ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Сам. Всё сам

2019-08-14 Сам. Всё сам
Сам. Всё сам
Мы, понять друг друга не сумели.
Разминулись, не дошли до цели.
Просто оказалась я сильнее,
А сердца до срока опустели.
5 11 934 14.08.2019
Мы, понять друг друга не сумели.
Разминулись, не дошли до цели.
Просто оказалась я сильнее,
А сердца до срока опустели.

Лида очень любила эти сладкие минуты, когда всё-всё в доме переделано, что бывает очень редко, дети уже спят. 

Она надевает на себя тёплые вязаные носки, огромный свитер из нежнейшей ангорской шерсти. На её худеньком теле эта бесформенная кофта с двойным воротником, прямо под подбородок, больше похожа на платье.

Когда-то, в другой жизни она с любовью связала его для  мужа. 

Странно, неестественно, нелепо с её стороны, но расставшись, почти пять лет назад, без сожаления с супругом, память о нём сохраняла в первозданном виде. 

Даже не так, с каждым днём к видениям добавлялись новые сентиментальные и романтические иллюзии, свежие детали и эпизоды. 

Туманный, но ярко расцвеченный ореол сказочных приключений и волшебных эмоций приобретал  видимые очертания. Лида с Сергеем растила детей, путешествовала, занималась сексом, спорила, даже иногда скандалила под настроение.

Всё происходило исключительно в мыслях.

Это был замечательный ритуал, успокаивающий, дающий отдых душе и телу.

Лида научилась жить в двух измерениях, легко и просто переходила из одного в другое, даже получала разрядку. Она могла запросто заснуть прямо в кресле, в этой странной позе, после того, как Сергей засыпал после бурной виртуальной любви.

Любила ли она его до сих пор? Скорее всего, нет.  

Женщина наливала в огромную чашку густой липовый чай, исходящий ароматным паром, до половины, чтобы не расплескать, забиралась в кресло с ногами, устраивалась в уютной позе и вдыхала горячий душистый запах с закрытыми глазами, пока не начинала грезить.

Собственно, чай был нужен, как атрибут культовой церемонии. Исходящий от него пар напоминал запах медового месяца, это был конец июня, будил воображение, услужливо добавляющее воспоминаниям запахи ночной фиалки, душистого табака, маттиолы.

После свадьбы друзья родителей предоставили в их распоряжение на всё лето загородную дачу: современный дом со всеми удобствами и глухим забором.

Они были одни. Сергей даже по окончании отпуска постоянно приезжал туда после работы. У Лиды были каникулы.

Вечерами, как же она старалась украсить блюда, специально приготовленные для милого, как ждала его возвращения, выносили в сад кресла, столик. 

Весь мир тогда сосредоточился в этом огромном замкнутом пространстве, похожем на сказочный необитаемый остров для двоих.

Сад благоухал. Особенно сказочные ароматы появлялись, когда наступали сумерки. Пространство наполнялось густой влагой, волшебными запахами и таинственными звуками. 

Их запахами и их звуками.

Это было сказочное лето. Именно его Лида помнит в мельчайших подробностях.

Они любили друг друга каждый вечер и каждую ночь, прямо там, в саду, на расстеленных покрывалах.

Их влекло друг к другу со страшной силой. Иногда молодые сливались настолько азартно и темпераментно, что утром обнаруживали по всему телу синяки и царапины.  Губы постоянно были опухшие, зато в глазах сверкали бриллиантами искры необъятного счастья.

В конце июля Лида узнала, что беременна. Сергей был счастлив, кружил, осыпал цветами, принёс в сад музыку. Они танцевали. Долго-долго, целую вечность.

Близнецы родились восьмого марта. Маленькие, болезненные. 

Лида довольно долго после тяжёлых родов приходила в себя. 

Мальчишки были слабые, беспокойные. Они не затихали ни на миг, заходились пронзительными криками. Ещё бесконечная стирка, глажка, уборка. Сначала недели, потом месяцы без сна и отдыха.

Дети всегда заболевали синхронно, изнуряли физически и морально. 

Её груди были изгрызены, волосы вырваны цепкими пальчиками мальчишек клоками. Лида похудела настолько, что ключицы, тазовые кости и рёбра выпирали, как у анатомического экспоната. Под глазами висели сине-зелёные мешки.

Женщина не роптала. Мальчишки, это её плоть и кровь. Выдержит.

Сергей тогда много и увлечённо работал, иначе было нельзя: постоянно на что-то нужны были деньги. 

Лида справлялась, сама не понимая, как у неё это получалась. Ведь мальчишек двое. Иногда отключалась, когда психика или организм не выдерживали. Ненадолго, даже в бреду оставалась матерью.

Мальчишки не давали заскучать или расслабиться. Бывали дни, когда хотелось раствориться, исчезнуть, перестать существовать, но два маленьких комочка, не умеющих выживать самостоятельно, не давали возможности даже выспаться.

Следить за собой, отдыхать, было некогда. Это выматывало, раздражало, вызывало апатию и слезливость. 

Помочь было совсем некому: родителям оставалось совсем немного до пенсии. Лишь в выходные приходила мама, давала немного вздремнуть. 

Она ругала Лиду за то, что та выглядит старухой, но побыв несколько часов с внуками, сама уходила домой больная и вымотанная вконец. 

Сергей тогда тоже здорово осунулся, стал мрачным. Лида думала, что от усталости и переживаний. Невдомёк ей было, что причиной тому любовный голод.

Интимные  упражнения надолго были забыты. На нежность и ласки просто не хватало сил.

Изредка муж прислонялся к Лиде в постели, если ей удавалось там оказаться до того, как он засыпал, сразу начинал дрожать, с силой сжимал её грудь, которая моментально становилась мокрой от молока. 

Он неловко целовал её в шею и тут же отворачивался, не чувствуя взаимности.

Лида выдержала. Спустя полтора года или немного больше жизнь начала входить в колею. Её с мальчишками жизнь, но не семейная.

Сергей получил новую должность с ненормированным рабочим днём, частыми командировками. Иногда супруги не виделись месяц и больше. Зато семья была обеспечена почти всем.

Секс случался всё реже. Темы для разговоров сводились к обсуждению болезней ребятишек и денежных трат. Поцелуи и объятия перестали приносить радость.

Лида винила себя, плакала тайком, чтобы никто не видел. Она не могла понять, что делает не так.

В один из выходных дней, на которые у Сергея выпала очередная командировка, как обычно пришла мама. На этот раз она не ругалась, просто одела её насильно и выставила за дверь. Сказала, чтобы без причёски, нового белья и платья не возвращалась.

Лида зашла в парикмахерскую, начала раздеваться и ахнула, увидев своё отражение в зеркале: измождённую, одетую в бесформенное тряпьё женщину непонятного возраста.

Желание делать причёску моментально пропало. В магазине одежды казалось, что все  оглядываются, шепчутся и показывают на неё пальцами.

Было ужасно стыдно примерять платья в застиранном, заштопанном белье.

Хорошо, что продавщица попалась пожилая, отнеслась с пониманием. Вышла женщина из магазина с твёрдым намерением изменить жизнь. Полностью сценарий действий представить себе Лида не могла, но начинать с чего-то нужно.

Теперь она поняла, почему мама была столь категорична. Настроение слегка улучшилось, замаячила некая перспектива. Ведь она любит Серёжу. Просто немного переутомилась. Дело поправимое.

После парикмахерской, в одежде, которая пахла новизной и свежестью, приятно холодила тело, Лида решила прогуляться. 

Конечно, её сердце рвалось к детям, без них она не могла себе представить ни одной минуты существования, но перспектива обновления увлекла.

Захотелось побродить по городу, вдохнуть полной грудью запах наполненной очарованием жизни, о существовании которой давно забыла.

Кутить, так кутить, решила Лида, и смело зашла в кафе, из которого доносился аромат молотых кофейных зёрен, сладости,  чего-то знакомо-приятного, напоминающего о студенческих вечеринках, о медовом месяце в загородном доме.

Её встретила приятная приглушённая музыка,  таинственный затемнённый интерьер.

Так как Лида  была одна, усадили её за столик у окна. Всё в зале было обычно, но притягивало любопытный взор. Взгляд скользил по интерьеру, хотелось знать, кто же сюда ходит, зачем.

Посетителей было совсем немного. На высоких стульях у бара сидели три девицы, тянули из высоких бокалов коктейли через соломинки и курили. 

Чуть поодаль сидела семейная пара с ребёнком. Скорее всего, справляют знаменательную дату, потому, что центр стола занимала ваза с розами.

Лида улыбнулась, глядя, как мужчина чувственно смотрит на свою даму, как нежно накрывает рукой её ладонь. 

Дальше взгляд скользнул в дальний угол, в котором сидела обнявшаяся парочка. 

Сердце выпрыгнуло через открытый в паническом смятении рот, пыталось вырваться наружу и улететь. 

Лида схватила пальто, сумочку, выскочила на улицу. Это был Сергей. Её Сергей. Или уже не её?

Их стол был завален цветами. Он целовал, целовал девицу взасос. А как же командировка?

Квартира была оформлена на родителей Лиды. Она собрала вещи Сергея, упаковала, выставила в коридор.

Если бы не дети, наверно женщина без сожаления рассталась бы с жизнью. Так ей тогда казалось.

Маме пришлось уволиться, чтобы сидеть с близнецами. Лида восстановилась в институте на вечернее отделение, пошла работать. 

Денег не хватало, сил тоже. Спасибо, родители помогали.

В заявлении на расторжение брака причиной Лида указала измену.

С того памятного дня прошло почти пять долгих лет.

Материальное положение Лида понемногу выправила. Теперь денег хватает. Правда работает она на две ставки, не берёт выходные, отпуска. Трудно, конечно. А что делать?

Сергей долго преследовал Лиду, пытался оправдаться, врал. Сначала говорил, что она обозналась, потом изменил свои показания. Но тоже лгал.

 Жена была непреклонна.

Возможно, она много об этом думала, если бы Сергей сказал тогда правду, покаялся, примирение было возможно. 

Он же пытался во всём обвинить Лиду.

В чём-то Сергей был прав. Выглядела тогда супруга, мягко говоря, не очень. Сама же себя в парикмахерской испугалась. Но тому была веская причина. Кроме того, всегда можно договориться, если отношения откровенные и честные.

Сергей пошёл другим, более лёгким путём, решил завести помощницу жены в любовных делах. Но ведь и с ней он был одновременно близок.

Лида столько раз живо, в движениях и красках представляла то кафе, объятия, поцелуй, даже продолжение романтического рандеву вплоть до эротического экстаза. 

Сергей был в той девушке, Лида интересовалась персоной любовницы, которая на четыре года моложе её, потом приносил на своём теле интимные соки этой  особы и без зазрения совести продолжал любовные игры на супружеском ложе.

Каждый раз, когда в голове возникала эта картинка, Лиду начинало тошнить и корёжить.

Мама много раз пыталась убедить её, что измена не повод для развода. 

— Все мужики кобелируют, говорила она. Твой папа не исключение. Я ведь не развелась. Более того, вы даже не знали о таких инцидентах. 

— Возможно, твои слова правильные, но не для меня. Я выходила замуж совсем за другого человека. Если ему не нравилось, как выгляжу, мог бы помочь растить детей. Вместо этого он предпочёл утешение на стороне. Любовь проверяется не медовым месяцем, а годами лишений и трудностей. Сергей оказался слабаком. Ты не сможешь убедить меня в том, что он прав, а я нет.

Сегодня у Лиды было спокойное, умиротворённое настроение. Она вдыхала запах горячей любви,  плыла на волнах романтической памяти, где сливалась в экстазе с тем Сергеем, дороже которого не было, и нет в её жизни.

Женщина отлично помнит каждую секунду разворачивающихся на ментальном экране событий. Сейчас Сергей подойдёт, обнимет. Она чувствует, как обносит голову, как подкашиваются ноги,  пылают щёки. 

Вот губы раскрываются в предвкушении прикосновения лучшего из любовников. Лида издала стон. По телу пробежала волна чувственного влечения, сладостная дрожь. Невыносимо захотелось близости.

События развиваются стремительно, бурно. Женщине некого стыдиться, ведь это её муж, Сергей. 

Мужчина раздевает, целуя, Лида помогает любимому избавиться от покровов. Они торопятся, потому, что возбуждены сверх меры.

В этот сладостный миг раздаётся звонок в дверь.

Лида очнулась, опрокинула на себя горячий чай, вскрикнула от ожога. Хорошо, что прошло достаточно времени, чтобы он немного остыл.

— Кто бы это мог быть? Мама? Нет… Как некстати, я вся мокрая, меня трясёт от возбуждения. Боже, зачем, кому я понадобилась в неурочное время?

На пороге стоял Сергей. 

Другой, не её Сергей. Тот был простым влюблённым парнем с горящими глазами. Этот одет дорого, шикарно, модно, но за внешним лоском проглядывает внутренняя пустота.

Сразу видно, что за то время, что прожили врозь, его поцеловала удача. Финансовая, материальная, возможно и в других сферах жизни. Но счастливым бывший муж не выглядит.

— Пустишь? — Неуверенно процедил Сергей, протягивая букет роз, большущий торт и шампанское.

— Зачем, зачем ты пришёл? — Лида демонстративно убрала руки за спину.

— К тебе, Лида. К детям. Я хочу их видеть. У меня серьёзное предложение.

— А они тебя захотят видеть, отца, которого совсем не знают? Когда ты последний раз ими интересовался?

— Ты же сама…

— Что сама? Запретила тебе с ними встречаться? Что-то не припомню. Я слышала, что вы  расписались, потом уехали в Москву. 

— Так и было. Когда ты выгнала меня, Света приняла, не  задав никаких вопросов. Она умерла. Патологическая беременность, неудачные роды.  Кстати, Света настаивала на том, чтобы я вернулся к тебе и детям. Я пытался, много раз. 

— Не больно ты был настойчив. Но проблема не в этом. Возможно, ты хотел вернуться, но не собирался каяться. Ту схему семейных взаимоотношений, которую ты изобрёл после рождения детей, которая давала полную свободу от семьи, я только потом, после развода это поняла, ты же не собирался её менять. Уж не знаю, какие виды, кроме секса, были на эту несчастную девочку, но изменял ты и ей.

—Бред. Не выдумывай. 

Лида улыбнулась сквозь слёзы, готовые было сорваться, несмотря на напряжённые попытки их предотвратить. Она не хотела выглядеть слабой.

— Проходи. Не будем смешить соседей разборками. Дети спят. Чаем могу угостить. Липовым. — Лида мельком взглянула на выражение его лица. — Я не изменила привычек.

Лида поставила чайник, показала Сергею взглядом на стул, сама села с противоположной стороны.

— Про Нину я тоже знаю. И про Машеньку, практикантку, которую к тебе прикрепили для стажировки. Ей не было восемнадцати лет. Но тебя это не смутило. Красивая девочка. Поверила в чистую любовь. Я с ней разговаривала. После аборта у девочки было серьёзное воспаление.

— Ты что, вела расследование?

— Вовсе нет. Нина сама меня разыскала. Честно говоря, так и не поняла, зачем. Наверно хотела сделать больно. Ей это удалось. Она же дала адрес девочки. Тут уж, извини, женское любопытство. Маше ты сказал, что разведён. Вот такая у нас  с тобой, Сергей Васильевич, любовь. Теперь давай, выкладывай своё предложение. Не тяни, я спать хочу.

— Переезжайте ко мне, пожалуйста. Кроме тебя, я так никого и не полюбил.

— Ну да, ну да. Никого. Конечно никого. Секс, просто секс, разве это любовь? Ты предлагаешь начать сначала, так?

— Я скучаю. По тебе, по мальчикам.

— Давно? Скучаешь, спрашиваю, как долго, сразу после смерти Светы и немного позже начал?

— Зачем ты так? Я имею материальные возможности вырастить детей достойно. И тебе… компенсировать всё, чего недодал по глупости.

— Ладно, я всё поняла. Чай будешь?

— Ты мне не ответила.

— Тебе показалось. Просто не захотел услышать. Если с чаепитием закончили, забирай свой товар и уходи.

— Это же для вас.

— Могу телефон Нины дать. Визитку твоя пассия оставила. Как знала, что придёшь. Отправляйся к ней,  приласкает. 

Лида встала, решительно показывая, что аудиенция закончена. 

Провожать визитёра женщина не пошла. 

Сам. Всё сам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 11
Вход
Галина ∙ 14.08 12:48 ∙ #
Добрый день! Ну, и за чем приходил?
Добрый день! Ну, и за чем приходил?
Валерий
14.08 13:35 ∙ #
Так ведь любоff. Дама-то бесхозная, можно сказать без проблем, а старые чувства, само знамо - не ржавеют.
Так ведь любоff. Дама-то бесхозная, можно сказать без проблем, а старые чувства, само знамо - не ржавеют.
Галина
14.08 20:05 ∙ #
В каких местах))) Буду знать, что старые чувства у мужчин не ржавеют. Надо запомнить....
В каких местах))) Буду знать, что старые чувства у мужчин не ржавеют. Надо запомнить....
Валерий
14.08 21:00 ∙ #
К старости многие гуляки сентиментальными становятся, особенно когда удаль на убыль пошла.
К старости многие гуляки сентиментальными становятся, особенно когда удаль на убыль пошла.
Галина
14.08 21:25 ∙ #
Согласна)))
Согласна)))
Irina
15.08 10:05 ∙ #
Валерий, как мне нравится, когда вы называете вещи своими именами, даже если это противоречит мужской солидарности...))
Валерий, как мне нравится, когда вы называете вещи своими именами, даже если это противоречит мужской солидарности...))
Валерий
15.08 10:18 ∙ #
Я, Ирина, пишу про измены не потому, что тащусь от этих штучек. Сам пережил подобное предательство. Именно поэтому и начал сочинять. Потом втянулся, понравилось примерять на себя чьи-то судьбы. Литературный герой живёт сам по себе, но действует и думает головой автора.
Я, Ирина, пишу про измены не потому, что тащусь от этих штучек. Сам пережил подобное предательство. Именно поэтому и начал сочинять. Потом втянулся, понравилось примерять на себя чьи-то судьбы. Литературный герой живёт сам по себе, но действует и думает головой автора.
Ирина ∙ 14.08 14:37 ∙ #
Классный рассказ! С приятным удивлением обнаружила, что мое, как мне казалось, изобретение использует героиня этого рассказа. Я насчёт любви в мыслях. Достойная женщина, гордая. Но я не уверена, что такая позиция правильная. В отношении себя самой женщина, безусловно, имеет право на то, чтобы предателя и изменника гнать в шею. Но дети - то общие. Их ещё вырастить нужно. А это ох как трудно. Если отец решил им помогать, то, мне кажется, надо было найти способ эту помощь использовать на благо детей. а свою гордыню несколько усмирить.
Классный рассказ! С приятным удивлением обнаружила, что мое, как мне казалось, изобретение использует героиня этого рассказа. Я насчёт любви в мыслях. Достойная женщина, гордая. Но я не уверена, что такая позиция правильная. В отношении себя самой женщина, безусловно, имеет право на то, чтобы предателя и изменника гнать в шею. Но дети - то общие. Их ещё вырастить нужно. А это ох как трудно. Если отец решил им помогать, то, мне кажется, надо было найти способ эту помощь использовать на благо детей. а свою гордыню несколько усмирить.
Валерий
14.08 14:53 ∙ #
Увы, принять правильное решение за кого-то невозможно в принципе. Проснувшиеся вдруг отцовские чувства у человека, который инфантилен, к чему это приведёт? Участвовать в жизни детей вполне можно на расстоянии, если на то, есть желание. Не обязательно для этого спать в одной постели.
Мне кажется она права.
Увы, принять правильное решение за кого-то невозможно в принципе. Проснувшиеся вдруг отцовские чувства у человека, который инфантилен, к чему это приведёт? Участвовать в жизни детей вполне можно на расстоянии, если на то, есть желание. Не обязательно для этого спать в одной постели. Мне кажется она права.
Ирина
14.08 15:33 ∙ #
Я говорю как раз об этом. Спать с ним, однозначно, не стоит. А договариваться о том, чтобы он перечислял деньги на детей имеет смысл.
Я говорю как раз об этом. Спать с ним, однозначно, не стоит. А договариваться о том, чтобы он перечислял деньги на детей имеет смысл.
Валерий
14.08 15:36 ∙ #
Соглашаюсь безоговорочно.
Соглашаюсь безоговорочно.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход