ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Ольга Романовна, или история о любви и...

2017-12-02 Ольга Романовна, или история о любви и...
Ольга Романовна, или история о любви и...
Неоконченная история о том, как одна примерная комсомолка оказалась в постели с мужчиной в первый же день их знакомства, и нисколько не пожалела об этом.
0 0 712 02.12.2017
Неоконченная история о том, как одна примерная комсомолка оказалась в постели с мужчиной в первый же день их знакомства, и нисколько не пожалела об этом.

ПРОЛОГ

Здравствуйте, дорогой читатель!

Позвольте, я расскажу вам одну очень давнюю, но занимательную историю, которая случилась с одной незамужней комсомолкой, двадцати трёх лет от роду.

Звали её торжественно и мило - Ольга Романовна. Возможно, вы возразите: «девушек в её возрасте зовут Оленьками, Олюнями, Лялями, Оляшами, но никак не Ольгами Романовнами! Потому как применить это имя, да с таким отчеством, да к особе в столь нежном возрасте никак невозможно! С этим надо подождать лет десять, а лучше пятнадцать!»

Да! Это так. Но ничего не могу поделать!

Потому что именно так - «Ольга Романовна» - представилась Ольга Романовна во время знакомства со своим первым мужчиной.

Она сказала: «Ольга!» А потом почему-то добавила: «Романовна!»

Мужчина посмотрел на неё насмешливо, но сказал: «очень приятно!»

И с некоторым удивлением спросил: «нет, вы действительно Ольга?»

«Да, а что тут такого?» - в свою очередь, удивилась Ольга Романовна.

«В таком случае, разрешите представиться: Ингвард Викторович»

Легко догадаться, что спросила Ольга Романовна:

«Что? Вас зовут Ингвард?»

Легко догадаться, в какой стилистике ответил Ингвард Викторович:

«Да, а что тут такого? Шикарное имя, не Камбустибл какой-нибудь, и даже не Петька»

По едва заметной досаде в голосе было понятно, что Ингвард Викторович часто выслушивал насмешки над своим мягко сказать, нетипичным именем.

«Видите ли в чём дело» - сказала Ольга Романовна - «фоносемантические качества вашего имени говорят о том, что...»

Возможно вы, дорогой читатель, прервёте меня, как нибудь так: «Алё, гараж! К чёрту фоносемантику! Вы лучше объясните, что это вы величаете этого, как его, Ингварда, мужчиной? Не умнее ли было назвать его парнем? Ведь девушки знакомятся с парнями? А мужчины знакомятся с женщинами? Ведь так больше логики? Или я не прав?»

Правы, конечно. Но я имел в виду «мужчина» в истинном, «протокольном» смысле этого слова. Потому что с этим мужчиной Ольга Романовна (презрев сонм адских сомнений), легла в постель в первый же день знакомства, а в последствии принялась вести ей доселе неизвестную, но мучительно-бурную (и как написали бы в том же протоколе), «половую жизнь»

Ну, а в бытовом и общепринятом смысле Гошка (то есть, Ингвард Викторович), и есть парень, разведённый, комсомолец, двадцати пяти лет от роду.

Итак.  

Читайте историю о том, как моя (и надеюсь, ваша) героиня сначала обрела мужчину, а затем наладила яркий и нескучный секс.

Ольга романовна

Было раннее, уныло-чёрное январское утро. Ольга Романовна медленными, неуверенно-мелкими шажками постигала путь меж льдистых бугров нечищенного тротуара.

Ольга Романовна с трудом соображала и почти ничего не видела. И вообще, шла на «автопилоте». Потому как только что пережила сильнейший оргазм, и ещё не вернулась в действительность.

Колени ощущали дрожь, а тело всё ещё помнило энергичную тяжесть её мужчины.

Разласканным соскам было неуютно под лифчиком, зато в животе...

В животе бабочки летали!

Но это ещё не всё!

Каждая клеточка её тела испытывала божественный восторг, от которого с зацелованных, намазанных вазелином губ не сходила улыбка.

Неожиданно для себя Ольга Романовна громко засмеялась. Она с упоением вспоминала про их с мужчиной совместную жизнь. «Уже неделю мы вместе!» - думала она. «А в субботу с воскресеньем мы вообще не выходили из дома. Правда, мужчина выходил куда-то, кажется за сигаретами»

А когда вернулся, обнаружил Ольгу Романовну лежащей на на тахте, под одной только простынкой.

Простынка была натянута в аккурат до кончиков грудей.

Руки вдоль тела.

Глазки закрыты.

Голова на подушке.

«Соблазнится или нет?» - с волнением думала Ольга Романовна - «это похоже на экзамен по предмету соблазнения, где я есть учебное пособие»

Фу, слава богу!

Мужчина мигом всё сообразил, выскочил из своих одежд, и оказался рядом.

Запустил прохладные руки под её затылок.

Одна грудь оказалась у него под мышкой, а другая - под сгибом локтя.

Своими губами он нашёл её губы, и сделал ей долгий поцелуй взасос.

Потом отпустил губы...

Пока Ольга Романовна восстанавливала дыхание, длинно прошёлся языком по кончикам грудей - от этих пассов по её телу пробежала медовая судорога.

Не выпуская головы из рук, прилепил два поцелуя к шее. И...

Ольга Романовна сорвалась в пропасть.

Полёт прекратила фраза её мужчины: «Ольга Романовна, а зачем вы в трусиках?». Мужчина уже сдёрнул с неё простыню, и обнаружил непорядок. «Здесь в трусиках нельзя, здесь можно только без трусиков! От трусиков знаете ли, один грех! Когда только вы успели нацепить их, а, признавайтесь?» - говорил мужчина, перемежая свои речи поцелуями в живот, ляжки и колени - «я же точно помню, что оставил вас без трусиков? Это что же, мне и на полчаса оставить вас нельзя, а?»  

«Простите меня пожалуйста, я больше не буду!» - на полном серьёзе отвечала Ольга Романовна - она была так возбуждена, что не могла понимать шуток. «Так что же прикажете делать?» - не унимался мужчина. «Разденьте меня пожалуйста» - виноватым голосом сказала Ольга Романовна. «Тогда соблаговолите приподнять вашу божественную попку!»

Но Ольга Романовна не соблаговолила. Она так сомлела под поцелуями, что могла двигать только зрачками.

Мужчина быстро справился с трусиками, и утвердил свои губы на её бритом лобке.

Ольга Романовна схватила его за руку, и с дрожью в голосе сказала: «идите же ко мне!»

Мужчина лёг на Ольгу Романовну, прижав её к тахте всем своим весом.

«Ааа-х» - выдохнула Ольга Романовна и почувствовала, как напряжённый мужской член вошёл в её влажную, возбуждённую плоть.

Мужчина выдернул из под-неё подушку, нашёл её ладони, и их пальцы сцепились.

Затем приподнялся на локтях, и начал свой непостижимый, неистовый танец-скачку первородного греха.

Ольга Романовна почувствовала, как низ живота наливается жаром, а по ногам бегут судороги...

Мужчина умудрялся на скаку целовать её в губы, в груди, в шею, шарить языком в её ушных раковинах.  

Всё это сладостное безумие добавляло возбуждения, и к тяжёлому дыханию Ольги Романовны стали добавляться звуки, не вполне членораздельные. Хотя, были и членораздельные - «не прерывайся, не прерывайся!» - кричала она,  охватив руками могучую шею своего мужчины. Она неистово билась под ним, больно ударяя его лобком.

Наконец,  Ольга Романовна выгнулась, до отказа запрокинув голову. Её руки судорожно вцепились в простыни. Сладостная, мучительная дрожь шла по её разбросанным ногам, а лицо накрыла натужная, некрасивая гримаса.

И как апофеоз, из горла вырвался тяжкий, со всхлипом выдох.

Ольга Романовна упала на спину, затем медленно повернулась на бок.

Из её глаз текли слёзы...

Мужчина счёл за благо удалиться - надо было  одеть трусы, отплеваться, умыться, покурить, попить чайку. Он уже знал, что через полчаса Ольгу Романовну отпустят эмоции, она начнёт соображать и в общем будет адекватной.

Но не тут-то было!

Он уже начал движение, когда услышал голос с тахты: «иди сюда!»

Подошёл.

Ольга Романовна, балдея от бесстыдства, сказала: «дай-ка сюда своего красавца!»

«А зачем?»

«Ну дай!»

«А что ты замыслила?»

«Хочу поцеловать твоего Мурзика»

«Не дам!»

«Почему?»

«Я тебе в другой раз объясню»

«А разве мы с вами на «ты»?»

«Так вы же сами...»

«Ну нет! Я вас знаю всего неделю! Вы мне практически незнакомы. А раз так, обращаемся на «вы!»»

«Вот она, женская логика» - подумал мужчина. А в слух сказал: «ладно, как прикажете! Кстати, Ольга Романовна, раз уж я здесь, разрешите мне приласкать ваши груди! А то мы с вами так быстро переходим на секс, что я...

«Расскажите мне про мою грудь»

«Она у вас красивой, правильной формы, приятной полноты, упругая и стоячая. Если взять маечку в обтяжку, лифчик вам ни к чему!» - говорил мужчина голосом змея-искусителя. «Давеча вы спрятали грудь под простынку, такие красивые выглядывали полукружья, с такой завлекательной ложбинкой. А соски...»

«Поцелуйте их» - прошептала Ольга Романовна. «Сейчас будет дубль» - подумал мужчина...

Ольга Романовна лежала на спине. Её руки были разбросаны, ноги чуть врозь, а глаза закрыты.

Она вновь желала принимать ласки.

Мужчина вытянул правую руку, и положил её сразу на обе груди...Заметно прижал их... Затвердевшие соски приятно упирались в его кожу...Долгий поцелуй в губы...Потом вобрал в рот правый сосок, потом левый...долго сосал их, как леденцы...потом чуть-чуть прикусил...прошёлся язычком...взял полной ладонью левую грудь, пропустив сосок между пальцами...чуть прижал его...ещё поцелуй в губы...забрал обе груди в ладони, и начал массаж, который они принимали с упорством резиновых мячиков...

Ольга Романовна шумно дышала, как на занятиях по физкультуре...

Поцелуй в шею... в губы...ладошку на лобок...пальчик между ножек...массаж одной такой маленькой штучки...и...

Ольга Романовна вновь забилась в «его сильных руках»...

Ну, вот! Мужчина наконец-то заработал себе  отдых, и отправился по своим делам.

А когда вернулся, сказал: «Ольга Романовна, я вам не говорил, что у вас очень красивая попа?» В тот же миг Ольга Романовна

надёрнула на себя простыню.

«Э, э!» - запротестовал мужчина - «от чего вы прячете такую красоту? Лучше позвольте мне приложиться к ней губами, хотя бы десяток раз!»

«Не позволю» - сказала Ольга Романовна.

«Почему, отвечайте откровенно!»

«Боюсь щекотки»

«Этто несерьёзно!» -  мужчина запустил свои руки под простыню, и начал энергично мять её ягодицы.

«Ааа, пустите меня!»

Ольга Романовна не хотела отвергать его рук. Но была так изнурена ласками...

Стоп, стоп, стоп!

Дорогой читатель! Вам не кажется, что за описанием этого буйного пиршества плоти мы забыли самоё Ольгу Романовну?

Ауу, Ольга Романовна, где вы?

Да вот же она, на выстуженной злыми январскими ветрами улице, стоит на трамвайной остановке.  

А что она там делает?

Формально, хочет сесть на трамвай и в конце концов, доехать до работы.

А на деле, закрыв глаза, смотрит последний, самый драматичный эпизод из видеоклипа под названием «как я провела эту ночь»

Эпизод этот начался тем, что Ольга Романовна обнаружила сильнейшую эрекцию у своего мужчины. Обнаружила, найдя рукой его Мурзика.

«Боже, какой огромный! И как он во мне помещается?» - подумала комсомолка, а сама повернулась на спину, разбросала ноги и поджала их в коленях.

«Боже, неужели это делаю я, а не кто-нибудь другой?» - думала она.

Первая волна оргазма достала ей до пупка, затем откатила, оставив жар в низу живота и  покалывания в пальцах рук...

Затем накатила вторая волна, и достала уже до груди...

Третья, звёздно-фиолетовая волна накрыла её с головой...

Ольга Романовна выгнулась, и судорожно сцепила ноги на торсе мужчины...

Из её горла полетели громкие, неблагозвучные стоны-выкрики.

Но она их не слышала. И вообще, сейчас она была где-то на Марсе. Или ещё дальше.

Она не слышала, как мужчина выбрался из постели, поцеловал её в плечико, и пошёл собираться на работу.

Было пять утра, и её мужчине надо было успеть к смене, к без пятнадцати семь (бррр!) Её мужчина ковал оборонный щит родины, в почтовом ящике, где-то на окраине города. Там было строго с дисциплиной, да и добираться надо было целый час.

Зато уже в три пятнадцать он пойдёт домой... «А вдруг не пойдёт?» - чёрная молния пробила мозг - «а как же я?»

Слёзы брызнули из глаз Ольги Романовны. Она поняла, что не справляется с собой и что сейчас с ней будет истерика.

«Я сильная, я справлюсь, всё будет хорошо!» - шептала Ольга Романовна - «он придёт, точно придёт! Он не может не прийти, он вещи свои принёс, и  пальто зимнее. И наборы продуктовые, принёс с завода и сложил в холодильник, он теперь мой, он живёт со мной, он живёт у меня, он не уйдёт от меня!»

Как ни странно, все эти хоть и логичные, но по сути пустяковые доводы быстро успокоили Ольгу Романовну.

Ледяная глыба девичьих сомнений начала таять.

Ольга Романовна легко вздохнула, улыбнулась и вышла из трамвая.

Ах, незадача! Пока её юную и неокрепшую душу терзали шекспировские страсти, трамвай провёз её мимо работы.

«Ну и ладно! Пробегусь пешком. Ещё пять минут, и я на работе!»

Тем временем горизонт заметно посветлел. Это новый день уносил остатки бурной, но теперь уже прошедшей ночи.

Осталось дождаться восхода солнца, чтобы его зимние, нежаркие лучи окончательно растопили лёд девичьих сомнений.

Разбор полётов

Скажу прямо - моя героиня совершенно не могла работать. Потому что пыталась справиться с неистовым потоком новой реальности.

Ольга Романовна вдруг поняла, что жизнь решительно лопнула, на эти категорические «до» и «после». Как лопается толстая, и с виду надёжная арктическая льдина. И что она уже никогда не перепрыгнет чёрную, дымящуюся, растущую прямо на глазах полынью. А сможет только помахать рукой и крикнуть тем, кто остался на том берегу: «Бабушкааа! Папаааа! Мамааа!»

Впрочем, без особой надежды быть услышанной - любимая бабушка умерла в прошлом году, мама устраивала личную жизнь и в упор не замечала дочь, а папа...

Ну, а папа жил с новой семьёй и не видел дочь месяцами.

Хотя...

Ольга Романовне показалось, что она держит кого-то за руку.

«Боже, кто это?» - думала она. Вдруг  мозг озарила вспышка радости - «да это же братец Витя!»

Витя - это шестилетний ангелочек с печальными глазами.

Ольга Романовна чувствовала, что Витя - это единственная живая душа, которая связывает её «до» и «после»

Витя легко перепрыгивал огромный разлом, который поделил ледяное поле её жизни на две неравные части.

А кто здесь ещё? Кто держит Витю за другую руку и улыбается?

Боже! Да это же её Мужчина! Да, с большой буквы. Потому что Ольга Романовна решительно не хотела называть его по имени, а только «мужчина» или «вы»

«Пусть это будет его имя, про себя я его буду звать «Мужчина», а в слух - «вы». Ну, а там видно будет» - подумала она.

Ей до боли в сердце захотелось, чтобы её самые дорогие в жизни мужчины поладили и по-настоящему подружились.

В тот же миг Ольга Романовна ощутила жгучий стыд. Потому за прошедшую неделю ни разу не вспомнила ни бабушку, ни Витю. Ни маму, ни папу.

Вообще никого!

Она помнила только Мужчину и их тахту, в одночасье превратившуюся в центр мироздания.

Даже долгое, мучительное умирание бабушки не подействовало на неё так, как подействовал на неё мужчина!

«Так что же произошло?» - пыталась понять Ольга Романовна - «неужели это секс и тахта разломили мою жизнь?»

Да, дорогой читатель!

Близость с мужчиной произвела сильнейшее впечатление на Ольгу Романовну!

Ещё неделю назад она не подозревала, что за штука такая секс! Строго говоря, она даже в засос-то никогда не целовалась... А теперь не представляла, как это можно было жить без мужчины! И вообще, права была Верка! Жизнь без секса - это как чёрно-белое кино, к тому же немое... Вроде бы жизнь, а если присмотреться - тьфу, только её мутное и унылое подобие...

Стоп! Верка? Верка! Как же я забыла про неё!

Это Верка уговорила меня поехать в Москву! Это Верка заставила меня выбрить лобок! Это верка дала мне жёлтый итальянский купальник - бикини на завязках!

Это Верка усадила меня в Петькин «Запорожец»!

А главное, это был Веркин план - познакомить меня с моим Мужчиной!

Так! Всё! Срочно к Верке! Ах, да! Надо ей позвонить!

Вера, Верка, Верунчик, Верунька - школьная и пожалуй, единственная настоящая подруга.

С десятого раза дозвонившись, Ольга Романовна услышала сочное, с эротичной хрипотцой Веркино сопрано: «алё, рассказывайте!»

Верка служила в ЖЭКе, кажется командовала водопроводчиками, и говорила в трубку соответственно.

«Верка, срочно приходи в пельменную на Чёрном пруду! У меня обед, и я буду там через пять минут!»

«Что за срочность, дитя моё?» - спросила Верка - «у тебя обвалился потолок, а может, лопнул водопровод?»

«У меня жизнь лопнула, и я умру, если ты не придёшь!»

«Опять?» - удивилась Верка - «кажись, ты неделю назад собиралась помирать?»

Нет, Ольга Романовна не собиралась умирать. Всё было наоборот, это Верка тогда сказала, со свойственной ей грубой прямотой, в ответ на жалобы на частую головную боль и даже обмороки: «не будешь трахаться - или сдохнешь, или с ума сойдёшь!» - и добавила - «верь мне, я живу с мужиками с пятнадцати лет и знаю, о чём говорю! Вот тот же Петька! Хоть и сукин сын, но когда не поленится и оттрахает меня как следует, то жизнь из наказания превращается в радость!»

Через пятнадцать минут Ольга Романовна оказалась на месте.

Верка - элегантная двадцатичетырёхлетняя девушка, уже ждала Ольгу Романовну у входа в пельменную.

Была ли Верка красавицей? Пожалуй, нет, если иметь в виду общепринятые каноны красоты.

Но... К чёрту красоту! Пусть красота останется чужой головной болью!

Верка имела качества важнее красоты. Она была стопроцентной обаяшкой!

Судите сами:

Каштановые вьющиеся волосы.

Большие тёмно-карие глаза.

Большой, в перманентной улыбке рот.

Отличный макияж, ухоженные ногти, элегантный прикид, импортные...

Стоп, стоп!

Дело было совсем не в импортных косметике и шмотках, которые с шиком носила Верка. Хотя конечно, всё это шло ей только в плюс.

Главный вклад в Веркино обаяние вносил её взгляд, этакая смесь восхищения и как бы даже неподдельного интереса.  

Любому дурашке (это я о мужчинах) казалось, что Верка смотрит только на него и думает только о нём!

Igor Shkunov 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Подписаться
Комментарии: 0
+ Добавить комментарий
Вход