ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
СТИЛЬ ЖИЗНИ

Дом для любимой

2019-09-08 Дом для любимой
Дом для любимой
Мечта. Как можно жить, не мечтая? Вот только размер сокровенных фантазий должен соотноситься с реальностью.
5 6 1291 08.09.2019
Мечта. Как можно жить, не мечтая? Вот только размер сокровенных фантазий должен соотноситься с реальностью.

«Я куплю тебе дом у пруда в Подмосковье и тебя приведу в этот собственный дом. Заведу голубей и с тобой, и с любовью. Мы посадим сирень под окном...» — поёт некий лирический персонаж, голосом Сергея Коржукова. 

Прочувствованно выводит шансонье балладу о романтике, мечтателе. Душа от мотива и повествования, разлетается в клочья. Эмоции и чувства слушателя бурлят, вызывая симпатию, заставляют сопереживать. 

Вот ведь затейливая судьба у человека. Даже тюрьма не выветрила желание дарить, плюс всепоглощающая любовь! И нет никому дела до того, что мечтатель, всего лишь теоретик, чувствительный не в меру идеалист. 

По жизни этот персонаж недотёпа, неудачник. Никогда у него ничего не было, нет, и скорее всего не будет. 

« А пока ни кола, ни двора и ни сада, чтобы мог я за ручку тебя привести. Угадаем с тобой, самому мне не надо, наши 5 номеров из шести...» — разрывает он оголённые чувства Марата, сорокапятилетнего предпринимателя тоже не очень удачливого мечтателя. 

По совести сказать, были и у Марата моменты взлетов. Были...

Сидит он в гордом одиночестве в огромном зале трехэтажного дома, выстроенном по частному проекту. Для Викуси, старался... 

В руке мужчины стакан, наполовину заполненный искристой янтарной жидкостью. 

До употребления водки Марат пока не опустился. Пьёт только хороший коньяк. Закусывает его малосольной сёмгой, помидорами и сырокопчёной колбасой. 

Муторно ему, противно. 

Четыре этажа, считая подвальный, по триста квадратов каждый, итого тысяча двести метров элитного жилого пространства. Это без гаража, пристроек, оранжереи, сауны, веранды и огромной голубятни. Почти как в песне. 

Прудик выкопал, лебедей запустил, домик для них выстроил. Про сирень и говорить нечего, кустов двадцать. Сортовая, многоцветная. Жасмин, яблони в белой пене ажурных бутонов, вишни, сливы... Живи, не хочу.

— Дура! Дура и всё! Да, что говорить... Чего этим бабам нужно? Не пил, всё в дом тащил. Вон, какую махину отгрохал. С размахом. Любо-дорого. Чтобы как у людей. Да что там, у кого ещё такое богатство есть? Сам бы жил, да деньги надо... С наличностью, конечно, облом. Но, это сейчас полоса такая пошла. Раньше-то завались бабла было. Не с неба же всё это падало. Мозгами работал, крутился, изворачивался. 

— Не потянул немножко. Временные трудности. У кого не бывает. Чего убежали, спрашивается? Бросили. От богатства и достатка разве скрываются, причём в неизвестность, совсем в никуда? Что она нашла в той своей неприкаянной жизни с  двумя ребятишками? Моими, между прочим, дочерьми. Кровиночками, можно сказать, — беседовал сам с собой мужчина. 

 — Шустрые девчоночки, с косичками. Младшая, Людочка, та в мамку пошла. Вылитая. А Каринка, явно моя порода. Один в один. Сам имя выбирал. Кариночка. И где, где они, спрашиваю, теперь? С чужим дядькой живут. Хозяйство, видите ли, тяжело вести. Своё гузно — не грузно. Потому, что собственность. Личное достояние. — Марат выпил залпом очередной бокал и всплакнул.

— Почему Маратику не в тягость, а Вике, королевне, бля, тяжело? В своём дому прибраться, твою мать, обременительно. Это, как? Дура и есть. Не чужое обихаживаешь, родное. Дитям после достанется. Конечно, не подарок я. А где их взять, идеальных. Все не без греха. Погуливал иной раз, было дело. Не влюблялся же. Так, сунул-вынул, дурь сбросить, напряжение. В её же интересах. На чужую бабу эмоции спустил, домой зато возвратился жизнерадостный, весёлый. — Причитал Марат. Даже кошки у него теперь не было.

— Не приносил ведь заразу никакую, ни одного разочка. Проверялся, если сомнения были. Да и с дороги никогда не брал подружек одноразовых, избегал грязи. Другие мужики чаще налево смотрят. Хоть кого пусть спросит. Психологи пишут, что измена, не всегда блуд. Когда ради сохранения семьи и во избежание скандалов, то на пользу. 

— В семью не хотел проблемы приносить. Да чего там! Может, вернётся ещё? Я же их так люблю! Всех, всех трёх. Суки! Бросили, бля. Одного оставили.

 

С юности Марат всерьёз рассчитывал получить дом деда в наследство. Спал и видел, как начнёт перестраивать его под себя, всё проекты рисовал. Для этого даже тетрадку отдельную завёл. 

Из-за этой страсти и с девчонками никогда не гулял. Им нужны любовь да игрушки, а у него мечта, серьёзная: одна на всю жизнь. 

Он и учиться из-за этого пошёл на строительную специальность. По окончании получил диплом с отличием. 

Дед поднял старые связи, опустошил копилку и пристроил внука на должность, начальником участка в энергосеть. Заодно выправил ему освобождение от армии по некой секретной болезни, название которой Марат затруднялся выговорить. Но, это и неважно, главное в армию идти не пришлось. И работа, хорошая. Нудная, конечно, неинтересная, но перспективная и денежная. Не зря дед хлопотал. Спасибо ему огромное!

Виктория в его жизни появилась внезапно, ошеломив девственного парня ураганом эмоций и шквалом новых переживаний. Сама пошла на сближение, научила увальня целоваться. Он ведь симпатичный юноша и силушкой не обделён.

Попробовав сладкого, Маратик уже не мог от изысканного удовольствия отказаться. Это было похоже на бабушкины малиновые пирожки, только гораздо вкуснее. Теперь Марат вполне понимал деда, который всегда говорил, что важнее любви ничего в жизни нет. 

— Любовь, это да... это... — мечтательно смаковал юноша в предвкушении свидания.

Передать своё состояние словами Марат не мог, сразу лез целоваться. У него совершенно не стало хватать времени. Ни на что. Нахлынувшие эмоции забирали все силы без остатка. Даже спать перестал. Разве чуточку, когда забывался от изобилия грёз. 

Он и представить себе не мог, что можно настолько раствориться в личности другого человека, по сути, совсем чужого, но отчего-то сразу ставшего больше, чем родным. 

Когда Вике становилось больно, Марат испытывал физические страдания. Если девушка мучилась духовно, безоговорочно следовал за вектором развития её эмоционального состояния, хворал от того же, томился тем же. 

Марат даже научился угадывать наперёд Викины мечты и желания. Появляется, например, ни с того ни с сего, вдруг, идея купить пару килограммов апельсинов или банку икры.  Приносит Вике: оказывается, любимая именно об этом мечтала, весь день исходила слюной, только не имела возможности приобрести на свою маленькую зарплату.

Что значит для Маратика какая-то получка, горстка банкнот, в сравнении с желаниями его милой Вероники. Она для него больше, чем жизнь. Она, Ве-ро-ни-ка. Этим всё сказано. 

Да одна её веснушка дороже прочих богатств Мира, а за поцелуй и объятия он готов расплатиться жизнью. В это он свято верил. Как же иначе?

Вероника вместе с Маратом мчалась на скором поезде любви без остановок. Она только со стороны казалась более опытной, на самом деле была просто решительной. 

Когда Вика округлилась, Маратик прыгал от радости, без устали целовал её повзрослевший животик. Ведь там обитает не только его физическая копия, но и часть мужского эго, которая непомерно раздувается от величины своей земной значимости. Он — отец! 

Когда Каринку забрали из роддома, Марат никак не мог поверить, что трогает, берёт на руки и целует своё создание. Отец, больше, чем просто человек, он - созидатель.

Прошло совсем немного времени, Каринку оторвали от груди, а Вика опять забеременела. Мальчик, думал Марат, хочу наследника. Чувствовал, видел, что это именно сын. И назовут, его Фёдором, как дедушку.

Родилась опять девочка. Имя дали Людмила. Это нисколько не уменьшило размер восторга от появления на свет нового человека, самого близкого родственника. Марат и Виктория были безразмерно счастливы. 

В их жизни появилось всё: много счастья, несчётное количество любви. Если этому чувству может быть мера, пусть оно будет вечным и бесконечным. Ну, хотя бы как у дедушки с бабушкой, которые не устают повторять, даже в свои преклонные годы, слова любви и признательности. 

Жизнь семьи сорвалась в штопор неожиданно, резко. 

Перестройка, бес ей в ребро, спутала карты всем, бросив в омут неизвестности, поставив перед выбором: ты или тебя. 

Каждый поступил по-своему, все вместе совершили прыжок без парашюта в бездну. 

Организацию Марата акционировали. Он неожиданно получил целую пачку акций, на которые тут же началась охота. 

Деньги предлагали большие, даже огромные. Многие сослуживцы соблазнились деньгами,  продали  паи, заработав, как им казалось, сумасшедшие деньги. Марат выжидал, думал. Но и его засосала эта трясина. Не выдержал, обналичил свою долю золотоносной жилы. Денег выручил много, очень.

 На них, думал он, можно прожить безбедно всю жизнь, ещё и внукам останется. 

Мысли у Марата зашевелились и поскакали по бездорожью. Вот когда вспомнил он про свою юношескую мечту. Нет больше необходимости ждать наследство. Ему теперь дедовский дом совсем не нужен.

Отыскал парень тетрадку заветную с чертежами, выкладками и рисунками, начал узнавать, что почём, прикидывать возможности. 

По всему выходило, дом он осилит. Да не такой, о котором мечтал. Дедова халупа в сравнении с тем, что он наметил, обыкновенный сарай. 

Три этажа, полноразмерный подвальный этаж, оранжерея. Это не просто грёзы, реальный проект, который можно осуществить немедленно.

 У Марата перехватило дух, затряслись от нервного напряжения руки и ноги, загудело в голове. 

Это же бинго, джек-пот. Он станет богатым и счастливым. Только сначала нужно прикупить бизнес для пополнения казны. Начать можно хотя бы с торговли. Например, несколько ларьков. 

Марат окунулся в океан неуёмных страстей, в манящее небо безразмерных возможностей, слушал песни влекущих неизвестно куда сирен. 

Бросил Марат работу, открыл один, потом пять, затем двадцать ларьков. И принялся строить дом. Огромный особняк, намного больше, чем наметил вначале. Аппетит на размер рос вместе с прибылями, даже быстрее.

 Именно в этом гигантском доме Марат сейчас и сидит, проливает слёзы о неудавшейся жизни, поманившей безразмерным счастьем, мечтой и оставившей ни с чем. 

Дворец есть, а счастья нет. Если так дальше пойдёт, то и особняка не будет.

По сути, дома тоже нет. Никто, кроме него, на стройке не живёт. Готовы лишь стены, кое какие  коммуникации. Не дом — строительный объект. Размахнулся не в меру, не рассчитал возможности, не  послушал любимую жену, пытающуюся отговорить от соблазна.

Чтобы такую махину обслужить, нужно на это жизнь потратить. 

Вика уговаривала его отказаться от неподъёмной, совершенно ненужной идеи, показывала расчёты и выкладки. Это, что касается денег. Даже если удастся построить, как в таком жить? Для содержания дворца нужны огромные доходы. 

Виктория приводила мужа к знакомой, где дом обихаживал штат наёмных работников. Муж подруги работал в нефтянке, деньги просто не считал. Уборщики весь день мыли и прибирали. Дом этого магната был меньше, чем тот, что соорудил Марат.

— Не хочешь, не мой. Сам справлюсь. Больно вы нежные. Подумаешь, пол пропылесосить. Да я...

— На здоровье, Маратик. Только мы с девочками, уж позволь нам самим выбирать, как жить, остаемся в квартире. В ней места для счастливой жизни вполне хватает. Приборки, кстати, и там хватает. 

Марат ничего не услышал. Продолжал строить, тратя всё больше, увязая в долгах. 

Попутно начал прикладываться к рюмке. 

— Ничего страшного, дорогой коньяк. Даже полезно. Давления не будет. 

Где выпивка и гулянье, там и женщины без комплексов. А чего собственно стесняться: нормальные позывные здоровой физиологии. Любят девчонки заниматься сексом, в этом их женское призвание. Зов предков предписывает пользоваться естественными человеческими возможностями, пока молодость и здоровье позволяют.

Сначала было немножко не по себе изменять, как-никак предательство. Есть же любимая.

Но, так устроена человеческая психика:  уговорить себя совсем несложно. Стоит только захотеть. 

Марат стал испытывать неутолимую жажду быстрого одноразового секса. Это затягивало, расслабляло. А что такого? Все так живут.

Разнообразие не насыщало, но дразнило, манило обещаниями. Что с того, что ничего не исполнялось? Такая дурацкая жизнь: развешивает разноцветные огоньки именно там, где пустота и грязь. Маркетинг, мать его растак. 

Если переводить на русский, это когда из дерьма конфетку делают. Обвесит такая красавица  себя мишурой: рекламная акция, два в одном. Смотри сколько добра в моём чулане. Бери — не пожалеешь. 

Обещание не похоже на реальность, но что с того? Наверно, не с того бока приступил. И давится, не хочет признаваться, даже себе, что идиот. Хлоп по дурной головушке грабельками. Не помогает.

Никогда Виктория в дела мужа не лезла, если только они лично её не касались. Ревнивой  тоже не была. Однако не заметить, что муж днюет и ночует в барах, приходит оттуда под утро, каждый день новыми духами пахнет, а рубашки сексом насквозь пропитаны, просто невозможно. 

Маялась жена, страдала. Устала вконец. Решила поставить вопрос ребром. За это и получила в глаз. 

Такое стерпеть Вика никак не могла. Собрала барахло, покидала в чемоданчик и ушла с девочками к мамке. 

Маратик ещё и обидеться умудрился, что не понимают его, не видят в нём мужчину. 

А какой он отец и глава семьи, если ведёт себя как самец мартышки в дикой природе? 

И вообще, для чего нужен муж, который постоянно в аренду себя сдает? Вот Вика и решила: нечего со всем светом делиться, пусть целиком забирают, с издержками и недоделками, как есть.

Тем временем долги у мужчины и главы семейства, Марата Петровича Струкова, разрослись, как ветви у баобаба. Подпирать их больше нечем. Приплыл. И стройка стоит. 

Королевы красоты на пустой карман тоже не клюют. Короче, полный штиль. Того и гляди, волна в другую сторону пойдёт. Как бы ни смыло.

Кредиторы между тем, как водится, обратились к лицам, способным разгребать и разруливать. Те репу почесали, обмозговали, и изъяли из оборота предпринимателя пять ларьков в счёт погашения долга. 

Плюс  три магазинчика за беспокойство. Ещё  попросили, чтобы точку в вопросе поставить, поляну с девочками накрыть и сауну на сутки снять. 

Куда парню, деваться? 

Гульнули, заодно и он кудесниц интимного бизнеса пробовал: уплачено, чего добру даром пропадать.

 Кажется, нарвался. Зудит в паху.

Не уверен Марат пока, что заразу подхватил, но нужно обязательно к врачу сходить, а выпил.

 — Ладно, завтра. 

И ведь проблема не только в этом. Мужики, что вопрос решали, люди серьёзные. Если и у них... это же залёт, хуже случайной беременности. Всё к чертовой матери отнять могут. Мечту тоже.

— Дом, дом, что же ты со мной делаешь?

Между тем из динамиков громко и мелодично льётся душераздирающая лирика — «А белый лебедь на пруду качает павшую звезду, на том пруду куда тебя я приведу...»

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 6
Вход
Галина ∙ 08.09 21:49 ∙ #
Дом для любимой, зараза тоже. Валерий, любви большой и чистой я дождусь?
Дом для любимой, зараза тоже. Валерий, любви большой и чистой я дождусь?
Валерий
09.09 04:26 ∙ #
Большая и чистая любовь, состояние безграничного счастья, это мгновения жизни. Приглядитесь, она есть в каждом рассказе.
Большая и чистая любовь, состояние безграничного счастья, это мгновения жизни. Приглядитесь, она есть в каждом рассказе.
Галина
09.09 22:03 ∙ #
Где? Не вижу. Герой- самовлюбленный эгоист.
Где? Не вижу. Герой- самовлюбленный эгоист.
Валерий
09.09 22:09 ∙ #
Он же не всегда таким был. За что-то его полюбили.
Он же не всегда таким был. За что-то его полюбили.
Галина
09.09 22:21 ∙ #
Валерий, может и был, только со временем обнаглел.
Валерий, может и был, только со временем обнаглел.
Валерий
10.09 05:24 ∙ #
Конечно обнаглел. Не справился с управлением собой. неожиданное материальное благополучие - серьёзнейшее испытание.
Конечно обнаглел. Не справился с управлением собой. неожиданное материальное благополучие - серьёзнейшее испытание.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход