, я даю людям то, чего они жаждут – а именно уверенность… они хотят удостовериться , что это Дейнека, я им подтверждаю, что это именно он»

«Папа, как ты можешь делать такие вещи? Ты же не спец по таким вопросам… какой Дейнека,  папа. Это надувательство»

«Сынок, это философский вопрос. А потом, я думаю, что это вполне может быть и Дейнека. Почему нет? Очень похож»

Дальше хуже…  Дмитрий Иванович стал специалистом по восточным коврам и старинному фарфору и продолжал писать филькины грамоты о подлинности или фальшивости.

Кто были те наивные люди, слепо доверявшие мнению новоиспеченного искусствоведа? Точно не известно.  Наверное, что-то вроде «седьмая вода на киселе».

Безусловно, были использованы связи и врожденная харизма. Еще В пользу Дмитрия Ивановича выступал возраст, солидные очки на серьезном пожилом лице, манера гос.чиновника общаться весомо и с достоинством. Дмитрий Иванович в общении использовал глубочайшее знание истории страны, причем  в фамилиях и должностях.

Вот и выходило достоверно.

Сын с тихим ужасом наблюдал за папиной авантюрой, про себя считая очередные вехи отцовского безрассудства.

Среди этого было многое: продажа фарфорового сервиза из кабинета Сталина, рекомендация для пары дагестанских ковров 16 века, несколько десятков заключений для картин времен соц.застоя и много чего еще.

Имя Дмитрия Ивановича счастливо балансировало в благополучном поле. Но это равновесие было чрезвычайно хрупким, и Сережа частенько хватался за сердце…

И, конечно, пришел этому конец. Поползли слухи об ошибках нового старого эксперта, об очевидности его слепоты к искусству и прочая…

И Дмитрий Иванович сбежал в Арабские Эмираты…

Сын Сережа молча тупил глаза на вопросы подозревающих недоброе клиентов, внимательно разглядывал свои старые туфли,  в общем,  отчаянно шланговал.

Пару раз к нему приходили ругаться и совали в лицо бумажки с экспертизами старика-оценщика.

Несколько раз выслушивал нотации и даже вынес один большой скандал, обращенный на голову сына в связи с отсутствием отца. Что было ему отвечать разгневанным гражданам?

Только пожимать плечами и молчать.

Сережа на шестом десятке пережил микро инсульт. И валялся дома больше месяца, восстанавливаясь после боев за честь и достоинство.

А что Дмитрий Иванович?

В теплых краях, под пальмами недолго он отдыхал. Через месяц Сереже рассказали, что видели старика на выставке в Абу-Даби. И выставка была антикварная…

И Дмитрий Иванович был там приглашенным гостем…

И выступал с переводчиком…

И говорил что-то про древние ковры, все еще скрывающиеся от нашего глаза в высокогорных аулах Дагестана…

И ему задавали вопросы журналисты…

И он им что-то отвечал, строго глядя через тонкие металлические очки…



«Папа, - кричал в телефонную трубку отчаявшийся Сережа – Немедленно прекрати этот балаган. Возвращайся в Москву»
Потом подумав, добавил: «Нет, не в Москву, здесь опасно. Тебя могут посадить за твои проделки. Езжай к тете Вале на Кубань…»

Дмитрий Иванович успокаивал сына, как мог, и приговаривал: «Не волнуйся сынок, никто меня не посадит. Я же старый»

И вот с тех пор прошло больше года, а Дмитрий Иванович все также живет в ОАЭ. Подружился с молодыми состоятельными арабами и консультирует их по поводу изобразительного искусства второй половины 20 века. Как ему это удается, одному богу известно!

Ловкач, Дмитрий Иванович, как пить дать ловкач. Даром, что бывший советский чиновник.

Хотя в те времена, чтобы влезть в высший эшелон, надо было быть настоящим трюкачем. Вот таким, видать, и был Дмитрий Иванович.

В редких сеансах по скайпу Дмитрий Иванович выглядел чудо как хорошо. Загоревший сухой старик с сияющими глазами. Глядя на обрюзгшего сына по ту сторону экрана, Дмитрий Иванович вздыхал и говорил: «Эх, не в меня ты пошел, Сережа. В матушку покойную. До чего прилежная добрая женщина была. Всю жизнь меня стреножила. А теперь – некому. Абсолютная свобода, Сережа, у меня. Слышишь, абсолютная.»

«Пап, ты разве не боишься всего этого?»

«А чего мне Сереж, бояться? Все что могло случиться плохого в моей жизни, уже случилось. Теперь я жду только хорошее. Хотя нет. Я вообще ничего не жду. Я свободен даже от ожидания…»

Задумался Сережа и замолчал. «Может, я что-то не так понимаю про жизнь?», - подумал он.


Inna Frank



Inna Frank
279 2

Что вы об этом думаете?

Вход
Liwli.ru — открыт
для ваших мыслей!
Сообщество на сайте: 58 889
Сообщество в соцсетях: 402 287
УЗНАТЬ БОЛЬШЕ
Вход