А вот и Вы!
Спасибо, что зашли на Liwli.ru!
Значит, не зря мы публикуем
для вас самое интересное
каждый день!





«Нравится» - чтобы читать Liwli.ru в Facebook
«Поделиться» - чтобы увидели друзья
«Сохранить» - чтобы прочитать позже

ТЕМЫ

Отношения Стиль жизни Семья и дети Животные Мир Путешествия Творчество Знаменитости Интерьер и дизайн Здоровье Еда История

ЧИТАЙТЕ LIWLI.RU В СОЦСЕТЯХ

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники Google+

ВХОД

Войти через FacebookВойти через TwitterВойти через ВКонтакте
Присоединяясь или входя
через социальную сеть, вы принимаете
Пользовательское Соглашение
ТОП Тренды Новое Темы Видео
ОТНОШЕНИЯ

Семейное счастье, или как я поспорила с Толстым

Cемья — худшее, что может случиться с мужчиной
Семейное счастье, или как я поспорила с Толстым
Вечером сходили с мужем на спектакль мастерской Фоменко «Семейное счастье», поставленный по роману Льва Толстого.

На следующий день за завтраком мы сцепились, горячо обсуждая постановку. В какой-то момент наше противостояние превратилось в гендерный спор: муж защищал позицию главного героя, а я встала на женскую сторону. Толстовское произведение уже не в первый раз заставляло рефлексировать не столько над смыслом книги и персонажами позапрошлого века, сколько над своей жизнью.


В романе Толстого идет речь о юной 17-летней прелестнице Маше. Она осталась без родителей, но с состоянием, которое помогает поддерживать опекун, друг ее отца. Скучая в деревне, она находит в нем объект своего обожания и первой влюбленности. Сергей Михайлович  рассудительный господин 36-ти лет. Он по-отечески заботлив, добр и авторитетен. Опекун понимает, что и сам поддался очарованию молодой и жизнерадостной героини. Изначально боясь брака с юной особой, все же он делает ей предложение, и Маша становится его супругой.


Сергей Михайлович перевозит молодую жену в свое поместье, где они находят семейную идиллию, покой и счастье. Но через два месяца Маше наскучивает такой порядок. Ее сердце и молодое тело требуют развлечений и праздника. Муж потакает ее прихотям, и они отправляются в Петербург, потом – за границу. Девушку прельщают балы, платья, кавалеры, у которых она пользуется успехом. Она погружается в светскую жизнь с любопытством, озорством и ненасытной жаждой. Героиня отдаляется от Сергея Михайловича и географически (они живут уже на два города), и ментально (ссоры и недопонимания между супругами зачастили). В итоге Маша доходит до крайности, почти соблазнившись страстным ухажером. Но вовремя опомнившись от стыда, она возвращается к мужу. Пара переезжает обратно, в деревню, где продолжает тихое, мирное сосуществование, воспитывая к тому времени двоих детей. «Просить прощения было не за что, просить помилования не отчего: он наказывал меня только тем, что не отдавал мне всего себя, всей своей души, как прежде; но и никому и ничему он не отдавал ее, как будто у него ее уже не было», – вздыхает главная героиня.



И вот в чем спор, который взбаламутил наше с мужем утро: кто виноват из них больше и почему нельзя вернуться к прежней жизни? В финале спектакля я видела в Маше смирение, покорность, но никак не успокоение при возвращении к мужу. Ее роман с супругом закончился. Былые ощущения не вернутся: они сменились чувством уважения и долга к «отцу ее детей». Любви к мужчине, который разжигает страсть и вдохновляет, нет. Есть обыденность и спокойный уклад.


Во мне всё бунтовало. Про-йти, про-жить, про-существовать (и дефис тут не случаен), не радуясь каждому дню, не наслаждаясь открытиями с восходом солнца, не чувствуя близости живущих рядом – это не про меня. Перестать мечтать, летать, воодушевляться, забыть о своей маленькой девочке внутри – это ли не драма в чистом виде? Толстой предлагает увидеть счастье в том, чтобы «жить для другого». Зачем для другого, когда хочется для себя? Не эгоизм, а природное желание в удовлетворении своих потребностей (где-то тут крепко засел дядюшка Фрейд). Где тонкая грань между «можно» и «нельзя» в семейной жизни? Где начинается и заканчивается вседозволенность? 


Писатель говорит: «Всем нам, а особенно вам, женщинам, надо прожить самим весь вздор жизни, для того чтобы вернуться к самой жизни; а другому верить нельзя». Не с большой ли обидой Лев Николаевич обращается к женской половине, не с чувством ли неоцененности и собственных неуспехов в своей семье? Отлично высказался по этому поводу А. Некрасов:


Толстой нам доказал с уменьем и талантом, 
Что женщине не следует гулять 
Ни с камер-юнкером, ни с флигель-адъютантом, 
Когда она жена и мать.

Мой «вздор» кроется в туфлях и платьях, в сладостях по утрам и обедах в хороших местах, в подмигиваниях от случайных знакомых и комплиментах от обожаемого мужа, в подарках, в пудреницах, в нечаянных глупостях. В том, что можно отнести к мишуре, но то, что составляет удовольствие в жизни, ощущение наполненности и настоящее счастье. Женщине не нужно просить за это прощения – это ее суть. Женщину надо принимать с ее желаниями и восхищаться ей. Только тогда она раскроется подобно цветку и превратится в девушку-фиалку, как называет писатель свою героиню. Позволить себе быть такой вот Машей, прыгающей в простом сарафане, лазящей за ягодами на деревья, восхищающейся запахом ночи, цветов, книжек. Разрешить мелочам иметь значимость. Не послушание, а эти глупости питают девушек, а следовательно – мужчин. Автор предлагает жить воспоминаниями былого счастья, не предвидя его в настоящем и будущем. И меня это коробит. 



В письмах Кэмптона – Уэсу есть  замечательный эпизод про это произведение:Сегодня я застал Барбару за последними страницами повести Толстого. Она была очень взволнована. «Дорогой мой, я видела гибель духа», – сказала она. Я подождал, но, видя, что она не продолжает, спросил: «Чьего духа?» – «Духа трех четвертей человечества», – отвечала она.


Вот часть этих «трех четвертей человечества» и пытаются подавить, чтобы было проще жить, чтобы нами было проще управлять. Толстой, я не согласна с твоей категоричностью, как бы ты не был велик. Предсказуемость, стабильность, размеренность – способ существования, но не семейного счастья. Вкладываться в свою семью, культивировать взаимоотношения, узнавать желания другого – вот основы моей жизни.


Спектакль у Фоменко заканчивается болезненно: тут и гнетущее молчание, и разбитая посуда, и рыдания мужа, прикрытые чайной куклой. Персонажи сидят за столом, связав себя единой простыней-салфеткой. Блюдут нормы приличия или добровольно затягивают себя в удавку? Маша все время шепчет «тише-тише, тише-тише», успокаивая свое сердце и боясь открытого конфликта. Она теперь за мужем – в данном случае грустно и раздельно.

Сам Толстой предлагает увидеть завершение романа светлым и вверяет героине слова об «уже совершенно иначе счастливой жизни», которую она еще не прожила. Но я ему не поверила. Вот так достаточно сходить на правильный спектакль и сразу захочется с удвоенной силой работать над своими отношениями, чтобы не прийти к такому финалу. Я буду жить не спокойной жизнью, но по-настоящему счастливой. И мужу докажу это самой статьей!


Фото BAС

Поделиться в FacebookПоделиться в ВКонтактеПоделиться в OK
Мы в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Однокласники
Нравится!
Что вы об этом думаете?
Комментарии: 2

Комментарии

Еще в тему:

Настоящая женщина – это ты10 вещей, которые зрелая женщина не сделает ради любвиИ тогда я поняла, любовника надо бросать

Это интересно!

5 самых нелепых штрафов
Как жить роскошно, не тратя деньги
Лучшие чиновничьи перлы про деньги и экономику
5 мудрых притч о деньгах и о том, что за них не купишь

Дальше больше!

Видео

Расскажите свою самую интересную историю

На Liwli.ru это по-настоящему просто! Для всех!

ВХОД