ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Рубиновое сердце

2017-11-13 Рубиновое сердце
Рубиновое сердце
Ночь. Темно. Нет ни луны и облачка. Сверчки будто бы озвучивают мерцание звезд, а небо глубоко синее, бездонное, как купол храма, в котором я неожиданно для себя оказываюсь. Вдруг, умолкают сверчки, звезды затухают.
0 0 2119 13.11.2017
Ночь. Темно. Нет ни луны и облачка. Сверчки будто бы озвучивают мерцание звезд, а небо глубоко синее, бездонное, как купол храма, в котором я неожиданно для себя оказываюсь. Вдруг, умолкают сверчки, звезды затухают.

Всё кругом оказывается во власти не просветной кромешной мглы, которая обволакивает со всех сторон и душит. Нет ни входа, ни выхода из неё. Нет ни окон, ни дверей. Не слышно никаких шорохов, никаких звуков, никаких голосов. Только слышно, как пахнет плесень сырых стен, пропитанных свечами. Холодно, зябко. Хочется кричать от безысходности. Кричу. Кричу, но не понимаю, что происходит. Что это? Я не слышу своего голоса. Кричу повторно, затем еще и еще раз. Что делать? Появляется паника. Что-то мне подсказывает - надо бежать. Но куда? Я мечусь из стороны в сторону, но всякий раз наталкиваюсь на суровые стены. Они склизкие и холодные. Я даже не слышу своих шагов и уже не знаю где и по какой плоскости я хожу. – А не по стенам ли я бегаю? – подумалось мне и тут я падаю. Падаю, лечу, но никак не приземлюсь. Страх сопровождает меня и чем дольше я падаю, тем большим он становится, этот внутренний страх. Я чувствую, как он лезет из меня, растет и норовит задушить. Я отпираюсь, пытаюсь разжать его пальцы. Хочу высвободить своё горло и вдохнуть, хоть и затхлый, сырой, но воздух. Я уже не справляюсь. Продолжаю падать. И тут я очень сильно ударяюсь обо что-то твердое, головой. Это архитрав. Цепляюсь как за надежду жить, но меня тянет дальше в полёт. Решил сопротивляться. Ползу вверх, или вниз, не могу понять где и какое направление. Рука дотянулась, и я понимаю, что это капитель, колонна должна быть надо мной, значит…Значит я падал вверх, и не успел так подумать, как сорвался и полетел...

Дальше все смутно. Да и вообще не помню, что происходило и сколько я падал, до того момента как я больно упал на сферическую поверхность. Не могу дышать. Не могу открыть глаза, точнее, они открыты, но я не могу ничего разглядеть. Снова провал и я ускользаю. Ухожу без надежды вернуться. Холодно. Боль перестала быть болью. Кажется, что все зубы уже вырваны, кости переломаны, а нутро выпотрошено. Какая боль еще может остаться чтобы её чувствовать? Сердце. Да, сердце – оно осталось, уцелело. И всё что было в нём, тоже сохранилось. Вся любовь, все воспоминания, чувства, переживания, всё светлое и всё что было связано с любимым человеком – всё это осталось в нём, в сердце.

Холодное бездыханное тело лежит под куполом этого храма, прямо над алтарём. И только еле тлеет что-то светлое внутри.

- Тебя не отпускают? – раздался громкий, ровный и приятный голос. Никто не ответил на заданный вопрос.

- Ты жив? – всё так же хладнокровно спросил голос. Вновь не последовало ответа.

- А ты любил жизнь. Ты радовался каждому мгновению своей жизни. Ты был подобен храму, который впускал в себя людей со всех сторон и выпускал. Ты был окружен любовью не только друзей, но, и как бы странно это не звучало, даже врагов. Если кто-то из них приходил со злым умыслом в твой храм, он не мог ничего сделать уже, кроме добра. Сладкий нектар и горький яд твоих посетителей для тебя были одним и тем же напитком, который ты принимал и выпивал всю чашу до дна, не впадая в сомнения. Потому что у первых ты принимал это как дар, а приняв у вторых, ты освобождал их от яда, которым они могли бы навредить другим, и сердца твоих врагов очищались от всякого зла и уходили наполненные добром и светом.

Голос умолк. Настала тишина и она была неизмеримой. Но голос появился вновь. На этот раз, после тяжелого вздоха:

- А теперь ты тут, в кромешной мгле. Твое сердце…оно еще пульсирует и излучает свет. Ты истосковался, но, рассвет близок. Потерпи еще немножко.

Тут голос окончательно умолк, оставив сердце в одиночестве, пока не забрезжил рассвет.

 На лежавшее тело подобно лезвиям ножей, стали ложиться узкие полоски еле заметного света появившихся из двенадцати узких окон. Они, прорубая мглу сошлись на самой вершине купола. Именно там, где находилось сердце, всё еще пленяемое плотью. Но оно стало пульсируя светиться как яркий рубин. Клинками лучей удерживалось как сердце, так и тело, а тем временем свет, продолжал просачиваться через щели в створках древних трухлявых ставней. Он стелился подобно туману, проникая все дальше и дальше и вот уже у алтаря смыкается свет и загораются свечи.

Слышен лязг, проворачиваемых в замочной скважине ключей, затем скрип и скрежет ржавого металла. Смотритель, лениво перешагнув через порог, ступает на, истёртый ногами и коленями прихожан, каменистый пол, впуская в залу внешний мир, с его безобразными звуками, шумными голосами и ослепительно ярким светом. Всё это бесцеремонно врывается храм, и хрустальные лезвия двенадцати мечей вмиг распарывают купол, который тут же раскрывается бутоном лотоса, выпуская из себя рубиновое сердце, всё еще связанное, через пуповину, с бездыханным телом.

Рубиновое сердце легко парило, унося за собой тело в даль и ввысь. На небесах уже трубили архангелы, а мир остановился на мгновение. Всё замерло, вплоть до муравушек и букашек, до тех пор, пока небеса не приняли то сердце…

А ночью…ночью сын или дочь, всматриваясь в глубокую небесную даль спросят своих родителей – А что это за красная мерцающая звезда, вчера ведь её не было? Родители посмотрят и не найдя что ответить, равнодушно пожмут плечами. Потому что забыли, что такое настоящая любовь.

Игорь Половецкий 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход