ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Любовь на распутье

2019-09-11 Любовь на распутье
Любовь на распутье
Ах как непросто выбирать, что же в твоей жизни важнее: уважение и стабильность или секс и страсть.
4 2 532 11.09.2019
Ах как непросто выбирать, что же в твоей жизни важнее: уважение и стабильность или секс и страсть.

— Как хорошо, что Ленка в отпуске. Где бы мы ещё встретились? Марик, ты просто чудо. Ты такой, такой, даже слёзы на глаза наворачиваются! Что я буду без тебя делать?

— О чём ты говоришь, Вика, мне двадцать один год? Я всю жизнь любить тебя буду. Ты самая лучшая, самая желанная женщина в мире.

— Глупенький ты, Маратик. Зато мне тридцать семь. Муж, ребёнок, семейноё гнёздышко, уют, стабильность. Ты понимаешь, что нам не суждено быть вместе? Я мужа никогда не брошу. Он же, как броня. Не представляешь, как Вадим меня любит. 

— А я? Мне кроме тебя никто не нужен. Всю жизнь тебя искал. Ты, женщина моей мечты. Знаешь, когда мы поженимся… Да, когда ты станешь только моей, родишь мне двух сыновей. Нет, трёх, пожалуй.

— Не выдумывай. Я с Вадиком счастлива, не представляешь как. Секс, это не вся жизнь, только маленькая её часть. Но, увы, не могу я без него, без секса проклятущего. 

— Вот, Вика, вот! Я тебе этого добра… Хочешь, весь выходной любить буду? Без перерыва на обед. Нет, никому тебя не отдам. Так и знай! Убью, если что. Или сам… Ты этого хочешь?

—  Встретишь ровесницу: молодую, красивую, стройную.  Ты влюблялся когда-нибудь всерьёз, по-настоящему, когда день, как год, когда дух вон, когда летишь и на землю возвратиться не можешь? У меня с Вадиком именно так и было.

— Было, да сплыло. Марат меня зовут. Очнись, Вика, посмотри, что сейчас в руках держишь. Моя ты, моя.

— Дай покурить, проказник. Нет, поцелуй сначала, мой сладенький, сокровище моё. Твоя, конечно твоя. Сегодня, сейчас. Делай со мной, что хочешь.

Марат прислонился к Вике упругим торсом, обнял. Его тут же накрыло, хотя ещё несколько минут назад  был в ней до полного изнеможения. 

Какая она чувствительная, как страстно реагирует на ласки. Первая любовь. Для него первая. 

Как же всё быстро завертелось в его жизни. Юноша не подозревал, что способен на такие чувства. 

— А Вика спрашивает ещё, любил, не любил. Ещё как любил. Что это, если не страсть? Дух тело покидает, когда она рядом. Такого блаженства никогда не чувствовал. Рассудок, то ли есть, то ли не его совсем. 

Одна беда — любимая замужем, причём мужа своего боготворит, и менять, похоже, в своей жизни ничего не желает. 

Она, про своего Владика, много чего рассказывает. 

Очень странно, но Марат её не ревнует. Даже уважение испытывает к человеку, который готов для Вики на что угодно. 

— Это же здорово, что мы разделили Вику на две части. Вадиму душу, а мне тело. И душу. Нет. Это неправильно, когда душа отдельно от тела. Совсем, никуда не годится.

Замужем Вика почти восемнадцать лет. Сыну уже пятнадцать. Говорит, что счастлива в замужестве, если не считать звериный сексуальный голод, который женщина накопила за последние шесть лет. Столько времени они с мужем не занимаются сексом.

Вика откровенно преподносит Марату истории своей любви.  Рассказывает интересно, эмоционально, отчаянно при этом жестикулирует. Слушать её приятно, несмотря на темы. 

Вика не скулит, не причитает, чтобы вызвать жалость, рассказывает с сарказмом и юмором, на голоса и роли. Непонятно отчего, но юноше готов из её уст слушать что угодно.

Он уже знает мельчайшие подробности знакомства, встреч, поцелуев у супругов. Даже о нескольких неудачных опытах взрослой любви с ним слышал.

— Это хорошо, что попытки были неудачные. А сын, сын, откуда, если он не хочет и не может? Пусть что угодно делает, всё одно уведу. 

Вика между тем, едва отдышавшись, пускает дым в потолок, прикрыв глаза. На лице её блуждает блаженная улыбка. 

— Господи, — думает она, — какая чудовищная несправедливость. Что у меня в голове? Словно вся разлетелась на части. Одна часть с Вадимом, другая здесь. Как это всё соединить, склеить? Неужели я на самом деле такая развратная?

— Викуся, радость моя, я тебе кофе сварил.

Марат поставил поднос на табуретку у кровати, дотронулся до её груди. Так прикоснулся, что мышцы застыли и внутренности свело. Похотливая длань юноши проскользнула между ног. 

Женщину затрясло, дыхание перехватило. Она застонала, схватила его руку, прижала к промежности. Мгновение спустя её насквозь пронзили сладостные конвульсии. Недокуренная сигарета дымила прямо в лицо, раздражая глаза.

Вика сама не понимала, почему плачет: сигаретный дым тому виной или безмерной величины счастье. Как же ей повезло встретить такого Марата. Вот только как ему объяснить, что продолжения банкета не будет. 

— Временно это всё, временно! Как бы хорошо не было, это не любовь. Муж, сын, вот что в жизни главное. А секс… Нет, чёрт возьми, отказаться от Марата и его напора тоже невозможно.

Женщина уже сбилась со счёта, сколько раз улетала, витала в облаках вожделения на пределе безумия. Марат не был нежным, когда входил в неё, он был сильным. Юноша одержимо врывался в её разбухшую плоть, словно вбивал сваи. В постели он был сказочно хорош.

Марат бросал своё тело, словно на амбразуру, готовый скончаться от невероятных усилий прямо на ней. Мышцы юноши были напряжены, сам он сосредоточенно долбил и долбил, не обращая внимания на усталость и литры пота.

Да, им руководят молодость и похоть. Пусть так, зато с каким энтузиазмом и пылом он одержимо ломает её тело, полностью подчиняя своей похоти, растворяя себя в ней. 

— Увы, — через несколько минут думала Вика, выравнивая дыхание, чувствуя неодолимое желание закурить, — хорош, жеребец, но в жизни слаб. То ли дело Вадим. Почему судьба неправильно, несправедливо распределяет желания и возможности? Разве нельзя было соединить силу одного и страсть другого в одном мужчине? Пусть бы это был один или другой, но один. И навсегда.

Вика ещё не успела отдышаться, вдохнула жадно лишь две затяжки, а Марат уже целовал живот, теребил соски. Его орудие, это она увидела, скосив взгляд, снова было готово к бою.

— Выбора нет. Нет выбора! Вадима не брошу, ни за что на свете. Столько лет вместе. Я его насквозь вижу, каждое желание на расстоянии чувствую, как и он моё. Как такое может быть: Вадима люблю и Марата люблю. Даже не пойму, кого больше. Вадим надёжный. Хороший, добрый. А Марат… Марат рано или поздно пресытится, да и я старею.

Марат тем временем проследовал губами от восставших сосков до чувствительного холмика Венеры между ног. Вика застонала, выгнулась.

— Люби меня, Маратик, люби. Мой, мой!

 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 2
Вход
Галина ∙ 11.09 22:39 ∙ #
Какая любвиобильная дамочка. Одного люблю, второго люблю. В итоге останется одна...
Какая любвиобильная дамочка. Одного люблю, второго люблю. В итоге останется одна...
Валерий
12.09 04:20 ∙ #
Мы все по сути одиноки, даже когда находимся в толпе. А дамочка да, ещё тот фрукт. Я про одну написать всё хочу. Солдаткой в части работала. Замужем. Дети. Мужа обожает. Трахается с ним, как кошка, даже в гостях умудряются сношаться. Ни одному солдатику попутно не отказывает.
Мы все по сути одиноки, даже когда находимся в толпе. А дамочка да, ещё тот фрукт. Я про одну написать всё хочу. Солдаткой в части работала. Замужем. Дети. Мужа обожает. Трахается с ним, как кошка, даже в гостях умудряются сношаться. Ни одному солдатику попутно не отказывает.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход