ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
СТИЛЬ ЖИЗНИ

Осторожно: помощник!

2018-02-06 Осторожно: помощник!
Осторожно: помощник!
Всё это началось в далёком 2010, когда Вера познакомилась со своим – теперь уже давно бывшим – мужем, и со многими другими, включая Павлика.
0 0 495 06.02.2018
Всё это началось в далёком 2010, когда Вера познакомилась со своим – теперь уже давно бывшим – мужем, и со многими другими, включая Павлика.

Всё, что Вы сделали людям хорошего –  обязательно Вам вернётся, только другой стороной.

Юрий Мороз

Всё это началось в далёком 2010, когда Вера познакомилась со своим – теперь уже давно бывшим – мужем, и со многими другими, включая Павлика. Все они были некоторым образом причастны к некой организации, занимавшейся бизнес-образованием. Павлику тогда было 20, хотя по Вериному субъективному ощущению, он застрял в этом возрасте и все последующие пять лет их знакомства.

Примерно тогда же Вера начала регулярно приходить в клуб Опоссум, но существовала там в статусе «гостя» – и для аборигенов и для самой себя, но тем не менее полезность посещения клуба понимала. На протяжении этих пяти лет – Вера трижды принимала Павлика к себе на работу (для его же блага и часто под давлением), трижды заставляла его возобновить занятия в Опоссуме, несколько раз вытягивала из жопы [зачёркнуто] депрессии. И каждый раз история дивным образом повторялась.

[Расскажем о последнем витке этого Колеса Дхармы]. Всё началось поздней осенью 2013-го – в тот дивный период, когда Вера ушла от мужа. Однажды ей позвонил Павлик (о котором было ничего не известно уже год с момента его последнего «сумасшествия») и попросил встретиться. На встрече он сказал, что уже третий день непрерывно ревёт, и в последующие-минут-сорок  Вера имела несчастье убедиться в этом лично. Среди малопризнанных талантов Веры Михалны психотерапия занимает почётное место, и чем сложнее пациент, тем лучше у неё это получается. А потому – после успокоения Павлик был отправлен домой, и хотелось бы, чтоб на том дело и кончилось. Однако нет. Спустя месяц он явился снова, фантастически переиначив смысл всех сказанных на «предыдущем приёме» слов, и Вере пришлось раскладывать в его башке всё заново. И как стало очевидно, мальчик совсем не способен самостоятельно (!) отличать белое от чёрного, зелёное от синего, и все прочие цвета. Тогда Вера Михална и решилась на большой риск: предложила ему работать на себя, и договор был такой, что он ей помогает по бизнесу, а она его за это лечит. И это сработало. Однако лишь на время. Не без радости Вера Михална отметила, что в-этот-раз Павлик даже дошёл до точки, где в его рассуждениях появилась логика, и он – о чудо! –  начал её осознавать.

Но это только внешняя сторона вопроса. А была и внутренняя. Не хочется здесь излишне мистифицировать какие-то вещи, но в реальности Веры Михалны Павлик был даже больше, чем непосторонний-человек, насколько она знала и понимала свою жизнь, судьбу и природу этого мира. Как полагала Вера, Павлик был реинкарнацией одного из её учеников из прошлой жизни, и единственная её цель (и единственный абсолютный долг) в отношении этого мальчика – заключался в том, чтоб помочь ему вспомнить этот опыт своей души. Чем она и занималась – всеми доступными ей методами. Но Павлик – конечно! –  об этом не знал.

Однако спустя время – как это происходило и предыдущие разы – случился Big Bada Boom. По прошествии полугода работы+психотерапии Павлик – вероятно выросши в собственных глазах неимоверно –  начал выставлять Вере условия: а почему это он работает бесплатно, заявил что хочет зарплату –  какую сейчас, какую потом, и всё в таком духе. Тот факт, что качество его работы неудовлетворяет начальницу настолько, что она никакую зарплату за это платить не согласна (хотя благотворительно и выдала 1000 гривен на поддержание штанов), как и тот факт, что её сеансы психотерапии стоят значительно больше, чем его псевдонавыки –  если уж переводить разговор в экономические категории – всего этого Павлик услышать и понять был неспособен. Ну и завершение банкета его угораздило влюбиться во взрослую тётю-доктора – так что с определённого момента он начал создавать Вере Михалне проблемы (вместо того, чтоб решать их). А за такое бизнесмен (простите, леди) не станет платить никогда!

Вся эта история начала заканчиваться в окрестности Вериного дня рождения в начале мая 2014-го. Она решила шумно и красиво отметить тридцатилетие, и Павлику было поручено организовывать сразу два празднования: одно с друзьями в боулинге, второе – в клубе Опоссум. Друзья, хоть и хорошо знают Веру Михалну, тем не менее долго молча пытались понять, кто этот бегающий мальчик, на которого именинница непрерывно (хоть и тихо) орёт потому-что-он-непрерывно-косячит. Некоторые личности ей тогда сказали, что она слишком прессингует помощника, однако никто из друзей [надо отдать этому должное] –  не в курсе того, насколько жёсткий Вера начальник и каково её обычное поведение с подчиненными.

На праздновании в клубе Опоссум случилась настоящая беда: этот мерзавец как-то так всё обставил, что все (кроме одной Вериной одногруппницы, [откуда-то] знавшей, что наша героиня «не будет тянуть мужика за яйца») после данного мероприятия остались при мнении, что Вера с Павликом встречаются…

И вот сидит она – тридцатилетняя дама, пережившая развод и всё-что-после-развода – и с ужасом недоумения пытается понять, как можно было поверить, что такая женщина как она может что-то иметь с таким мальчиком как Павлик. Да или хоть с каким угодно «мальчиком» в принципе. Ужас постепенно перерос в оскорбление, и выпал в осадок Вериной памяти изрядной долей разочарования в опоссумском народонаселении.

Следующие несколько дней после данных событий стали для неё тотальным головокружением: Вера ломала голову, думая, как это исправить, как вообще теперь «жить» в клубе (когда про тебя чёрт-знает-что думают) и в то же время понимала, что если кто и должен исправлять возникшее недоразумение – то сам Павлик, поскольку он ей эти проблемы и создал. Но по факту – Вера Михална была в ярости, что случалось с ней крайне-крайне редко. Но уж если кому непосчастливилось ввергнуть её в такое состояние – то расплата была мгновенной и беспощадной.

Так, она вызвала Павлика на серьёзный разговор, озвучив ему свои мысли о том, что он намеренно ввёл людей в заблуждение относительно природы их отношений. И Павлик сознался в этом, а также добавил, что хотел бы, чтоб это было его и моей реальностью. Однако о том, как сильно он подставил начальницу, и нарушил её романтические планы в направлении Льва (и кстати не только его) – горе-помощнику было неведомо. Переполненная печалью о своей судьбе и отвращением к Павлику, Вера Михална почти на год покинула клуб Опоссум. А что касательно помощника, то к нему она выставила требование: найти способ, как объяснить людям правду, восстановив таким образом её репутацию в среде опоссумцев. И несмотря на то, что Павлик это требование не выполнил – ни сразу, ни после – уже произнося эти слова Вера Михална чётко знала, что такого сотрудника надо уволить. И срочно.

Однако сделать это оказалось не так просто. Миллион писем и СМС-кок с неправомерными требованиями, едва не достигающими шантажа – бесспорно, лучший способ заиметь такого опасного врага, как Вера Михална. Потом ещё столько же попыток установить между ними РАВНОПРАВНЫЕ партнёрские отношения, что было очевидным абсурдом, но Павлик не сдавался. В конечном итоге, Вере пришлось полностью «отрезать» его из своей жизни и даже заблокировать во всех доступных средствах связи. Последствием этого случая, в числе прочего, стало то, что Вера Михална решила больше НИКОГДА не брать психов на работу – даже вопреки тому, что именно психи к ней всё время и просятся.

Эта история во многом про доверие, которое всегда было для Веры Михалны вызовом и риском, а значит – и делом чести для настоящего героя, коим она себя – в своей жизни – несомненно мнила. А доверять такому человеку как Павлик (зная всю его подноготную), доверять ему рабочие пароли, (какую-то часть) пространства своего внутреннего мира и даже ключи от своей квартиры, которую он убирал – всё это было для Веры настоящим экстримом, испытанием на способность ходить по очень тонкой грани «учительства-ученичества», переступать которую недопустимо. И Вера с этим испытанием справилась почти-на-отлично. Павлик его провалил. Хотя речь же вовсе не об абстрактных уроках, а о его жизни и судьбе. Он провалил всё. И Вера приняла для себя решение – отныне и навсегда – что она больше не несёт никакой ответственности за дальнейшую судьбу этой души.

© Вера Бесцветная, "Философская школа"

Вера Бесцветная 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход