ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
СТИЛЬ ЖИЗНИ

Тест на беременность

2019-08-26 Тест на беременность
Тест на беременность
Граница, отделяющая шутку от цинизма, где она проходит?
4 3 1878 26.08.2019
Граница, отделяющая шутку от цинизма, где она проходит?

Суббота всегда была для них особенным днём. 

Игорь работал руководителем отдела продаж в малюсенькой развивающейся компании с ненормированным рабочим днём. 

В будни они могли встречаться очень редко. Тем более что Лариса училась в престижном вузе на бюджетном отделении, где состав студентов к концу третьего курса растаял напополам. Отчисляли за малейшие провинности и неуспеваемость жёстко.

Зато выходные, кроме вечера воскресенья, всегда были сплошным праздником. Где они только не были в эти дни: поездки за город, выставки, музеи, премьеры спектаклей, концерты.

Иногда Игорь водил свою девочку в кафе или ресторан.  Долго они обычно не задерживались, шли в его комнату. 

Жил он в коммуналке, но довольно респектабельной. Большинство жильцов были состоятельные интеллигенты, гордились историями семей, не выселялись по той же причине.

Комната юноши была обставлена старинной мебелью, причём сохраняла некий музейный антураж. Если точно не знать, кто в ней живёт, можно подумать, что принадлежит это жильё романтичной старушке.

Лариса любила рассматривать фотографии на стенах, вязаные крючком салфетки и накидки, живописные вышивки, фигурки из малахита, безделушки, каких в современных квартирах не увидеть. Ей нравилось всё, не говоря о хозяине этого странного мира.

Комната имела перегородку, за которой находился единственный инородный предмет, не вписывающийся в сюжетную линию обстановки, современную двуспальную кровать.

С пятницы на субботу и в следующую ночь девушка довольно часто оставалась у любимого.

Им было интересно вдвоём всегда, чем бы ни занимались. Игорь был стабильно предупредителен, аккуратен, заботлив и ласков, мог начать разговор на любую тему, поддержать дискуссию и даже спор, если чувствовал, что любимую это заводит, но умел вовремя остановиться.

Лариса, напротив, обладала способностью постоянно быть разной. Она могла увлечённо что-то рассказывать, потом неожиданно всплакнуть, после чего декламировала стихи, приглашала Игоря на танец, в котором прижималась к нему настолько тесно, словно боялась, что любимый исчезнет.

Она умела смешить и смеяться, но постоянно с грустным выражением лица вопрошала, любит ли её Игорь. Довольно часто девушку посещала апатия и меланхолия, когда ей никто не был нужен. 

Даже любимый в такие минуты вызывал раздражение. Девушка забиралась с ногами на кровать, зарывалась в одеяло, свернувшись котёнком, отворачивалась лицом к стенке и шипела, если до неё дотрагивались.

Игорь садился в такие минуты у кровати и смотрел на Ларису с мечтательным выражением. Но прежде шёл в общую кухню, заваривал большой чайник крепкого мятного чая, который девочка обожала. Для неё Игорь всегда держал шоколад,  фруктовую пастилу и цукаты.

Лариса пахла восточными сладостями, настолько экзотическими, что опознать принадлежность ароматов было невозможно. Юноша специально ходил в магазин сладостей, покупал немного каждого вида, пробовал на вкус и запах, но ничего подобного так и не обнаружил.

Он любил девочку беззаветно, хотя она была странная. Её можно было назвать хорошенькой, добавляя к этому умница, скромница и прочие подобного рода эпитеты, которым Лариса вполне соответствовала. Не всегда. 

Довольно часто её поведение характеризовали истерические нотки, когда на поверхность вылезали вспышки ревности, нервозность, неприязнь, гнев, раздражение, разочарование, скука. 

Лариса страстно любила дождь, особенно грозу: запах грозовых разрядов, шум дождевых струй, вспышки молний, световые эффекты. Она настолько воодушевлялась, что через несколько минут влюблённые оказывались в постели. 

Девушка так заводилась смесью стихии и секса, что приходила в полное неистовство. Пока продолжалась гроза, она была ненасытна. С грозы их любовь началась, в момент стихии случилась первая близость. Игорь не мог не заметить постоянного совпадения бешеной любви с природным неистовством, как и колебаний настроения.

Как и все люди, влюблённые спорили, ссорились, ругались. Лариса могла в раздражении хлопнуть дверью, послать Игоря далеко и надолго, объявить, что всё кончено между ними навсегда. 

Она выбегала в общий коридор, разражалась громким рыданием, сползала на пол по обратной стороне двери, кричала. Игорь никогда за ней не бежал, знал, что любимой нужно время, чтобы успокоиться.

Наплакавшись вволю, Лариса всегда входила обратно, припадала к его груди, долго-долго объясняла особенности своего характера, клялась в вечной и бесконечной любви.

 Примирение естественным образом заканчивалось постелью. Девушка выкладывалась, отдаваясь самозабвенно. Игорь уже привык ко всем этим экзотическим бзикам.

 — Ты меня любишь? — Спросила Лариса после очередной вспышки агрессивности  завершившейся истерикой и апатией, как-то странно, словно тестировала, исследовала его внутренний мир, пытаясь проникнуть в  сердцевину мозга, заглядывала ему в глаза. 

— Конечно, люблю, глупенькая. Кого же мне ещё любить, как не тебя? — Ответил, не задумываясь, Игорь, пытаясь поцеловать.

Лариса скорчила недовольную гримасу, отстранилась, замолчала, внимательно изучая маникюр на  крошечных ноготках, словно в этот миг не было задачи важнее.

— А вот мы сейчас это проверим.

— Сколько угодно, родная, это будет тысяча первая проверка. Но сначала приготовлю твой любимый успокаивающий чай с чабрецом и мятой. Вчера купил такие цукаты, закачаешься. Я быстро.

Игорь накрыл девушку пледом, повторил попытку поцелуя, на этот раз удачную. Вид любимой вызвал волну нежности. 

Юноша прижался к телу девушки, провёл рукой по изгибам тела, немного дольше остановился на упругих ягодицах, вдохнул запах волос, зажмурился от удовольствия. Его  с головой накрыло желание.

Уходить не хотелось, но по опыту Игорь знал, любимой нужно время, чтобы забыть причину раздражения. Пусть побудет одна.

Юноша ушёл на кухню, заодно ополоснулся под душем, побрился. Его не было минут десять. Лариса всё так же лежала и смотрела на ногти.

— Чай, цукаты и любовь поданы. Милости прошу к нашему шалашу. Вставай.

— Ты меня точно любишь?

— Несомненно.

— Ты в этом уверен?

— Ещё бы. Хватит допрашивать. Чай остынет. Вставай.

Игорь подошёл, снял плед, наклонился, желая поцеловать. Лариса посмотрела на него так, словно хотела ужалить или укусить.

— Не хочешь чай, не надо. Подвинься, я лягу с тобой. Согрею, успокою.

— Ты когда-нибудь думал о нашем общем будущем? 

— Будущего нет, оно не настоящее. Я думаю о тебе и себе сегодня, сейчас. Нам хорошо вдвоём, мы любим и любимы. Что ещё нужно для полного счастья? Если у тебя есть вопросы или претензии, это повод для разговора, не более того. Мы способны решить  всё, что угодно, но для этого нужно озвучить проблему.

— Хорошо, озвучиваю. Я беременна. Три раза делала тест. Надеюсь, ты не станешь отрицать, что ребёнок от тебя?

— Ты же предохранялась. Как это могло случиться? Нет, это немыслимо. Я не готов. В конце концов, такое не решается единолично. У тебя учёба, у меня карьера. Нам необходимо подождать года два или три. Нельзя отпускать судьбу на волю случая. Я хочу детей, они обязательно у нас будут, только не сейчас. Ты должна сделать аборт. Боже, что я говорю! Дай мне сообразить, подумать. Так нельзя, Лариса, нельзя!

В голове сам собой возник усиливающийся вибрирующий шум, в груди образовалась пустота и холод. Игорь смотрел на Ларису, какую-то отрешённую, безучастную и не узнавал. Мысли путались. Юноша пытался просчитывать варианты, но, ни один не приносил ожидаемого результата.

— Нам нужно подождать, Лариса. Мы не готовы. 

— Нет, нет и нет. Я буду рожать. Теперь я знаю, что ты меня никогда не любил. Тебе нужен секс, но не нужен мой ребёнок. А ты говоришь озвучить проблему и решить. 

— Это не так, не так, не так! 

— Именно так. Ты предлагаешь убить нашего ребёнка.

Игорь посмотрел на Ларису, глаза которой странно блестели, в них не было даже намёка на боль, и безутешно заплакал. 

Прошло минут пять или десять, в течение которых Игорь не сдвинулся с места. 

— Ну что ты, любимый, я пошутила. Просто хотела проверить, готов ли ты идти со мной до конца. Мне показалось, что ты стал любить меня меньше, чем прежде. Прости. Я всё выдумала. — Лариса обняла его со спины, поцеловала в шею, прижалась.

— Ты хоть представляешь, что сейчас произошло в этой комнате? Пошутила, значит? А я нет. Я только что на твоих глазах убил нашего ребёнка. Теперь его не вернуть, Лариса. До конца, говоришь? Что, если это и был конец?

— Какой конец, Игорёк? Какого ребёнка? Я же объясняю, это была шутка, розыгрыш. Можешь ты понять, что я тебя постоянно ревную? Ты хотел со мной полежать, пошли, любимый.

— Лора, наверно ты действительно дура. Я себя никогда не смогу простить за то, что сделал, но и тебя, наверно, тоже. Мне нужно побыть одному. Уходи, пожалуйста. Уходи.

— Но я… ты меня простишь? 

— Не знаю. Сейчас не знаю. Я тебе позвоню. Наверно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 3
Вход
Галина ∙ 26.08 18:26 ∙ #
Не, не любит)))) И как всегда, женщина виновата.
Не, не любит)))) И как всегда, женщина виновата.
Валерий
26.08 18:33 ∙ #
Э, нет, здесь не так просто. Девочка манипулирует.
Э, нет, здесь не так просто. Девочка манипулирует.
Галина
26.08 19:56 ∙ #
Девочка, да. Но и мужчина поступил не хорошо, как ребенок, не хочу, не буду. Не хочу ребенка, иди делай аборт. Все как всегда, женщина виновата, я не при делах, ветром надуло...
Девочка, да. Но и мужчина поступил не хорошо, как ребенок, не хочу, не буду. Не хочу ребенка, иди делай аборт. Все как всегда, женщина виновата, я не при делах, ветром надуло...
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход