ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Брак по расчёту

2019-08-16 Брак по расчёту
Брак по расчёту
С неуклонностью упрямой
Все на свете своевременно;
Чем невинней дружба с дамой,
тем быстрей она беременна.
Игорь Губерман
6 11 1068 16.08.2019
С неуклонностью упрямой
Все на свете своевременно;
Чем невинней дружба с дамой,
тем быстрей она беременна.
Игорь Губерман

Марина Костюк приехала покорять Москву из Винницы. 

Тогда ей было восемнадцать. Амбиции выплёскивались через края чаши воображения, заставляли рисовать радужные перспективы, одну ярче другой. Ей мерещилась жизнь, наполненная приключениями и счастьем, в том числе семейным. 

В восемнадцать все девчонки грезят любовью, подразумевая не только прогулки при луне и робкие поцелуи, но и фату, подвенечное платье, шумную незабываемую свадьбу. Такие мечты вкладывают в головки ещё малышкам. Когда родители покупают первую куклу, девочка уже знает, что в жизни самое-самое важное. 

Для начала нужно было получить образование, чтобы было основание зацепиться в Столице или хотя бы возле неё. Экзамены в институт Марина сдала, была уверена, что начало желанному сценарию жизни положено. 

Не тут-то было. То ли шестерёнка в механизме судьбы сломалась, то ли мест в институте оказалось меньше, чем абитуриентов: по конкурсу она не прошла. 

Единственная и главная мечта поплакала где-то внутри души и решила не сдаваться. Марина нашла работу дворником с предоставлением закутка для проживания в подвальном помещении многоквартирного дома, устроилась дополнительно посудомойкой в кафе, где работала вечерами, захватывая часть ночи. 

Дальше события развивались по предсказуемому для приезжих сценарию. Жизнь перестала казаться праздником, явив вместо волнующих романтических приключений свою негативную противоположность. 

Родителям Марина писала, что учится, наполняла строки сообщений оптимизмом, шутила. Сначала делала это из страха и стыда за свою несостоятельность, потом втянулась в сочинительство. 

В институт девушка всё же поступила, на это у неё хватило характера, работу в кафе не бросила. К тому времени она уже была официанткой. Поселилась в общежитии. Там подружилась, близко сошлась с Тамарой Лапиной, девочкой интересной, жизнерадостной, симпатичной, увлекающейся.

У подружки не было проблем с деньгами, родители присылали регулярные стипендии. Конечно, на шикарную жизнь этого не хватало, но было беззаботно и весело. 

Планы у Тамары были схожие, она, как и Марина мечтала о семейном счастье, только легкомысленном, праздном. Возле неё всегда крутились мальчишки, имеющие уже немалые познания в любви.

Подробностями Тамара не делилась, только эмоциями и впечатлениями, удивительно сочными, легкомысленными, игривыми. Конечно, Марина ей завидовала, пусть и по-доброму. Ей такая красивая жизнь не светит. 

Тут она ошибалась. Тамара крутила романы с мальчишками, такими же иногородними студентами, как сама. За Мариной начал ухаживать сын преподавательницы, коренной москвич, имеющий уже приличную должность и определённое положение. 

Леонид Ефремович, так юноша представлялся, хотя было ему двадцать три года, постоянно приезжал к родительнице, вечером увозил её домой на личном авто. 

Чем приглянулась ему именно Марина, было непонятно. Если сравнивать с той же Тамарой, девушка, пожалуй, выглядела невзрачно. Это касалось одежды, причёски, мимики. Разве что глаза, на которые невозможно было не обратить внимания, да губы, настолько соблазнительной формы, что сама иногда заглядывалась. 

Как бы то ни было, больше полугода Леонид оказывал Марине знаки внимания, потом решился и признался в любви. 

Жизнь заиграла свежими, до жути яркими, привлекательными красками. Были замечательные вечера, дивные ночи. Тамара всегда увязывалась с подружкой, веселила их. 

Чтобы чаще быть с любимым, Марина уволилась из кафе, зарабатывать на жизнь стала курсовыми и дипломными работами, которые писала для тех, кому нужен был диплом, а не профессия. Таких студентов было достаточно, чтобы не голодать. 

На себя девушка тратила мало, больше копила на будущее. Мама всегда учила думать о том, что жизнь полосатая, поэтому всегда необходимо иметь страховку. 

Марина мечтала о свадьбе. Отношения становились всё серьёзнее. 

В один из вечеров, после посещения модного спектакля, Леонид пригласил к себе домой. Девушка думала, что любимый будет представлять её родителям, отчего затрепетало сердечко. Оказалось, что родители уехали в пансионат выходного дня. 

Они пили красное вино, танцевали, целовались. 

Отказать милому Марина не смогла. Возможно, не хотела. В отношениях всё было предельно ясно.

После этого дня что-то плавно, незаметно начало меняться. Внешне их встречи, разговоры и ласки оставались прежними, но появилось неоформленное, смутное предчувствие необычных последствий.

Немного позже, когда Марина узнала точно, что беременна, воодушевлённая, она летела, чтобы сообщить Лёне о радостном событии, хотя не могла осмыслить, что будет с учёбой и вообще. 

Тамара в тот день не пришла в институт, поделиться новостью было не с кем. Марина уже несколько дней чувствовала себя плохо, её тошнило. Решила сходить к врачу, отпросилась и вот… 

Леонид по болезни не выходил на работу, точно был дома. Решила, что он, как будущий отец, должен знать правду. Отпросилась с занятий. 

На звонок долго никто не отвечал. Леонид вышел взъерошенный, возбуждённый, странно суетился. У него горело лицо, дрожали руки, бегали глаза. 

Марину это совсем не удивило, как и то, что он босиком, в расстёгнутой рубашке. Она сходу хотела выпалить новость, но увидела краешком глаза, сначала знакомую шапочку, Тамаркину, потом её пальто, сапоги. 

Голова пошла кругом, мысли путались. Марина понимала, но отказывалась верить. Лёнька мялся, не знал, как разрядить обстановку. 

— Почему? — Безвольно, полушёпотом спросила девушка, не рассчитывая на ответ. У неё не было сил и желания выяснять отношения. 

Повернулась и ушла. 

Одна новость нивелировала другую, которая моментально из радостного события превратилась в проблему. 

Марина долго бесцельно бродила по неуютному, враждебному городу. Ничего теперь не имело смысла: учёба, профессия, ребёнок, ошмётки романтических чувств. Было обидно, непонятно, как безбрежный океан благополучия, обещающего безоблачное счастье, может в одно мгновение превратиться в мерзкое болото. 

— Тамарка, конечно, скотина порядочная, но от неё нечто подобное было ожидаемо вполне, но Лёня, как он мог пойти на такое низкое предательство? — Думала девушка. — Что теперь? 

— Аборт, — неожиданно мелькнуло в голове. — Нельзя испортить жизнь себе и ребёнку, который никому не нужен в этом мире. 

Тамарка вела себя так, как будто ничего не произошло. Её жизнь полностью состояла из таких эпизодов. Впрочем, свой шанс она не упустила. Через два месяца они поженились, бывшая подруга переехала жить к Лёньке. 

Было грустно. Скорбь по не рождённому ребёнку и умершей любви царапала душу. 

Печальный опыт ничему Марину не научил. Молодость, оптимизм. Она долго не могла научиться относиться к людям критически. Девушка влюблялась ещё несколько раз, расставалась. Кто-то уходил от неё, не добившись того, зачем пришёл, другие предавали, третьих оставляла сама, потому, что ничего не получалось. 

Возможно, что-то внутри перегорело, или печальный опыт прошлого выступал в качестве сторожа. Не срасталось и всё. 

Время шло. Упорство и способности, не истраченные на любовь, пригодились в повседневной жизни. Марина Викторовна теперь имела квартиру, работала начальником планового отдела в небольшом НИИ. 

Ей неприкрыто завидовали, за глаза называли стервой. 

Мужчинам Марина нравилась, но осторожность не позволяла никому из претендентов заходить за флажки, потому, что женщина не видела в их глазах главного, она им не доверяла. Слишком жива была память о предательствах. 

Наглые предложения, — “Мы же взрослые люди, неужели вам безразличен секс?” — женщина отсекала на корню. 

Однако, возраст и природа требовали что-то предпринимать. Без любви, теперь она это понимала, прожить наверно можно, без секса, скорее всего, нет. Возможно, если бы у неё не было никакого опыта, если бы не познала изначально волшебных ощущений, подобные мысли не приходили бы в голову. Но Марина помнила каждое мгновение того, самого первого в жизни события, за которое была благодарна Леониду. 

Часто в тишине одиночества, устроившись как можно удобнее, женщина переживала те сладостные мгновения шаг за шагом, воспроизводила буквально по секундам, вновь и вновь чувствовала каждое движение изнутри и снаружи: предвкушение, возбуждение, желание, прикосновения, звуки, запахи. 

Чем старше Марина становилась, тем сильнее и ярче реагировала на воображаемую любовь. Но, возраст стучал в мозгах, то и дело напоминал, что ей уже минуло тридцать. Ещё немного и на ярмарке невест за неё не дадут ни гроша. 

Попытки найти любовника в интернете, по объявлениям на сайтах знакомств, важно, чтобы он был холост и не страдал комплексом донжуана, ни к чему хорошему не привели. Марина подготавливалась к диалогам с претендентами, задавала неожиданные вопросы и отсекала одного за другим.

Большинство из мужчин безбожно врали в анкетах или имели меркантильные цели помимо встреч. 

Два раза всё же она решалась на рандеву. Увы, безуспешно. 

После свиданий Марина долго смеялась сквозь слёзы, никак не могла понять, на что эти люди рассчитывают. 

Влюбляться на работе было немыслимо, хотя был один интересный мужчина. С чудинкой, но он иногда так на неё смотрел, что по телу россыпью начинали бегать мурашки. 

Этот взгляд не был похотливым, скорее заинтересованным, но пробирал до самых печёнок, да так, что у неё, взрослой женщины, начинали пылать щёки и намокали трусики. 

Павел Антонович, программист, был на несколько лет моложе Марины. Чрезвычайно мозговитый товарищ. От любых компьютерных проблем избавлял моментально, с шуточками и прибаутками, но женщин сторонился, даже опасался. 

Он был безнадёжно холост, ни в каких общих мероприятиях не участвовал: работал и работал. На его уме и сообразительности, собственно, весь НИИ и держался. Этим безбожно пользовались. 

Павлу можно было поставить задачу, как бы невзначай, мимоходом, но так, чтобы она заинтересовала его, и можно было не волноваться. То, что не успевал сделать в институте, мужчина делал дома.

Выглядел он, конечно, не очень, как и большинство неприкаянных холостяков, прячущихся от отношений в застенках увлечений, заменяющих им жизнь: худой, небритый, в несвежей одежде. 

Эти недостатки неприглядными Марина не считала, она опиралась на глубинную интуицию, которая никаких негативных знаков не посылала. 

Свой интерес женщина тщательно скрывала, как ей казалось, просто старалась чаще обнаружить проблемы в компьютере, тормозила их исправление, чаще и чаще бросала мимолётные, но крайне заинтересованные взгляды. 

И натыкалась на встречные. 

— Ты чего, подруга, — сказала ей как-то заместительница, — никак влюбилась? Он же того, ку-ку. Хочешь, я тебе такого жеребца подгоню, пальчики оближешь. 

— Не хочу, Инна Сергеевна, не хочу облизывать то, что уже тысячу раз до меня облизали. Как ты определила, что с ним что-то не так? 

— Ну, разве это мужик? Ни баб, ни интересов. Или маменькин сыночек, или того хуже, импотент. И денег у него никогда нет. Бессеребренник. Зачем тебе такая кила? 

— Зачем и почему, я не думала. Собственно, ничего я о нём не думала. Никто мне не нужен, Инна Сергеевна. 

— Как знаешь. А то у меня освободился. Жгучий брюнет, мачо. И с деньгами. Правда, женат. 

— Спасибо! Я одна привыкла. 

Легкомысленные связи Марине ник чему. Благотворительностью она не занимается, гуманитарную помощь голодающим сексуальным гигантам не оказывает. Ей бы проще, но чтобы надёжно и без драматических последствий. Пусть даже без любви. 

Марина много раз приходила к мысли, что от хорошего человека не прочь родить, исключительно для себя, без обязательств с его стороны. Но она должна быть уверена в безупречной репутации, отменном здоровье будущего отца, взаимопонимании. 

И ещё одно: отношения не должны быть достоянием общественности. Пусть это останется интригой, тайной. Когда люди шепчутся, не имея достоверной информации, любые поползновения можно отбить при помощи стервозного, уничтожающего взгляда. 

Случай познакомиться с Павлом Антоновичем ближе представился вскоре. Сломался домашний компьютер, а без него, как без рук. 

Марина теперь боялась одиночества. Чтобы заполнить пустоту, всё свободное время курсировала по интернету. Мысль, использовать подобный повод для разговора, пришёл уже после просьбы о помощи.

К приходу Павла Антоновича она испекла шарлотку, сделала мясо по-русски с белыми сушёными грибами в керамических горшочках, купила красное сухое вино, даже водку. На всякий случай. 

Марина волновалась так, что всё выпадало из рук. Несколько раз чуть не дала задний ход, прятала приготовленные с таким усердием блюда. 

Вопрос решился сам собой. Раздался звонок в дверь, изменить ход событий стало невозможно. 

Павел Антонович был, как никогда прежде, серьёзен. Он протянул хилый букетик из трёх хризантем, прошёл в комнату прямо в ботинках, бросив походя куртку и шапку прямо на пол. 

— Ну-с, Марина Викторовна, показывайте, приступим. 

— Можно полюбопытствовать, по какому поводу цветы? 

— Гм, кх-кх, не мог же я прийти в гости к обворожительной женщине без подарка. Извините! 

— Вы, Павел Антонович, я насчёт эпитета, которым меня одарили, серьёзно сказали? 

— Вполне. Очарован, околдован. Дальше вы знаете. 

— Что именно? 

— Ремонтировать будем? 

— Не я первая начала. Договаривайте. 

— В песне так поётся. И всё. Простите, Марина Викторовна, если обидел. Вы мне действительно нравитесь. 

— Тогда оставляйте здесь свой чемоданчик и мойте руки. Компьютер подождёт. У меня к вам деловое предложение. 

— Я же ничего такого не имел в виду. 

— Имели, Павел Антонович, имели. И не спорьте со мной. Ванная в коридоре налево. Ваше полотенце в полосочку. 

— Моё? 

— Не придирайтесь. И не путайте. Думаете, мне просто, вот так, запросто? 

Павел пришёл в кухню, где был накрыт по-настоящему праздничный стол. Он чувствовал себя явно не в своей тарелке, даже было подумал уйти от греха подальше, но любопытство оказалось сильнее страха.

 — Наливайте. Что будем пить: вино, водку? 

— Я же тогда… а компьютер… 

— Я вас за язык не тянула, сами сказали, что нравлюсь, или это не так? 

— Ну, как бы… не настолько, чтобы… как любая привлекательная женщина. 

— Как любая? 

— Нет, просто, как обаятельная и привлекательная. 

— Ладно, не буду смущать вас расспросами и допросами. Всё просто. Я устала от одиночества. Женитесь на мне. 

— Как, так сразу? 

— Вы мужчина или нет? Сколько нужно времени, чтобы дать ответ: неделю, месяц, год? И вообще, сколько можно выкать. Я буду называть тебя Паша. 

— Да, я не против... Не против имени. Паша, так паша. Но с чего вы, ты решила, что мы… разве ты меня любишь? 

— Нет. Этого сказать не могу. Но ты мне интересен. Давай попробуем жить вместе. Без сантиментов. Представим себе, что давно знакомы, что нам хорошо вместе. Разве это так сложно? Никакими обязательствами и ограничениями связывать тебя не собираюсь. Свободный союз. Не понравится — разбежимся и забудем. Факт сожительства должен остаться между нами. На работе никаких панибратств и нежностей. 

— Я, пожалуй, водочки налью. А вам, тебе? 

— Так мы уже начали или как? 

— В таком случае, должен, прежде, чем ответить, осветить основные моменты своей судьбы. Дело в том, что я был женат. Однажды. Кажется, да, думаю, так и было, мы любили друг друга. Но у Ларисы со временем появилось много претензий, необоснованных, как я это видел. Я её не виню, характер у меня сложный, замкнутый. Она нашла более подходящую кандидатуру. Вот. Но женщинам с тех пор я не доверяю. Боюсь повторения. 

— Я тоже не девочка. У меня был гражданский муж. Подруга увела. С другими вообще ничего не складывалось, хотя монашкой не была. Думаю, в отношении любви, браков и секса на стороне мы квиты. Можем смело обнулять. 

— Понимаешь, Марина Викторовна, я чувствую некий дискомфорт, настороженность, даже страх. Что, если ничего не получится? 

— Ничего. Совсем ничего. Ты будешь жить у себя с собой, я у себя. К одиночеству нам не привыкать. А вдруг это шанс? 

— Немыслимо! Меня сватает женщина. Как ты думаешь, кем я выгляжу в своих глазах? Катастрофа. 

— Не преувеличивай. Итак, с организационными вопросами мы закончили. Сделай же и ты чего-нибудь, Паша. Если ты муж, так и веди себя соответственно. 

— То есть… хочешь сказать, что нам пора… 

— Тебе виднее, как муж выражает свои чувства. У тебя есть чувства? 

— Ещё бы! Не представляешь, как давно и сильно тебя хочу, просто зверею. 

— Вот и покажи, как ты это делаешь. 

Вот так, без любви, они начали жить. Через два месяца свадьбу справили. 

На работе никто не удивился. Такой исход предполагали давно, даже пари заключали. 

Павел Антонович похорошел, стал одеваться соответственно положению и возрасту. Про Марину Викторовну и говорить нечего: на крыльях летала, на землю забывала спускаться. 

Со временем молодожёны обросли имуществом. Они и не предполагали, что может понадобиться машина, дача, что из двух маленьких квартир можно сделать одну большую. 

Сына, которого назвали Антон, тоже заранее не планировали. Он просто захотел и родился, на радость папе и маме. 

— А любовь? — Cпросите вы. 

Кто его знает, существует ли она на самом деле.

Соединяют люди судьбы по большой и страстной любви, а в итоге получают страдания и измены. Ошибочка, говорят, вышла. Характерами не сошлись. Никто не планировал, а она бац и вылезла. 

Оба несчастны. Расползаются по сторонам, раны зализывают. Не всегда получается. 

У других всё ровно, без страстей и пламенных эмоций, вроде, как по расчёту. В результате крепкая семья, любовь, преданность и верность. 

Написал вот последнюю строчку, сижу и думаю: сказать-то чего хотел?

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 11
Вход
Галина ∙ 16.08 07:27 ∙ #
Да, сказать-то, что хотели? Может у них любовь и есть. Более спокойная, ровная. Без притяжения ничего у них не получилось бы. Доброе утро!
Да, сказать-то, что хотели? Может у них любовь и есть. Более спокойная, ровная. Без притяжения ничего у них не получилось бы. Доброе утро!
Валерий
16.08 07:36 ∙ #
Доброе утро, Галя! Именно о том и речь, что любовь и страсть противоположности. Но, это лишь личное мнение. Будучи таксистом, я однажды возил жениха, невесту и будущую тёщу почти целый месяц по свадебным делам. Денег было потрачено немерено. Любовь была... Чмоки, взгляды, комплименты. Рук не отпускали, в глазах друг у друга плавали. Что было!!!
На третий день после свадьбы на развод подали, разбежались. Вы бы слышали, что молодая жёнушка про своего муженька говорила, меня не стесняясь.
Это лишь одна из десятков известных мне историй страсти.
Доброе утро, Галя! Именно о том и речь, что любовь и страсть противоположности. Но, это лишь личное мнение. Будучи таксистом, я однажды возил жениха, невесту и будущую тёщу почти целый месяц по свадебным делам. Денег было потрачено немерено. Любовь была... Чмоки, взгляды, комплименты. Рук не отпускали, в глазах друг у друга плавали. Что было!!! На третий день после свадьбы на развод подали, разбежались. Вы бы слышали, что молодая жёнушка про своего муженька говорила, меня не стесняясь. Это лишь одна из десятков известных мне историй страсти.
Галина
16.08 21:07 ∙ #
Валерий, что денег не поделили? Рановато страсть закончилась... Может историю раскажете в следующем посту. Такого я еще не слышала.
Валерий, что денег не поделили? Рановато страсть закончилась... Может историю раскажете в следующем посту. Такого я еще не слышала.
Галина
16.08 21:10 ∙ #
Валерий, рассказ раньше был написан?
Валерий, рассказ раньше был написан?
Валерий
16.08 21:15 ∙ #
Раньше чего?
Вопрос не в страсти, как таковой. Эгоизм. Не для того мама ягодку растила. Хочу харчо... и водку.
Раньше чего? Вопрос не в страсти, как таковой. Эгоизм. Не для того мама ягодку растила. Хочу харчо... и водку.
Галина
16.08 21:32 ∙ #
Водку??? Стиль отличается. Обычно, чувства героев чувствуешь. Переживаешь. Тут, просто рассказ. Хороший, за героев рада.
Водку??? Стиль отличается. Обычно, чувства героев чувствуешь. Переживаешь. Тут, просто рассказ. Хороший, за героев рада.
Валерий
16.08 21:33 ∙ #
Что не так?
Что не так?
Галина
16.08 22:11 ∙ #
Валерий, не обижайтесь, все так. Не знаю, как объяснить. Возьмём, например, ваши два рассказа( полнолуние чувств) В первом, описаны очень хорошо чувства мужчины, затягивает, не оторваться, хочется еще, еще. Единственное, что растроило, что домой к дочери привела. Второй, похож на этот. Написан хорошо, история жизни, хороший конец. Можно порадоваться за героев. Нет чувств героев, просто рассказ. А Вы зацепили меня именно эмоциями, чувствами, переживаниями. Ваш первый рассказ про измену. Не люблю рассказы про измены. Чувства героя запомнила. Конец бы другой и было бы все замечательно.
Валерий, не обижайтесь, все так. Не знаю, как объяснить. Возьмём, например, ваши два рассказа( полнолуние чувств) В первом, описаны очень хорошо чувства мужчины, затягивает, не оторваться, хочется еще, еще. Единственное, что растроило, что домой к дочери привела. Второй, похож на этот. Написан хорошо, история жизни, хороший конец. Можно порадоваться за героев. Нет чувств героев, просто рассказ. А Вы зацепили меня именно эмоциями, чувствами, переживаниями. Ваш первый рассказ про измену. Не люблю рассказы про измены. Чувства героя запомнила. Конец бы другой и было бы все замечательно.
Валерий
17.08 06:03 ∙ #
Я часто возвращаюсь к старым рассказам. Возможно придёт время изменить и этот. Пока не получается.
Я часто возвращаюсь к старым рассказам. Возможно придёт время изменить и этот. Пока не получается.
Галина
17.08 20:09 ∙ #
Валерий, ничего не надо менять. Рассказ хороший. Напишите новый. Новые герои, новые эмоции, новые судьбы. Пусть у этих героев все будет хорошо. Рассказ запомнился таким, какой есть.
Валерий, ничего не надо менять. Рассказ хороший. Напишите новый. Новые герои, новые эмоции, новые судьбы. Пусть у этих героев все будет хорошо. Рассказ запомнился таким, какой есть.
Валерий
17.08 23:28 ∙ #
У других героев будут другие истории. Если фантзазии достанет.
У других героев будут другие истории. Если фантзазии достанет.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход