ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Шарик на ветру (вторая часть)

2017-11-30 Шарик на ветру (вторая часть)
Шарик на ветру (вторая часть)
Через месяц после ухода из семьи я уволился с работы и уехал в Перу. Почему в Перу? Не знаю. Мне было все равно. Лишь бы на край света, в древние цивилизации, туда, где когда-то все зарождалось, а потом погибло. Чем трагичнее, тем лучше.
41 15 6993 30.11.2017
Через месяц после ухода из семьи я уволился с работы и уехал в Перу. Почему в Перу? Не знаю. Мне было все равно. Лишь бы на край света, в древние цивилизации, туда, где когда-то все зарождалось, а потом погибло. Чем трагичнее, тем лучше.

(продолжение, первую часть можно найти в моем профиле)

Глава 4

Через месяц после ухода из семьи я уволился с работы и уехал в Перу. Почему в Перу? Не знаю. Мне было все равно. Лишь бы на край света, в древние цивилизации, туда, где когда-то все зарождалось, а потом погибло. Чем трагичнее, тем лучше. Я поехал к инкам, в высокогорные пустыни и заснеженные Анды. Я трогал руками застрявшие в вершинах гор облака, смотрел на каньоны, наблюдал свысока полет хищных птиц, слушал свист ветра, бродил средь остатков исчезнувших миров, прикасался к древним камням, деревьям, и душа моя наполнялась торжественным одиночеством. Но осмысление жизни не приходило. В душе было пусто. Как в воздушном шарике.

В Перу я случайно услышал о дороге смерти, которая находится в Боливии, и решил, что должен непременно пройти по ней. Я загадал, что если сделаю это, то в моей жизни произойдут перемены к лучшему. И я поехал в Ла-Пас — самую высокогорную столицу мира, которая мало того, что располагается на высоте три тысячи шестьсот метров, так еще и находится в кратере древнего вулкана.

Узкая дорога смерти была выдолблена в горах парагвайскими военнопленными в тридцатых годах прошлого века. Она начинается в джунглях Амазонки на высоте тысяча двести метров, проходит по краю горного хребта в глубоком каньоне и заканчивается на высоте четыре тысячи шестьсот пятьдесят метров. Устрашающее название дорога получила за ненасытность человеческими жизнями: ежегодно на ней погибало около двухсот человек. Так продолжалось до 2006 года, пока не построили новую дорогу, а старая стала служить негласным туристическим аттракционом. Вот на этой-то дороге смерти у меня и произошла встреча, изменившая мою жизнь.

Я купил велосипедную экскурсию. Таких смельчаков, как я, набралось шесть человек. Группа состояла из американца, француза, испанца, израильтянина и двух русских — меня и Алексея, с которым мы болтали по пути, пока раздолбанный минивэн доставлял нас из Ла-Паса на верхнюю точку дороги. Наш гид вещал что-то на языке, который он самонадеянно считал английским, но никто, даже американец, не понимал его. Забавно все начиналось.

На высоте четырех с половиной километров нас встретил туман и холод. Было сыро, мрачно и зловеще красиво. Внизу простирались горы, поросшие тропическим лесом. Нам раздали защитную одежду, шлемы, велосипеды, и мы стремительно покатились по асфальтовому спуску вниз. Первая часть маршрута оказалась легкой и не страшной. Трасса была узкой, но с отбойниками. Байк ехал отлично, и я даже успевал любоваться красотами. Первая тысяча метров была пройдена быстро. Мы сделали остановку и, бодро обмениваясь впечатлениями, чувствовали себя крутыми, бесстрашными мужиками. Но тут оказалось, что пройденная трасса — это так, разминка, подступ к дороге смерти, которая начиналась через восемь километров. Нам следовало вновь погрузиться в автобус, чтобы доехать до нее.

Через двадцать минут мы высадились на узкой грунтовке шириной не более трех метров. Справа шла отвесная скала, слева — отвесная пропасть в полкилометра. Так вот ты какая — дорога смерти! Гид добросовестно проводил инструктаж на непонятном языке, активно жестикулировал и страшно выпучивал глаза, что, видимо, означало, что нам следует быть осторожными. Да тут и без гида все было понятно: перед нами стелилась вниз усеянная булыжниками дорога — узкая, скользкая, с крутыми поворотами под девяносто градусов. Дорога в один конец. Ха! То, что мне надо.

Мы тронулись в путь. Микроавтобус поддержки ехал сзади. Каменистая дорога была сырой, с двумя более-менее твердыми колеями. С отвесной стены местами капала и собиралась в глинистые лужи вода. Периодически дорога сужалась до двух метров. Слева зияла нереальная пропасть, поросшая непроходимыми джунглями. По обочинам часто встречались кресты. Жутко уставали руки, и от постоянных наездов на камни болела пятая точка. Но было захватывающе красиво и азартно.

Мы сделали остановку, чтобы сфотографироваться в самом живописном месте трека, где обрыв составлял тысячу двести метров. Я глянул вниз, и у меня закружилась голова. Наверняка от разреженного воздуха. Интересно, за сколько велосипед долетает до низа? А если с велосипедистом? Вот на черта я ввязался в эту авантюру? Я же высоты боюсь! Но адреналин, братцы, скажу я вам — это «грит имприсён», как выражается гид, или большое впечатление — по-нашему.

Мы вновь сели на байки, и я решил обогнать Алексея, ехавшего за французом. Мне это удалось. Тогда я решил обогнать и француза. Буду ехать первым и никому не буду смотреть в спину! Дорога шла неуклонно вниз. Впереди виднелся поворот. Я обогнал француза до поворота, а потом, плавно притормаживая, повернул. И тут передо мной, как черт из табакерки, возник полуметровый булыжник, в который я и врезался, сделав сальто вместе с байком. Я бухнулся на дорогу, велик съехал вниз метров на пять, а я лежал и мысленно проводил инспекцию частей своего тела. Руки-ноги двигаются, глаза моргают. Вроде жив.

Надо мной простиралось андское небо, а по нему тихо и торжественно плыли, как океанские лайнеры, большие и белые облака. Красиво и покойно. Вот так, наверное, лежал под Аустерлицем Андрей Болконский. «Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его наконец. Да! Все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его». Этот монолог мы учили в школе наизусть, поэтому я хорошо помнил его. Вот, пригодился…

Тут подоспели гид и группа. Они в ужасе склонились надо мной: жив ли этот ненормальный русский? А я был живее всех живых — защитные щитки и шлем были изрядно поцарапаны, но сработали на сто процентов. Свою порцию адреналина я получил. Мне заменили велик, и мы продолжили спуск. Я ехал и вспоминал, как совсем недавно лежал на земле и не понимал, жив я или мертв. Какое-то странное спокойствие овладело мною тогда. Я словно плыл между небом и землей в неведомый простор, которому нет начала и конца, и нет названия. И было так хорошо. Как будто я обрел гармонию с собой и миром. Неужели для того, чтобы успокоиться и что-то понять, нужно было приехать на край света и сильно долбануться о камень на краю пропасти? Без этого никак?

Я ехал и вспоминал свою жизнь. В шестнадцать я трепал нервы матери и остервенело искал смысл жизни. В двадцать шесть казалось, что нашел его. В тридцать — что потерял. Я спускался по краю пропасти, которая забрала тысячи жизней (они сигналили о себе памятными крестами вдоль дороги), и думал о том, что тело мое могло бы сейчас лежать на дне обрыва, а душа парила бы в небе, как воздушный шарик. Куда бы она полетела? К Наташке и Антошке — посмотреть, как там они? К маме? Папе? Наташка вышла бы вскоре замуж. Антошка когда-нибудь перестал бы скучать по мне, и я превратился бы для него в далекое, мутное воспоминание. Только мама плакала бы и горевала обо мне. А отец? Он, наверное, носил бы тяжелый камень в груди. А, может, и сейчас он носит булыжник с собой.

Что есть наше прошлое, настоящее, будущее? Жизнь, оказывается, действительно висит на волоске! Получается, живи здесь и сейчас и будь счастлив? И никаких терзаний? «Все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его»?

С каждым метром вниз становилось все теплее. Наконец мы добрались до последней точки маршрута, приняли душ, пообедали, выпили и разговорились на интернациональном языке жестов и взаимных симпатий. В Ла-Пас мы возвращались на том же микроавтобусе. Адреналиновые приключения были позади. Напоследок нам выдали по футболке «Я выжил на дороге смерти», и теперь я был обладателем двух брутальных маек — с черепом и дорогой смерти, на которой я действительно выжил. Оставалось только купить «харлей». Футболка, между прочим, оказалась очень кстати — у меня как раз закончились чистые вещи.

В салоне автобуса громко играл латиноамериканский рэп. Я был немножко пьян и немножко счастлив, а от этого я был весел, шутил, болтал на смеси русского, английского и хорошо забытого французского. Я подружился с американцем и израильтянином, французу спел куплет «Марсельезы» (правда, на русском языке), испанцу перечислил знаменитых игроков «Севильи», «Реала» и «Барселоны» и в результате мы все пили за дружбу и мир во всем мире.

Мой соотечественник Алексей поинтересовался, кем я работаю, и я честно отрекомендовался: безработный гуманитарий в активном поиске себя, смысла жизни и интересной работы. «А у меня, кажется, есть что предложить тебе», — сказал он и не ошибся. Выяснилось, что Алексей работает генеральным директором известной радиостанции, которая открывает свои представительства в регионах России. Он предложил мне работу. В другом городе. Что было только на руку мне. Он также предложил мне достойную зарплату и съемную квартиру за счет компании. Ну не удача ли это? О небо, мне начало везти!

Я уехал работать радиоведущим. С Наташей мы решили сказать Антошке, что папа уезжает в длительную командировку, но будет обязательно приезжать к нему. Ни о каком расставании родителей он не знал и был по-детски счастлив и беззаботен: у него есть папа и мама, просто папа работает в другом городе. Так два года назад началась моя новая жизнь.

Работа мне нравится. Болтать на разные темы, беседовать с интересными людьми, узнавать много нового, да еще и получать за это приличные деньги, — отлично, не правда ли? Полгода назад сбылась моя давняя мечта — я купил «харлей». Что тут сказать? «Лоу-Райдер», если кто понимает в мужском транспорте, в представлениях не нуждается. Все у меня хорошо. Одно жалко — сын взрослеет без меня. Уже в первый класс пошел. Мы треплемся с ним каждый день, как девчонки. Ну и, конечно, я часто приезжаю к нему.

Наташка похорошела. Веселая такая стала, прям светится вся. Иногда у меня даже что-то вроде ревности появляется. Прям вот как заведется какой-то моторчик в груди и так и перекручивает все внутренности, как в мясорубке. И нет-нет да и возникнет мысль: у меня никого, у нее вроде тоже — может, снова сойтись? А потом подумаю: зачем? Так тоже неплохо. Но вспоминаю жену часто. Иногда так хочется зарыться в ее пушистые кудрявые волосы, прижаться губами к шее и почувствовать ее тепло и запах. Она такая родная! А волосы у нее кудрявые от природы, между прочим. Это вам не накрученные кукольные букли.

Завтра у меня два выходных и я полечу к сыну. У него каникулы. Мы договорились сходить в парк покататься на аттракционах, а потом в кино. Скорее бы завтра! Я жутко соскучился.

И вот я лечу к сыну. Время в пути — час десять. Я втыкаю беруши и засыпаю. От аэропорта до дома — полтора часа. Почти через три часа звоню в дверь и слышу, как Антошка радостно вопит: «Ура, папа приехал!» Наташа открывает дверь, и сын, как обезьянка, прыгает на меня с разбега, прижимается и целует. Во мне все тает, и скупые слезы рвутся наружу. Я, как штангист, приседаю вместе с сыном, ставлю рюкзак на пол и нашариваю рукой подарок — вожделенного спинозавра ручной работы в его коллекцию динозавров. Антоха отлипает от меня и восторженно рассматривает игрушку, а я краем глаза ловлю красивые Наташкины ноги в туфлях на высоких каблуках. Куда это она намылилась, пока я буду с сыном?

***

(заключительная часть следует)

Лика Шергилова 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 15
Вход
Лика ∙ 30.11.17 08:22 ∙ #
Дорогие читатели, если вы хотите прочитать первую часть, нажмите на мою аватарку и перейдите в раздел «Посты» (следующий после «О себе»)
Дорогие читатели, если вы хотите прочитать первую часть, нажмите на мою аватарку и перейдите в раздел «Посты» (следующий после «О себе»)
Лидия ∙ 30.11.17 10:45 ∙ #
Спасибо,Лика!!здорово у Вас получается зацепить и не отпускать,очень жаль быстро прочитывается!
Спасибо,Лика!!здорово у Вас получается зацепить и не отпускать,очень жаль быстро прочитывается!
Лика ∙ 30.11.17 13:00 ∙ #
Ой, спасибо, приятно)) Завтра будет окончание)
Ой, спасибо, приятно)) Завтра будет окончание)
Katy ∙ 30.11.17 11:34 ∙ #
Лика, ну как же так????))) на самом интересном месте!!! Куда Наташа намылилась??!!! )))) часть про Перу - шедевр! как будто воздухом тем подышала!
Лика, ну как же так????))) на самом интересном месте!!! Куда Наташа намылилась??!!! )))) часть про Перу - шедевр! как будто воздухом тем подышала!
Лика ∙ 30.11.17 13:01 ∙ #
Katy, читать ваши эмоциональные отзывы всегда такое удовольствие)!!! Спасибо!
Katy, читать ваши эмоциональные отзывы всегда такое удовольствие)!!! Спасибо!
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Подписаться
Комментарии: 15
+ Добавить комментарий
Вход