ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Мечты сбываются Часть 1

2019-06-16 Мечты сбываются Часть 1
Мечты сбываются Часть 1
Девочка почувствовала его напряжённые руки на своей попе, горячее сбивчивое дыхание.
Стёпка дрожит, как осиновый лист, прижимает девчонку к себе, губами прильнул к Люськиной чувствительной шее.
6 2 4080 16.06.2019
Девочка почувствовала его напряжённые руки на своей попе, горячее сбивчивое дыхание.
Стёпка дрожит, как осиновый лист, прижимает девчонку к себе, губами прильнул к Люськиной чувствительной шее.

 Когда в девушке созревает женщина, она сама того не ведая вспоминает закон предков, предписывающий стать матерью.  

Только делает это природа настолько тонко, что встроенный природный инстинкт девушка принимает, как дар божий, как сладостную и чарующую, только ей одной посланную большую любовь. 

Всё живое жаждет любви, стремится к ней, добивается её во что бы ни стало.  

Исключения бывают, но их нельзя назвать нормой. 

Девочка созрела, почти ничего в её женской судьбе нельзя изменить.

Вездесущие гормоны не дадут покоя. 

Ей придётся этап за этапом пройти через тернии соприкосновения к звёздам сближения с мужчиной.

Другие дети в её годы кукол обычно баюкают, сказки волшебные читают, а она уже полностью сосредоточена на себе любимой, на своём соблазнительном теле, красоту которого и обострённую свою женскую  чувствительность вдруг осознала.  

Смотрит девица сосредоточенно и внимательно на себя в зеркало, оценивает придирчиво каждую незначительную деталь, словно от неё зависит судьба, переживает о сущих мелочах в облике, которых не замечала прежде.  

Каждый прыщик вызывает бурю негодования.  

Зато неожиданно и вдруг обнаружила Люся избыточную чувствительность кожи, особенно отдельных её участков, которые настойчиво требуют стимуляции.  

Как же она отзывчива на нежные прикосновения.  

Девочка трогает себя, ласкает, изучает живую плоть, запоминает, как и где приятнее, постанывает от неведомого прежде наслаждения и каждый раз, когда удаётся спрятаться в своём укромном уголке, повторяет всё вновь и вновь.  

Какое невыразимое блаженство, какое сказочное наслаждение. Неужели это только у неё?  

Надо бы поспрашивать у подружек.  

А вдруг засмеют? Может она не такая, как все?  

Может не совсем нормальная?  

Иногда после таких игр девочка засыпает ненадолго, переполненная блаженными ощущениями, и смотрит загадочные сны, в которых с интересом разглядывает и трогает мальчишек в костюме первобытного Адама. 

Обычно её будит зычный мамкин голос, зовущий что-нибудь срочно сделать по хозяйству.  

Но она находит время и для себя. 

Надо бы попроситься со старшим братом на танцы.  

Почему он так упрямо не хочет взять её с собой?  

Сам ходит постоянно. И с девчонками встречается.  

Значит, нельзя только ей? 

Одноклассники ей не интересны.  

Ведут себя, как малые дети.   

Со старшими  мальчишками здорово. Они сильные, умелые, умные.  

Шутят интересно, относятся к ней, как к взрослой.

А мамка опять зовёт.   

Придётся идти.  

Чего пристала?  

Мамке на ферме помощь понадобилась. Одна не управится. 

С собой зовёт. 

Собралась. Как ей откажешь? Мамка. 

 

Родилась Люся третьей, после сестры и брата. 

Отец круглые сутки баранку крутил на лесовозе. По накатанным бревенчатым лежнёвкам вывозил из тайги многометровые брёвна.

Мамка дома за всех остальных: жена, хозяйка, телятница на ферме, нянька, кормилица. 

Её день начинается ещё ночью, с уборки стойл, где содержатся три коровы, телята, овцы, свиньи и куры.

Маманя шуршит весь световой день и половину тёмного времени суток. Крестьянская доля тяжела и беспросветна. 

Животину обиходить, дров наколоть-наносить, истопить печь, завтрак-обед сготовить. 

Потом детишек разбудить, направив каждого уговорами, приказами и подзатыльниками, кого куда. 

Попутно успевает младшему ребёнку титьку в рот сунуть, воды с реки наносить ведер сорок, бельишко простирнуть, огород обиходить… 

Дел хватает.

Люська от рождения девица характерная. 

Не успев первый вдох сделать, показала, на что способна: что не по ней — криком изведёт. 

Отец, несмотря на крутой нрав и темперамент, прикипел к ней разом. Просто души не чаял.

В молодости он трудолюбивый был, заботливый. Старался для семьи и особенно для любимицы.

Люська ни в чём отказа не знала. 

Жили не богато, но и не бедствовали.

Когда Люська подрастала, папка уже заматереть успел.  

Начал налево похаживать к женщинам моложе и податливее, мамку поколачивать, поскольку от частых родов и труда непосильного от красы её прежней почитай ничего не осталось. 

Чувства к супруге от монотонности и обыденности бытия притупились, вот и искал веселья на стороне.

Детишек к тому времени уже шестеро было. 

Правда, мужик он ещё сильный был. Ежедневную норму супружеских обязанностей заставлял мамку отбывать неизменно. Не пропадать же добру. 

Отметится обычно в постели за печкой и в посёлок, девок щупать и водку пить.

На работу он аппетит совсем потерял. Зарабатывать стал посредственно. Заботы домашние полностью на жену спихнул. 

Так и говорил, —   сколько не принеси, как в прорву  — всё мало, а жизнь тем временем стороной проходит. Жить нужно на всю катушку, пока силёнок хватает. Бабы для того и годны, чтобы мужика ублажать, пока в них краса не увяла, и соки не прокисли. 

Мать его заумные рассуждения слушала молча, измены и гульбища прощала. 

Одной такой табун ребятни не поднять. Приходилось мириться с несправедливой судьбой. Такова на селе бабья доля. 

Со временем часть обязанностей переходила от неё к старшим детям.

Без дела сидеть никому не давали.

Кроме Люськи. Папка загружать её работой не больно дозволял.

Зато она отца не больно привечала. Дерзила, зубоскалила без сомнения и страха.  

Отец терпел. 

Больно уж Люська за мамку обижалась, которая во многом из-за него к сорока пяти годам совсем старухой стала. 

Конечно, и она трудилась, но не как остальные, в охотку. 

Больше девчонка перед зеркалом крутилась, музыкальные пластинки слушала да на сеновале в логове заветном пряталась.  

Сидела там часами в темноте и мечтала, пока мамка не позовёт. 

Грезила красивой богатой жизнью, наполненной негой, удовольствиями и приключениями. 

В деревне она точно жить не останется. Не хватало, как мамаша — ещё в молодости старухой стать. 

Танцевать Люська любила — страсть. 

Даже без музыки. 

Останется одна — сразу в пляс. 

Напрыгается, бывало так, что ноги не держат, и уснёт в своей потайной норе. 

Конечно, и ей приходилось тяжёлую работу делать: сено ворошить-убирать, дрова колоть, воду с реки таскать по два ведра зараз, навоз выгребать, за младшими следить, но в меру, не как остальные дети. 

Как же она всё это ненавидела. 

Мечтала быстрее вырасти и из родительского дома упорхнуть с концами. 

А как регулы начались, открыла ещё одно удовольствие: пуще музыки и танцев полюбила ублажать нежное тело ласками. 

Тогда потайное место особенно пригодилось. 

Про него все знали, но виду не подавали. Старались отцову любимицу не беспокоить. 

К пятнадцати годам Люська так натренировала свою чувствительность, что могла доводить дело до конца, причём быстро и часто.

Иногда забывалась, начинала играться при посторонних. Хотя старалась не выдавать своего пристрастия.

Ей уже было мало полученного опыта. 

Хотелось настоящего, как у взрослых. Только рожать, как мамка, она ни за что не станет. 

Училась Люська без энтузиазма, но легко. 

После занятий времени оставалось достаточно на все любимые дела, да ещё на книжки про любовь, которыми она увлеклась не на шутку. 

Старшая сестра тогда замуж вышла. 

Вот где была потеха и радость.

Иногда удавалось подсмотреть любовные игры молодожёнов. Вот что по-настоящему разожгло любопытство и разогретую собственными экспериментами женственность.

Начала расспрашивать о любви и этом удивительном интимном занятии всех, кого могла. 

Кое-какие, но сведения просочились в незрелую детскую голову. 

Конечно мальчишки, раздираемые романтическими страстями, крутились тогда вокруг неё.  

Люська благосклонно принимала знаки внимания, училась целоваться, но ровесники не давали удовлетворения и разрядки.
Мечтала девочка со временем попробовать всё.  

Что именно, не знала, но хотела. И грезила о том бессонными ночами.  

Видно слишком заметно девочка повзрослела: на улице стали приставать взрослые парни с вульгарными предложениями.  

Смелости ей было не занимать, отбивалась. 

Не так представляла она себе романтические отношения.  

Люська нехотя спустилась с сеновала с кислым выражением на лице. 

Мать попросила освободить на ферме место  для сена, которое вот-вот привезут.  

Ей эта работа знакома, не очень-то и обременительна.  

Только времени жалко. 

Лучше бы посидеть в тишине, помечтать, себя потрогать. 

Вчера такое место на теле нашла, дотронешься и улетаешь. 

Девочка старается. Деревенские дети к тяжёлому ручному труду привычные.  

Тут конюх подошёл что-то спросить.  

Мамку ищет по какой-то неотложной рабочей надобности. 

Девочка рукой махнула  — там, таскает сено в дальний угол. 

Конюх,Степаном зовут, пошёл было искать мамку, потом остановился и удивлённо спрашивает,  — а ты не дочка ли Валентины? Надо же, какая красавица выросла. И сколько же тебе годков прелестница?  

Сам улыбается во весь свой щербатый рот, смотрит оценивающе, бесстыдно.  

Без стеснения заглянул в вырез платья под воротом, повертев головой, впился взглядом в её круглые коленки, цокнул языком, осклабился, упёрся недвусмысленным изучающим взором в область намечающейся груди, изобразил что-то рельефное руками, словно провёл ими по изгибам её тела. 

Странная дрожь пробежала по Люськиной коже, причём именно в тех местах, где особенно приятно себя трогать. 

Стёпка неожиданно взялся помочь. 

Весело, легко работает и всё на неё плотоядно поглядывает.  

Ворочает вилами, словно сено ничего совсем не весит.  

Будто играется. 

Балагурит, шутит,толкается.  

Люське отчего-то интересно с ним, да и дело спорится.  

Ещё немного и она будет свободна, как ветер, а тогда… 

Люська машинально машет вилами, сама застряла в очередной фантазии, от которой так хорошо стало. 

Степан неожиданно подошёл сзади, приобнял, прижался к ней горячим телом. 

Девочка почувствовала его напряжённые руки на своей попе, горячее сбивчивое дыхание.

Стёпка дрожит, как осиновый лист, прижимает девчонку к себе, губами прильнул к Люськиной чувствительной шее.  

Девчонка застыла от неожиданного соблазна.  

Вроде оттолкнуть надо, по рукам дать, чего лапать-то, но не хочется?  

Сердечко застучало, кожа стала горячая, под Стёпкиными губами на её шее начала пульсировать жилка. 

Почему так приятно-то?  

Да и любопытно, что дальше будет.  

Чёрт с ним, беспутным, пусть играется.  

Хоть узнает, что это за игры такие взрослые.  

Он ведь ещё не старый совсем.  

Лет двадцать пять ему, не больше.  

Чуть старше брата.  

Да и приятно настоящее мужское внимание.  

Это тебе не с малолетками на школьной вечеринке танцевать.  

Но откуда он знает, где ей особенно приятно? 

Степан раззадорился, запазуху лезет, в щёку целует, рукой грудь мнёт. 

Славно-то как! Мурашки по всему телу танцы устроили.   

Девочка вроде и отпихивает, сама украдкой теснее к горячему мужскому телу жмётся.  

Вот и на поцелуй неожиданно ответила.  

Непривычно, чуднО, но сладко.  

Всё тело стонет от непривычного блаженства.  

Истома растекается по телу, обволакивает, накатывая волнами. 

Так хорошо ей было, когда мамка укачивала на руках. 

Степан вроде грубо грудь мнёт, но хочется ещё. 

Люська вмиг опьянела, замерла.  

Ощущения знакомые, она сама с собой не раз такое проделывала, но гораздо острее. 

Голову окутывает туман. Тело трепещет, ноет в сладостном предвкушении чего-то удивительного. 

Уголёк внизу живота уже тлеет, жаром обдаёт, вот ещё ниже спускаться начал. 

Что-то горячее там набухает, пульсирует. 

Люська зажмурилась от удовольствия, застыла в восхитительном наслаждении.  

Не понимает, отчего жаркая дрожь по телу прокатывается.  

А дурачок-конюх лёгкую добычу почуял. 

Голову у него отшибло на время, думать позабыл, что девчонке пятнадцать лет, ребёнок совсем.  

Другая голова над ним власть беспредельную получила. Сама за него думает, требует полного повиновения и решительных действий.

Парень петухом хвост распушил, запел песни про то, какая девочка красивая, сладкая да желанная и что лучше её он вовеки никогда не встречал.  

Люська слушает, млеет от нежданно свалившегося счастья.  

Тоже забылась.  

Уже и не думает ни о чём, кроме его желанных рук и губ. 

Ещё немножечко, чуточку. 

Ничего же страшного не случится.  

Она только попробует и всё. 

Уголёк девочка чувствует, истому и сладость.  

И ещё желание чего-то неведомого, волшебного… 

Желание узнать, как это случается, пересиливает осторожность. 

Вот уже в паху жжёт, сладостно так греет, в размере чего-то странно увеличивается.  

Вдруг между ног мокро стало. 

Парень руками под подол лезет, целует, пиджак сбросил, на сено положил. 

Обнимает, целует.  

Тут они и упали на сено.  

Люське так хорошо стало, шевелиться совсем не хочется.  

Может это и есть та романтическая мечта, из-за какой в книжках на всё идут, даже на смерть? 

Девочка дрожит, безропотно подчиняясь Стёпкиным похотливым помыслам, выполняя его требовательные желания. 

Он уже трусыс неё стаскивает, трогает внизу, где жарко и совсем мокро стало. 

Руки у него холодные. 

Надо бы оттолкнуть, промелькнуло мимолётом в голове. Дальше нельзя. Может случиться непоправимое. 

Люське стало на мгновение страшно.  

Но ведь иинтересно тоже, любопытно.  

Как это, как? 

 А он там пальцами в глубине трогает.  

Ой!  

Степан захрюкал, дёргается суетливо, спешит.  

Дыхание у него огненное, прерывистое. 

Неожиданно тело девочки пронзила резкая боль.  

Люська парня спихнуть пытается, но Стёпка сильный, всю жизнь на тяжёлых работах. Ручищи, словно клещи. 

Девчонка в слёзы. Только теперь до неё дошло, что просто попробовать не получится, придётся весь процесс до конца познать. 

Всё происходит совсем не понарошку, на самом деле. 

Что онатеперь мамке скажет? Дура! Вот ведь дур-ра!!! 

Закончилось приключение очень быстро.  

Наваждение растаяло, не оставив сколько-нибудь приятных воспоминаний.  

Только горечь сожаления.  

Зачем?  

Не о том она мечтала, не так всё этот видела, представляла.  

Получается,что сегодня она оставила своё детство на этом проклятом сеновале.  

И что, сразу стала взрослой?   

Теперь можно всё?  

Степан нахмурился, глазищами по сторонам рыщет, глаза прячет. 

Дошло до дурака, чего наворотил.  

Девка-то несовершеннолетняя.  

Пожалуется —тюрьма.  

Засуетился паскудник, давай её обхаживать, задабривать, золотые горы сулить.  

Люська, понятное дело, не верит, но и не грозит. Самой рассказать кому страшно. 

Так всё втайне и осталось.  

Степан несколько раз после этого ей духи дарил, потом успокоился и всё как бы забылось.   

У Люськи тоже никаких неожиданных, нежелательных последствий не случилось.  

Она толком и не поняла, что это было, но усвоила, что теперь и это можно.  

Чуть позднее украдкой курить начала.  

Потом с мальчишками пиво у костра пила.  

Те приставали, но зря.  

С малолетками глупыми ей не интересно. Да и не очень её первый опыт впечатлил.  

Просто приняла к сведению, что, как да зачем.  

Люська ведь даже не видела, чего он там в неё запихивал. С закрытыми глазами под Стёпкой лежала. 

В своём заветном уголке на сеновале интереснее и лучше.  

Теперь она знает, как вызвать немедленное наслаждение вплоть до конвульсий и экстаза.  

Совсем взрослая стала. 

Ей теперь всё можно... 

 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 2
Вход
Ирина ∙ 16.06 16:19 ∙ #
Читается на одном дыхании.
Читается на одном дыхании.
Галина ∙ 16.06 18:01 ∙ #
Да, читается на одном дыхании. Только осадочек не очень. Жаль девочку, жаль мать, детей. Мужчины полный отстой. Папа, как много в этом слове. Особенно для дочерей. Вы наши герои, защитники, самые лучшие мужчины. Мы вас очень любим. С праздником вас!
Да, читается на одном дыхании. Только осадочек не очень. Жаль девочку, жаль мать, детей. Мужчины полный отстой. Папа, как много в этом слове. Особенно для дочерей. Вы наши герои, защитники, самые лучшие мужчины. Мы вас очень любим. С праздником вас!
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход