ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Настоящие мужики

2019-09-14 Настоящие мужики
Настоящие мужики
Яблоко от яблони недалеко падает. Каждый родитель учит ребёнка тому, чего сам умеет.
Лёшку, любить не научили.
4 3 1353 14.09.2019
Яблоко от яблони недалеко падает. Каждый родитель учит ребёнка тому, чего сам умеет.
Лёшку, любить не научили.

Витька приехал домой, где не был около года. С автобуса сразу направился в родительскую квартиру.

По дороге повстречал школьного друга. Сколько с ним связно: проказничали вместе, девчонок задирали, с мальчишками дрались. Правда, это было совсем в другой жизни. Теперь всё иначе. Шесть лет прошло после школы. Выросли, возмужали, в армии отслужили.

— Здравствуй, Лёша! Как давно я тебя не видел. Как жена, Катенька, а дочка? — Поприветствовал Виктор друга, который женился по залёту сразу после школы.

— У меня теперь, Витюха, сын. А жену Алёна зовут. Только мы не расписаны. Нафиг нужно. Никогда не поймёшь, чего этим бабам нужно. Дуры, они и есть дурры. Начнёт права качать, а ручки-то, вот они… обломается жизни меня учить . Я с ними не церемонюсь. Не нравится — вали, откуда пришла. Пускай чувствует, с чьей руки жрёт.

— А Катя как же? У вас же такая любовь была. Все мальчишки тебе завидовали, какую девчонку подцепил. И дочурка. Помню, как ты её на руках носил.

— У меня теперь другая жизнь, братуха.

— Что-то случилось? 

— Не бери в голову. Нормально всё у меня.

— Навещаешь, хоть? Родная кровь... Представляю, какое счастье с дочкой общаться, видеть, как растёт. Первое слово, первые шаги. Завидую. Я до сих пор ни разу не влюбился. Армия, учёба, теперь работа. Ладно, какие мои годы. Успею.

— Да ну её! Я про бабу. Слишком много хочет. В мужские дела лезла, с друзьями запрещала встречаться. Рожать я её не заставлял. Сама захотела, пусть теперь расхлёбывает. Предлагал же ей аборт сделать.

— Какой аборт, дружище, ты о чём? Катюшке тогда семнадцати не было.

— Меня их дела не касаются. Баб дохрена, а я один. Если каждая дура, какую я трахну, рожать возьмётся... короче, не мужское, это дело, сопли подтирать. Катюха, пока не выступала, жил с ней, а как зубы выставила, попрощался. Желающих со мной переспать, во сколько,  — Лёшка красноречиво провёл ладонью по горлу. — Отбоя нет. Я щедрый, никому не отказываю.

— А как же любовь? Я ведь на свадьбе у вас был. Помню, как клятвы давали: вместе навеки.

— Бред. Это так, для форсу. Нынешняя, Алёна, тоже дура оказалась. Предупреждал ведь:  дети мне не нужны. Но эта хоть молчит, зубы не выставляет. И правильно делает. У меня рука тяжёлая. Зубов не хватит бодаться со мной. 

— Ты что, бьёшь её?

— Учу, брат, учу. Это блядское племя нельзя распускать. На голову сядут.

— Ну и как у вас с ней? Любишь хоть?

— Я их всех люблю. Кто ноги раздвинул, ту и люблю. Готовит Алёна хорошо. Не транжира. Друзей моих в гости принимает. Пьёт в меру.

— Значит, если рот раскроет и претензию выскажет, ты её тут же... того... С ребёнком, на улицу?

— Пусть спасибо скажет, что кормлю. Квартира, опять же, моя. Девки ко мне в постель сами прыгают, отбоя нет. Эта молчит. А здоровья у меня, сам знаешь, как у батьки. Кстати, папашка тоже очередной женился.

— Это в который же раз?

— А кто считал? Он же настоящий мужик. Шестой десяток, а бабу привёл, по-моему, ей лет тридцать, не больше. Я бы тоже её помел. Симпотная. Только у батьки не забалуешь. С одного удара в нокаут оправит. Потом всю жизнь на лекарства работать. Ну и хрен с ним. На мой век кошёлок хватит.

— Ты же говоришь у тебя Алёна.

— Секса, Витюха, много не бывает. В жизни нужно успеть всё попробовать. И всех. Я стараюсь.

— Не боишься на старости один остаться?

— Не. У меня профессия. Я, электрик. И сантехник. Всегда с деньгами буду. Бабам только полный кошелек да мужская сила надобны. С этим у меня всё в порядке, ни одна не жалуется. Может, в гости зайдёшь, на рюмку чая?

— Спасибо, нет. Я дома привык. Моей мужской силы только на семью и работу хватает.


Лёшка рос как сорняк. Были у него родители. Живые, относительно здоровые. Мать прибаливала. Причиной тому были беспробудное пьянство и лень.

К тридцати годам она заработала проблемы с печенью и почками, попутно аллергию. Набрала, при росте сто шестьдесят сантиметров, почти сто килограммов веса. В результате разрушение суставов и тремор. 

Пить, курить и жить безрассудно, однако, не прекратила.

Отец у Лёшки комплекции богатырской. Силищей обладает впечатляющей. Если руку кому пожмёт вполсилы, косточки хрустят. Зарабатывает неплохо, в связи с чем, денежки в семье всегда водились, но тратили не на всё. 

Холодильник обычно стоял пустой. Лёшка вечно ходил голодный. Зато пара ящиков водки под кроватью не переводилась. За наличием огненной воды батька следил строго. Гостей в доме всегда было много.

Когда мамка начала сдавать, сами понимаете: тридцать лет ещё молодость, а она в старуху превратилась, отец стал молодых да симпатичных, но податливых приводить. 

После приёма горячительных напитков, как правило, проводил испытание. Естественно в кровати. Для чего выгонял из дома Лёшку, а жену запирал на кухне, поставив перед ней початую бутылку беленькой. 

Мамка не перечила. Кулачищи-то у муженька чуть меньше головы размером, в дело он их пускал часто! Синяки у неё с лица почти не сходили.

Был случай, ещё по молодости, испытала на себе, вякнув что-то, не подумав. Удар был молниеносный, аккурат в лоб. Что было потом, она не помнила, но голова болела месяца два. Больше мамка взгляды и мнения никогда не озвучивала. 

Если чего спрашивал, кивала, не раздумывая: вроде как соглашалась. Со временем приспособилась и считала такое положение дел естественным.

Лёшка, научился у пьяненьких родителей, иногда и у гостей, карманы подчищать. 

Иногда выуживал приличные суммы, ни разу не попался. 

Бывали случаи, когда добыв несколько крупных банкнот устраивал для пацанов аттракцион невиданной щедрости: покупал ящиками лимонад, коробками мороженое и пряники. 

Мальчишки его за это любили. Матери друзей частенько подкармливали мальчонку, считали его сиротой. 

В обносках он не ходил, но выглядел бездомным. Одежду Лёшке покупали, только никто её не стирал, не ремонтировал. От покупки до покупки штаны, рубахи и свитера принимали совсем непристойный вид. 

Школьную форму Лёшка весил на плечики. Имела она вполне пристойный вид, но запах источала такой, что за одну парту с ним никто кто не садился. 

Учился плохо, желания получать знания не имел. Оценки ему ставили скорее из сострадания и жалости, как сироте. 

В силу физической мощи у ребятни он был коноводом. На проказы ума и изобретательности ему было не занимать. То и дело кто-то приводил его за ухо к родителям.  Те посылали жалобщиков куда подальше, но в знак уважения и в качестве примирительной меры предлагали  щедрую дозу горячительного. 

Когда родители обиженных деток уходили, батька давал Лёшке леща и говорил, что он молодец. 

— Так и нужно, Лёха. Ишь, взяли моду жалобиться. Хрен им по всей роже. Мужик должен  хулиганить, иначе в жизни не прорвёшься, даже на стакан не заработаешь. Бабы, они крутых, наглых, решительных любят. А науки пусть интеллигенция вшивая грызёт. Может, от тех знаний без зубов останутся. Хрен они столько заработают, как я. Не головой, руками богатства куются. Кому нужны важные дипломы, если инженер меньше грузчика зарабатывает? Да пошли они! Нам и так хорошо. Лишь бы друзей было полно, баб путёвых и застолье доброе. Всё остальное приложится. Так что, Лёшка, хулигань на здоровье. Никого не слушай. Только меня. Батька худому не научит.


Лёшка впитывал науку выживания, как губка. Усвоил. 

— Бабы у меня, во где. — Демонстрировал кулачищи. — Пожрать приготовить, лечь красиво, чтобы хотелось… да не раз, пока не усну. 

Батька ничего от сына не скрывал. При нём девок пользовал. 

— Пусть всё видит. 

Иногда даже, показывал в деталях, как, чего, куда… Лёшка смотрел, усваивал. 

— Учись, студент. Подрастёшь, научишься зарабатывать, и тебе давать будут, — поучал он сына.

Мамка умерла во время очередной попойки. Обмякла разом, словно заснула. 

Собутыльники сначала отодвинули тело в сторону, затем отнесли на кровать и забыли. Такие события в подобных компаниях никого не трогают. 

— Обожралась, скотина. Ну и хрен с ней. Проспится.

Дня через три, когда спиртное закончилось, стали в себя приходить. Начали мамку тормошить, а она холодная. 

Батька с похмелюги взъерепенился, осерчал, начал ногами приводить мёртвое тело в чувство. Когда дошло, что нет больше жены, мамки и вообще человека, пришёл в неистовство. 

— Как это так, не спросясь. Кормил, кормил, а она… Сука! Никогда не женись, сынок. Все бабы, б***и! Запомни. Батька дурного не посоветует. Хорони теперь эту сволочь. Такой праздник испортила.

И отправился к молодой любовнице, купив по пути три пузыря водки, заливать неприятность. 

— Какого хрена  я должен переживать за эту суку. Меры не знала, всё водку жрала. Не была бы дура, нашла бы нормального мужика. Любовь, б***ь, им подавай. Головой, думать нужно. Когда у мужика стоит, ему начхать на любовь, и прочую лабуду. 

Сердобольные соседи собрали денег, похоронили. 

Лёшка мал был, ничего, в принципе, не понял. Заснула, мамаша, упилась. Отвезли куда-то. 

Что до, что после её смерти, ничего не изменилось: жрать хочется.

Выжил. Со всеми батькиными любовницами. 

Одна из них тринадцатилетнего парня походя обучила постельным наукам. Пока отец на работе, она на практике показывала:  как, куда и зачем. 

В пятнадцать лет Лёшка мог оседлать любую отцову сожительницу, хоть спереди, хоть сзади, не задумываясь о последствиях. Его любовницам обычно уже не грозила возможность забеременеть после  десятков абортов и не долеченных заболеваний. 

Мальчик был силён, но бестолков. Зато желающим развлечься папиным подружкам заматеревшую не по возрасту свиристелку мог вставлять, сколько потребуется. 

Ту даму, что его обучила, Лёшка выпер, когда начала качать права, предъявлять претензии. Запросто сказал батьке, что трахает его подружку. 

— Дура. Жила бы себе в достатке. Чего бабе не хватало? 

Лёхе тоже в глаз прилетело. У батьки сил достаточно. 

Парень науку запомнил. 

Теперь и у Алексея плечи метровой ширины, а сил гораздо больше, чем у стареющего  родителя. 

Пока парень терпит его и его жёнушек. 

Но время всё расставит по местам. У настоящих мужиков, у них так: не забалуешь.

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 3
Вход
Галина ∙ 14.09 12:48 ∙ #
Тоже мне, настоящий мужчина.....
Тоже мне, настоящий мужчина.....
Валерий
14.09 14:41 ∙ #
Не мужчина, а мужик. О, как!
Не мужчина, а мужик. О, как!
Галина
14.09 17:56 ∙ #
Фи... В печали я.... Такая заставка, такое название. А тут, лицо мужского пола, женщин избивает, героем себя ощущает. Ну да, чего тут скажешь....
Фи... В печали я.... Такая заставка, такое название. А тут, лицо мужского пола, женщин избивает, героем себя ощущает. Ну да, чего тут скажешь....
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход