ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Доверяй, но проверяй

2019-05-20 Доверяй, но проверяй
Доверяй, но проверяй
— Любовница твоя рассказала, Светка,  рыжая стерва. Кстати и о том, что шесть часов кряду может, тоже она набрехала. А ещё... Ладно, не важно, проехали. Мириться он, видите ли, пришёл. Так и мирись, не хами.
5 1 3159 20.05.2019
— Любовница твоя рассказала, Светка,  рыжая стерва. Кстати и о том, что шесть часов кряду может, тоже она набрехала. А ещё... Ладно, не важно, проехали. Мириться он, видите ли, пришёл. Так и мирись, не хами.

   
    Прочитал однажды книжку по психологии, где объясняют, что любой человек, если желает объяснить туманный факт или пытается ответить экспромтом на вопрос, отчего и почему происходит так-то и так, рассказывает на самом деле о самом себе, как он поступает в такой ситуации, почему, зачем... именно сам. 

    Я и задал, нелёгкая меня дёрнула, вопрос жене, — Ларис, как ты считаешь, почему женщины изменяют любимым миужьям? 

    И что же я услышал... 

    Мамочки! Имена персонажей были разнообразные, ситуаций вагон и маленькая тележка, причин измен — море, реальных случаев не перечесть.  

    Сижу и думаю и обтекаю: если она, сама не понимая того, всё это про саму себя лепит, пора разводиться? 

    И вообще — что это было: отягощённость личным сексуальным опытом или обыкновенная женская осведомлённость во всём, что касаемо интриги, коварства и лицемерия в отношении между мужчинами и женщинами?

    Когда влюбляешься по уши, кажется, что это навсегда и забыть, потерять, отпустить свои чувства и того, кто их породил, попросту невозможно. Даже в принципе. Это, как кусок кожи от живого тела отделить: больно, знобит, дотронуться невозможно.

    Проходит не такой большой срок счастливой семейной идиллии и ты уже не просто понимаешь, а знаешь точно, что в реальной жизни возможно всё. Мы живём в мире собственными силами создаваемых иллюзий, которые точно так же, как и мы сами, рождаются, дряхлеют и умирают.

    А ещё начинаешь постигать способность отличать настоящую шоколадную конфету от пустого фантика. 

    Некоторые насобачились так ловко предъявлять обёртку со съеденным задолго до этого или испорченным содержимым, что приходится слова и эмоции тех, кто с тобой общается пропускать через тонкий фильтр оголённой души: отсеивать всё, что в рекламных целях ими бессовестно выставлено напоказ. 

    Особенно поднаторели в этом вопросе коварные женщины, научившиеся скрывать свои недостатки косметическими средствами, превращая их в мнимые достоинства.

    И что в сухом остатке? В сущности ничего. Когда начинаешь вникать в ситуацию, развернув постепенно мишуру, созданную искусственно, слой за слоем, увидев истинную картину того, что было скрыто, реализовать включение заднего хода уже невозможно: к объекту давно довески присовокуплены, свернуть которые чересчур мудрено. Например, общая жилплощадь, неделимое имущество, дети. 

    Вот и приходится приспосабливаться к ситуации, находя один из вариантов безысходного отступления на ещё более слабые позиции. Если точнее, вынужденно уходишь во внутреннюю эмиграцию, находясь реально и функционируя духовно в разном жизненном объёме.

    Чего уж греха таить — не случилась вечная любовь, сломалась на восьмом годочке, да и те прожиты большей частью в соперничестве и распрях. 

    Кто их знает, откуда они берутся, те неразрешимые проблемы, по большей части вырастающие из обычных, казалось бы, пустяков.

    Никогда такого не было и вот опять. Из малюсеньких зёрнышек, брошенных женой в благодатную почву, выросли ростки ревности. Не то, чтобы настоящий припадок безумной подозрительности, а так, пока поросль, жиденькие такие всходы. 

    И что делать? Что выросло, то выросло, придётся окучивать.

    Прежде случалось всякое, когда те или иные факты заставляли задуматься про непоколебимую верность: в обнимку заставал, засосы фиксировал, на наглой лжи ловил, запахи посторонние обонял неоднократно, однозначно совокупительного характера.

    Понимаю, что большинство фактов можно объяснить случайностью, стечением обстоятельств и даже неоправданной ревностью. Кто из нас при определённых предпосылках не страдает подозрительностью? 

    Даже самый стойкий, уверовавший в непогрешимость супруги, порой спотыкается об интуитивное ощущение если не трагедии, то её предвестника. Про такие случаи говорят: спинным мозгом чую.

   Вот и у меня шестое чувство проснулось. Фактов нет, только предположения, но не на пустом месте. 

    Масса косвенных подтверждений моей интуитивной раздражительности тут  как тут: домой позже обычного приходит, возбуждённая чересчур, глазки отводит куда-то мимо меня, краснеет неловко, особенно уши и грудь в области декольте. 

    От своих же подруг шарахается, детишек почём зря наказывает. А главное — духами насквозь пропиталась, как последняя, прости господи, слишком свободная женщина.

     Когда улики вместе объединил да сопоставил, вот тут мне кисло стало: это похоже на настоящий залёт. Понятно, что доказать ещё нужно. Но в целом картина складывается неприглядная.

    Иду вабанк, рассказываю жене о якобы измене, в надежде, что начнёт нервничать и сама тоже расколется, желая отомстить. Для женщины невозможно психически остаться побеждённой. Ей обязательно понадобится реванш.

    Ну, я и леплю. В деталях, в красках, с эротическими картинками. Мужики в курилке такие истории каждый день пачками на обсуждение выставляют. 

    Скомпилировал, добавил гротеска, сгустил краски. Живо получилось, натурально. Сам поверил. Мало того, возбудился.

    Как правило,  в этих историях мужчины всегда на высоте: дама обычно раскрасавица писаная, ножки до самого бюста, бюст тяжеленный и упругий, глаза по блюдцу и все прочие приправы на месте. 

    Понятно, что любовница замужняя, кто же с одиночкой свяжется, страшно чего-нибудь подцепить, и практически недоступная, а он...

    Он, естественно Парис, наделённый богами чарами  моментального обольщения: пришёл, увидел, победил. 

    Подбоченился я, брови насупил, сдаваться ведь, как бы, пришёл. И приступил, потупив очи долу. Чем наглее врёшь, тем охотнее тебе верят. Это тоже от психологов взял. 

    Начинаю брехать без оглядки. Пусть побесится. Встретил, говорю, полюбил, завоевал... Вчера, мол, когда с ней беседовал отвлечённо про измены, одумался, стыдно стало. Понял, что не прав, жить дальше во лжи мочи никакой нет.

    Хочешь казни, хочешь — милуй. Вот моя повинная голова — руби. С приговором, согласен заранее.

    Смотрю на реакцию

    Она, естественно, зацепилась и вопросы наводящие задаёт: кто да что.

    Врать, так врать, — подруга твоя лучшая, —говорю, — Светка Ионова. Влюбился в неё до безумства. Когда ты на работе была, она проведать тебя приходила, но не застала. Разговорились, флирт там всякий, ради хохмы поначалу. Хи-хи, пара интимных шуточек, рукой нечаянно по сиське провёл, она затряслась вся, застонала. А я чё, здоровый же мужик, живой. Конечно захотел. Ну и понеслась. Попробовали — разохотились. Бой баба, я тебе скажу, просто конфетка. Слаще не видал. С тех пор мы того... Короче, спим, целуемся и о браке мечтаем.

— Сука! Не зря я ей не верила. Как в воду глядела. Это надо же! Вокруг пальца обвела, подруженька. Ну, ладно, отольются ей мои слёзки. А как, как, расскажи, всё было то...  У неё что промеж ног, пироги с начинкой, что ли? Неужто я хуже этой рыжей шалавы? Стараюсь для тебя, стараюсь. всё без толку. Волк, он всегда в лес смотрит.

— Да нет, баба как баба, только у неё темперамент и пылкая страсть. А ещё она дозволяет что угодно, сама предлагает такие варианты, мёртвого поднимет. Хочешь, не хочешь, а если в кровать к ней попал, пиши пропало. Часа на четыре попал, не меньше. И потом фигура у неё, мышечная плотность, упругость.  Мышца такая есть, вумена называется. Она её так натренировала, буквально выдаивает. Извини, но ты последнее время раздобрела, обабилась. У меня на тебя аппетита нет

— Это я-то обабилась? А у стервы этой, значит, фигура идеальная и вумена с доильным аппаратом? Так вот что я тебе, муженёк, расскажу, чтобы тебя от её бесподобного силуэта вырвало: мы с её мужем, Эдичкой, даже раньше вас закрутили. Вот так-то. И мужик он, не в пример тебе, элитный, просто конь породистый, скакун. Четыре часа... Да Эдичка и шесть может, без перерыва на обед. И доить его не нужно, сам кого хочешь выдоит и отмассажирует. А языком-то как он мне, языком. К унилингус называется, французская любовь. По десять раз с ним кончаю. Так-то, муженёк благоверный. Вумена! Жопу тебе с ручкой, а не вумену. А зарабатывает, между прочим, вообще вдвое больше тебя. Подарки мне дарит. При всём при том он спокойный и верный, не то, что ты, кобель задрыганный. Я тебе покажу вумену.

— Это чего ты там про верность бормочешь, перебежчица? А я знал. Знал, что ты с Эдькой связалась. Потому и со Светкой скооперировался. Хочешь сказать, лично тебе он не изменяет? Смешно. Ему не пофиг, на ком скакать шесть часов подряд?. В какое такое место можно тебя шесть часов без передыха тыкать, чтобы ты не заснула при этом? Да ты через пятнадцать минут храпеть начинаешь. А ещё интересно, с какого бока он к тебе так ловко подлазит. Твой фартук на пузе пещеру Алладина полностью закрывает. Как он в неё входит, заклинание знает? 

— А вот и не изменяет. Не то, что ты, ренегат. У него в любом положении стоит. Хоть сзади, хоть спереди. Не ожидала от тебя такого низкого коварства, подлого предательства. И с кем? Худая, мосластая, волосёнки ощипанные. Тоже мне, царица Савская. На одну кость лёг, другой прикрылся. У неё же ключицы и рёбра торчат, словно у заключённой из Освенцима.

— Мне именно такие женщины и нравятся. Зато каждой клеточкой чувствуешь, куда входишь. Между прочим,  она твоя лучшая подруга. 

— Была. 

— Это точно. Как узнает, что ты её мужа совратила, как курочку по пёрышку ощиплет, у самой рёбра торчать будут и пеньки от волос. Причёску твою фирменную Светка на шиньоны для промежности подёргает.

— Кто кому. Пусть забирает своего Эдичку в жопу и проваливает. с ним подальше. Знать её больше не хочу.

    Не думал я, что мой блеф свернёт на просёлочную дорогу и понесётся по бездорожью. Надо, думаю, выкарабкиваться. 

    Ну, не верю я во всю эту чушь, хотя брешет она вполне правдоподобно, как, впрочем, и я. Так не бывает. И сам себя поправляю,— сам же говорил, в реальной жизни бывает всё. А ну, ежели правда?

    Разошлись мы по разным комнатам и курим прямо дома. Дым коромыслом стоит, в голове вовсе бедлам. Ходим нервно кругами, как больные медведи в клетке.

    Всё! Это конец. А чему, собственно, конец? 

    Я изменил, она изменила. Мы же квиты.

    У-у-у! Что значит, квиты? Я-то реально не изменял, навыдумывал фигни всякой с целью проведения разведочных действий, а она…

     Лариска-то, похоже, на самом деле того. Шесть часов, десять раз! Сзади, спереди. Тоже мне, порнозвезда из Теребиловки.

    Есть, есть повод для развода, есть. У-у-у,стерва, удавлю! 

    А квартира, а машина, а дети? Какой к чёрту развод? Уйти с голой задницей? Ну, уж, нет. Дураков нема.

    Узнал, твою маму, чего хотел? Ревнивец хренов. Оно тебе нужно было так облажаться? Вот, идиот, право слово. Ну, гульнула баба мальца, на полшишечки ей вставили, с кем не бывает. Эка невидаль. Не мыло же, не измылится. 

    Кто теперь на стороне не кайфует? Хороший левак укрепляет брак. Говорят, даже лебеди и те налево бегают, чтобы нервы успокоить, но обратно возвращаются, потому, что своё, родное.

     Адюльтер, он в крови природой заложен, чтобы кровь не застаивалась. Но семья дороже удовольствия.

— Ларис, а Ларис! 

— Не подходи, сука, убью! Век предательства не прощу. На смертном одре вспоминать буду. 

— Я это, того, пошутил. Наврал, хотел тебя проверить на верность. 

— Проверил? Теперь отчаливай. С Эдькой жить буду. Он хотя бы честный.Не то, что ты.

— Ну, да, ну, да. Постель, ещё не повод... самый честный он, бля. При живой жене, точнее с двумя жёнами сразу. Конь, говоришь? Может, размер гривы покажешь? Хотя, грива, это про тебя. У него другие выдающиеся детали. Ларис, а сильно у него выдающиеся? Вот, чего ты меня опять завела, зараза? Я ведь мириться пришёл. Зуб даю, что соврал.

— Тогда или сейчас? Соврал-то, спрашиваю, когда? А то, что у Светки шрам в паху и родинка на правой ягодице, тоже выдумал? Конечно, милый...Не делай из меня идиотку. Есть... и шрам есть, и родинка. Небось, перецеловал всю, с ног до головы. И эту деталь тоже, через которую дети вылазят. Вот как я тебе теперь доверять смогу? У, шалава! И ты тоже хорош.

— Сама же хвасталась, кунилингус тебе подавай. Откуда слов-то таких нахваталась?

— Просветили люди добрые. В нормальных семьях и этим тоже занимаются, между прочим, не только в миссионерской позиции поршень гоняют. А сам-то, откуда про вумену знаешь, и про Лариску тоже? Такие интимные подробности разглядеть внимательно нужно, пощупать. 

— Это же просто, Ларис. Мы летом на пляже вместе отдыхали. Она в бикини была. Всё же видно, кроме того, что под матерчатым треугольником. Вы же, бабы, дуры набитые, норовите всю внутренность потенциальному потребителю предъявить, хотя он вас об этом не просит.

— Ах, вот мы, значит какие? Развратные. А вы, мужики, образец чистоплотности и целомудрия. Нигде у вас ничего не видно, только топорщится. Вы нам, мы вам. Квиты. Только у нас есть на что посмотреть хотя бы. А у вас-то, без слёз не взглянешь, висит чёрти что, ветхая тряпочка... Тьфу! 

— Понятно, а у вас, не висит и не топорщится, просто жиром заросло. Но зато почти стоит в другом месте, по стойке смирно, если на карачки встать, а снизу висячего стояния призывно ягодка наливается: сорви меня, добрый молодец, только не подавись. Только где всё это богатство находится, почему я его не вижу? Я ведь не спрашиваю, откуда ты знаешь, что у Эдьки одно яичко длиннее другого.

— Любовница твоя рассказала, Светка,  рыжая стерва. Кстати и о том, что шесть часов кряду может, тоже она набрехала. А ещё... Ладно, не важно, проехали. Мириться он, видите ли, пришёл. Так и мирись, не хами. Ягодки. А  ничего, что я ими детишек твоих выкормила? Посмотрела бы я как ты своим... Не-не, ничего, проехали, пошутить хотела, неудачно. Давай, паразит, мирись по-человечески. Я ведь тоже тебе врала. Мамой клянусь. Отомстить хотела.

— Так и я тоже... блефовал, чтобы тебя расколоть.

— Чего это меня? Он, главное, изменил, а меня проверять удумал. Хорошенькое дельце. Со Светки слез и сразу мириться приполз. Не дала что ли? Или совсем выгнала? Чего это я несу, господи? Ты, дорогой, не слушай меня, бабский дурацкий характер. Всегда хочется последнее слово вставить. Допустим, я тебе поверила. И что? Чем компенсировать прелюбодеяние коварное будешь?

— Ну, ты, Лариска, и стерва. Предлагаешь за твои кувырки сЭдичкой мне расплатиться? Я тебе как на духу: ничего у нас со Светкой не было. Ни разу. Усекла? 

— Я твои извинения условно принимаю. За стерву, потом, отдельно мириться будем. Она тебе гораздо дороже обойдётся, чем просто Светку трахнуть.

— Да не было у меня с ней ничего.

— Я и не сказала, что было. Постель, ещё не повод для знакомства, сам сказал. Один раз разрешаю.

— Выходит ты мне не поверила?

— Доверяй, но проверяй. Есть такое понятие — срок давности. Извинения приняты, но с испытательным сроком.

— Тогда и ты... Одну из подробностей, которую ты мне предъявила про Эдичку, эпизодик такой малюсенький, он мне как-то рассказывал, только не про тебя конечно, но то же самое. Вот я и думаю...

— Думает он. Чем размышлять-то? Гнилой тыквой? Значит, мне тоже он рассказал.

— Ага, прямо так взял и сдался с потрохами лучшей подружке своей жены в измене. Я тоже Светке обо всех своих приключениях на стороне каждый раз честно докладываю. Чисто для хохмы, чтобы ты не волновалась, а то ещё ревновать вздумаешь.

— Кого ревновать? Тебя что ли? Кому ты нужен, разве только мне, да и то, потому, что дети.

— Вот и не ревнуй.

— Даже не думаю. Трахайся, сколько влезет. Только не со Светкой.

— Ловлю на слове. С какого дня мне налево можно?

— Прямо сейчас и начинай. Я готова.

— Так мы уже чего, померились?

— А я тебе, о чём битый час талдычу? 

Может нам Светку с Эдиком в гости пригласить? Расскажем им всю эту хохму с обоюдной разводкой, посмеёмся от души.

— Ты чего, совсем ку-ку? Хочешь меня с лучшей подругой поссорить? Анекдот знаешь, когда часы пропали? На человека подумали, а он не брал. Потом часы нашлись, а осадочек на душе у хозяина остался. 

    Мы рассмеялись и побежали в кровать, мириться. 

    Темпераментно вышло, азартно и чертовски чувственно. И чего я ей всякой хрени наговорил. Хорошая же она у меня баба. 

    Нет, с другими так сладко не получится, надо же, аж мурашки по телу.

    Только я так ничего и не понял. Умеют же бабы воду мутить. Ни фига я ей не поверил. 

    Ведь изменила, стерва, как пить дать изменила.

    Интересно, а она мне поверила? Что-то я совсем запутался. И как теперь со всем этим жить?

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 1
Вход
Ирина ∙ 20.05 22:10 ∙ #
Да уж, весёлая жизнь получается.
Да уж, весёлая жизнь получается.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход