ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Шалунья весна

2019-07-17 Шалунья весна
Шалунья весна
Реальная жизнь полна сюрпризов. Иногда обстоятельства такого накрутят...
4 0 1331 17.07.2019
Реальная жизнь полна сюрпризов. Иногда обстоятельства такого накрутят...

День обещал быть исключительно прекрасным. Во всяком случае, с таким жизнерадостным ощущением проснулся Вениамин, двадцатипятилетний владелец благоустроенной однокомнатной квартиры, доставшейся ему в наследство от маминой мамы. 

Его распирало от избытка энергии, от предчувствия чего-то особенного, способного наполнить жизнь новым, особенным содержимым. 

Возможно, так действует на всё живое весна.

Задумываться, отчего ему с самого утра так хорошо, не очень хотелось. Достаточно того, что настроение звучало изнутри музыкальными ритмами, напоминало состояние плавного энергичного полёта. 

Так бывает во сне, когда случается желание покружить над городом. Просто разбегаешься и начинаешь махать крыльями, то есть руками. Дальше всё получается само собой. Но летать не просто, во сне тоже. Крылья устают.

Ощущение левитации будоражит кровь, наполняет сердце восторгом. Удивительно, но после фантомных полётов Вениамин всегда просыпался в особенно бодром расположении духа.

Так было и сегодня, хотя он уже окончательно встал и не имел намерения подниматься в небо.

Ранняя весна для горожанина — подарок судьбы. Это уже предвкушение лета.

Венька вышел на балкон, глотнул полные лёгкие сладковатого свежего воздуха и обомлел от увиденного начала дня.

Слева от него распускалась волшебная, с разноцветными переливами, заря, настолько яркая, что глаз не оторвать. 

После однотонно серого зимнего ландшафта, продолжительного недостатка света, такая красота вселяла оптимизм и желание перемен. 

Прямо по курсу, на уровне глаз, красовалась почти полная Луна. 

Раньше ему не приходилось видеть оба светила одновременно. Сейчас, почти сливаясь цветом с лазоревым небом, скромно пыталось стать незаметным ночное светило. Восток в то же время пылал оттенками алого свечения.

Прежде Венька не видел разницы между рассветами и закатами. Оба явления представлялись одинаковыми.

Теперь юноша видел, что это совсем не так.

Наверно это некий знак, подумалось ему, возможно предвестник удачи.

 Пейзаж там и там был великолепен. Сегодня ему всё вокруг видится волшебным и красочным. Даже холодный свет Луны кажется красивым.

Возможно всему виной не только весна, но и кое-что ещё, вызывающее неясное брожение крови. 

Таким замечательным видят мир влюблённые и дети. 

Нежный возраст у него давно позади, значит, несомненно, это другое.

Жаль, что смотреть на всю эту красоту некогда, пора собираться на работу. 

Венька попытался сделать снимок рассветного зарева на телефон, но картинка никак не укладывалась в экран полностью, а по отдельности это зрелище было не настолько впечатляющим. 

Пришлось оставить затею. Очень жаль.

Ладно, так тоже запомнится, на уровне прекрасных эмоций, которые разбередили душу и заставляют, чуть ли не плясать.

Тостер щёлкнул, выбросив из своего раскалённого чрева аппетитные горячие хлебные кусочки. Кофеварка выплюнула в чашку густой ароматный настой, наполнив воздух в кухне зовущим к активным действиям замечательным запахом размолотых зёрен. 

В голове прошелестели по пунктам сегодняшние дела, ни разу не щёлкнув неприятными предупреждающими о неприятностях предчувствиями.

 Вечером… вечером он встречается с Леночкой. 

Вот кто сейчас для него представляется настоящим подарком судьбы. 

Что за прелесть эта милая девочка. Никогда прежде не встречал он такое совершенство. 

Нет, она не была красоткой. Что-то иное цепляло в ней Веньку за живое, заставляя замирать при одном лишь намёке, мимолётной ассоциации, связанной с Леночкой. 

Голова начинала кружиться, сердце забывало свои обязанности, принимаясь качать кровь с перебоями. 

По всему телу прокатывалась сладостная волна ощущений, связанных с этой чарующей девочкой, задерживаясь дольше внизу живота, заставляя изобретательно и красочно представлять её парализующие волю прикосновения.

Эта мысль бодрила гораздо сильнее кофе. 

Леночка впорхнула в его жизнь легкокрылой бабочкой, поселилась в сердце и мыслях, да так основательно, что ни о чём ином Венька и думать не хотел. 

Даже автоматически выполняя заученные привычные действия юноша чувствовал её незримое присутствие.

Вот где настоящая зорюшка, нет зарянка. Милый забавный птенчик, ласковый, нежный и пушистый. Милая, свежая и привлекательная, как рассвет, Леночка. 

Ну отчего он такой застенчивый? 

Столько времени проводит с ней вместе, глядя в глаза, млеет от каждого прикосновения и никак не решатся на ответственный шаг. 

Не может преодолеть робость, признаться в своих чувствах, обозначив тем самым границы своих притязаний. 

Ведь это так сложно — сказать вслух о любви. Тем более, что Леночка первая, даже единственная девочка в его жизни, которая ему небезразлична.

 Венька мечтал о серьёзных отношениях, представляя в воображении совместную с ней жизнь, общие интересы, взаимную заботу и море счастья. 

Как же иначе? Ведь это видно невооружённым взглядом — они просто созданы друг для друга и конечно для любви.

 Во сне он много раз покупал для неё свадебное платье и кольца, целовал, ласкал до потери пульса, иногда переходя некие границы, вызывая тем самым изнуряющую эрекцию. 

Конечно, он не мог обо всём этом даже намекнуть своей Леночке. Как-то неловко в реальности делать то, что он запросто мог осуществить во сне.

Как жаль, что нельзя сразу перепрыгнуть в прекрасный вечер, обещающий трогательную встречу с любимой, минуя часы скучных обязанностей. Целый день без неё, это так много.

 Впрочем, свою работу Венька любит. Она его нисколько не тяготит, позволяя чувствовать себя востребованным и нужным. Вот только дорога туда и обратно занимает уйму времени.

 Проглотив завтрак юноша, напевая привязавшуюся с самого утра мелодию, двинулся в путь, одевшись как можно свободнее, не забыв, однако, что ещё не май месяц и утром довольно прохладно. На термометре всё равно минус. 

Зато днём зазвенит капель, зажурчат ручьи. Весна!

Отчего-то вспомнилось, как ещё совсем недавно пускали в такое же время по лужам кораблики, бегали с мальчишками по тонкому льду, чтобы вымокнуть до нитки и не идти в школу.

 Венька надел лёгкую курточку, летние туфли на тоненькой подошве, короткие брюки дудочкой, белые носки. Лето же скоро.

На выходе из подъезда его ждал сюрприз — огромная лужа, через которую можно лишь переплыть. 

Не беда. Венька встал на кованую загородку газона, немного сбалансировал стойку, почувствовал себя уверенно и плавно пошёл. 

Мастерство не пропьёшь, недаром парень занимался три года гимнастикой.

Вдоль дома дорога была почти сухая, с небольшими скользкими участками, но это мелочи жизни, суета. 

Весь мир сейчас сосредоточен в его взволнованном теле, которому нет дела до мелких бытовых неудобств.

 Как пошёл Венька в гору после института, осваивая взрослую жизнь и профессию, за что бы ни взялся, кругом сплошное везение. 

Потому и поёт парень, правда про себя, но настроение не скроешь, оно на лице отпечатывается. 

Юноша всем улыбается, в ответ получает подобное расположение окружающих . Как не любить такую жизнь?

За домом путь до остановки автобуса можно срезать наискосок. Правда, там немного скользко. Снег ещё не сошёл до конца. Днём тает, ночью подмерзает. 

К середине тропинки лужи стали крупнее, края у них покатые, высокие, в снег не наступить — провалиться можно по пояс.

Впереди преграждала путь огромная лужа, которую безуспешно пыталась форсировать знакомая девушка в одежде не по сезону. Поторопилась оголить свои застоявшиеся за зиму прелести, которые молодость и излишек энергии требуют выставить напоказ, да ещё на высоченных тонюсеньких каблучках. 

Вот бедолага! 

Веньку недаром воспитывали как настоящего мужчину, хоть он ещё и мальчишка совсем. Сейчас что-нибудь придумает.

 — Люська, ну ты и даёшь. До лета далеко, а ты словно на пляж собралась. Ещё бы в шорты вырядилась. А каблучищи-то! Ладно, влезай на спину, за шею крепче держись, так и быть перенесу. Замуж позову — пойдёшь?

— Ато! Ты же не зовёшь, только шутишь. Может я только о том и мечтаю. Венька, ты мой спаситель. Должна буду.

Венька ловит себя на мысли, что с Люсей говорит о замужестве легко и непринуждённо, нисколько не испытывая неудобства или стеснения. Чудеса, да и только. Почему же с Леночкой  невозможно говорить о подобном?

— Ловлю на слове. Завтра же сватов зашлю. Чего даром такой красоте пропадать. Да ты как пушинка. Запах-то от тебя какой чудесный! Отпад.

— Смотри лучше под ноги, нанюхаешься и шлёпнешься. Ладно, если сам, а то меня искупаешь. Заболею и умру, некого будет сватать. У меня сегодня зачёт. Если не сдам — всё, хана, запросто отчислят.

 — Не боись подруга, прорвёмся. Девчонок на поле боя не бросаем. Сам погибай, а товарища выручай. 

Венька вступил в лужу, разом почувствовав, как туфли заливает талой водой, а ноги разъезжаются на скользящем под слоем воды льду.

Никак нельзя ему перед девчонкой ударить лицом в грязь. Хотя, какая грязь, вода чистая и прозрачная, словно слеза.

 Ладно, ерунда, ноги обсохнут. Главное ступать уверенно. 

Такую девчонку на закорках покатать, не труд, скорее привилегия, удовольствие.

Юноша просто физически ощутил кожей спины острые сосочки её спелых грудей. 

Вот бы Леночку так прокатить. 

От соблазнительного благоухания обхватившей его талию ногами феи захватило дух. 

Не такая уж она и лёгкая, но всё равно приятно. 

 Лужа оказалась больше, чем виделось вначале. 

Белые носки через пару метров выглядели печально, новые брючки промокли до колен, зато берег уже в пределах досягаемости. 

Вот здесь, на выходе из лужи, Венька забуксовал

Выбраться на сухое место не получается, слишком скользко.

Парень развернулся задом, чтобы высадить Люську на берег. 

Девушка вытянула соблазнительные ножки, затянутые в прозрачные колготки телесного цвета, попыталась слезть, но поза оказалась слишком неустойчивой для такого упражнения. 

Венька старался помочь, пытаясь оттолкнуть Люсю от корпуса, нечаянно задел за неприкосновенную область девичьего силуэта, где-то между ног. 

Подруга пискнула. Но промолчала.

— Не могу дотянуться, шлёпнусь.

— А ты слегка оттолкнись, только не очень, за плечи мои держись и ноги поставь твёрже. Давай, у тебя получится. Вот так, молодец. Видишь как просто.

Люся отошла от края лужи, а Венькины ноги тем временем предательски поехали назад в лужу и возможности остановить это движение, нет. 

Лежать на спине в ледяной луже. Мало того, что неприятно и холодно, досадно и стыдно.

Испуганное Люськино лицо вытянулось, губы превратились в трубочку, руками она невольно зарыла рот, но отчего-то засмеялась сквозь слёзы и начала размазывать кулаком тушь на глазах.

— Ты это, Вень, извини, а? Я не хотела. Извини! Ну, я побегу, ладно? Сам понимаешь, зачёт. Ты как, сам справишься?

— Беги, коза. Увидимся. Будешь должна. Только попробуй теперь сватам моим отказать.

Люська, послав ему несколько воздушных поцелуев, неуверенной походкой засеменила по снегу и льду, а Венька лежал неподвижно, словно наслаждался купанием.

Прямо на него из-за леска ласково смотрело только родившееся огромное слепящее Солнце. С ближайшего кустика с любопытством наблюдала за его необычными действиями стайка красногрудых снегирей.

 Надо же, а зимой их не было. 

Венька лежал и размышлял, как встать. 

Вперёд подняться не выходит, а если перевернуться, мокрый будет полностью. Хотя, выбирать не приходится. Уже и так насквозь. 

Да! Весна, однако, слишком ранняя.

Ладно. Не беда. Время ещё есть. Можно успеть переодеться. Дом рядом. Но петь расхотелось. А в мозгу щёлкнуло: совещание у генерального, а он ещё отчёт не распечатал.

 Ладно, как-нибудь отбодается. Не специально же в лужу залез. Форс-мажор даже в финансовых договорах учитывают. Просто не повезло. Судьба-злодейка.

Сменные брюки он как назло вчера закапал пирожками из Макдональдса. Ягодное повидло запросто не сотрёшь, в химчистку наверно придётся нести. 

Есть правда ещё фирменный спортивный костюм, вполне стильный. А сверху придётся пальто драповое надевать. 

Не айс. Полное нарушение профессионального дресс-кода.

 Что поделать, выбирать особенно не из чего. 

Есть ещё костюм-тройка, но слишком официальный. Объяснять коллегам придётся, что да как. Лучше спортивки. На ноги кроссовки. Скажет, что вечером в тренажёрный зал собрался, поверят.

Переоделся быстренько и побежал. 

Задумался немного, не заметил, как влетел в ту же самую лужу, теперь передом.

 Ладони ободрал до крови, носом по льду проехал. Телефон куда-то улетел. Где теперь искать? Чёрт, чёрт! Вот незадача. А так хорошо день начинался.

 Где же этот телефон? Без него никуда, да и жалко. Не простой кнопочник, айфон.

 Интересно, сколько сейчас времени? Не опоздать бы на службу. Чёрт, чёрт — поиграй и отдай. Мамка обычно так говорила, когда чего потеряет. А вон он. Ни фига себе, куда улетел. Только бы не разбился. 

Нет, всё в порядке, работает. А времени... Кошмар. Такси теперь брать придётся. 

Бегом переодеваться. Некогда рассусоливать. 

Одна нога здесь, другая там.

— Такси? Луговая семнадцать, третий подъезд. Семь минут? Годится.

Упав по дороге ещё три раза, больно ударившись головой и кобчиком, весь мокрый с головы до ног, Венька снова прибежал домой. 

В кармане не оказалось ключей. Наверно в лужу упали. 

Развернулся, выругался и назад, не разбирая дороги.

Ключи спокойно лежали на видном месте. Почему он их сразу не заметил? Наверно переволновался из-за телефона.

Такси уже стояло у подъезда. 

Извинился, попросил водителя подождать, заплатил сразу. 

Мокрые купюры Венька достал из кармана, обтекая довольно интенсивно по всему периметру тела. 

Таксист хотел что-то сказать, открыл, было, рот.

— Не волнуйся, сейчас переоденусь. Я мигом.

Пришлось лезть в ванную, мыть голову. Костюм, хоть и на вешалке, отчего-то был основательно помят, рубашка тоже, да ещё след от губной помады на воротнике на самом видном месте. 

Это же они позавчера с Леночкой в ночном клубе гуляли. Вроде кроме коктейля не пил ничего. Как же он забыл? Ах, да… Венька сдуру подруге пиджаком промокшие ноги вытирал.

Парень посмотрелся в зеркало. 

Вот в чём дело, вспомнил он.

Надо было в первый раз это сделать. Примета такая, если возвращаешься в неурочное время, обязательно подмигнуть своему изображению. Где-то так.

Спокойно. Нужно сосредоточиться. 

Есть джинсы, слишком узкие правда, год уже не надевал. Можно попробовать натянуть.

Вот так. Замечательно. 

Только бы не лопнули. 

Свитер. Ну и ладно, что без курточки, на такси не замёрзнет.

Документы и телефон положить в барсетку. 

Пора. Да, придётся надевать зимние ботинки или сандалии. Ну и ладно. Авось никто не заметит. 

Венька наклонился застегнуть молнию... раздался характерный треск. 

Джинсы не выдержали. Так паршиво теперь вещи шьют? 

Ладно, пусть будут брюки от костюма. Ну и что, что мятые и грязные, на улице слякоть. Ведь других нет? 

Парень оглядел своё отражение. Захотелось завыть. 

Менеджер, твою маму! 

Так, без паники. Выгладить, отпарить быстренько, всё будет о-кей.

 В дверь позвонили. 

Венька бросил утюг, пошёл открывать. На пороге стоял таксист.

— Я уже прождал на всю сумму, что вы оставили. Будем продлять или как? Хотел уехать уже, телефон у вас не отвечает, да старушка с первого этажа подсказала квартиру. Не везёт мне сегодня с пассажирами, просто беда. Видно встал не с той ноги.

— Уже бегу. Сейчас только брюки... Брюки? Брюки!!! Мамочки, утюг!

Над гладильной доской вьётся сизое облачко едкого дыма с запахом сгоревшего лавсана. На штанине сверкает замечательно правильной формы пятнышко, повторяющее подошву утюга. 

Это окончательный и бесповоротный провал. 

В шкафу остались только летние пижонские штаны, похожие на пижамные, и шорты. С зимними ботинками можно и в шортах, в самый раз. 

А почему телефон не отвечает? Ба, зарядка села. Одно к одному. Короткие штанишки с гавайской рубашкой. Подумаешь, не сезон. А что? Может у него настроение такое.

— Слушай, брат, ты на маскарад что ли собрался? Ухохочешься над вами, неформалами.

— В лужу я упал, два раза подряд. Сам же видел, что я мокрый был. Брюки сжёг вдобавок. Но на работу идти нужно. У меня сегодня полоса невезения, похоже. А ты говоришь пассажиры фиговые. Вот у меня... 

— Не плачь. Я здесь рядом живу. Комплекция у нас одинаковая. Выручу, раз такое дело. Вечером разберёмся. Где живёшь — знаю. С тебя поляна. Накроешь?

— Выручай, дружище. Должен буду. Только не сегодня рассчитаюсь. У меня свидание с невестой.

— Развеселил. Невеста, говоришь? Не завидую девочке. Похоже, она здорово с тобой попала. Не, я бы за тебя не пошёл. Ну, что, поехали?

— Я тебе и не предлагал. За кого ты меня принимаешь? А времени сколько?

— Без пятнадцати девять.

— Уже? Дай телефон, начальству звякну.

— Увы, деньги на счету кончились. Могу диспетчера попросить, чтобы позвонила твоему начальству на работу.

— Хоть так. Через пятнадцать минут совещание начнётся. Успеть бы.

— В чём вопрос? Побежали. 

Водитель жил на соседней улице. 

Одежду подобрали быстро, но по пути застряли в пробке. 

На работу диспетчер сообщила. Уже легче. 

Витька, так зовут таксиста, решил по обочине аварию объехать. 

Не рассчитал маленько, соскочил в кювет. 

Сзади водитель микроавтобуса тоже сильно спешил, подтолкнул. 

Багажник машины всмятку, такси перевернуло набок. 

Что ещё должно случиться сегодня для полного счастья? Подумать страшно.

Пока автоинспекцию ждали, аварию оформили, эвакуатор, то да сё... 

На работу Венька не пошёл. Семь бед — один ответ. 

Решили с Витьком пивка попить, раз такое дело. 

Немного, по кружечке. Они же теперь товарищи по несчастью.

Разговорились, вроде настроение появилось. 

Водочки взяли, закуски к ней. Венька ведь должник вроде. Долг платежом красен.

Почти до дома дошли, когда вспомнили, что сигареты забыли. 

Витёк в магазин побежал, Венька на улице его ждёт. 

Газель перед входом разгружалась. 

Мотор у машины работает на холостых. Водила в наушниках, музыку слушает, руками энергично выплясывает.

Тут, как назло, шнурок развязался. Венька бутылки на асфальт поставил, наклонился зашнуровать. 

Грузчики в этот момент постучали водителю, трогай, мол, разгрузили. 

Тот, всё ещё танцуя, скорость включает и по газам.

 Хлоп Вениамина задним бортом. Скорее почувствовал что-то не то, чем услышал, как стукнул человека. 

Музыка у него на всю катушку в ушах. 

Венька, хрясь носом в землю, бутылки вдребезги. 

Он боком на осколки, задним мостом прижат к асфальту. 

Хорошо, что водила остановил вовремя, но стекляшки в зад и в плечо воткнуться успели.

Венька орёт, кровища из ран хлещет.

Водила выскочил, бледный как мел. 

Это же наезд на человека, не что-нибудь безобидное. Если не тюрьма, то лишение прав.

 Из магазина тем временем Витёк выбежал, давай орать на мужика. 

Тот и без этого ни жив, ни мёртв. На колени упал.

— Выручайте братки. Верёвки ведь мне. Двое детей, ипотека. Без работы останусь. Сами знаете, как сейчас сложно с деньгами. Нельзя мне без прав. Никак нельзя.

— Да уж знаем. Венька, ты как, живой?

— Да бес его знает. Больно, жуть. Поднимайте меня. Похоже, сам не встану.

— Ребятки, не сдавайте, век благодарен буду. Без гаишников обойдёмся?

 — Это как ты себе представляешь? Он что, сам себе бутылки в жопу втыкал? Водку разбил, костюм испортил, на больничном теперь Веньке небось целый месяц париться. Венька, сколько ты зарплаты в месяц получаешь?

 — Тридцать пять тысяч.

— Вот видишь? Это тысячи на две долларов тянет, даже не долларов, а евро. В лучшем случае.

— Отдам. Всё отдам, только прав не лишайте.

— Когда ты отдашь? Сам говоришь ипотека, дети и прочее.

— Есть у меня заначка. На машину новую копил. Хрен с ней, с машиной. Сегодня отдам.

— Тогда три.

— Чего три?

— Три тысячи евро. Веньке. И мне пятьсот. Далеко живёшь?

— Да рядом, на Чкалова. Я мигом смотаюсь.

— Это ты брось. Смотается он. От нас не смоешься. Сначала нужно посмотреть, что с Венькой, потом выяснить, что ты за фрукт. Ты как Вениамин? Тебе, брат, решать. Ты пострадавший.

— Вроде ничего, руки-ноги целы. Только если внутри осколки остались. Мне же теперь больничный нужно будет брать. Как я с таким ущербом работать буду?

— Не дрейфь, братуха, на меня положись. Сейчас домой тебя доставим, рану обработаем. Всё в лучшем виде сделаем. Денежки водила принесёт, в травму съездим. Придумаем, скажем, автобус сбил и уехал, номер не запомнил, в шоке был. А в кювете осколки. Думай Венька. Парня выручать нужно. Да и ты заработаешь.

— Даже не знаю. Сначала несите домой, там посмотрим. Может, я теперь инвалидом стал. Мало ли?

— Так, парень, как тебя зовут? 

— Серый. Серёга то-есть. 

— Короче, Серёга, машину здесь оставляй, понесли Веньку домой . Здесь недалеко. Документы у тебя есть? Есть. Сюда давай. Короче четыре тысячи евро.

— На три пятьсот же договорились.

— Предварительно. Накладные расходы не посчитали. Медикаменты там и прочее, правильно Венька?

— Мне сейчас не до этого. Болит, зараза. Несите скорее. Может водочки махнуть или лучше в аптеку, обезболивающее что-нибудь купить?

— Водку пока нельзя. Закончим дело, того да расслабимся. Как ты себя чувствуешь?

— Терпимо.

— Короче, четыре.

— Тогда доллары.

— Ладно, уговорил. И в аптеку смотайся. Йод, бинты, вата, пластырь, шприцы, обезболивающее что-нибудь. И с деньгами сюда, ждём. 

Водитель убежал, Витька принялся раздевать Веньку, обрабатывать раны. 

Бутылку водки он сразу купил, чтобы промыть раны как следует.

 — Ба, Вениамин, да ты в рубашке родился, а говоришь полоса невезения. Крови много, а раны так себе, пустяковые. На всякий случай антибиотик вколем и порядок. Но в травматологию съездим. Пусть больничный выписывают. Лафа, брат. У меня машина в ремонте, ты на бюллетене. У нас настоящий отпуск наклёвывается. Да ещё оплаченный.

— Жалко мужика. 

— Тоже мне, альтруист нашёлся. Он тебя чуть инвалидом не сделал. Права для него и для меня это хлеб. Его никто за язык не тянул. Сам предложил вариант. Ещё себе заработает. Смотреть нужно, куда едешь, а не музыку слушать. Водитель обязан всё видеть и слышать, иначе дома сиди. Наука для него будет. Пусть радуется, что легко отделался. Кончилась наша с тобой полоса невезения. Зуб даю. У меня чуйка.

— Не по себе мне что-то. А если бы я так попал? Дети, ипотека…

— Если бы да кабы... Меня тоже в своё время учили. Думаешь откуда у меня прыть такая? Только я и виноват не был, подставили. Ничего, выкрутился. Зато теперь не нарушаю. Никогда, между прочим. Табу. А вообще ход твоих мыслей мне нравится. Нормальный ты, Венька, пацан, правильный. Предлагаю дружбу. Со мной не пропадёшь. Ипотека, говоришь?

— Я слышал. Может, соврал, конечно, но если правда весь в долгах?

 — Ладно, проехали. Обдумаем. Теперь про тебя. Помнится, о свидании говорил. Что у тебя с ней, невеста или так, погулять, трали-вали, это нам не задавали? Серьёзно у вас?

— Мне бы хотелось серьёзно, только она такая... Как я ей скажу? А если откажет? Я же тогда с ума свихнусь, не переживу.

— Дурак. Женщины любят настойчивых и решительных мужчин. Целовались?

— Вить, ну кто такое спрашивает? Это же интимное, личное.

— Вот именно. Зови девчонку сегодня к себе, рассказывай всё, как есть. Про деньги только молчи. Это точно интимное. Женщины любят изображать из себя мамочек. Зуб даю, прибежит, как миленькая. На что угодно согласится. Психология, брат. Считай невеста у нас в кармане. Сразу быка за рога: люблю, не могу без тебя, выходи за меня замуж и целуй.

— Я так не могу. И не женщина она вовсе, девочка. От каждого прикосновения рдеет от кончиков пальцев до кончиков ушей. А ты говоришь, сразу целуй. Это же насилие.

— Уведут. У таких лопухов всегда невест уводят. Застенчивые и ласковые девочки долго не гуляют, охотников на скромниц больно много. На таких сразу женятся. Для прогулок податливые девки нужны, и глупые.

— Откуда ты всё это знаешь? У тебя что, жена есть или сто невест было?

— Потому и знаю, что увели. Такой же дурень был, как ты. Долго думал. Зовут-то как?

— Венька, ты же знаешь.

— Не тебя, невесту. 

— Леночка.

— Мою девушку тоже так звали. Век себе не прощу. Встречу ли когда такую? Каждую ночь снится. В самое сердце ранила, а я не понял вовремя. Поздно, замужем уже. Сейчас Серёга придёт, мы с ним порешаем вопросы всякие, больничный тебе возьмём и свататься. Не вздумай бузить. Сам тогда украду. Я, считай, уже в твою Леночку влюбился. Так что думай. Деньги на свадьбу у тебя считай в кармане. А с Серым мы разберёмся. Ещё благодарить будет. Вот увидишь. Давай ручку и записную книжку. Нужно Серёжкины документы переписать. На всякий случай.

— Зачем?

— Дитя ты ещё, Венька, хоть и менеджер. Это жизнь. Для страховки. Ничего ведь ещё не закончено. Ты уверен, что он честный парень? И я не знаю, кто он таков. Хотя по глазам видно, что мужик свой. Подвести не должен. Ты молчи, пока я разговаривать с ним буду. Нужно разведку боем провести, на испуг взять, чтобы раскрылся. Потом и сдружиться можно. 

— Не понимаю я тебя, Витька. Тебе всё наперед известно, что будет? Не станет он с вымогателями дружбу водить. Мы для него хуже волков теперь.

— Это мы ещё посмотрим. Забьем пари? Чую, ближе братьев станем. Конечно, если он не слабак. Вот и Серёга, пойду, открою.

— В аптеке был? Деньги принёс?

— Как договорились. Только сначала документы.

— Само собой. Кидать не собираемся. Пересчитывать нужно или всё по чеснаку?

— Обижаешь.

— Это я так, для порядка. Говори честно, обиделся?

— Врать не буду. Гады вы. Но я сам виноват, нечего было варежку разувать. С машиной погодить придётся, с ипотекой сложнее. Переезжать нужно со съёмной квартиры, а дом не достроен. Ладно, чего я разнылся? Вам-то какое дело до моих проблем? 

— Ты честно и мы так же. Значит, дом строишь, а живешь на съёмной квартире?

— Живу.

— Живу… Мир не без добрых людей. Запомни, сынок, и заруби себе на носу. Будь проще и люди к тебе потянутся. Будем решать твои проблемы по мере поступления.

— Кто решать будет?

— Доверять людям учись, Серёга. Лаптем не будь. Детей сколько?

— Двое. Сын и дочка. Оба маленькие. Жена с ними сидит. 

— Сколько за съём отдаёте?

— С коммуналкой двадцать.

— Понял. Это хорошо.

— Чего хорошего увидел? Квартира, ипотека и ни на что больше не остаётся.

— Теперь останется. Завтра ко мне переедете жить. У меня три комнаты, две ваши. Платить будете только коммунальные. Питаться вместе будем. Устраивает?

— Чего это ты такой добренький? Откуда мне знать чего ты задумал?

— Это ты брось. От души говорю. Стены дома вывел?

— Под крышу подвёл, но внутри пусто. Ни полов, ни потолков. Ничего. 

— Строить умеешь или нанимаешь? 

— Не на что нанимать. Один ковыряюсь.

— Венька. Ты чего умеешь?

— Считать могу, руководить, документы оформлять.

— Считай, ничего. Фигня, научим. Ты, Серый, пока езжай, ставь машину в гараж. Нам с Венькой нужно в травму смотаться, больничный лист оформить.

— Так я свожу. Сегодня больше никуда не успею.

— Годится. Ну что, Вениамин, проспорил? Говорил, что всё сойдётся, друзьями станем? А ты не верил. Витёк трепаться не любит. К осени переселим твою семью, Серый, в новый дом. С тебя поляна. А с подключением коммуникаций сам разбирайся. В этом я не силён.

— Зато у меня кое-какой опыт есть. 

— Ну вот, пока всё сходится. А вечером свататься будем. Букет и ужин с меня. Такие отбивные сварганю, закачаетесь. Ты же нас приглашаешь с Серым, я правильно понял, Венька? Какое сватовство без дружек? Гарантирую, невеста наша. Отказа не примем. Сейчас раны быстренько обработаем и едем. Телефон зарядился. Звони, Венька, своей Леночке. Исповедуйся. Пусть сюда на такси чешет. Да не бойся краски сгустить. Скажи, что всё предельно плохо. Почти инвалидность. И страсти, страсти в голосе больше. Видеть тебя хочу, мол, не могу дождаться. Про любовь пока помолчи. Это сюрпризом будет. Вишенка, так сказать, на торте. Только, пока время не назначай. Не пристало невесте жениха ждать. Неизвестно, как у нас всё по времени сложится.

В травмопункте, хотя народу там было под завязку, Витёк все быстро организовал.

 Доктор заверил, что никакой опасности нет, но курс антибиотиков проколоть нужно. Выписал больничный лист, пока на неделю.

Витька купил букет в половину стола размером, мясо, деликатесов разных, принялся готовить.

 Леночку и Серёгу с женой пригласили к восьми вечера. Договорились, что детей подруге оставят часика на полтора-два. 

Никаких питейных событий, кроме шампанского, намечено не было.

Серёга пришёл раньше намеченного срока, слегка под хмельком. Не просто расстаться с мечтой. Машина ему снилась, как Веньке Леночка. И все же в его глазах лучилась надежда на лучшее. Витьке он отчего-то поверил сразу. Видно в его поведении сквозила такая мера уверенности, что её хватало на всех.

Оставив сервировку стола Анюте, Серёжкиной супруге, Витька побежал вниз, встречать Леночку. 

Как и о чём они говорили, история умалчивает, только, не успев зайти, девушка кинулась Веньке на грудь со слезами.

 — Леночка, — произнёс торжественно Витька, — мы все собрались здесь по знаменательному и весьма торжественному случаю. Слово предоставляется... Венька, остолоп, теперь твой выход.

— Леночка, — сказал неуверенно Венька, — да не умею я так. Ты меня любишь?

Все остолбенели от неожиданности.

 — Я хотел сказать, — парень покраснел, выпучил глаза со следами невольных слёз, — я давно хочу тебе сказать...

Витька понял, что про любовь и свадьбу Венька может сказать разве что под пыткой.

— Ну же, конечно хочешь сказать, мы все знаем что. Говори уже. Леночка, он просто осёл. Если сейчас мы не услышим признание, держись, Венька... У тебя последний шанс. 

— Я. Любимая! Леночка, а ты не обидишься? 

— Всё, я рассверипел. Леночка, как ты поняла это сватовство, но мой друг не решил пока чьё. Выбирай, я или он, мы оба предлагаем тебе руку и сердце. Но я люблю тебя больше, так и знай. Со мной ты будешь счастлива, а от него так ничего и не дождёшься. 

Венька надулся, руки его задрожали, на глазах появилась влажная поволока. Он хватал ртом воздух, но упорно молчал... Потом вскочил, резко, забыв о ранах, закричал от боли.

— Это я, я предлагаю тебе руку и сердце, а не он. Я тебя люблю больше жизни. Леночка, выходи за меня замуж.

 Из глаз потенциальной невесты ручьём хлынули слёзы. Она, рыдая, бросилась Веньке на грудь.

— Конечно ты, Венечка, кто же ещё? Шутит твой друг. Я согласна. Только...

— У тебя есть условие? Говори. Для тебя всё что угодно выполню.

— Нет же, нет. Что я скажу маме? Пошла в кино девушкой, а пришла невестой? Так не бывает. Они же ничего о наших с тобой отношениях не знают.

— Бывает. Анюта, скажи своё веское слово. Что ты думаешь по этому поводу? — Спросил Витька.

— Можно я буду свидетельницей? А так, чё? Я бы и думать не стала.

— Ну что, Леночка, берёшь нашего жениха? Тогда Горько! Шампанское в студию. И цветы. Где букет? Целуемся, быстренько признаёмся в вечной любви и за стол. У нас дел по горло. Завтра переезд в мою квартиру, вещи собирать нужно. Живо все за стол. Хвалить повара обязательно. Такое событие обмыть нужно. И что в итоге получается, господа? Всё предельно ясно. Среди вас лишь я один неудачник. Хотя... Хотя это тоже спорно. С такими друзьями мне и жена не нужна. Я хотел сказать, что хоть до конца жизни буду искать свою Леночку. 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход