ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

ЕЩЕ ОДНА ПЕСНЯ О ЛЮБВИ.

2019-08-13 ЕЩЕ ОДНА ПЕСНЯ О ЛЮБВИ.
ЕЩЕ ОДНА ПЕСНЯ О ЛЮБВИ.
История одной любви...
4 2 867 13.08.2019
История одной любви...

Еще одна песня о любви

Ирина Полонская

                "Что так сердце, что так сердце растревожено, 

                Будто ветром тронуло струну, 

                О любви немало песен сложено.

                Я спою тебе, спою еще одну..."


 ******


- Мужик, слышь ты, закурить не найдется? -  вихрастый парень  постукивал Матвея по плечу. 

Матвей, вынырнув из глубины своих грустных мыслей, посмотрел на соседа непонимающе:

 - Что?

- Курево есть? - повторил парень,  вглядываясь в лицо Матвея.

- А-а-а...Нет. Не курю. Бросил.


Он встал с лавки и медленно побрел к берегу Большой реки. Ноги затекли от долгого сидения, идти не хотелось. 

Но и домой не тянуло. 


 Матвей  часто  приходил на берег и садился где-нибудь у воды. Подолгу смотрел, как река медленно несет тяжелые волны куда-то далеко-далеко...

Мысли кружились в его голове, закручиваясь в клубки. А в горле стоял ком. 


 Река  будто шептала Матвею, что все утечет, уплывет, как утекают вдаль ее воды.

 Он доставал из  сумки общую тетрадь и начинал записывать  свои мысли, стихи.


  Посидев у воды час - полтора, мужчина  заметно успокаивался.  Он тяжело вставал и шел к лестнице, которая поднималась от пляжа на верхнюю площадку, к автобусной  остановке.



В  Город  Матвей приехал  месяца три назад, снял себе квартиру, устроился на работу сменным диспетчером.

 Свободного времени оставалось много, и мужчина начал исследовать новый город.


 Город был большой, красивый. Только чужой. Матвей бродил по улицам, иногда садился где-нибудь на лавочку отдохнуть и часто впадал в глубокую задумчивость.  



 На работе было куда веселее. Смены проходили быстро, особенно дневные. Иногда его сменщик, Юрка Сомов, задерживался, чтобы поболтать с Матвеем перед уходом домой.


 Юрка  любил травить  анекдоты, а женская тема у него была самой любимой.  К женщинам Юрка относился  с большим интересом,  посматривал на них по-хозяйски. Может оттого и прозвали его "Петушок, золотой гребешок".


 Петушок - потому что курочек топчет,  ни от кого не отказывается,  при желании противоположной стороны - всегда готов.  А "золотой гребешок", скорее всего,  из-за ярко-рыжей густой шевелюры. 


 Юрка сразу проникся симпатией к Матвею и частенько пытался присоветовать тому, как с бабенками себя вести, чтобы все, что надо было, а тебе за это ничего не было.


 Матвей слушал его вполуха, думая о своем. Но все же веселые байки и шуточки немного развлекали его. 


- Анекдот слышал про ... ? - И дальше Юрка весело рассказывал какой-нибудь очередной анекдот.


 Когда он уходил, Матвей погружался в работу, а в свободные минуты открывал свою заветную тетрадь.

Вот и сегодня он быстро записывал слова. Они появлялись в его голове и проплывали будто кадры из кино на экране. Иногда отдельные слова плыли медленнее, и он легко  переносил  их на бумагу. А бывало, что кадры со словами пролетали так быстро, что он успевал из нескольких  строк запечатлеть одну-две. Потом мучительно думал,  вспоминая,  что было дальше, искал слова. Они не спешили выстраиваться в четкие рифмы,  и Матвей сердился, нервничал.

        Кто мне друг, а кто враг,

        Ваше Благородие?

        Коль с друзьями в кабак -

        Лишь чревоугодие.


        Коли душу излить -

        Лишь для насмехания.

        Ну, а если любить - 

        Словно в наказание.


        Хоть дворцами владей -

        Все равно скитаешься.

        И в итоге, по всему -

        Не живешь, а маешься.*



 Иногда  Матвею снились удивительные сны. В них он попадал в прекрасные миры, где все было гораздо более ярким, чем в земной реальности. Он летал над теми мирами, удивляясь во сне их необычности.  Проснувшись, Матвей  быстро начинал записывать свои впечатления, стараясь сокращать слова, чтобы успеть, пока сон не развеялся.


 А сон улетал, переливаясь всеми цветами радуги, как мыльный пузырь, и жизнь его была такой же короткой.  Реальность быстро заполняла  мир звуками, ощущениями.  Миг - и на месте яркого сверкающего сна ничего не оставалось.


 На работе  женщины посматривали на Матвея с нескрываемым интересом. Еще бы - мужик одинокий, симпатичный, хоть и немолодой.  Его приглашали пообедать вместе с ними. Но он отказывался.


 Не то, чтобы Матвей не интересовался женщинами. Просто он не любил пустой болтовни, двусмысленных улыбочек, намеков на что-то запретное, приторно-слащавых взглядов и ужимок.


 Конечно, и монахом Матвей не был. Случались в его долгой мужской жизни романы.  Специально он подруг себе не искал,  так уж обстоятельства складывались.


 ******

 Женскую любовь и ласку впервые узнал Матвей в двадцать один год.

 Он тогда только что вернулся из Армии. На встрече со школьными друзьями, как водится, выпили и разговорились. И, конечно, разговор плавно перешел на баб. 


 Парни, Серега Жаров и Колька Бодров, старые школьные кореша,  принялись хвалиться, у кого сколько было подружек. Матвей молчал. Врать он не любил.


- Матюха, ты че молчишь?  - посмеивались друзья, разливая водку.

- Да ну вас с вашими сказками! Я на подводной лодке служил, где там баб найти? - буркнул Матвей.

- Так ты, что, хочешь сказать, того...не пробовал что ли?

- Ну, не пробовал, так что?

- Ну ты даешь! Слыш, Серег, у тебя есть кто-нибудь... в смысле, девчонки знакомые? Надо другу помочь.


 В общем, результатом посиделок стало то, что Сережка Жаров в ближайшие выходные повез приятеля к родственникам в деревню. Вроде как в бане попариться. А на самом деле, чтобы познакомить Матвея с двоюродной сестрой.


 Милочка оказалась хорошенькой остроглазой блондинкой восемнадцати лет от роду.  Веселая, озорная девчонка запала Матвею в душу с первого взгляда.


 В первый же вечер, когда напарившийся в бане Матвей отдыхал в комнате,  девушка заглянула к нему:  

- Хочешь, сходим в колхозный сад за яблоками? - предложила она, поглядывая на него с лукавой улыбкой.

- А...Серега с нами пойдет? - смущенно произнес Матвей.

- Нет. Он гулять ушел. Теперь до утра его не жди, - засмеялась девушка.


 В груди Матвея радостно защекотало: неужели до самого утра он будет в комнате один? Может, попробовать обнять Милу?  У него просто руки сводило от желания сжать девушку в объятиях.

 Словно прочитав его мысли, Милочка улыбнулась и взяла его за руку:

- Пойдем что ли?


 Они вышли из дома и пошли по тропе  между огородами. Рука девушки обжигала Матвея.  Волны пьянящей нежности  вливались в него через ее руку. Парню  хотелось остановиться и, сжав ее в объятиях, долго и жадно целовать. Но он изо всех сил сдерживался, боясь напугать и оскорбить девушку.

Мысли тревожно бились в его голове. Что делать, когда они останутся одни? Что можно и что нельзя?


 В саду уже совсем стемнело. Пахло яблоками. Голова кружилась от предчувствия того, что должно произойти. Но как сделать все правильно, волновался Матвей.

 Милочка подождала от него решительных действий и удивилась, что он ничего не предпринимает. Она чувствовала, как дрожит его рука. Всю дорогу он почти не разговаривал, а в саду и вовсе затих.


- Ну, милый, ты даешь! Даже не обнял ни разу! Зачем было тащиться в такую даль, если у нас ничего не будет? - думала девчонка, прикидывая, как заставить парня перейти к решительным действиям.


 Вдруг она споткнулась и оперлась на Матвея, прижавшись к нему.

- Ой, больно! Давай немножко отдохнем, посидим тут, - сказала Милочка томным голосом.


 Они сели в траву. Мила прижалась к парню:

- Темно тут, страшно, - произнесла она, - И холодно становится.

Матвей чувствовал, как девушка прижимается к нему все теснее. Перед глазами поплыли круги. Он крепко обнял девчонку и потянулся к ней губами.

 Мила отвечала на его поцелуи страстно, активно, без тени смущения.

Она помогала ему отбросить сомнения, страхи и отдаться любви всецело.


 Матвей  удивил  Милочку  своей стеснительностью и неловкостью.  Пришлось ей помочь ему довести дело до конца. Когда выяснилось, что у него это впервые, она не могла поверить. Как? Вроде парень ладный, симпатичный. Как могло такое быть, чтобы девчонок у него до сих пор не было?

Когда  все закончилось, Матвей крепко обнял Милу. Ему хотелось взлететь и пронестись над миром, ликуя.  Восторг и горячая благодарность переполняли его.

 Он и предположить не мог, что она все это воспринимает по-другому.


 Мила была девушкой своеобразной. Впрочем, как и многие другие деревенские девушки. Девственность свою она утратила лет в шестнадцать, и помог ей в этом местный  казанова  Пашка Сиротин.  Он многим помог, не только ей.  За что только его любили девчата?  Красотой парень не блистал. Росточка невысокого, коренастый.  Но один он никогда не оставался.  Девчонки на него летели, как мотыльки на огонь.  Может, потому, что был он веселый да ласковый.  И сильный. Как обнимет, шепнет на ушко словечко нежное, так девичье сердечко и заходится. Вот и учил Пашка подруг нехитрому искусству любви.  Девчата всерьез считали, что расстаться с девственностью лучше всего в Пашкиных объятиях.

 Став женщиной, Мила повела себя осмотрительно.  С  деревенскими парнями романы не крутила, предпочитала приезжих. За деревенского  замуж надо будет идти, когда время придет. А с заезжим молодцем можно и пошалить маленько. Потом, замужем, навалятся заботы да хлопоты. Не до шалостей будет.

 Девчонки передавали друг другу, что и как надо делать, чтобы удовольствие не завершилось неприятностями. К молодежным посиделкам до утра в деревне относились вполне лояльно. Никто уже давно не требовал, чтобы девушка  выходила замуж девственницей. Важно было детей не нагулять. Потому что тогда замуж никто не возьмет. Разве только вдовец какой или инвалид.

 Была у них в деревне одна бабенка, Танька, жила  одиночкой в избе  с тремя  детишками  на отшибе, возле леса. От кого у нее дети, она и сама не всегда знала.  Мужички к ней похаживали. Бабы ее ненавидели, ругали последними словами за то, что мужиков приманивает.

 Матери, выговаривая своим подросшим дочерям за ночные прогулки, часто пугали их Танькиной судьбой:

 - Смотри, а то принесешь в подоле.  Потом все от тебя нос будут воротить, и замуж никто не возьмет. Разум-то не теряй!

Вот Милочка и не теряла.


  Матвей стал приезжать к ней в деревню  каждые выходные, привозил тетрадки, исписанные стихами, дарил охапки полевых цветов. Тетрадки она брала и откладывала в сторону,  мол, после почитаю. А полевые цветы и вовсе казались ей травой, годной разве что на корм скотине.

 Мила, хоть и занималась с ним любовью, но считала парня чудаком.  Вроде и обидеть жалко его: смотрит он  на нее как на икону какую,  слова всякие говорит.  А вот того, чтоб подарочек привести посущественнее, чем букет полевых цветов, что-то не догадывается.


 Один раз, правда, шоколадку привез. Она и говорит:

 - Ну, вот, всегда бы так!

 Он удивился:

- Ты, что, шоколадки любишь?  Сказала бы мне.

- Ты сам должен догадаться! - усмехнулась Милочка.


 С тех пор он, кроме цветов и стихов, шоколадки стал таскать. Но всерьез его Мила все равно не воспринимала - чудак да и только.


 Когда Матвей  почувствовал  ее охлаждение, он решил, что девушка обижается  за то, что он замуж ее не зовет. Парень подумал и принял решение в следующие выходные сделать  любимой предложение. А пока надо к маме съездить, поговорить.  Если она будет не против, то поселятся они с Милой в мамином доме.

  Получив материнское благословение и поддержку, он ехал к любимой девушке окрыленный. Ему представлялось,  как  она обрадуется, бросится ему на шею и станет его целовать...


 Только все случилось иначе.

Мила вышла к нему навстречу и сказала, отводя глаза в сторону:

- Ты, Матвей, не приезжай  больше. У меня парень есть, у нас с ним все серьезно.

- Подожди...Я тоже серьезно. Я жениться на тебе хочу!  

- Ну уж нет!   Такой муж мне не нужен! - поморщилась  девушка и пошла к дому. На крыльце она обернулась и бросила:

- Ты больше сюда не приходи, а то мой Санька тебя отмутузит. Ой, погоди-ка, - сказала она и, зайдя в дом, оставила дверь открытой.


 Через минуту Мила вышла со стопкой тетрадок в руках.

- На вот стихи твои. Забери.

И, сунув ему тетради, она ушла в дом.


 Матвей стоял возле калитки как громом пораженный. Мысль, что горячо  любимая девушка отвергла его и заменила другим, казалась дикой, невозможной. Он взялся было за калитку, но несколько тетрадок выпали из его рук. И в этот миг его прожгло понимание, что это действительно все: его, с его глупыми стишками, с детскими восторгами и мечтами о счастье, выбросили на помойку,  как ненужную вещь.


 Он наклонился, собрал тетради и медленно побрел прочь.

 Очнулся  Матвей возле речки. Сел на траву и заплакал. А потом начал рвать листы из тетрадей в мелкие клочья и бросать в воду. Клочки бумаги поплыли, кружась, по реке, а он смотрел, как уплывают его  стихи, унося вдаль его ненужную  любовь...

Сколько  просидел, он  не  помнил.  Потом встал и пошел на дорогу...


******

 Осенью Матвей поступил на заочное отделение политехнического института. Он работал в городе, а на выходные приезжал к матери в райцентр.

 Мама всегда была ему другом, понимала его лучше, чем все другие. Она никогда не лезла к нему с расспросами и сочувствием. Просто к  приезду сына  пекла его любимый пирог с яблоками, готовила наваристый  борщ.  Дом встречал Матвея вкусными запахами, спокойным теплом.  Он отходил от своей боли, шаг за шагом возвращаясь к жизни.

 ******

 Когда отец ушел от мамы, Матвею было  всего одиннадцать. Он видел, как страдает его мать, как по ночам плачет в подушку. Днем она много работала, старалась не показывать сыну своих переживаний. А ночью, когда, как ей казалось, мальчик уснул,  давала волю своим чувствам.

 Мальчишке хотелось что-то сделать для мамы,  утешить ее.  Видеть ее тоску было невыносимо. И однажды он собрался и поехал в тот городок,  куда перебрался его отец.

 Он пришел в дом, где отец жил у своей новой подруги. Его встретили вроде бы приветливо, посадили обедать. За столом, кроме отца и чужой  тетеньки,  сидела белобрысая девчонка лет семи-восьми.

 Матвей чувствовал себя лишним. И после обеда, когда отец предложил ему сыграть в шахматы, мальчик сказал, что ему надо домой.  Отец грустно усмехнулся и пошел провожать сына на автобус. Он даже билет ему купил. Перед тем, как расстаться, взглянул сыну в глаза и сказал:

- Ты, это... не сердись на меня, сынок.  Сейчас ты меня  осуждаешь... Когда вырастешь, тогда все сам поймешь...


 Мальчик сел в автобус, едва сдерживая слезы. И всю дорогу до дому плакал, отвернувшись к окну...

 Он решил, что никогда так не поступит. Если у него когда-то будет семья, то он не уйдет, не бросит своих.


*****

 Матвей медленно и тяжело отходил от боли. Душевная рана оказалась очень глубокой 

 и долго не заживала.  Помогали лишь стихи, в которых  он выплескивал свою тоску.


 Я горестные дни отдал бы чужаку,

 Пусть он колотится и набивает шишки.

 Ну, а себе добавил светлых дней,

 Что сохранились памятью мальчишки.


 Да, в годы те я им не знал цены

 И не гадал, что это потеряю.

 Лишь по ночам они приходят в сны,

 И как их мне вернуть, увы, не знаю.


 Тот лёгкий бриз пред утренней зарей,

 Тот миг безмолвия рождения природы,

 Тот запах трав, тот звонкий летний зной

 И жаворонка трели с небосвода.*


(Продолжение следует.)


* Стихи современного поэта Максима Попова.






Ирина Полонская 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 2
Вход
Валерий ∙ 13.08 20:39 ∙ #
Тюха-Матюха! Это хорошо, что Милка его отшила. Нормальному мужику такую прыткую не нать. Такой лахудре нужен мужик с кулаками, чтобы чуть что - в глаз. Но свою задачу девочка выполнила, впредь осторожнее будет.
Тюха-Матюха! Это хорошо, что Милка его отшила. Нормальному мужику такую прыткую не нать. Такой лахудре нужен мужик с кулаками, чтобы чуть что - в глаз. Но свою задачу девочка выполнила, впредь осторожнее будет.
Галина
13.08 21:10 ∙ #
Валерий, что такое? Руки распускать не хорошо. Не по-мужски. Я понимаю, парня жалко, но.... Надеюсь, что все у него будет хорошо.
Валерий, что такое? Руки распускать не хорошо. Не по-мужски. Я понимаю, парня жалко, но.... Надеюсь, что все у него будет хорошо.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход