ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
СТИЛЬ ЖИЗНИ

Кошачий бог

2017-12-12 Кошачий бог
Кошачий бог
Кошачий бог отозвал с улицы своих солдат на радугу. После эпохи морального безумия, нашествий всякого рода, катастроф, жизнь продолжалась на островках научных городков..
2 2 2205 12.12.2017
Кошачий бог отозвал с улицы своих солдат на радугу. После эпохи морального безумия, нашествий всякого рода, катастроф, жизнь продолжалась на островках научных городков..

Незаметно прошел и 3017 год. Клонированные монархи служили неделями - вахтовым методом, на досуге занимались огородом, частной жизнью. Идеи, даже нелепые, воплощаются со временем. Академик вздохнул, закрывая отчет о дегустации продуктов Александром ХХYII. Августейшие особи выделялись гордой посадкой головы, осанкой, особым чутьем к жизнеобеспечивающим решениям. И еще, они были единодушны. Если кто-то из них накладывал вето, обозначив предложение словом «Ересь», другие в свой черед отметали заявки технократов. В  них не было корысти, - былая роскошь их не удивляла, не будила злых помыслов. Именно они решили отменить: «деньги – товар – деньги», ибо золото есть не будешь, а порошковое питание считали вынужденным неудобством. Генетическая память сработала, но не так быстро, как остро стоял вопрос о возрождении натурального сельского хозяйства. Первый этап реставрации занял триста лет. И система заработала. Конечно, разрушенное тысячу лет назад не возродить ни одной новой формулой. После эпохи морального безумия, нашествий всякого рода, катастроф, жизнь продолжалась на островках научных городков... Обломки рухнувших зданий слегка шевелились, оседали, словно кто-то давил скорлупу, вздымая белые пыльные ветерки. Генетически модифицированные продукты кальцинировали кожу. Никто не доставал гипсовые фигуры, - некому, да и некогда, жили сегодняшним днем...

Кошачий бог отозвал с улицы своих солдат на радугу. На крыше дорогой машины сидела трехцветная кошка и умывалась, никак не реагируя на потоки серо-черных крыс, которые аккуратно обтекали препятствие. Заметив это, человек направил робота, но кошка нырнула в открытый люк за котятами. Один был рыжим, второй - черным, третий - белым, четвертый, наконец-то, трехцветным с черной маской вокруг правого глаза. Корзинку подняли  через окно, люди были счастливы... им выпало жить, - дом с замурованными окнами подвалов и первых этажей теперь под надежной охраной...

2

Сегодня Академик принимал пополнение аспирантов из провинций и увидел свою будущую жену.

- Господи! Какой же стервой она была!  

Он так больше и не женился ни разу. 75 лет брака отравили его на всю оставшуюся... Следует связаться с младшим, спросить, - зачем он ее клонировал, если было решено - уже не экспериментировать в этой области... Отправить ее назад... 

Он смотрел сквозь стекло на фиолетовое небо ночи. На подоконнике равнодушно зевал сибирский кот... С него-то все и началось, когда он подобрал пищащий комочек и принес домой, отмыл, выкармливал, лечил... А она орала и орала, хотя уже была матерью и могла бы проявить человеческие чувства к несчастному существу или просто из уважения к ученому и мужу. Никакой нужды она никогда не испытывала, когда вокруг мир просто рушился. Стервака!

Тогда-то он вызвал техподдержку для установки бронированной двери в свой кабинет, чтобы она не причинила ему зла. Да, он помыл крошечное создание на своей ладони, подсушил немного ее феном, стащил ее пинцет и полночи вытаскивал кровососущих с тщедушной шеи пригревшегося котюшонка... Вероятно, это последнее уличное животное, которое было спасено. 

3

В те смутные времена велась непримиримая борьба в мегаполисах. Подвалы и крыши стали недоступны для кошек, их травили так же, как и собак. После короткого триумфа властей началась пандемия крысиной чумы. Порою и хоронить было некого, сжиралось все, даже мумию в мавзолее сожрали. Крысы умны, и не трогали падающих птиц, не шли в дома, где были кошки. 

Экологическая катастрофа прошла точку невозврата, впрочем, все шло обыденно. Мировые новостные программы кричали об ужасах, но голоса каналов постепенно стихали. Ученые не сразу обратили внимание на тишину, жизнь продолжалась. Запас прочности у природы возможно неисчерпаем. То, что видел академик, чем он экспериментировал, трудно понять. Он чувствовал, что надо попробовать так, а не иначе. Это сработало сначала на умирающем котенке. Утром он плохо помнил, какую смесь из порошков он вкапывал ему на белый шершавый язычок. И даже не рискнул взять анализ у него, оставил напитое кровью насекомое в склянке, чтобы разобраться в составе. Проснулся с восходом солнца бодрый и удивленный, котик вылизывался и явно подрос. Академик рассмеялся как в детстве:

- Так ты котик! И хитрый котик, надо дать тебе имя. Может быть, Барсик? -

Он вышел из заточения, прокрался на кухню, в доме все спали. Он отлил молока, захватил питьевой воды, одноразовых пеленок у младшего ребенка. Управившись с утренним туалетом, заварил кофе и вновь закрылся в лаборатории. К обеду был открыт новый вирус в содержимом клещевидной блохи. Он сам себе не поверил, посадил спасеныша на теплый подоконник, долго смотрел в окно на розовеющие сумерки, пока не почувствовал пристальный взгляд. Конечно же, это Васька, а никакой не Барсик! Тот прижмурился и вновь открыл глаза, словно сказал, - я люблю тебя, Человек.

- Я тоже люблю тебя, - ответил академик. - А что, Васька, мы с тобой сегодня открыли... Страшно подумать! Видишь, вечереет, а хозяина даже к обеду не звали. Надо же тебе мяса выкрасть. Белок тебе нужен, малыш, для роста. - Васька равнодушно повел носом, показав лишайное ушко.

- Не переживай, и это вылечим... и смесь наколдуем на молочке, зубов-то нет пока, - мамка считать не умеет, - потеряла тебя. 

Котенок потянулся, выгнув спину и зевнул, обнажив белые иголочки. Академик взял его на тщательный осмотр, обработку. К счастью он забыл убрать флаконы, из которых ночью собирал спасительную смесь. 80 грамм веса за двадцать часов – хорошая прибавка. Васька уже вынюхивал пузырьки, словно знал, что в них жизнь. Хозяин подмигнул ему, и котик замер в ожидании. Казалось, ему нравилось наблюдать за человеком. 

Академик записал расчеты, составляющие, получилась интересная формула, затем он приступил к таинству опыта. Объем смеси получился 0,25 миллилитра, оставалось развести физиологическим раствором до пяти-семи кубиков и найти чашку Петри, Васька посмотрел в сторону двери, и вскоре раздался стук и приглушенная ругань жены. Пришлось быстро убрать котенка в стеклянный короб, поставив ему воду и питание.

4

Няня уже уложила детей и дремала в кресле, а на кухне поджидала теща... Впрочем, к науке это не имело отношения, поэтому им не удалось испортить настроение. Он наполнил термос кофе, вскрыл контейнер с молоком, забрав пару бутылок и ужин, заказанный в институте.

В кабинете работалось спокойно. Он включил радио и занялся обзором достижений. Термостат подавал сигналы, вирус быстро рос на разных питательных средах, пора было пересаживать в иные температуры, и вновь и вновь повторять опыт. Васька спал на голом стекле, закатав в пеленку переработанное добро, которое подлежало подробному анализу. Он вернулся к лабораторному столу, в шприце оставалось два кубика чудодейственного раствора. Академик, перекрестившись, начал пробы. Вкус нескольких капель был приятен как свежий бульон, но он решил посмотреть реакцию организма.

Васька просыпался несколько раз, сонно жмурился от света, завертывался на другой бок в чистую пеленку, а человек все еще работал. Что говорить о том, что ученый рискнул, и раз и другой попробовать свое изобретение, заметив, что так и не притронулся к ужину, и недопитый кофе остался в чашке, и спать он ушел к жене, иначе, откуда бы взяться младшему...

5

С кафедры прислали дезинфекционный бульдозер для очистки дороги и бронемашину с химзащитой. Антикрысиный контур давал сбои. Новый вирус, капнувший из шприца в клетку, парализовал лабораторных крыс, а впервые введенный в холку убивал сразу. Попробовали метод распыления. Через два дня из отдела утилизации сообщили, что материал не разлагается, а усыхает, обезвоживаясь, что вирус чумы не найден ни в ткани крови, ни в мышцах, ни в органах. Это была окончательная победа над пандемией. Феномен иммунологической памяти сработал в пользу человека.

Биологически чистого материала было очень мало для пополнения запасов. Технократы договорились до полного маразма, - использовать крысиное мясо как чистый продукт. Пришлось прибегнуть к тайным мерам, крикуны исчезли с поля науки. Технари объединились с биологами, нашли быстрый способ опыления территорий с низкопланов. Миниаэробусы начали движение, проложили рейсовые маршруты для выжившего населения.

Академия наук открыла новые кафедры: экологии души, интуиции, нравственности клонирования. Эйфория открытий захлестнула мир выживших, строились цитадели из новых материалов. Не было бедных, не было богатых, работали все. Эликсир жизни для каждого рассчитывался индивидуально. Академик наравне со всеми проходил утренний и вечерний осмотр врача. Сначала исчезли седины с висков, он перестал чувствовать годы, раздражительность, усталость. Ему казалось, что он вывел новый допинг, что люди работают на износ, что скоро вскроются новые болезни, но время текло незаметно, пока он не встретил Ненаглядную. 

6

По старому стилю ему было семьдесят три, она была моложе на четверть века, но они чувствовали себя лет на тридцать, а иногда совсем юными, открывающими для себя мир чувственных наслаждений. Конечно, он был женат, она была замужем, но дело было в другом.  Ее загородный кошачий приют миновала чума, в ее подвале еще хранились дачные запасы и семена для рассады с древнейших времен. Исключение из правил. Химзащита провела проверку, привлекла ее к работе. Она выбрала отдел интуитивных сообщений. И, действительно, они не сговариваясь, встречались в бесконечных воздушных переходах Академгородка на пути к доктору. Она спиной чувствовала, что он вынырнул из своего отсека, и любуется ее неспешным шагом. Затем они шли на посадку в аэромаршрутку, летели к ней и, казалось, так будет длиться вечность. Мелькали столетия, они легко обменивались мыслями. Ее светлая головушка утверждала, что душа вечна, жизнь бесконечна. 

Технократы решали проблему водообеспечения, доставляя куски ледников. Элексир стимулировал организм на выработку собственной энергии для жизнеобеспечения теплом, энергией, нейтрализовал ген старения, но требовал много воды, чистой воды. Он вернулся в институт, на площадке толпились пассажиры на обратный рейс, услышав гул транспортника медлили, всматриваясь в небо. Глыба льда вдруг сорвалась, донесся страшный треск, и он перестал чувствовать ее присутствие. Рядом вскрикнул технарь: «Мама»! Бросился к аварийному вертолету… Как говорили ему потом, что академик вмиг поседел. Последний импульс страха она передала сыну… не ему.

7

Человек навел порядок на рабочем столе, грустно посмотрел на кота.

- Васька, если ты меня понимаешь, скажи МЯУ.

- Мяу.

Уже глубокая ночь, можно и в дальние края позвонить, спросить младшего, что он задумал... Не всякий клон - материал, который может воспроизвести генетическую память. Супруга умерла в старческой деменции, на нее не действовал эликсир жизни или она его не принимала...

Младший сам вышел на связь, выглядел он лет на сорок по старому стилю, виски тронула седина.

- Приветствую Вас, господин академик. Я получил возврат кандидатуры в аспирантки, это официальная претензия?

- Здравствуй, сынок. Рад тебя видеть и слышать. Что вдруг так холодно с отцом? Да, вернул, она копия – твоя мать.

- Ничего странного, это наша праправнучка в какой-то степени… А с непредвиденным долгожительством родственные обозначения утратили смысл. Возникла репродуктивная проблема, в моем заповеднике женские особи не могут найти пару во избежание кровосмешения, запрещенного Генетической генеалогией, а сроки на эту функцию долгожительство им не продлевает. Я работаю над решением и думаю, что вечная жизнь нам не по зубам, да и не лишнее это… У меня уже нет ни жен, ни аспиранток для пополнения народонаселения. Просто секс без оплодотворения яйцеклетки не дает полноты ощущения – удовлетворения и радости. Тоска начинается. Не спорю, все хорошо, - мы выжили, вырастили новую расу, но все мы одной крови. Если это забудется, начнутся новые наследственные болезни и деградация, а нам смотреть на это? Не хочу. Уже полгода я работаю без элексира, только на воде. Такой долгоиграющий препарат, оказался. Возьми себе на заметку, биохимик, полагаю, коррекция доз не помешает. Препарат кумулируется в дентине и костной ткани. Из новостей: я направляю экспедицию в тайгу на поиски свежего генного материала. С воздуха ничего не понять, тепловые излучения есть, а кто там живет – зверь или человек – не понять. Благодарю за новую партию кошек, а то мыши одолевают...

- Интересно… очень интересно. Знаешь, в тайге медведь – прокурор, без собак, везделетов нельзя отправлять этногеномиков, тем более – баб.

- Господин академик, устаревшая терминология неуместна в научном разговоре. Неконструктивное общение давно изжито в социуме, хотя я помню некомфортную атмосферу в детстве и понимаю, что Вас беспокоит.

- Ладно, умник… Считаешь, что пора спускаться на землю, искать новые пути, вернее, прокладывать. Да, действительно, пора, хотя мне больше по душе воздушное перемещение. Как-то спокойнее. И еще, я не думаю, что тоска – это побочное действие препарата, как и седина – не есть признак старения. Мне некому поручить твою провинцию, поэтому я проработаю конкретно для тебя схему приема. Присылай мне пробы грунта, воды, воздуха, растительности, живности. Это новый этап в реставрации. Конец связи.

- Отбой.

8

Без ненаглядной он разговаривал с котом, иногда вслух. Врач заметил ему, что академик перестал испытывать эмоции, а это уже болезнь технократии, надо что-то придумать… Аспирантки охотно стелились, рожали полноценных детей как награду, устраивали личную жизнь. Но он не испытывал радости. На заседании все действующие кафедры отчитались, ничего значительного не происходило. Вокруг ледника велись споры, таял он слишком долго, его пилили и пилили, но конца этому не виделось.

Когда-то он хотел сохранить биоматериал для клонирования, но она только смеялась… Любовь любовью, но следовало слушать свой разум. Он представил ее двадцатилетней аспиранткой, пришедшей на первое собеседование… Разве его желание не пробудило бы ее воспоминаний? Этот момент особенно терзал его мозг. Подсознание подсчитывало сроки, когда можно будет добраться до руин, до тела, чтобы взять материал для клонирования. Сколько еще лет пройдет без нее?..  Почему, если душа вечна, она не снится, не навещает его?

- Васька, если ты меня понимаешь, ответь – почему? –

- Ты устал, тебе лучше уйти к ней, чтобы уже не разлучаться. 

- Я не могу бросить тебя, как ты будешь без хозяина, ведь ты домашний кот? А котам нужен дом. Жизнь одна, я не верю, что у вас девять жизней…

- Я не кошачий бог, а тебе нужен свой бог, чтобы услышать ее…

- А ты ее слышишь?

- Человек! Ты слышишь, как накрапывает дождь над ее хижиной? Нет, конечно. У кошек повышенное чувство опасности. Они увели хозяйку в безопасное место, там течет ручей от злополучного ледника, они уходят дальше и дальше. Им трудно, они делают остановки, чтобы окотиться и подрастить новое поколение, кошачий бог помогает им.

- Что за сказки ты мурлычешь мне, Васька?! Ты видел своего бога?

- Обязательно, каждую весну он протягивал свои бесконечные лучи в оконца подвалов и мы выходили на его свет с пыльных труб, пели песни, любились, затем прорастала трава, котята играли в цветах букашками, учились охотиться и защищаться. Кошачий бог огромный, теплый, рыже-огненного окраса с косматой мордой, с несметными усищами. Когда случается беда, он опускает разноцветный мост радуги, чтобы все больные и несчастные могли подняться к нему  за новой жизнью, отогреться. Раньше мы не знали горя от белой зимы, пока человек не разрушил наши дома, удивленные и обреченные котята не могли понять, за что нас убивают. Нас бросали, травили, давили колесами. И тогда наш бог запретил душить крыс, - отозвал своих солдат с улиц, а с последствиями ты знаком. Это моя девятая жизнь и я последний солдат, покинувший улицу. Я верил, что ты поймешь, почему мы не боялись крыс, но никогда не питались ими. А там, за окном, в доме напротив живет пестрая кошка. Это моя мама, она родила нас в брошенной машине твоей жены, именно она решила, что я должен людей очеловечить, потому что Ваша няня бросала ей мясо по ночам через окно… Грустно вспоминать, но это и наша территория, мы были здесь всегда. И будем. Следует уважать все живое, жизнь такая хрупкая, хоть и кажется вечной… Ты хочешь спросить меня, человек, откуда кошка могла знать, что именно ты подберешь меня, что ваш дом не был достоин кошачьего внимания из-за отсутствия подвалов. Но мы ничего не знаем, даже не умеем считать, мы просто чувствуем, просто любим, просто радуемся доброму человеку, болеем за него и даже умираем…

- Вы молодцы… Только, Васька, ты говоришь о солнце, которое сияло, были времена года, а не серо-желтая мгла столетий.

Они долго смотрели в окно, белесую пыль с высохшей крысиной шкуркой гнал сквознячок переулка, до горизонта виделась поросшая мхом свалка разрушенного мегаполиса за которым жил-был дачный хуторок, а теперь излучал сияние необъятный кристалл…

© Copyright: Людмила Захарова, 2017

Людмила Захарова 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 2
Вход
Светлана ∙ 12.12 18:25 ∙ #
Это что, фантастический роман?
Это что, фантастический роман?
Людмила ∙ 12.12 18:46 ∙ #
фэнтези, рассказ. Размышления о будущем.
фэнтези, рассказ. Размышления о будущем.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход