ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Хочет, пусть любит

2019-07-19 Хочет, пусть любит
Хочет, пусть любит
Она всё для себя решила: больше никогда, ни за что сюда не приедет. Молчание — тоже ответ, причём довольно конкретный и ёмкий.
5 2 1754 19.07.2019
Она всё для себя решила: больше никогда, ни за что сюда не приедет. Молчание — тоже ответ, причём довольно конкретный и ёмкий.

Антон, нависая над столом наподобие скалы, сидел за компьютером, увлечённо выстукивая что-то непонятное для Светланы на клавиатуре. 

Девушка, наклонившись, обнимала его за плечи, прижимаясь щекой к небритому мужскому лицу.

Он только тем и занимался, что  писал программы, настраивал их, отлаживал,  продавал, не вставая из-за стола.

Клиентов было достаточно, денег тоже. Работу эту он любил. Наверно даже больше, чем себя.

Света, миниатюрная, тонкая, как стебелёк полевой травинки брюнетка с милыми, простодушными чертами лица, детскими пальчиками и доверчивым взглядом, приходила к Антону один, иногда два раза в неделю.

Она покупала ему продукты, за которые он постоянно забывал рассчитаться, поскольку жил в виртуальной реальности, прибиралась, стирала, готовила.

Антон ни разу её не просил это делать. Такова женская сущность. 

Света не могла терпеть беспорядок. 

И потом, это же её мужчина…

Или не ёё? 

Девушка сама не понимала свой статус в этом доме.

Они жили подобным образом порядка трёх лет.

Конечно, Свету совсем не радовал такой неприглядный порядок. 

Каждой женщине хочется иметь семью, детей, всё то, что обычно подразумевается под термином дом.

Однако Антон не обращал на такие мелочи жизни внимание. 

На вопросы, заданные молча: мимикой, жестами, взглядом, он обычно застенчиво улыбался, поводил недоумённо плечами, явно показывая, что не готов ничего ответить или изменить в своей жизни.

Света глубоко вздыхала, закусывала незаметно губу, пытаясь погасить сразу сгусток печального негодования, застревающий твёрдым комом где-то в горле.

Эмоции девушка выпускала наружу лишь дома, в полной тишине и гнетущем одиночестве, которое усугубляла плотно зашторенными тёмно-коричневыми окнами.

Она садилась за стол, не включая свет, выпивала стопку ликёра и укладывала голову на сложенные, как у школьницы, руки.

Мысли её в это время начинали движение, словно в разгонном реакторе, оборот за оборотом набирали силу и скорость.

Немного погодя Света взрывалась истерикой, дрожала всем телом, извергала водопад слёз.

Ей было до чёртиков обидно, досадно и горько. Только ничего нельзя было с этим поделать.


Антон таков, какой есть. С тех пор, как они начали встречаться, он нисколько не изменился.

Он не был даже хорошим любовником. Можно сказать, что сильной половиной в отношениях была, как ни странно, именно она. 

Иногда ей казалось, что если не приедет, для него ничего не изменится.

Антон может несколько дней ничего не есть. Если проголодается, закажет чего-нибудь по интернету, как и прочие услуги.

Быт его не трогает.

К сексу он равнодушен. 

Моется и переодевается лишь тогда, когда это заставляет сделать Света. 

Вместе их свели довольно необычные обстоятельства, о которых она никогда никому не рассказывала: Антон заблудился в городе, где родился и вырос. Даже не мог толком объяснить, где живёт, хотя паспорт с адресом прописки лежал у него в кармане.

Вне дома он был полностью беспомощен.

Теперь-то всё стало иначе. Света водила его по городу, в самые необходимые для него места, научила ездить на транспорте.

Она просто не могла его бросить, не умея даже себе объяснить причину этого.

Конечно, они целовались, обнимались и время от времени имели сексуальную близость.

Поначалу Антон даже увлёкся процессом плотской любви, но вскоре охладел.

Сейчас Света ластилась к Антону, целовала в шею, от чего мужчина только ёжился, пытаясь освободиться.

Ей хотелось любви и конкретики. 

Дома девушка твёрдо решила поставить вопрос ребром: да или нет.

Здесь, в обстановке его дома, чужого в принципе дома, уверенность и решимость улетучилась.

— Антон, скажи, ты меня хоть немножечко любишь?

По стене и потолку ползли зловещие тени. 

Воздух, напротив, превратился в тягучий гель, который стало сложно проглотить. 

Стало слышно, как тикают часы, как противно жужжит где-то рядом муха, как вразнобой колотится раненное сердечко Светланы.

Антон напрягся, перестал тюкать по клавишам, сбросил с плеч её руки, встал, отряхнулся.

— Пожалуй, чайник поставить нужно. Ты принесла чего-нибудь к чаю?

— Антон, я спросила…

— А? Ах, да, ну, о чём ты говоришь…

На этом диалог закончился. 

Света выпила несколько обжигающих глотков в полной тишине, затем начала собираться домой. 

— Поздно уже. Темно совсем. Мне, пожалуй, пора.

Антон закурил, начал виртуозно пускать в воздух кольца дыма, ловко одевая одно на другое или пропуская следующее внутрь.

— Я пошла, Антон.

— Ты же чай не допила. Пирожное, вот… Сама же купила. Посиди чуток. Провожу.

— Не стоит. Ты же занят.

На улице было холодно, ветрено, неуютно, но Света вздохнула с облегчением, отметив отменный вкус чистого воздуха.

Она всё для себя решила: больше никогда, ни за что сюда не приедет. Молчание — тоже ответ, причём довольно конкретный и ёмкий.

Несколько минут до остановки парочка шла на расстоянии двух корпусов друг от друга: щуплая, почти невесомая фигурка женщины и большой, почти вполовину больше её, мужчина.

Со стороны казалось, что это поссорившиеся любовники.

Пошёл нудный моросящий дождь. Зонта не было. Автобуса тоже.

Антон курил одну сигарету за другой, глядя куда-то в темноту.

— Может, такси поймаем?

— У меня денег нет, я на продукты истратила.

— А-а-а. У меня, кажется, тоже.

Автобус подошёл неожиданно, словно подкрался. Зато двери отворились очень шумно.

— Когда тебя ждать?

— Ждать? Зачем? Я позвоню, — как-то неуверенно, после паузы, с сомнением в голосе сказала Света.

Неожиданно Антон её развернул и поцеловал. Неловко, слишком громко.

Света шагнула в тёплое чрево автобуса. Мужчина окликнул её.

Девушка обернулась вполоборота, вопросительно поглядев на позвавшего её мужчину.

— Я тебя люблю!

В это мгновение двери захлопнулись, автобус тронулся.

Девушка почему-то не подошла к окну, не выглянула, хотя Антону очень почему-то этого захотелось.

Добежав до дома, не раздеваясь, уселся за компьютер. Там была вся его жизнь.

Сигарета, выкуренная в две затяжки, немного успокоила нервы.

“Чёрт бы её побрал со своей глупой любовью. Какого лешего я ей соврал? Ладно, придёт в следующий раз — видно будет. Хочет, пусть любит. Мне не жалко

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 2
Вход
Галина ∙ 19.07 16:24 ∙ #
Вот так всегда... Вот и поговорили о любви. Хорошо устроился мужчина.
Вот так всегда... Вот и поговорили о любви. Хорошо устроился мужчина.
Валерий
19.07 16:38 ∙ #
Самое главное, что прототип существует в реальности. Сдаётся мне, что такое положение дел будет усугубляться. В интернете у них есть всё. Секс тоже.
Самое главное, что прототип существует в реальности. Сдаётся мне, что такое положение дел будет усугубляться. В интернете у них есть всё. Секс тоже.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход