ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Не Принц

2019-07-07 Не Принц
Не Принц
Мальчик хотел быть самостоятельным мужчиной, диктовать условия, идти своим путём. Брутальность и главенство виделись ему необходимыми качествами мужчины.
А девочка...
Она просто взяла и раздвинула ноги.
4 0 2443 07.07.2019
Мальчик хотел быть самостоятельным мужчиной, диктовать условия, идти своим путём. Брутальность и главенство виделись ему необходимыми качествами мужчины.
А девочка...
Она просто взяла и раздвинула ноги.

Ромка не старался понравиться Илоне, так вышло. Стечение обстоятельств.

На тот момент у него была девушка, отношения с которой складывались абсолютно серьёзно. 

О свадьбе с ней пока разговора не было, но иного вектора развития событий предположить было невозможно.

Ухаживания давно и прочно трансформировались в привязанность, даже потребность быть всегда вместе. 

Разлука всего на день представлялась катастрофой. Без неё казалось, что воздух становится гуще и этой тягучей массой сложно дышать. 

Лица прохожих тогда виделись неприветливыми, даже агрессивными. Краски дня тускнели размытыми пятнами. Ромка, похоже, действительно её любил.

Время в разлуке парадоксальным образом скакало туда и обратно, не желая сдвигаться с места. Это представлялось мучительным и неприятным.

Застывшие стрелки часов раздражали неподвижностью неимоверно. Именно на них он и срывал подступивший приступ агрессии, разбив уже несколько хронометров. 

Чёрт бы побрал эти дурацкие приспособления, разлучающие его с необходимым, но временно недосягаемым объектом вожделения. 

Хотелось дышать совместно едиными лёгкими, впуская необходимую порцию кислорода через продолжительный поцелуй, пить её возбуждающие соки, соприкасаясь языками, чувствовать предельную близость, подстраивая биение сердца под пульс подружки.

Сладость её женских секретов манила неимоверно, заставляя трепетать каждую клеточку в отдельности, представляя в воображении как...

А ещё сводили с ума изысканные, возбуждающие запахи девушки.

Их было много. 

Каждая частичка тела любимой имела свой незабываемый аромат, который менялся в зависимости от её настроения. 

Она умела быть разной. 

Иногда её тело было забавной головоломкой, заставляющей искать разгадку привлекательности, потом она становилась изысканным нежным цветком. Возле неё хотелось виться и пить приторно-сладкий нектар, без которого смерть и забвение. 

Иногда девушка утомляла, подавляя желание и страсть могучим интеллектом. Такое тоже случалось.

Тогда появлялось желание освободиться от тягостных чар, забыть её, исчезнуть из совместного прошлого и настоящего. Но попытки стереть из памяти притягательный образ рождали липкую пустоту, которая выворачивала сознание наизнанку, посылая потоки импульсов, заставляющих страдать.

Иногда злость на обстоятельства, препятствующие встрече с любимой, вводили в ступор, приводя к совсем уж депрессивному унынию. 

Ромка страдал, выплескивая негодование вовне, раздражая начальство и напарников по работе. 

Была ли любовь? 

Наверно. Всё свободное время они проводили вместе, кроме тех проклятых часов, когда она училась, а он работал.

Её родители имели высокий социальный статус. 

Папа — декан института, мама — профессор того же профиля, что и отец. 

Они не мешали дочери выбирать свой путь, но настаивали на сохранении определённого доминирующего места в социальной страте.

Если жених немного не дотягивает — не беда. Всегда можно приподнять его, было бы личное желание. Ведь никого ничему невозможно научить, зато при личном желании выучиться можно чему угодно. Это аксиома. От неё и нужно плясать.

Девушка мягко, ненавязчиво подводила Ромку к мысли о поступлении в папин институт. Это же и в его интересах тоже. 

Но мальчик хотел быть самостоятельным мужчиной, диктовать свои условия, идти своим путём. Брутальность и главенство виделись ему необходимыми качествами мужчины. 

Эта малюсенькая вишенка на торте видимо и сыграла доминирующую роль в выборе юноши.

Илона в его жизни появилась совсем не случайно. Она была лучшей подружкой его возлюбленной. 

Столько времени было проведено с ней совместно...

Случались пикники, вылазки на танцы, даже походы продолжительностью в несколько дней.

Она всегда была рядом, всегда одна. 

Нет, не одинока. 

К ней, как пчёлы на мёд летели и прилипали то шмели, то мотыльки. Но такие насекомые девушку не интересовали. 

Она была воспитана на сказке о Золушке и бедной девочке по имени Ассоль, которая дождалась. Главное — быть терпеливой. 

Эти романтические сказки не давали девочке покоя. Ей снился Принц.

У других случается попасть в настоящую сказку, значит и ей может достаться подобная доля. 

 

Вот и школьные годы позади. 

Добро пожаловать во взрослую жизнь, где должны обитать настоящие принцы. 

Только времена наступили другие. 

Все мужчины какие-то убогие, одинаковые, словно детали из конструктора Лего. 

В каждом потенциальном Принце находилась изюминка. Иногда две, даже три, а чтобы в одном романтическом объекте объединялось всё, такого не встретила.

Женская чувствительная природа, руководствующаяся непонятно чем, посылала весточку за весточкой, заставляла влюбляться в каждого встречного. Она ждала и искала.

Несколько дней опьянения, истомы и страсти всегда заканчивались разочарованием и меланхолией. 

Хорошо хоть до финишных издержек ни разу не дошло: страх потерять девственность, подарив её не тому, кому следует, успокаивала раз за разом разыгравшиеся некстати флюиды, заставляющие расслабленно подчиняться мужчине, притворяющемуся возлюбленным.

Открытки и фотографии кумиров из кино и эстрады тоже перекочевали в стол. Не очень-то интересно молиться на Бога, которому на тебя плевать. Просто он никогда о тебе не узнает. Почему такая простая мысль не приходила к ней в голову раньше?

Вон, подружка Леночка стоящего кавалера себе отхватила. 

Нет, не Принц, но до чего сексапилен. Для такого она бы и честью своей рискнула. 

Наверно. 

Так ей хочется проверить таинственное женское начало в действии, воссоединив с мужским концом… 

Боже, какие иногда глупые мысли приходят в голову, когда мозг опухает от фантазий и желания быть не одной, а с кем-то достаточно близким.

Подружки только о том и говорят, какое волшебство эта любовь. А она так и не познала её прелести, хотя много раз пыталась не сопротивляться мужским чарам. 

Подружки, буквально все, угорают от вожделения. В уме у каждой поцелуи при Луне, не важно, с кем, лишь бы трясло не по-детски, и физическое слияние. 

Обидно. Все пробовали, а она, словно Скупой Рыцарь, драгоценность свою под замком держит. Девчонки ухохатываются над ней, говорят, что Принцы только в Арабских Эмиратах остались, да и те избранниц под замком, в темницах содержат. 

— Пользуйся, Илонка, Пещерой Алладина, пока она дары приносит, да не за так, а то дождёшься дефолта. Сожрёт твои драгоценности инфляция и кризис среднего возраста. Останешься ни с чем. Тебе оно нужно?

Что они понимают в настоящих Принцах?

 Ухватились за своих неимущих ухажёров, которым и похвастать-то нечем, кроме джинсов да кроссовок. 

Бродит она с подружкой и её парнем, сопровождая их во всех направлениях, кроме тех минут, когда ребята настойчиво провожают Илонку домой, желая, во что бы то ни стало, остаться наедине. А ей каково? 

Ромик, хоть и невзрачный мальчишка: росточком невелик, худой, как щепка, но вызывает внутри некие процессы, приводящие к намоканию трусиков. Как только приобнимет парень подружку, паче того за попку потеребит или грудь приласкает... Тоска.

Последнее время Илонка анализировать принялась: когда, отчего и сколько обстоятельств, заставляющих её страдать, краснеть и чувствовать желание, вызывает в ней Ромка. А ведь совсем не Принц. 

Короче, насчитала она десятка два моментов и предпосылок, можно сказать кнопочек, включающих у неё зуд, жжение и жажду прикосновений. 

Иногда сигналы и искры даже из глаз сыплются, проникают настолько глубоко, куда она и в мыслях забраться не смеет, потому, что именно там, в глубине этого потайного места, хранится тот единственный бриллиант, который мечтает она подарить особенному избраннику.

Ну, не Ромке же…

Всё бы ничего, но чем дальше, тем сильнее действие пусковых механизмов. 

Как накатит, так и не отпускает, ни днём, ни ночью. И что интересно — во сне она видит на том самом Белом Коне не кого-нибудь, а злополучного худосочного Ромку. 

Самое странное, что он едет в золотых доспехах, но почему-то совсем без штанов. А там... 

В этом месте Илонка всегда просыпается, боясь увидеть то, чем жених подружки пользуется, в те редкие часы, когда они не берут её с собой. 

Что-то в минуты пробуждения необычное с ней происходит. Приятное, только неправильное. 

Тело девушки сотрясается в конвульсиях, которые рождают волны сладострастия. После этого уснуть не удаётся, даже если она поменяет трусики и подмоется. Тяжесть внизу живота нарастает и спадает, вызывая навязчивые мысли... о нём. 

Чёрт возьми, ну чего этот Ромка к ней привязался? Даже во сне покоя не даёт.

Так ведь она, Илонка, так ни разу до конца этот сон не досмотрела, умирая одновременно от страха и любопытства. Каждый раз просыпается в поту и корчится в муках волшебного транса. 

 

Даже, когда спит и видит приближение всадника. А что, если... Мысли о том, чтобы досмотреть хоть однажды сон до конца, лишает покоя. Но желаемое никак не получается. Просыпается и всё.

 

Что же такое таинственное и манящее выглядывает у Ромика из-под доспехов? 

Что это за секретное оружие, которое порождает у неё восторженное возбуждение? 

Ну, конечно! Как же она не догадалась раньше? Для того они и избавляются от Илонки, чтобы ни с кем не делиться этим... 

 

А придётся...

Илонка только одним глазком, во сне глянет. Не разлучница же она, пордруга.

Ну, разве что попросит потрогать. Одним пальчиком. 

От этой мысли конвульсии по всему телу пробежали, прошлись по кругу, начиная от шеи, через набухшие моментально соски и напрягшийся от предвкушения прекрасных ощущений живот, туда, в таинственную сердцевину, нажав на ту самую любимую кнопочку... 

Как же хорошо! 

Ромик, миленький, ты просто волшебник. 

Представляю, какой кайф испытывает подружка, дотрагиваясь до этого, когда захочет... 

Нужно сейчас же лечь и досмотреть сон. 

Не Принц РПомка! Совсем не Принц.

А может быть и он. Что она знает о настоящих мужчинах? 

Её руки следуют по траектории, повторяющей на память изгибы Ромкиного тела, содрогаясь лишь от бесплотной мысли от прикосновения к юноше. Такому желанному, единственному...

Не много ли удовольствия присвоила себе подружка единолично? 

Если чуточку поделится, от неё не убудет. 

Зато Ромик узнает и поймёт, что Илонка лучше. 

Уж она постарается, нужно только повод придумать и ситуацию смоделировать, чтобы ни Конь, ни Рыцарь, мимо не проскочили. 

Чего же он не снится-то? Что, что у него там топорщится, отчего её так трясёт, выдавливая изнутри похотливые соки? 

Ну, приснись, Ромка, пожалуйста? 

Интересно, она его видит во сне, а он? 

Ромка-то, видит её или нет? 

Его-то, плющит, так, как её, или спит в тех золочёных доспехах спокойно? 

Спит, конечно. Подружке угождает. Не ей, а Леночке, ехидне... 

А что, если он так знак посылает? Вот дура-то. 

Точно. Ромка её ждёт, манит, секретные сигналы, намёки разные посылает, чтобы подруженька не догадалась о его сокровенном желании.

Он же её хочет, а она растащилась, оргазмы ловит на пустом месте, но молчит. Откуда Ромке знать, что Илона на всё готова, чтобы познать сущность настоящей любви? 

Действовать нужно, раскрываться, намекать, что знак любовный прочитала и на всё согласна, даже на предательство. 

Как на всё? Прямо так сразу и на всё? Ну, девонька, пропала ты. Это точно. 

Как же неприкосновенная девственность? Она же мечтала подарить её настоящему сказочному Принцу, который не обманет. 

Ну и что? Где он, тот романтический персонаж? 

А Ромик, вот он. 

Родненький. И её страсть как хочет и любит, только пока не знает о том.

По три раза за ночь с визитами посещает. 

Что с того, если в реальности у него ни Коня, ни Доспехов? 

Молодой ещё. Всё со временем приложится. Нужно лишь умело направить.

Сама из него Принца сделает. 

Настоящая любовь любые преграды преодолеет. 

А подружка, Леночка без Ромика как?

Да никак. 

Хватит с неё. Попользовалась чужим женихом, можно сказать даром, пусть отваливает и спасибо скажет. 

Илонка зашевелилась, приоделась, изменила облик — не узнать. Не сказать, что красотка — миленькая девочка.

Глазками стреляет, серо-голубой взгляд потупит долу, напустит на себя выражение целомудренной невинности, предъявляя то и дело Ромику эти впечатляющие метки. 

Он в шоке. 

Где парню понять, что у Илонки на уме. 

И в голову не придёт, что она его на блесну цепляет, словно окуня, на которого жор напал. 

И ведь подсекла. 

Ловко, словно всю жизнь только тем и занималась.

Подружка побежит в магазин или по иной надобности, а Илонка юбочку тут же приподнимет, колготки прозрачные поправлять начинает. И улыбается…

Выше, ещё выше... 

Вот уже и трусики прозрачные показались. 

Реснички у Ромика блюм-блюм, глаза по полтиннику, рот приоткрыт в изумлении, вот-вот слюни потекут. Есть ведь на что приятно посмотреть.

Илонка ручку к сердцу прикладывает и вздыхает, взглядом направляя парня куда нужно, обещая немедленное продолжение. 

Знаки, кругом знаки. 

Кажется, принял сигнал. 

Теперь пусть ответ стучит. 

А для верности, чтобы не перепутал, кому и чего посылать, Илонка "нечаянно" коленкой по внутренней стороне его бедра провела, и пальчик себе в рот задумчиво положила. 

Глаза выражают крайнюю степень преданности, влажные губы посылают привет и подобие воздушного поцелуя.

При появлении подружки Ромик покраснел, покрылся испариной, засмущался. 

Готов! Много ли похотливому самцу нужно?

Теперь на кукан посадить, пусть пока поплавает. 

Вроде свободен, но не очень. Стоит только леску натянуть.

Илонкина стройность, прозрачно-призрачный рельеф изумительной фигурки, сочетающийся с выдающимся бюстом, стройные ножки, музыкальные пальчики... 

В противовес пухленькой сопернице. Кто кого перекукует?

Илонка вне конкуренции. 

Ромик оказался впечатлительным и понятливым. 

Тем самым местом, что во сне из-под доспехов торчало.

Уловил Ромка чувствительное уведомление и поплыл, пуская пузыри, не ведая сомнения и страха. 

Красота — страшная сила.

Прискакал, без коня, правда, под Илонкины окна и ну свистеть. 

Она ждала. 

Не ведала, что так скоро сдастся. Надеялась, конечно, что колдовские чары простимулируют юношу на ратный подвиг. 

Угадала. Теперь можно вертеть им, как спинером.

Вышла к нему условно-недоступной принцессой, проверяя силу власти и прочность крепления. Посмеялась над ним, слегка, дразня, одновременно вызывая желание нескромными движениями и жестами.

Повиляла хвостом, поцеловала в губы, прижалась жарким телом, положив головку с едва уловимым запахом похоти. Приворожила.

Ромка её любовную лихорадку ещё раньше приметил. 

Инстинкт охотника у мужчины в крови, а тут дополнительный маркер, действующий безотказно: через ноздри, прямо в мозг, включая сходу четвертую, а то и пятую передачу, скоростную. Она конечно лишена мощности и силы, зато обороты какие. 

Ромик дёрнулся в предвкушении приза, застыл. 

Рыбка-то сама в руки плывёт. 

Того и гляди сама на сковородку прыгнет. 

Нет, есть он её сразу не станет. 

Сладенькая, зараза, вкусная, но для иного нужна... 

Сначала проверить необходимо, насколько безотказно девочка созрела. На что готова, а где обломаться можно. Ромик, калач уже тёртый, хоть и молод.

Положил для контроля и первичного теста руку на её грудь, прислушался. Хороша, зараза. Спелая, сочная. Желание забугрилось моментально.

Илонка к нему промежностью прижалась. 

Ухватил без стеснения за зад, немного глубже рукой залез, языком во рту рыщет, на вкус пробуя. Не ошибся, податливая девка, с перчиком. 

Сегодня нельзя её пугать, первое знакомство, как-никак. 

Завтра скажется подружке больным и тогда... 

Почему бы нет, если сама объятия раскрывает?

Эта мысль так его взнуздала, мало не заржал. 

Бугор под доспехами надулся, воткнулся Илонке в бедро и пульсирует. Остановить страсть никак не выходит. 

Илонка, то ли инстинктом самки, то ли уловив мощную волну его страсти через ноздри, поймала позыв и реакцию, включившись в процесс неконтролируемого возбуждения, тоже затряслась в конвульсиях, закатив глаза. Сжала Ромика так, что у него в мозгах помутнело... 

Он всё понял, как нужно. Как надо ей, Илонке. 

Вот это тёлка! Просто супер! 

От одного его вида практически кончает. 

Нужно ковать железо, пока у неё между ног горячо.

Тпр-р, но, пытался Ромка усмирить своего коня.

Так, кажется, успокаивают разволновавшихся, бьющихся в горячке лошадей. 

Ему бы тормознуть, натянуть удила и подумать. 

Какого чёрта, у тебя же любимая девушка есть, тем более, Илонкина лучшая подруга. Оно тебе нужно? Цени и оценивай…

 

Невдомёк дурню, что включила девчонка своими провокационными действиями древнейший инстинкт, заставляющий любого самца, случившегося рядом, бежать за течной сукой, чтобы наполнить её лоно горячим секретом, созидающим новую жизнь. 

Но ведь он не кобель, которого толкает на случку матушка-природа. 

Это же не любовь, примитивная похоть, страсть. Тормозни. Не предавай любимую!

Куда там. Самка в соку и хочет. 

Правда, сама не знает, чего: то ли Принца на Белом Коне, то ли просто коня с его мужским механизмом. 

Она ещё девочка, ни в чём толком не разобралась. Нет у неё мозгов, чтобы анализировать, а гормоны разводят хоровод под романтическую мелодию, вызывая взрывную реакцию, толкающую на безумство.

Помешательство, вызванное отравлением крови выбросом адреналина, иллюзия небывалого счастья, незабываемого романтического полёта к звёздам. 

Они взлетели, с каждой минутой удаляясь от реальности, куда-то бежали, искали уединённый уголок, грубо и вульгарно сливаясь губами в безумной страсти.

Нашли уединение, упали полураздетые, не в силах более сдерживаться. Со звериной сноровкой, рывками сдёргивали с себя одежды, не приходя в сознание. Лизали и кусали друг друга, словно взбесившиеся животные, распаляясь всё больше. 

Ромка зверел на глазах, раздуваясь внизу живота немалого размера стыковочным элементом, который нетерпеливо, слепо вклинился меж её сладких белых бёдер в надежде поскорее отыскать лакомый рай, опухший от желания, истекающий ответными соками. 

Вот она, вожделённая скользкая вагина, раскрытая, ждущая, похожая на пышущий жаром, только что вынутый из кипящего масла сдобный пончик. 

Ромка вгрызается в сочную податливую мякоть, засасывающую его вместе с мозгами, лишающую способности мыслить. Только поступательное движение, наподобие маятника. 

Тоннель, в который он попал, сужался с каждой последующей фрикцией, усиливая трение, ускоряя развязку…

Немедленно случился немыслимой силы взрыв. Всего. В том числе эмоций. 

Мощный фонтан выплеснул сгусток страсти, заполняющий чашу Эрота до самых краёв. 

Одарив женщину последней каплей эликсира счастья, Ромкин лингам мгновенно сдулся, превратившись из рослого гиганта в некое подобие новорожденной мыши, застыл над распростёртым крестом истомлённого близостью Илонкиного тела, капая ей на грудь горячим ядрёным потом. 

Его грудь раздувалась наподобие кузнечных мехов, налитые кровью глаза настраивали сбившийся фокус. Кровь из тазовой области постепенно заполняла всё тело, напитывая, в том числе, и мозг.

— Что я натворил? — Пронеслось в голове у Ромки. — Я же её не люблю. А ведь мы даже не подумали предохраняться. Что, если…

Илонка тоже приходила в себя, но медленнее. 

Ей показалось, что душа временно покидала тело, а сама она тем временем отключилась. Совсем. Во всяком случае, ничего толком не помнит. 

Боли не было. Ощущения эйфории и счастья тоже.

А ведь девчонки говорили, что будет всё… 

Может быть, ничего между ними и не было? 

Она протянула руки вниз, провела по промежности, ощутила липкое тепло. 

Её передёрнуло. 

Понюхала, чем пахнет. Резкий, очень необычный, немного возбуждающий, но довольно неприятный запах. 

Было…

Ей вдруг стало жалко свою утерянную даром девственность. 

Захотелось вернуть всё обратно. 

Зачем, спрашивала она себя? 

Ответа, не было. 

Голова сопротивлялась, не желая принимать реальность к сведению. 

Она женщина… Возможно, даже мать. 

Эту вероятность нельзя сбрасывать со счетов. 

Теперь у неё больше нет подруги. 

А Ромка? Сумела она привязать его к себе женскими чарами или нет? И нужно ли ей это? 

Что с ней происходило? Может быть, она сошла с ума? 

Так низко опустить планку. Ведь, по сути, она предательница и изменщица. Ромка, тоже. 

Илонка представила себе совместную жизнь двух вероломных любовников, способных с лёгкостью переступать черту. Ей стало немного страшно.

Надо же, как легко и просто превратиться в подлеца. Интересно, а что будет потом…

Какая странная штука, жизнь. Сейчас, только что, исполнилась её заветная мечта, разрывающая столько дней и ночей мозг и тело на мелкие кусочки. Теперь она растеряна, разбита, несчастна. 

То, что скрывалось под доспехами рыцаря, целиком и полностью побывало в ней, не оставив и следа от тщательно скрываемых женских тайн. 

Ничего особенного не произошло. Во всяком случае, во сне было даже чувствительнее, слаще, острее. 

Илонка отстранилась от Ромки, внимательно осмотрела и потрогала бурые тягучие потёки на бёдрах, не испытывая даже тени стеснения. 

Нагота теперь нисколько не волновала девушку. Она отыскала трусики, тщательно вытерлась и выбросила их далеко в кусты.

Шли любовники, даже не держась за руки. 

Расстались без поцелуев и объятий. 

Некое непонятное отчуждение, для которого вроде не было причин. 

Пустота, безмыслие, неприятие. Гулкое, непонятной природы одиночество.

Её душа парила вдалеке, боясь приблизиться.

 ******

Илонка забеременела. 

Молодой здоровый организм не стал требовать любви, чтобы создать новую жизнь. 

Вагина впитала основу жизни совсем не на радость хозяйке.

 Рожать или нет, Илонка не задумывалась. 

Судьбу не выбирают… 

Ромка между тем ни бе, ни ме. Впал в ступор. Рожай, если хочешь. 

— Да, женюсь, если нужно. Да, трахнул, не отказываюсь. Ребёнок мой. 

— Ромочка, мы же с тобой любили друг друга!— говорит прежняя подружка.

— Да, любили. Что я, виноват, она сама ноги раздвинула.

— А я, что мне теперь делать?

— Не знаю. Ничего не знаю. Не люблю я Илонку.

Ничего Ромка не знает, ни за что не отвечает, и вообще… отвалите. 

Разве он виноват, что девочка, играла в дочки-матери. Они все теперь с детского сада ищут Принца. 

Вот и нашла. Сама просила. Да, вставил. Не очень-то и хотелось. Ну и что?

Свадьба была, не сказать шикарная, обычная. Гости, подарки, поцелуи на счёт…

Сын родился в положенный срок.

 Замечательный бутуз. 

Квартиру им предоставили. С подселением. 

Через полгода после рождения ребёнка разбежались.

Пришла Илонка к родителям мужа, жаловаться: — не Принц. 

А ведь как скакал: доспехи, Белый Конь, мокрые трусики…

 

 

 

 

 

 

 

 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход