ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Морской прибой, луна, цикады, звёзды...

2019-08-12 Морской прибой, луна, цикады, звёзды...
Морской прибой, луна, цикады, звёзды...
Давай в фантазию сыграем.
Вообразим, как будто мы
Давным-давно друг друга знаем,
Хотим и страстно влюблены…
6 6 986 12.08.2019
Давай в фантазию сыграем.
Вообразим, как будто мы
Давным-давно друг друга знаем,
Хотим и страстно влюблены…

Жизнь не стоит на месте, какой бы статичной она ни казалась. Мало того, события, происходящие с нами, ни в коей мере не подчиняются формальной логике.

Случайности различной насыщенности и значимости, то бурлят и несутся, как выскакивающие из берегов потоки горной реки после дождя, то просачиваются сквозь песчаное дно, впитываясь в потрескавшееся русло бесследно. 

Судьба состоит из разрозненных эпизодов. В ней, кроме рассчитанных и правильных действий, достаточно курьёзов, роковых ошибок, иронии, авантюризма. 

Мы не можем употребить эти ингредиенты в концентрированном, раздёлённом на фракции виде по собственному желанию, потому, что сосуд один, а поваров, составляющих меню, много.

Павел Савинов лицом к стенке купе болтался на верхней полке пассажирского поезда, следующего в Керчь. Он  тосковал по себе вчерашнему, пытался вычленить из коктейля различных эпизодов  семейного счастья, закончившегося так внезапно,  причину крушения. 

Август, месяц, когда на море солнце палит нещадно. Ему было всё равно. Плевать он хотел на море и отдых. Нужно,  во что бы то ни стало,  успокоить растревоженную разводом душу, которая никак не хотела признавать реальность, изменить которую уже невозможно. 

Проспавшись в один из дней после тяжёлого похмелья, Павел осознал, что жизнь продолжается, несмотря ни на что. Марина поступила подло, но она распорядилась своей жизнью, единственной неотъемлемой ценностью личности. Теперь он должен подумать, как устроить свою судьбу.

Мужчина до сих пор не мог осознать и принять за данность, что на самом деле послужило причиной печальных событий. 

Ему казалось, что повода для развода не было. Во всяком случае, серьёзного объективного основания, достаточного, чтобы взять и цинично разрушить с таким трудом выстроенные взаимоотношения.

Маленькие семейные конфликты не в счёт. Именно на них и держится большинство счастливых семей, разряжая обстановку громом и молниями, уходящими в песок. Ссоры, размолвки, гнев, споры ни о чём, это же катализатор и транквилизатор подлинного счастья.

Любовь, это свободное творчество, а не застывшее полотно с нанесёнными заранее линиями. Она всегда разная, потому, что живая. 

Павел определённо любил Марину, блаженствовал от их романтического союза безмерно. А она? Что влюблённый мужчина может знать о своей женщине, что  видеть, если смотрит на жизнь сквозь цветные стёкла сентиментальных представлений? 

После развода Павел  узнал, что жена встречалась со своим бывшим, причём не однажды. Конечно, она отрицает этот факт, но ведь уехала из города в неизвестном направлении. Совсем исчезла, даже родителям адрес не оставила.

Не подавать же её в розыск. Надежда только на то, что дочка уже не маленькая. Но, пока не пишет.

С тех пор, как Марина рассталась со своей первой любовью, болезненной, навязчивой, чересчур страстной, после которой чудом  не произошли трагические события, прошло без малого десять лет. 

Павел думал, что Марина с ним полностью откровенна, что вся эта эпопея с роковой любовью происходила в другой жизни, которую они обнулили своими чувствами, родством и доверием. 

Оказалось, ошибался. Недаром говорят, что старая любовь не ржавеет.

Дочка подрасти  успела. И на тебе: не успел на горизонте появиться призрак прошлого, как жена вильнула хвостом и ушла на дно. 

Печально, гадко. Тем не менее, это уже случилось, нужно смириться, привести  себя в порядок. Ведь ему только тридцать два года.

У них с Мариной была страстная, наполненная чувствами и романтикой любовь. На этом месте мужчина поморщился. Это он о своих чувствах говорит, в голову  супруги  залезть невозможно. 

Тайно любить столько лет того, кто когда-то предал, надругался над чувствами, разве это разумно?

Пансионат, куда Павел купил путёвку, стоял почти на берегу Чёрного моря. До Азовского моря рукой подать, минут двадцать ходьбы. 

С пеших прогулок он и начал договариваться с расшалившимися нервами. Выходил гулять ещё затемно, встречал рассвет, потом брал напрокат лодку и рыбачил недалеко от берега.

На крючок цеплялись лишь бычки, хотя вокруг лодки целыми косяками  ходила крупная кефаль, наблюдать за которой было сущее удовольствие.

После завтрака Павел покупал у местных жителей ягоды, фрукты и овощи, удивительно вкусные в этой местности и делал записи, сидя под навесом, до которого мерно докатывались волны прибоя.

Ему ни до кого практически не было дела. Общение, даже мимолётное, раздражало неимоверно. Мужчина пытался лечиться бальзамом одиночества.

С Павлом то и дело пытались знакомиться женщины, но он был слишком сильно ранен любовью, чтобы отвечать им взаимностью.

Однажды утром, море слегка штормило, поэтому на рыбалку он не пошёл, сразу сел под навес, принялся записывать мысли о событиях, предшествующих разводу. Слова ловко складывались в строки, помогали вспоминать ускользнувшие от внимания детали семейных будней.

Павел не знал, зачем это делает. Хотел выплеснуть на бумагу эмоции, потом читать свои мысли и вычёркивать чувства к Марине одно за другим. 

Забыть её никак не получалось. Десять лет выбросить из жизни не так просто. Однако, шум прибоя, морской воздух, одиночество и позитивные размышления потихоньку успокаивали.

Немного раздражала юная парочка, отвлекающая внимание откровенными ласками и звучными чмокающими поцелуями, которая нисколько не стеснялась присутствия посторонних.

На кромке воды, прямо в волнах, сидела молодая женщина в ярком купальнике, которую то и дело переворачивал и выбрасывал на берег очередной набегающий вал. 

— Глупое, даже опасное занятие, — подумал Павел, глядя на эксцентричные упражнения дамы. — Умеет ли она плавать? Что, если накатит большая волна, унесёт на камни или на обломки старого пирса, таящиеся в глубине недалеко от берега?

Однако, женщина не унималась. Ей явно нравилось играть с волнами. Она была совсем белая, однозначно только приехала. Возможно первый раз в жизни на море.

Павел отчётливо помнит, как такая волна захлестнула неожиданно и унесла в море дочь, хотя она играла на берегу, в нескольких метрах от линии прибоя. Ребёнка чудом удалось вызволить из морского плена, а эта сама лезет в пасть коварной стихии.

Мужчина отложил блокнот, прижал его тяжёлым камнем и направился к берегу. Ему было не по себе. Интуиция требовала поторопиться.

Словно по заказу накатила гигантская волна, поглотила дерзкую незнакомку и унесла. 

Павел вглядывался в пенные водовороты, перемешавшие в грязный коктейль ил, песок и водоросли. Женщины нигде не было видно.

Сердце и грудь сдавили спазмы, дыхание спёрло. Он испугался. Кажется, даже больше, чем тогда, с дочерью. 

Мужчина бегал по берегу, вглядывался в буруны. Белое тело показалось на миг и снова скрылось. Ветер и рёв волн заглушали крик, если он был. 

Павел бросился в воду. Смерть женщины он пережить бы не смог.

Грязные волны не позволяли видеть, куда плывёт, поэтому то и дело приходилось оглядываться на берег.

Женщина ещё держалась на поверхности, но силы оставили её в тот самый миг, когда Павел схватил за волосы. 

Спасать ему приходилось прежде, поэтому мужчина  опасался мёртвой хватки утопающей, способной погубить обоих.

Как и сколько времени занял обратный путь, Павел не знал. Время, спрессованное напряжением и страхом, тянулось бесконечно долго.

На берегу уже толпились зеваки. Видно влюблённые позвали на помощь.

Голова у Павла кружилась, в ушах звенело. Хотя он был уже на берегу, тело словно качалось на волнах.

Спасённая, казалось, совсем не дышала. Павел из последних сил уложил её животом на колено, чтобы вызвать рвоту, заставить вздохнуть.

Вода изо рта женщины потекла, но дышать она так и не начала.

Павел собрал остатки сознания, начал с остервенением делать искусственное дыхание: нажимал на грудную клетку, нагнетал в лёгкие воздух через её рот.

Зрители потихоньку приходили в себя, начали помогать.

Женщину рвало. Долго, изнурительно. Выворачивало внутренности до самого дна.

Выглядела она неважно, если употреблять осторожные  эпитеты. Невозможно было определить её возраст, даже приблизительно, настолько море исказило внешность.

Утопленница, так теперь её между собой звали в пансионате, оказалась молодой, весьма привлекательной и живучей особой. 

На обед, Лила, такое у девушки было необычное имя, пришла своими ногами, разве что была мрачна и не общительна. 

Доброхоты тут же указали ей на спасителя, который поприветствовал девушку кивком головы, но не встал. 

Павел сделал своё дело, спас жизнь безалаберной женщине, дальнейшее его не касается. Может быть, происшествие послужит дамочке уроком.

Лила подошла, опустилась перед Павлом на колени и поклонилась до земли.

Это простое действие оказало на мужчину столь сильное впечатление, что он отвернулся, пытаясь скрыть выступившие предательски слёзы. Видно душевное напряжение вышло за пределы возможностей психики. 

Что происходило потом и дальше, почти до самого вечера, стёрлось из памяти. 

Лила и Павел, неожиданно и вдруг прониклись друг к другу доверием. 

Завтракали они теперь за одним столом, беседовали непринуждённо, словно старые знакомцы. Потом гуляли по берегу, ходили смотреть на Азовское море, лазили по холмам, плавали на лодке, даже выпили по бокалу холодного игристого вина, после чего обоих прорвало на откровения.

Рассказывая про свою жизнь, каждый слегка приукрасил её. В повествования была добавлена гротескная острота, чуточка цинизма, немного иронии.

Если вдуматься, несмотря на превратности судьбы, разводы и мелкие неприятности, в целом они жили счастливо. Во всяком случае, спаситель и спасённая женщина пришли именно к такому выводу, когда выяснили, что у них схожие судьбы.

Ведь любить своих супругов никто не заставлял. Чувства, серьёзные, искренние, даже спустя столько времени, до сих пор будоражат воображение.

 У них были замечательные, насыщенные прекрасными событиями годы семейной жизни,  включающие  огромное количество счастья. То, что любовь выцвела, скорее закономерность, чем случайное происшествие.

Ненавидеть они не научились. К бывшим супругам относились с оттенком грусти. И ей, и ему было о чём вспомнить. 

В дальнейшем, не сговариваясь, оба рассказывали только о счастливых и комичных случаях, много смеялись, мысленно перебирая между тем варианты возможного сближения. 

За разговорами, словно случайно, они оказались где-то далеко за ухоженными пляжами. 

У каждого это происходит по-разному, но в целом сценарии близкого знакомства схожи. То ли Павел лихорадочно раздевал девушку, то ли, Лила его. 

Они долго и радостно сливались, утопая с головой в восходящих потоках восторга. Сначала целовались и обнимались стоя, потом полулёжа, пока не растворились друг в друге полностью, соприкасаясь не только физически, но и на более тонких уровнях восприятия.

Женщина впервые в жизни испытала такой силы и интенсивности сексуальный восторг. Сладостный трепет естественным образом переходил в бурное излияние эмоций, полностью отключающих сознание. 

Полёт, растворение в пространстве и времени, безумие, эйфория. 

Павел хрипел от натуги, вгрызаясь в набухшую плоть подруги, Лила,  стонала и кричала, отдаваясь с таким невиданным энтузиазмом, которого никогда не испытывала прежде, даже в медово-восторженные времена первого любовного опыта.

Откуда ей было знать, что такое возможно?

Откровенные крики женщины привлекли нечаянных зрителей, которые бессовестно уставились на совокупляющуюся парочку. 

Лила, скрестив руки и ноги, безуспешно пыталась прикрыть обнажённое тело, Павел даже не  пытался спрятаться. Он был счастлив безмерно.

— Пусть смотрят. Кому какое дело до того, что мы, от избытка чувств, блаженно беспечны, потому, что испытываем сказочный восторг? — Хихикая, сказал Павел.

— Пусть завидуют! Пусть завидуют! Пусть!  — несколько раз громко крикнул он, светясь от избытка эмоций.

Им было хорошо вдвоём, необходимости торопиться не было. Любовники приступали к поступательно развивающейся процедуре интимного знакомства ещё и ещё. Потом бежали купаться нагишом и снова ныряли в между камней, чтобы согреться страстью.

Они никак не могли успокоиться, даже когда опустились сумерки. Затем берег резко накрыла южная ночь. Любовники видели огни пансионатов, шли в обнимку на этот свет.

Все последующие дни Павел и Лила любили друг друга до потери пульса. Кажется, к ним вернулась молодость. Такой восторг прежде был  недоступен. 

Возможно, супруги им здорово недодали любви и нежности.

Мужчина и женщина путешествовали по утёсам, пляжам и лиманам, вновь и вновь повторяли древнейшие манипуляции, стоило лишь обнаружить укромное местечко, и были счастливы. 

За это время были изучены все маршруты и ландшафтные особенности на телах, испробован на вкус каждый миллиметр плоти. 

Павел с изумление обнаружил, насколько упоительно сладок внутренний сок возлюбленной, насколько восхитителен и желанен запах Лилы, особенно в минуты слияния.

Женщина прежде не могла представить, насколько прекрасна естественная похоть, если даришь себя человеку, который настолько дорог, как Павел. 

Иногда Лила замирала от страха, когда представляла, что Павел мог её не спасти. Не окажись его в тот момент на берегу…

— Неужели это всё я так никогда бы не испытала? Кого мне благодарить за то, что начала тонуть настолько своевременно?

Боже, какие милые глупости приходят в головы безнадёжно влюблённых людей.

Дни переходили в ночи, ночи в дни.

Всё когда-то кончается. Завершился и их медовый месяц. Только расстаться уже было совсем невозможно.

Павел уехал на два дня раньше. Пора выходить на работу. 

Мужчина обещал всё уладить и приехать за Лилой, взял адрес.

Как же безмерно он был счастлив, а ведь ещё месяц назад казалось, что жить дальше бессмысленно.

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 6
Вход
Ирина ∙ 12.08 10:01 ∙ #
Здорово! Вы описали то состояние, когда в любви участвует все: и тело, и эмоции, и душа, и ум. Тогда получается такое огромное и многогранное счастье, которое позволяет лететь над миром, наполнившись нежностью ко всему живому. Те, кто испытал это состояние, потом не могут удовлетвориться простым слиянием тел, каким бы технически грамотным оно ни было. Обычный секс им кажется суррогатом. Такие люди часто предпочитают одиночество,потеряв возлюбленных.
А здесь история счастливой и большой любви. Дай им Бог!
Здорово! Вы описали то состояние, когда в любви участвует все: и тело, и эмоции, и душа, и ум. Тогда получается такое огромное и многогранное счастье, которое позволяет лететь над миром, наполнившись нежностью ко всему живому. Те, кто испытал это состояние, потом не могут удовлетвориться простым слиянием тел, каким бы технически грамотным оно ни было. Обычный секс им кажется суррогатом. Такие люди часто предпочитают одиночество,потеряв возлюбленных. А здесь история счастливой и большой любви. Дай им Бог!
Валерий
12.08 10:54 ∙ #
Он мой, а прочее не важно...
Сегодня и сейчас они счастливы. Этого вполне достаточно для безразмерного счастья. Протяжённость вечности не имеет значения, когда тело и душа пребывают в гармонии.
Спасибо за реплику, Ирина!
Он мой, а прочее не важно... Сегодня и сейчас они счастливы. Этого вполне достаточно для безразмерного счастья. Протяжённость вечности не имеет значения, когда тело и душа пребывают в гармонии. Спасибо за реплику, Ирина!
Галина ∙ 12.08 19:55 ∙ #
Валерий, стихи ваши?
Валерий, стихи ваши?
Валерий
12.08 20:05 ∙ #
И да, и нет. Нечто подобное где-то слышал. Возможно, подражание. Просто не смог пригласить читателя к прочтению в иной манере.
И да, и нет. Нечто подобное где-то слышал. Возможно, подражание. Просто не смог пригласить читателя к прочтению в иной манере.
Галина
12.08 20:40 ∙ #
Валерий, приехал? Не знаю почему, но кажется, что ничего у них не получиться. Хотелось бы верить, но...
Валерий, приехал? Не знаю почему, но кажется, что ничего у них не получиться. Хотелось бы верить, но...
Валерий
13.08 04:03 ∙ #
Зато при желании и соответствующем настроении можно много чего нафантазировать.
Зато при желании и соответствующем настроении можно много чего нафантазировать.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход