ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Потому, что это колдовство

2019-09-04 Потому, что это колдовство
Потому, что это колдовство
Если нет возможности вернуть события жизни обратно, можно, хотя бы попытаться начать всё с самого начала. Вот сейчас припорошит снег все следы, сотрёт скверные отметины былого...
5 0 1106 04.09.2019
Если нет возможности вернуть события жизни обратно, можно, хотя бы попытаться начать всё с самого начала. Вот сейчас припорошит снег все следы, сотрёт скверные отметины былого...

Сентябрь выдался тёплым, сухим и солнечным, хотя  вечера и ночи были вполне осенние. Странное время года, можно сказать межсезонье. 

Не только люди, но и природа не может определиться, как себя вести. Постоянно приходится приспосабливаться к быстрым, не очень приятным переменам. 

Сослуживцы всё ещё в отпусках, работы много, постоянно хочется спать. Неприятное время.

Вадим мечтал провести выходные на диване: отдохнуть, почитать. С некоторых пор общение с книгами стало роскошью. 

Неожиданно позвонил Сергей, пригласил на загородный пикник.

— Все наши будут. Наташка с Димкой приедут. Сам понимаешь, такое мероприятие пропустить нельзя. Помнишь же, как они душевно поют. Это тебе не Ранетки, какие.

— Чего так вдруг, не мог заранее предупредить?

— Не ворчи. Нам всегда некогда. Погода шепчет, а главное, у Пашки родители улетели в Турцию, дача свободна. Будет, где переночевать. Расслабься. Ты один будешь или с девушкой?

— Все девушки улетели в тёплые края. Я им не интересен.

— Это поправимо. Есть у меня подруга, она тоже будет. Пальчики оближешь. Но недотрога. Зато интересная. С ней всегда есть о чём поговорить.

— Так женись, если такая замечательная.

— Э, нет! Я же сказал, подруга, хочу, чтобы так и оставалось. Ты мужик положительный, не обидишь.

— Пристраиваешь? Её или меня?

— Я похож на сваху? Кстати, девушку Лаванда зовут. Слышал когда-нибудь такое имя? То-то и оно. Она особенная. Уверен, она тебе понравится. Ну что, едешь?

— Заинтриговал. Лаванда, шашлык, свежий воздух. Почитаю в другой раз.

— Мы за тобой в пять утра заедем. Одевайся теплее. 

 

Было очень весело. Девчонки собрали замечательный стол. Много пели: сначала Наташа с Димой выжимали слезу любимыми хитами студенческих лет под гитары, потом слегка пьяненькие сидели в обнимку,  горланили хором.

В какой-то момент решили играть в футбол, девочки против мальчиков. В результате получилось что-то вроде регби. 

Вадим совершенно случайно столкнулся с Лавандой, долго извинялся перед ней, прикладывал к её лбу мокрый платок. 

Само собой вышло, что пошли на речку умываться. 

Девушка оказалась не только разговорчивая, действительно интересная. 

Вскоре Вадим забыл про друзей, про пикник, про всё на свете. Он нежно и бережно держал Лаванду в объятиях, в то время как пушистая головка девушки покоилась на его плече. 

Лёгкий ветерок развевал её золотые кудри, искрящиеся в солнечных лучах. Непослушные локоны попадали Вадиму в нос и в рот, но он даже не морщился. Это было так мило и приятно.

А как очаровательно Лаванда пахла. Наверно не случайно ей дали такое необычное имя.

Кулачки девушки упирались юноше в грудь, но он чувствовал тепло молодого тела, которое ощутимо вливалось в него, распирало изнутри, посылало такие сладкие импульсы, что хотелось продлять эти ощущения бесконечно в пространстве и времени.

Не хотел Вадик с ней знакомиться, совсем ничего не желал менять в размеренной, устоявшейся жизни. Сам не понял, как сблизились.

Теперь вот стоял и дышал через раз, боялся спугнуть очарование.

— Лаванда, — мысленно повторял Вадим, гладя девочку по волосам.

 

Молодые люди стали встречаться. Долго, очень долго между ними ничего особенного не было, кроме небывалого по силе притяжения. Это походило на обыкновенную дружбу, с той лишь разницей, что к подругам не относятся столь трепетно и нежно.

Вадим был очень робок. Они целовались скорее как мать и ребёнок, чем влюблённые. Он постоянно держал девушку за руку, словно боялся, что она может исчезнуть.

С тех пор, как познакомились, Вадим забыл, что такое усталость и скука. Приходилось постоянно заботиться о любимой: утром он ждал её у подъезда, провожал на работу, днём несколько раз звонил, вечером встречал у проходной.

Ребята дружно готовили ужин, долго беседовали, делились самым сокровенным, даже тем, что утаивали от самых родных. Вадиму было интересно знать о девочке буквально всё. О себе он тоже рассказывал без утайки.

Юноша старался предупредить каждое желание Лаванды: сам надевал на её ноги тапочки, укрывал пледом, с удовольствие расчёсывал волосы. Их жизнь практически слилась в единое целое. Девушка незримо присутствовала в его мыслях постоянно.

Оказалось, что Лаванда до мелочей любит и ненавидит то же, что он. Их вкусы совпадали полностью. Даже частички биографий время от времени соприкасались. 

Самое большое удивление и печаль вызывали те факты, что они много раз могли встретиться, возможно, даже видели друг друга прежде, но не признали родство душ. 

Как жаль было, что упущено столько времени.

Юноша смотрел на любимую, видел лишь огромные тёмно-серые глаза, соблазнительные губы, улыбку, ласковые, нежные руки. Казалось, весь мир только из этого и состоит.

Имя девушки звучало нескончаемой мелодией любви, голос завораживал. Вадим жил от встречи до встречи.

В другие моменты, когда Лаванды не было рядом, время останавливалось, превращалось в тягучую липкую массу, действующую на нервы. Даже минуты без неё казались невыносимыми.

Он мечтал стать для девушки всем: любимым, защитником, тем, кто потребуется, чтобы оградить от житейских бурь, замещая их счастьем и радостью. Главное, чтобы подруга всегда была рядом.

Юноша строил грандиозные планы на будущее, в центре которого вращалась она, Лаванда. 

Естественным образом их отношения переросли в нечто большее. Теперь любимые разлучались только на ночь. Время от времени возникали разговоры о свадьбе, пока не очень конкретно.

 

То, что случилось дальше, было и не было случайностью. 

Лаванда понимала, что происходит, она сама этого хотела. 

Девочка изменила.

Вадим почти сразу понял, что его девочка уже не совсем его, даже не его совсем.

Началось с того, что Лаванда отправила Вадима домой, когда тот её встретил после работы.

— Извини, Вадим, у меня сегодня ужасное настроение. Мне нужно побыть одной, подумать.

— Я тебе постелю, укрою и совсем не стану мешать. Думай, сколько влезет. Могу даже дверь в комнату закрыть. У меня есть кухня.

— Мне нужно совсем одной побыть.

— Я тебя провожу.

— Нет, не нужно. Иди. Ну, пожалуйста, Вадим. Мне очень нужно.

Как ни печально было это делать, пришлось выполнить желание любимой. 

Мысль о том, что у Лаванды появился новый друг, кольнула на следующий день, когда Вадим увидел свою девочку с короткой причёской. А ведь она так любила свои длинные волосы. 

У девушки было плохое настроение, бледное напряжённое лицо и желание уединиться.

— Что-то случилось? Ты неважно выглядишь.

— Всё в порядке. Не встречай меня, завтра тоже. Мне нужно разобраться в себе. Сама позвоню, когда буду готова тебя видеть.

Вадим смотрел на любимую и не узнавал. Это был совсем другой человек. В ней отсутствовал внутренний свет, а глаза излучали холод.

 

Лаванда запуталась. Она не знала, любит Вадима или нет, но определённая доля волшебства в их отношениях присутствовала. Это было нечто неуловимое, загадочное, призрачное. 

Каждый раз, когда он дотрагивался до неё, проскакивала серия искр, которые расползались тёплыми ручейками по всему телу. Голова начинала кружиться, ноги моментально становились ватными.

В такие моменты Лаванда ощущала небывалую лёгкость во всём теле, состояние невесомости. В неё вливалась возбуждающая энергия, сознание переполняли волны радости. Невыносимо хотелось раствориться в теле Вадима или его поглотить полностью.

Блаженная истома, умиротворение, восхитительное ощущение то ли опьянения, то ли эйфории отключали мозг, даря минуты сказочного наслаждения.

Было, конечно было, но только несколько недолгих минут. Потом это состояние выцветало, гасло. 

Слишком уж Вадик обыденный.

Нет, с ним определённо интересно, но совсем не то, что она ощутила, когда в их отделе появился Ринат: яркий, энергичный, весёлый. Он в первый же день очаровал всех женщин.

Да, Ринат привлекателен, может быть даже чуточку чересчур. Ничего общего с Вадимом. Как грациозно этот мужчина двигается. Фигура, лицо, одежда: всё сочетается так гармонично, словно над его имиждем работала бригада талантливых дизайнеров.

Ринат был одет в белоснежную шёлковую рубашку с расстёгнутым воротом, в модные чёрные брюки-дудочки. На его запястье висел массивный золотой браслет в виде витой цепи.

Он загадочно улыбался, словно знал что-то такое, чего Лаванда сама о себе не знала. Его взгляд прожигал насквозь, заставляя сердце качать кровь быстрее обычного. 

Девушка не могла оторвать от его мускулистого торса взгляд. Наверно Ринат это заметил.

Как же встрепенулось и запело её тело, когда спустя всего несколько часов после появления, черноглазый жгучий брюнет преподнёс ей чашечку ароматного кофе и шоколадку. 

Лаванда не могла остановить мысли, сконцентрированные на этом великолепном представителе сильного пола и его бесспорных достоинствах. 

Как красиво он разговаривал жестами. Руки мужчины с тонкими запястьями и длинными пальцами буквально танцевали. 

Время от времени Ринат посылал Лаванде короткий взгляд, снабжая его выразительной улыбкой, прикасался изящными пальцами к губам, незаметно посылал воздушный поцелуй.

Во время перекура он подошёл, взял её руку и поцеловал.

— Ты безумно мила, крошка, я чертовски хорош. Было бы глупо не познакомиться. Представляешь, какие замечательные у нас могут быть дети. — Ринат закатил глаза. — Предлагаю встретиться после работы и взорвать этот скучный мир радостью общения. Возражения не принимаются. 

— Я. Меня… У меня… Да, я согласна, но сначала нужно решить кое-какие вопросы. Это совсем не долго. Мне надо  отойти, потом приду. Дождёшься?

— Готов ждать хоть до утра. Ты моя богиня. Это любовь. Ты веришь в любовь с первого взгляда?

— Да, нет… Не знаю. 

Лаванда не понимала, что творится в голове и теле. Её трясло до конца дня. Это было похоже на сумасшествие. Голова шла кругом.

Они были в дорогом кафе,  гуляли в парке, делали ставки в спортбаре, потом сняли номер в гостинице. 

Девушка колебалась совсем не долго. Она готова была идти за Ринатом на край света. Отказать такому мужчине в праве ведущего в паре было невозможно.

Лаванда не вполне отдавала отчёт в своих действиях. С Вадимом она ни за что не пошла бы в гостиничный номер, а для этого мужчины готова была на всё. 

Девушка парила в облаках предвкушения сказки. Действительность казалась красивой,  яркой и совсем не настоящей

.

Волшебства не случилось. Кружение и полёт кончились буднично, внезапно.

Ничего не было. Совсем ничего из того, чего Лаванда ожидала. 

Слюнявые холодные поцелуи, скучный быстрый секс без ласки и нежности, закончившийся спустя минуту.

Зато появилось ощущение беды, потери чего-то дорогого.

Лаванда завернулась в простыню, ей было стыдно и противно показываться Ринату обнажённой, прошла в душевую.

Слёзы лились и лились из её глаз, дыхание перехватило рыдание. Девушка прикусила почти до крови ладонь, сжалась в комок на кафельном полу душевой кабины, сверху лилась холодная вода, она ничего не чувствовала, кроме невыносимой брезгливости.

 — Что я наделала, что! — Отменить произошедшее было невозможно. С этим теперь придётся жить.

Немного успокоившись, Лаванда вымылась, вышла. Ринат спал, разметав руки и ноги. Её передёрнуло. Куда только улетучилось очарование, заставившее совершить непоправимое?

Работа с этого дня превратилась в пытку, дни и ночи стали невыносимо утомительными.

 Лаванда Вадиму так и не позвонила. Более того, пресекала его попытки объясниться.

— Не о чем нам с тобой разговаривать, — отвечала она, опуская глаза в пол. — Ты же не маленький, понимаешь, что я с ним спала.

— Я люблю тебя.

— Зато я, я тебя не люблю, — кричала Лаванда и убегала, сгорая от стыда, потом  уничтожала себя чувством вины.

На самом деле это была ложь. Она отдала бы очень многое, чтобы стереть из жизни и памяти тот ужасный день, когда…

Мозг Лаванды взрывался, не давая жить и дышать. Ей было плохо, очень плохо. Встреча с Ринатом была гадким, самым негативным опытом жизни. 

Девушка вспоминала те сладостные минуты, которые дарили прикосновения Вадима, представляла его тепло в своих ладонях, точнее, своё тело в его руках. Оказывается, это действительно была любовь.  

Теплота, нежность, участие, внимание, забота, сопереживание — всё это было настоящее. Именно его искренние чувства дарили радость и уверенность в себе.

 И что теперь!

Несколько раз Лаванда додумывалась до того, что таким, как она, нельзя жить. Душевные страдания превратили девушку в потрёпанную жизнью женщину, которая считала, что всё хорошее далеко в прошлом.

От крайней меры спасал только Серёжка, единственный настоящий друг. Но даже ему Лаванда не смогла открыть причину и последствия душевных мук. 

Впрочем, его она тоже старательно избегала.

 

Вадим тоже переживал, причём его страдания удваивала неизвестность, завеса таинственности и упрямое нежелание девушки объясниться. 

Мало ли чего он подумал о случившемся. Возможно, всё совсем не так, как представляется. Случиться могло всякое. 

Он не оставлял попыток поговорить. Лаванда каждый раз со слезами убегала, на контакт не шла. 

Юноша просил о посредничестве Сергея. Тщетно. Девушка блокировала разговор, уходила в себя.

Всё же диалог состоялся. На Новый год родители разрешили Пашке пригласить друзей на дачу. Там они и встретились, как бы невзначай. 

Думаю, любая случайность вполне закономерна. Если исходить из того, что мысли материальны, скорее всего, они мечтали об одном и том же.

Оба упорно молчали, не ели, не пили, не веселились. Сидели в разных углах. Потом, не сговариваясь, вышли за калитку.

Не было необходимости долго и нудно выяснять отношения. О том, что они думают и чувствуют, сказали взгляды. Минут десять ребята беседовали молча.

Первым подошёл Вадим. Он взял Лаванду за руку, — девушка, разрешите с вами познакомиться. Меня Вадим зовут.

Лаванда не отстранилась, когда юноша прижал её к себе, только тихо заплакала. Так же беззвучно падал пушистый снег. 

Им снова было хорошо и уютно во взаимных объятиях. 

Если нет возможности вернуть события жизни обратно, можно, хотя бы попытаться начать всё с самого начала. Вот сейчас припорошит снег все следы, сотрёт следы былого...

Пусть им повезёт.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход