ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Перекрёстное опыление

2019-09-19 Перекрёстное опыление
Перекрёстное опыление
То, о чём поведано в этой истории, не должно было случиться. Судьба распорядилась иначе. Каждый участник получил, чего хотел, но совсем не так, как хотелось бы.
5 7 1601 19.09.2019
То, о чём поведано в этой истории, не должно было случиться. Судьба распорядилась иначе. Каждый участник получил, чего хотел, но совсем не так, как хотелось бы.

Эта странная история разворачивалась на моих глазах. Поверить в неё, если не видел происходящее сам, попросту невозможно, потому что порядок событий абсурден. Однако вопреки логике все участники парадоксального шоу обрели счастье.

Это взгляд со стороны. Возможно у участников иное мнение.


Было у меня два друга. 

Конечно, друзей тогда было больше, но история касается только двоих. 

Росли мы как все: играли в одни игры, хулиганили, дружили, ссорились, дрались. 

Мальчишки, одним словом. 

В определённое природой время начали влюбляться: кто раньше, кто позже. 

Самый первый обзавёлся подружкой Андрей Куракин. Принялся он ухаживать за Леночкой Смоляковой из параллельного класса, черноглазой дюймовочкой с томным взглядом и невесомой фигуркой. 

Не влюбиться в неё было попросту невозможно. Конкуренция за её внимание среди мальчишек была неимоверная, но выбрала Леночка именно моего друга.

Конечно, все мы Андрею завидовали, но не особенно сильно: опыта отношения с девочками ни у кого ещё не было. 

Жил он с мамкой: безотцовщина. 

Так вышло, что отца он не знал никогда. По какой-то причине жила без мужа и факт отцовства мама упрямо утаивала. Короче, тёмная семейная тайна. 

Мамка у Андрея, тем  не менее, была замечательная: немного строгая, в меру требовательная, однако справедливая и добрая. Только вечно пропадала на работе. Видимо в семьях, где один родитель, это обыденно. 

В её отсутствие и вызрела большая любовь, поражавшая всех нас недетскими чувствами и поступками этой замечательной парочки. 

Поначалу было обычное любопытство, когда мальчик познаёт девочку и наоборот. Трансформация отношений происходила в открытом режиме: в детстве мало что скрывается от друзей.  

Потискались Андрей с Леночкой по скамейкам в школьном дворе да подъездам, прошли “курс молодого бойца”  начинающих любовников и решили перебираться в более комфортную обстановку — домой, благо никто таким встречам не мешал. 

Шуры-муры, кино в телевизоре, чай с конфетами и поцелуи на сладкое. 

Оба сладкоежками оказались. Поцелуям в обнимку посвящали всё свободное время. Прерывались только на приготовление домашних заданий, которые быстренько делали вместе, учитывая при этом время прихода мамки. 

Слюнявили друг дружку в тысячу слоёв, растворялись в мире неведомых прежде грёз, спешили познать азбуку любви на практике. Жалели ребята лишь о том, что начали процесс познания слишком поздно, что упустили столько времени даром. 

Если бы знали, как прекрасен мир любви, начали бы с пятого класса.

Андрей всерьёз расстраивался, что четыре года жизни пропали даром. 

Так они промурлыкали весь девятый класс. 

Времена тогда были более вегетарианские, чем нынче  — даже о кунилингусе молодые осведомлены не были, а про безобразия ниже пояса и помыслить не смели. Зато поцелуи освоили в совершенстве: любую мелодию могли языком сыграть, зажмурившись или глаза в глаза. 

Всё, что до уровня бюста, перецеловано было несчётное число раз. Ребята даже названия придумывали для необычных, но желанных ласк. Но про это мы намного позднее узнали.

Про нас, друзей, было почти забыто. Лишь редкие встречи. Практически никакой достоверной информации про  их любовные отношения не было: только сплетни, глуповатые шутки и домыслы.

В разговорах эта парочка числилась женихом и невестой, а взрослые несли шёпотом про них всякую ересь.

В десятом классе Леночка познакомила свою лучшую подружку, Светлану Соколову, со вторым моим другом, Сергеем Клёновым. Мы их в шутку стали называть светло-серыми, по созвучию имён.

Это прозвище приклеилось к парочке моментально. Ничего не поделаешь —  мальчишки любят навешивать на друзей прозвища-ярлыки, зачастую обидные и не особенно приятные. Это хотя бы нейтральное, без подтекста, как бы констатация случайного цветового совпадения имён и судеб. 

Светло-серые сразу взяли аккорд: отношения их развивались поступательно, чересчур стремительно. То, чего их друзья-подружки не успели разведать за целый год, эти познали за несколько месяцев.

К концу года Сергей и Света не только признались друг другу в вечной любви, но и запланировали в мечтах скорую свадьбу, в том числе детишек. Короче, расписали в мечтах  будущее до мельчайших деталей, чуть не до последнего вздоха. 

Как в юности водится: мы предполагаем, а родители располагают непосредственными рычагами воздействия. 

Светкины родители настояли на прекращении контакта, пока дочь не закончит  институт. Еще бы: у мамы высшее образование, у папы, а дочка неучем будет? Сначала диплом, а после, если любовь не угаснет, всё прочее. 

Понятно, что насильственное разлучение любовной пары, познавшей не просто азы, а нечто большее, глубинное, вызвало истерику.

Слёзы, сопли, прощания, расставания. Сергея не подпускали к дому подружки, Свету держали под круглосуточным контролем.

Напрасно родители думали, что контролируют ситуацию . 

Невозможно оторвать приклеенные намертво тела без боли. 

Любовное недомогание перешло в хворь: Света замкнулась, начала худеть, совсем перестала есть, потом и спать. 

Родители встали в стойку, принялись спасать девочку свою ненаглядную: Серёгу отправили служить в армию. Папа Светкин подсуетился, чтобы призвали без промедления. Парень, с горя или по какой иной причине, спорить не стал. 

Погоревала дочка и начала роман в письмах сочинять. Иной день два письма милому напишет, а то и три. Вроде успокоилась, в институт поступила. Ждёт.

У Андрея с Леночкой в это время развивались почти идеальные отношения. Они боготворили друг друга. В жизнь ребят никто не вмешивался: мама была рада, что сын вырос настоящим мужчиной.

Влюблённые сами решили — до свадьбы ни-ни. Только лёгкий флирт, поцелуи и прикосновения выше пояса. Но на свадьбу настроились. 

Леночка специально, чтобы с милым не разлучаться, экзамены в институт провалила. Ждут не дождутся совершеннолетия, чтобы сразу объявить о начале совместной жизни и познать все прелести взрослой любви.

Отношения в их паре складывались почти идеальные: ни ссор, ни укоров, ни претензий. Андрей и Лена  словно родились для совместной жизни. 

Один вывих всё-таки был: несмотря на юный возраст, Леночка до страсти мечтала иметь детей. Имена придумала для первенцев, портреты их рисовала, выкройки для детских одёжек собирала, читала книжки по педагогике. 

На этой почве покоя не давала любимому, расписывала прелести семейной жизни. Но Андрея это ничуть не раздражало: рад и согласен, только поддакивает.

Андрей в институт поступил сходу, чтобы в армию не идти. Леночка работать оформилась на фабрику,  не захотела на родительской шее сидеть. 

Молодые еле осени дождались, когда совершеннолетие справили: сразу заявление в ЗАГС подали.

Родителей поставили в известность уже по факту. 

Поселились у мамы Андрея. Свадьбу не справляли, только вечеринку для самых близких. 

Сразу после свадьбы со всей возможной в этом возрасте серьезностью начали "делать ребёнка". Всё по учебнику, с графиками периодов овуляции и прочими вычитанными премудростями. 

Светлана долго ждала своего часа, реализуя в мечтах Леночкины откровения: подруга была более сведуща в эротических отношениях с мужчиной, довольно часто подробно рассказывала ей о тонкостях взрослой любви.

Как же хотелось Светлане испытать всё то, что для подружки стало обыденным, увидеть своего единственного мужчину в первозданном виде, как задумала его природа и вот оно, чудо единения, взаимопроникновения двух любящих, ждущих друг друга тел, стремящихся к слиянию и продолжению рода. 

Она была настолько готова, что первый фейерверк в мозгу взорвался ещё до того, как Серёжа вошел в неё. 

Когда он ласкал там, куда не проникал ещё никто и никогда, Света улетела, отключилась, потеряла связь с пространством и временем, окунувшись в нирвану, словно проваливалась в бездну, падая в неё головой вниз. 

Ей показалось, что полёт длился целую вечность. 

Вернувшись обратно в своё тело, Леночка обнаружила Сергея, который лежит на ней и дышит как марафонец на последних метрах дистанции. Уж он целовал её и ласкал: обнимал, мял, трогал. Везде-везде. 

Всё это было упоительно прекрасно, хотелось ещё и ещё. Невозможно было прекратить и прерваться. Единения следовали одно за другим, почти без перерыва. Пока Сергей отдыхал, очень недолго, Света облизывала его языком и губами, не смея всё-таки взглянуть на отдельные анатомические детали любимого. .

Леночка с первого дня совместной жизни чуть не каждый день делала тест на беременность. 

Тщетно.

 

Два года службы Сергея в армии пролетели в ожиданиях и чувственных грёзах. Светлана складывала стопочками письма от милого в заветную коробку, перечитывала их бесконечно и плакала. 

За эти годы из длинноногой невесомой газели девушка превратилась в стройную красотку, знающую себе цену. Мальчишки в институте табуном хороводились вокруг неё. Только зря. 

Кроме милого сердцу Серёжи никто ей не был нужен. 

Любимый тоже верным оказался. Соблазнам, которых в увольнениях предостаточно, не поддался, сохранил свою преданность. Вернулся домой, правда, только осенью, почти на полгода позднее установленного законом срока, так вышло. 

Ушел Сергей в армию хилым и голенастым, а вернулся мужчиной с широкой  грудью, накачанными мышцами и стальным торсом. 

Радости у обоих не было конца. 

Ночевать Светлана осталась у Сергея. 

Родители пытались скандалить, но сын чётко и ясно обозначил свою позицию. Объяснил, что берёт за девочку всю полноту ответственности, поскольку оба достигли возраста, когда могут принимать взвешенные решения. 

Мама Светкина в истерике, папаша Сергея в тюряге сгноить грозится, а дочуля молчит  — у неё теперь свой мужчина имеется, которому она делегировала принимать ответственные решения.

Около недели меж сторонами конфликта велись переговоры. В итоге решили всё же свадьбу справлять. 

Молодые тем временем неистово навёрстывали упущенное для любовных утех время. Света намеренно не предохраняясь. Напротив, мечтала, чтобы отношения развивались по взрослому сценарию, чтобы были не только он и она, а полноценная, с мальчиками и девочками семья. 

Родители нежданно расщедрились, свадьбу устроили с размахом: всё-таки единственная дочь, хоть и ослушница. 

Сергей работает, ещё и подрабатывает, Светлана учится. Это днем. А ночью неизменный праздник и совместные грёзы. Вот оно, такое долгожданное и такое простое человеческое счастье.

 

По выходным, иногда вечерами, приходила в гости Леночка. Подруги уединялись и разговаривали  шёпотом. 

В голосе подруги давно уже не было прежнего азартного восторга, энтузиазма. Бесконечно откровенного пересказа любовных утех тоже не стало. В глазах Леночки поселились печаль и безнадёга. 

Третий год живут они с Андреем, а детишек нет. Как была Леночка яловая, так и по сей день пустая ходит. Видно что-то не так. Но что? 

У врачей бывали бессчётное число раз: анализы всякие сдавали, процедуры проходили, лекарства пили, даже гормоны, а беременности нет. И ведь не находят врачи причину, говорят, что физиология в порядке. И у Андрея тоже. 

Диагноз так и не установлен, но успокаивают, что отчаиваться рано. Если что, мол, сделают искусственное оплодотворение или еще чего. Только очень уж ребёночка ей хочется. Просто до смерти, так, что руки на себя наложить готова. 

Снится он Леночке. Зовёт, кричит, требует, чтобы мамка его из темницы вызволила. Так и с ума недолго сойти.

Светлана успокаивает подругу, как может, но впустую. Леночка всё больше замыкается,  таять начинает на глазах. Утешить подругу нечем, помочь невозможно. Да у Светы, если честно, та же проблема  —  никак не получается зачать первенца, только она ещё от этого не страдает. 

Наверно не осознала Лена до конца необходимость материнства или душевная конституция у неё крепче. 

В остальном жизнь семейная у обоих пар безоблачная. Не очень обеспечены, но стараются. 


Время идёт, первенцев нет, хоть тресни. 

Со временем и Светлана на дыбы встала, переняла от подруги беспокойство от бесплодности. Нет-нет, да собираются подруги на девичник, пропускают по стаканчику вина, пытаясь успокоиться.

Зимой Андрей на практику поехал, просил за Сергея Леночкой присмотреть. Друг на сменную работу перешёл: сутки через двое, а подработка у него не каждый день. Времени стало больше, вот и заходит, когда может, к жене друга, проведать, поговорить, утешить, выслушать заунывные жалобы. 

Мамки Андрея вечно нет дома, работает на износ. Лена всегда одна.

Как-то раз пришёл Сергей, у Лены глаза на мокром месте. Успокаивал её, успокаивал, да ничего лучше не придумал, как в магазин за вином сбегать. 

Купил шампанского и вермута. Леночка закуску приготовила на скорую руку. Сели, чокнулись, пригубили. 

Похорошело. 

Потом ещё и ещё под разговор. 

Приятелей слегка развезло, опять полились слёзы, да так Серёге стало Леночку жалко, что начал успокаивать женщину привычным способом, обнимая и целуя. 

Подруга прижалась к нему, задрожала, но заверещала пуще прежнего, выплёскивая наружу страдания по детишкам, которые стали несбыточной мечтой.

Выпили ещё, затем ещё. 

Сидят в обнимку. Печальное настроение стало общим.

У Серёги, мужик-то молодой, в мозгах торкнуло, внизу живота горячо сделалось. Зрительный фокус сбился, голова кругом пошла. Когда, как и кто первый шаг к сближению сделал они и не поняли.

Принялся Сергей подругу мять да целовать, как свою жену, остановиться не может. Какая же она сладкая да желанная. 

Леночка вообще в прострации. Не участвует, но и прочь не гонит. 

Так всё неожиданно вышло и настолько темпераментно, что сами не поняли. Крутились, словно в состязании по единоборствам первенство занять предполагали. 

Скакали как сумасшедшие: Сергей рычит, Леночка стонет, кусается, царапает. Совсем не так как со своими супругами. Теми  слияние происходило нежно: с чувством, с толком, с расстановкой, а тут рывками, грубо, предельно глубоко, даже больно, но невыносимо сладко. 

Главное, все не так. 

Лучше, хуже? 

Нет, иначе: ярче, энергичнее, да ещё страх попасться подстёгивает. 

Галопом несутся, торопятся. Не успеть боятся.

Чуть не попались. 

Очухались вовремя, успели до прихода свекрови прибраться, вымыться, выветрить предательский дух, которым за несколько часов пропиталось всё пространство вокруг. 

Только тогда и поняли, что даже не подумали предохраняться. А ведь было, было, оргазмы и излияния много раз. 

Поздно вспомнили: поезд уже уехал, дело сделано.

Впрочем, не беда, пришло обоим в гоову: несколько лет ничего не срастается, с чего бы вдруг сейчас забеременеть, да с одного раза. Ерунда это, бред.

Договорились забыть про инцидент: не было ничего. И не будет больше. Никогда. Чёрт попутал.

Через неделю Андрей приехал, всё вошло в обычную, устоявшуюся колею. 

В выходные друзья собираются вместе, когда с вином, когда и без. Разговоры, танцы, общение.

Девчонки как обычно выворачивают интимную жизнь до самых кишок, кроме одного единственного момента. Сергей с Леночкой ведут себя так, словно и не было между ними сумасшедшего, какого-то по-настоящему животного интима. Нечего гусей дразнить. Быльём поросло, поминать не о чем.

Неожиданно Светло-Серые разругались, чего отродясь у них не было, претензиями начали кидаться, всё, что было и не было, вспомнили и на головы друг дружке вывалили. 

Светланка давай вещи метать да посуду бить. расплакалась и из дома убежала. 

Куда идти, не знает. К родителям  — стыдно, да и ни к чему: потом помирятся, а те виноваты будут. Самим нужно разбираться. 

Пошла к подруге. Та на работе. Дома один Андрей. 

Уроки учит. Занят. Но делать нечего   — нужно подругу выручать, успокаивать. 

Отложил юноша свои дела, приготовился слушать. 

Ушам своим поверить не может: мать честная, Светка, Серёга... Да они же спокойные, как вода в озере в тихий день. Никогда грубого слова не произнесут. 

Да, засада! 

Нужно исправлять. 

И принялся Андрей за роль психотерапевта: с одной стороны подойдёт, с другой подлезет   — Светлана ни в какую, хоть тресни. 

—  Всё, — говорит, — развод и девичья фамилия. Не могу больше его терпеть.

— Не бузи, Светка. Ты же умная баба... извини, девочка. Ну, куда ты без него, а он без тебя? Срослись вы. Окончательно и бесповоротно срослись. Корнями, стволами и всем прочим. Давай Леночку дождёмся, она тебе лучше объяснить сумеет. А пока я за бутылочкой метнусь. Успокоиться нужно, в себя прийти. Ты пока яишенку пожарь, колбаски, сыра нарежь, хлебушек там... Короче, сама смотри. Серый-то где, дома?

— Угу... ему-то что, спокойный, словно каменный столб. Небось спать завалился. Ну и чёрт с ним. Пожалеет ещё, да поздно будет.

Уселись за стол, накатили по маленькой. Водочки. 

Алкоголь сразу до самого донышка души прокатился, теплом разлился. В голове разом захорошело, нервы успокоились. 

Леночка, понятное дело, ругаться будет, но ведь это и её подруга тоже. 

—  Надеюсь, поймет, —  подумал Андрей. — А нет   — постель ночью всё поправит. Не впервой. Жизнь полосатая, сюрпризов хватает и без этого. Нужно же Светку успокоить.

Бутылочку не спеша почти усидели, когда на Светку слезливость навалилась и дурь заодно. 

Поплакала, всех чертей на Серёжку вывалила, потом встала в позу и говорит, — чего во мне не так? Раньше всё хорошо было, а теперь вон... дура ты, говорит. Тоже мне, умник. Я его из армии сколько ждала, ко мне такие парни подкатывали... ни разу... клянусь, никогда и ни с кем. А теперь изменить ему, паразиту, хочу. В отместку за моё ангельское терпение. Давай с тобой изменим, а? Чего тебе стоит. Девушка тебя просит, подружка жены, красивая, молоденькая. Андрюха! Пожалуйста! А? Никогда тебя ни о чем не просила. Отомстить хочу гадёнышу...

— Да за что ему мстить?

— Не знаю. Гад он, сволочь. Это из-за него детей у нас нет.

Дурит подружка. Да как дурит. Впрочем, не отказался бы, если честно. 

—  Так чего тогда выкобениваться? Была, не была. Леночка только вечером придёт, квартиру закрою на ключ и тихонечко как мышки поиграем во взрослые игры. Я ведь часто о Светке думал, примерялся, раздевал мысленно. Хороша, зараза. Такой твердости... ха-ха... характера, блин, давненько не бывало. Решено, ныряю. С головкой. Точнее с головкой...

Разговоры моментально закончились, началась академическая гребля. 

Заплыв номер один. Удачно. Участники финишировали одновременно. Работали ударно, пота не жалели. 

Протрезвели уже на третьей дистанции, дальше открылось второе дыхание, потом третье... 

Андрей тайком поглядывал на часы и офигевал, конкретно не понимая, как такое могло произойти с ним, абсолютным однолюбом и противником примитивного б***ства. Просто полтергейст, не иначе.

Пока они с Андреем мстили, добиваясь, таким образом, от Серёги безоговорочной капитуляции, Светлана забыла, из-за чего поссорилась с мужем. Наверно это был гормональный, а не психологический конфликт, не иначе.

 Девушка, ещё находясь под Андреем, сосредоточенно думала, как теперь исправлять положение и мириться. 

Что это необходимо, уже даже не обсуждалось. Он единственный и любимый. 

Что в таком случае происходит в настоящий момент? 

Да ничего не происходит. Нервный срыв. Доктор прописал такое лечение. Оно помогло. Всё замечательно.

— Андрюха, шабаш! Похулиганили и будет. Спасибо, что не отказал. Ты настоящий друг. Век помнить буду. А теперь забудь. Добро? Ничего между нами не было. Так и знай. Где был, что делал... ничего не помнишь. Подскользнулся, упал, проснулся  —  гипс. А ты милый. Не зря тебя так Леночка любит. Но детей делать и ты не умеешь. А может она. Кто нас всех разберёт. Кстати, а ты того...

— Чего я того?

— Ты что, в меня... с ума сошёл?

— Говорить нужно вовремя. Я-то причём? Мы с Леночкой никогда не предохраняемся.

— Да мы в общем-то тоже, потому и упустила из виду. Ладно. Мелочи жизни. Можешь поцеловать меня последний раз. Если хочешь. На этом всё. Я пошла. И ещё раз спасибо, надоумил. Серёгу своего люблю и ни на кого не променяю.

— Так я тоже... ну, это... Леночку только одну. Завела ты меня подруга, сам не рад. В грех вогнала. Не, не подумай, я не в обиде. Однако, темперамент у тебя, дай бог!

— И тебя тоже этот дядька не обидел. Пёр как лось сквозь непроходимую чащу. Мне понравилось. Честное слово. Только это между нами. Я пошла.

Прошло ещё немного времени, когда Леночке стало плохо. Отравилась, похоже. 

Вызвали скорую. Врачи приехали, осмотрели и послали в женскую консультацию, где поставили однозначный диагноз: беременность, шесть-семь недель. 

Дела. Столько усилий впустую и вдруг бац... вторая смена, точнее первая беременность. 

Поставили  Леночку на учёт, послали анализы сдавать. Настоящий праздник. 

Девушка ликует, места себе не находит. Огорчает лишь одна, но очень колючая: беспокойная мысль,  —  чей? Вдруг Серёжкин? И что тогда? Ладно, даже если так. Как есть, так и есть. Главное мой, и точка.

Ещё интереснее стало месяца через два, когда симптомы беременности объявились у Светланы. 

Серёга стоял на ушах от счастья, бегал как ненормальный и сообщал всем подряд. Напился, такому отрадному поводу вдрызг. И праздновал, праздновал. Еле Света его успокоила.

Рожали девчонки с небольшим интервалом. Обе осенью. У Леночки родился парень, у Светланы девочка. Ухаживали за детишками артельно, привлекая бабушек и дедушек. 

Всё было хорошо, пока детям не исполнилось шесть лет. 

Скандал разразился внезапно: Светка с Сергеем оба шатены, а у мальчонки волосы начали стремительно рыжеть. В кого бы это? 

Бабушки с дедушками долго перебирали в памяти всю родню, но ни одного рыжего не смогли припомнить. Но одного каждый из них хорошо знал — Андрея Куракина. 

И понеслось: слёзы, наговоры, разговоры. 

Хорошо, что в ту пору никто про генетический анализ не слыхивал, а действующие лица так и не признались: рыльце-то у всех в пушку. 

Представляете, с какими мыслями люди живут? Или свыклись? 

Думаю совсем им не сладко. Хотя... если подумать хорошенько: ведь каждый из них получил в принципе то, что хотел   — детишки теперь у каждого, а что перекрёстным опылением, так то и в природе бывает.

Спросите, откуда про это знаю? Так я же им всем друг. Бывают моменты, когда каждому исповедаться необходимо. Обстоятельства сошлись таким образом, что для всех четверых я духовником случайным оказался.

Было это много лет назад, наши пути давно разошлись. Теперь и мне пришло время сознаться, что хранил столько лет эту страшную тайну.  Навредить никому из участников уже невозможно.

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 7
Вход
Галина ∙ 19.09 20:14 ∙ #
О друзьях послушали, теперь ждём историю про вас)))
О друзьях послушали, теперь ждём историю про вас)))
Валерий
19.09 21:04 ∙ #
Обнажённый человек теряет привлекательность.
Обнажённый человек теряет привлекательность.
Галина
19.09 21:30 ∙ #
Валерий))))
Валерий))))
Валерий
19.09 21:33 ∙ #
Я весь внимание
Я весь внимание
Галина
19.09 21:51 ∙ #
Даже так))))
Даже так))))
Irina ∙ 20.09 14:23 ∙ #
М-да...уж...)) чего только не бывает...))
М-да...уж...)) чего только не бывает...))
Валерий
20.09 21:26 ∙ #
Это рассказ, не мемуары. У каждого героя есть реальный прототип.
Это рассказ, не мемуары. У каждого героя есть реальный прототип.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход