ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Крылья

2017-10-09 Крылья
Крылья
Щемящая, нежная грусть.  Грусть без боли и сожаления. Легкие, как облако и сладкие, как летние сны, воспоминания. Ты был.
2 2 2108 09.10.2017
Щемящая, нежная грусть.  Грусть без боли и сожаления. Легкие, как облако и сладкие, как летние сны, воспоминания. Ты был.

Щемящая, нежная грусть. Грусть без боли и сожаления. Легкие, как облако и сладкие, как летние сны, воспоминания. Ты был. И ты был рядом. Каждая минута ожидания была преддверием сказки. 

Моя маленькая и большая история. Мои мечты и сожаления. Сбывшееся, и ушедшее. 

С каждым пробежавшим годом краски тускнеют, картинка немного меняется. Я уже не помню лица, не слышу голоса и не различаю слов, но ведь этого и не надо. Я помню свои крылья и легкую дымку невыразимого счастья от твоего присутствия. Моя память сохранила для меня минуты радости и скрыла боль. 

Ночная Москва и утренний край дубовой рощицы. Багажник велосипеда и открытое окно машины. Гам ресторана и тихое перешептывание уличного кафе. Твои рука на моем плече и любопытные взгляды друзей. Тараканы общаги и французское шампанское на Сретенке. Белое и Черное. Правда и ложь. Ты и я. Всегда по разные стороны. 

Пройдя расстояние в сорок с лишним лет, можешь смотреть на сказку юности со стороны наблюдателя. Ты уже не участник, ты – зритель. Ты разбираешь по нотам и буквам то, что было, иногда отмечаешь детали, которые не заметил тогда. Сейчас, сидя на скамейке Чистопрудного, и глядя на безоблачное счастье чьей-то бегущей юности, мне так хочется, что бы крылья были больше чем пелена боли. 

Я закрываю глаза и мысленно возвращаюсь туда – на скамейку станции метро на Кузнецком. Или в кафе на Покровке. Помнишь, ты привез пластинки, это был повод для очередной встречи. Сколько этих самых поводов я придумала за те немногие месяцы нашего общего рая и ада. 

Сколько потом их было у тебя, для звонков и таких редких, но ярких визитов. Но сейчас, потрясающим зеленым шлейфом свежей зелени перед моими глазами бежит наше первое лето. Твои ласковые руки, твоя оливковая щека и бесшабашная, сумасшедшая улыбка. Ты бежал мне на встречу с радостью, и я знала тогда, что тебе эти минуты нужны, так же как и мне. 

Сомнения и сожаления придут потом, гораздо позже. Они будут едкой ржавчиной пожирать мои хрупкие крылья. Твои глаза будут гаснуть и интерес сжиматься до макового зернышка. Но тогда, вначале – крылья были огромными, они взлетали высоко, и будущее казалось кусочком кипельно-белого пляжа с нежно-голубой волной прозрачной океанской воды. Ты не видел плохого, я не слышала доводов разума. Твои приятели и их родители еще не вмешались в нашу сказку. Еще были только ты и я. Мое Я и твое Я еще были нежной пеленой первого МЫ. Тихий шепот ночной телефонной трубки и летний дождик под дубовыми листьями. Гитарные переливы первой страсти и сочный бас первого обладания. 

Сейчас я понимаю, что ты всегда был тихим шепотом, а мне хотелось кричать. Что двоим не нужны свидетели. И что всегда правды будет две – твоя и моя. Твоя – о том, что я не хотела меняться, и была резка как ледяной питерский дождь. Моя – что ты не слышал меня, и все остальное было всегда важнее. У меня был только ты. В мыслях, в часах, днях. А у тебя было так много всего помимо меня. И это много в конце концов победило. Моя правда до сих пор ясна и понятна для меня – тебя было слишком. Я не терпела компромиссов и всегда плыла поперек течения. Тебе хотелось равновесия. Все должно быть в пределах нормы. И помимо меня ведь еще так много всего вокруг. И я так далеко от центра твоего мира. Страсть – это так мало для общего будущего. Это так ничтожно для каждодневной рутины бытия. 

А еще ….еще когда мы молоды и влюблены, мы совсем не умеем ценить минуты что пролетают мимо. Мы не умеем говорить друг с другом. Мы не умеем прощать и идти на встречу. Мы не хотим слушать и слышать. Моя правда в том, что я сначала делала, а потом думала. Твоя – что я не думала вообще. Почему я никак не могу отпустить этот отрезок? Почему он преследует меня долгие годы? Что не дает покоя моей памяти? Любовь…Как банально. Была и прошла. В какой момент крылья вдруг упали, сейчас уже не важно. Сейчас есть только воспоминания. О том, что было так красиво и так ярко. О том, что я любила, и это чувство мое сердце помнит до сих пор. Моя сказка и сейчас со мной – услышав кусочек знакомой мелодии, я улыбаюсь, моя рука помнит тепло твоей ладони, а моя щека до сих пор чувствует легких шорох твоей смоляной пряди. Я знаю, как сделать так, что бы ты бросил рюкзак с учебниками и уже не видел окружающих, я помню, как закрываются твои глаза и учащается дыхание. 

Моя щемящая, нежная грусть всегда со мной. И наше первое лето не закончилось – оно просто в параллельной вселенной, оно продолжается для тех двоих. Нас и не нас. Тогда и сейчас. Часы тикают и дубовые листья шелестят где-то высоко. Зеленый свитер на пеньке и зонтика так и нет…

Iren Leykina 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 2
Вход
Наталья ∙ 14.10.17 16:43 ∙ #
Да, всё так. Тараканы общаги. шампанское. любимый сквер... Ещё стройотряд, гитара, борьба со сном на лекциях...Прожили вместе сорок лет. Потом ржавчина,две правды-его и моя...Остались только воспоминания и щемящая, нежная грусть. Спасибо за эти ,,крылья,, Жду новых творческих работ.
Да, всё так. Тараканы общаги. шампанское. любимый сквер... Ещё стройотряд, гитара, борьба со сном на лекциях...Прожили вместе сорок лет. Потом ржавчина,две правды-его и моя...Остались только воспоминания и щемящая, нежная грусть. Спасибо за эти ,,крылья,, Жду новых творческих работ.
Iren ∙ 16.10.17 09:22 ∙ #
Наталья, если честно, до сих пор не знаю - что лучше. Нашего "вместе" так и не случилось. Может быть поэтому не могу отпустить до сих пор. Самая красивая пьеса - не сыгранная до конца. Самая интересная книга - еще не прочитанная. А ведь эту я уже не прочитаю.
Наталья, если честно, до сих пор не знаю - что лучше. Нашего "вместе" так и не случилось. Может быть поэтому не могу отпустить до сих пор. Самая красивая пьеса - не сыгранная до конца. Самая интересная книга - еще не прочитанная. А ведь эту я уже не прочитаю.
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Подписаться
Комментарии: 2
+ Добавить комментарий
Вход