ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Соблазн велик

2019-09-19 Соблазн велик
Соблазн велик
Альбина Витальевна надолго замолчала. Ей ужасно трудно выговорить внятное “нет”, если на самом деле хочется совсем иного. Женщина чувствует настолько сильное притяжение, что трусики однозначно придётся менять.
4 2 1874 19.09.2019
Альбина Витальевна надолго замолчала. Ей ужасно трудно выговорить внятное “нет”, если на самом деле хочется совсем иного. Женщина чувствует настолько сильное притяжение, что трусики однозначно придётся менять.

Размеренная, уравновешенная временем, сбалансированная характерами, образом жизни  и совместными целями семейная жизнь не располагает к особенным соблазнам, поскольку счастливым супругам довольно своего, того, чем они безраздельно владеют. Разве что соблазн слишком велик или  тормоза заблокированы тем или иным катализатором.

Резкие мимолётные перемены в жизни дают временный подъём сил, обманчивое состояние эйфории, но ненадолго, поскольку затраты духовной и физической энергии чересчур велики. 

Для того, чтобы это понять, нужно уметь любить, в том числе себя, и внимательно слушать подсказки внутреннего собеседника.

Павел Егорович Кулаков, заместитель начальника планового отдела, мужчина тридцати семи лет, примерный муж и отец двух девочек школьного возраста направлялся в командировку на целую неделю. 

Он и Альбина Витальевна Ганечкина, опытный бухгалтер из смежного отдела, светловолосая стройная женщина, с которой постоянно контактировал по службе, должны будут делать доклады на семинаре.

Занятие это мужчине не нравилось. Павел Егорович человек сугубо домашний, семейный. Пытался он отбиться от поездки, но тщетно. Начальник отдела не захотел его слышать. Обещал в конце квартала выписать приличную премию.

Жена собирала Егора, как на войну. Несколько смен белья, носки, рубашки, галстуки. Целый вечер она инструктировала, где что лежит, давала советы, даже записку заготовила, каким лекарством в случае чего лечиться.

Альбина Витальевна записала номер его телефона, — на всякий случай. Мало ли что.

Интересно, что она имела в виду?

Встретились на железнодорожном вокзале. Билетов, как ни странно (зима ведь — не курортный сезон), не было. Им предложили дорогое двухместное купе, пришлось соглашаться.

Вагон жарко натоплен, пришлось раздеться до рубашки, расстегнуть ворот. Попутчица села напротив.

Никогда прежде Павел Егорович не замечал её внешности. Бухгалтер и бухгалтер, дело знает, ошибок не делает. Ему не приходило в голову разглядывать женщину на работе. Даже возраст не был ему интересен.

В тесном купе, где заняться было совсем нечем, её вид привлёк внимание. Не то чтобы сразу, когда разложили вещи.

Они не разговаривали. Альбина Витальевна показала глазами, характерными жестами и мимикой, что нужно переодеться и вообще, что стесняется незнакомого мужчины.

Павел Егорович галантно расшаркался, вышел. По вагону взад и вперёд ходили пассажиры. Чтобы не мешать, он вышел на улицу. Там было холодно, вдоль состава свистел продирающий до костей ветер.

Пришлось вернуться. 

Мужчина тихонечко постучал.

— Минуточку. Потерпите, Павел Егорович, заканчиваю. Да, да, теперь можно.

Женщина загадочно улыбалась. Было видно, или ему так показалось, что она намеренно прихорашивалась, чтобы произвести впечатление. 

В нос медленно просочилось облако сладковато-терпких нездешних ароматов, спровоцировавших некое давно забытое напряжение во всём теле.

Павел Егорович улыбнулся, невольно уставился на слегка оголённую область декольте, приподнятую приличного размера тугими шарами. Этот взгляд был пойман, хотя длился долю секунды.

Женщина инстинктивно прикрыла ладонями ложбинку между полушариями и покраснела. Румянец на лице с лёгким экзотическим загаром был едва заметен, но придал коже настолько привлекательную яркость, что попутчик сглотнул.

Нужно было что-то делать, чтобы не привлекать внимание.

Мужчина достал кроссворд, курицу-гриль, хлеб и бутылочку водки. Попутчица вынула из сумки косметичку, шоколад, пару апельсинов и книгу, купленную на вокзале.

Павел Егорович взялся разгадывать кроссворд, время от времени поглядывал на Альбину. Будоражил запах женщины, находящейся от него на расстоянии вытянутой руки. 

— Какая у неё бархатистая кожа. Надо же. У моей Регины тоже была такая, когда родила первую дочку, Верочку. Почему она молчит? Пора бы уже выпить за знакомство. Мы ведь впервые вдвоём. 

Альбина выпрямила спину, положила ногу на ногу. 

Круглые коленки, красивые мышцы, аккуратные ноготки приятного цвета, тонкие пальчики. На обложке книги изображён страстный поцелуй.

Кажется, что попутчица страстно увлечена повествованием. 

Как же хочется поговорить.

— Знаете, Альбина Витальевна, в поезде я люблю спать. Да, вот, спать… Но сначала нужно покушать и расслабиться, иначе не получается обрести покой. Я могу предложить вам немного водки, самую малость, для разговора. Что-то сегодня не гадается.

— Хорошо. Одну стопочку. Чтобы не казаться букой. Нам ведь почти сутки ехать вместе. Мне тоже не читается. А вы любите читать?

— Да, конечно. Но я ничего с собой не захватил. Да и голова не тем занята. Доклад я подготовил, но по ходу возникают новые мысли. Мне обещали премию.

— Выбросьте из головы. Доклад, премию в особенности. Сами же сказали, расслабиться нужно. Пить из чего будем?

— Увы, из гранёных стаканов, как в студенчестве. Помните, как это замечательно, быть студентом, у которого ничего, кроме мозга, нет за душой? Зато любви было до чёрта.

— Скажете тоже. Разве можно забыть самые прекрасные моменты жизни? Стакан, так стакан. Вспомним молодость.

— Альбина Витальевна, не вам говорить о молодости. Вы ещё тот цветок. Никогда не думал, что настолько очаровательны.

— А вот этого я не люблю. Я женщина, а не вы. Флиртовать — моя привилегия. Можете даже не рассчитывать на адюльтер. Я счастлива со своим мужем. Он у меня…

— Это не честно. Причём здесь муж? Закусывайте. Предлагаю по три бульки водки на брудершафт и в люлю. Приставать не собираюсь. У меня тоже жена, я её люблю. Но я мужчина, в конце концов. Имею я право сказать привлекательной женщине правду? Вы мне симпатичны. У вас…

— Павел Егорович, голубчик, я знаю все свои плюсы и минусы. Сейчас вы снова начнёте заглядывать в вырез платья, на коленки. Я же знаю, что у вас на уме.

— Просветите, милая Альбина. Да, я мужчина, и что? Вам было бы плохо, если бы я слегка помял ваше платье?

— Вот этого я и боялась. Думаете так просто отказать симпатичному мужчине? А потом? Что будет с нами потом?

— Ляжем спать.

Альбина Витальевна надолго замолчала. Ей ужасно трудно выговорить внятное “нет”, если на самом деле хочется совсем иного. Женщина чувствует настолько сильное притяжение, что трусики однозначно придётся менять.

Как романтично стучат колёса на стыках рельс. Дальняя дорога, приятный попутчик. Разве трудно расслабиться и получить удовольствие?

— Наливайте, Паша. По одной и всё.

— Замечательно. Я знал, чувствовал, что нравлюсь вам.

Мужчина пьёт залпом, чтобы стать ближе, вытирает рукавом рот, с вожделением приближает к попутчице разгорячённые губы. Альбина хочет, очень хочет узнать, что может быть дальше.

Она улыбается лукаво, обдумывая свои действия, мозг сопротивляется непонятно чему. Женщина чувствует, как твердеют соски, как расплавляется магма где-то в глубине недр.

— У нас ещё осталось по рюмочке. Правда, я делить не умею. Разольёте, Альбиночка?

— Можно посмотреть ваш доклад?

— Завтра, всё завтра. Сегодня у нас другая повестка.

— Можно полюбопытствовать, какая?

— Сегодня только о любви.

— Именно так. Мой муж…

— Не поминайте всуе.

В голове у обоих неописуемый ералаш: хотят одно, думают другое, а говорят третье, чего совсем не хочется.

Альбина перестала улыбаться. Она серьёзна как никогда прежде. Ну что такого, если Павел Егорович потрогает её тугую грудь? Право слово, от этого ничего не изменится. Зато она познает вкус счастья. Возможно.

Он чувствует каждое движение её мысли. Он верный муж и изменять тоже не собирается. Что с того, если они разок…

Поезд бежит. Водка закончилась. Альбина подобрала юбку, слегка приоткрыв дорогу в рай. Она нервничает, сомневается. Адюльтер в её понятии приравнивается к проституции. Но Паша так хочет её, просто кипит. Это же видно невооружённым взглядом.

Мужчина кладёт руку на мягкое колено. Альбина слегка заводится, даже не может сдержать стон, но, подумав мгновение, нежно отводит его руку. Встаёт, целует в лоб.

— Спокойной ночи. Очень рада была познакомиться.

— Да-да! Взаимно. У вас приятная кожа.

— Обыкновенная. Спасибо за компанию.

— Жаль, очень жаль.

— А мне напротив. Вы мне очень понравились.

Альбина спит. Или делает вид, что почивает. Павел Егорович читает её книжку. У него горячее сбивчивое дыхание.

Утром попутчица отворачивает от Павла опухший, нездоровый взгляд. Оба, молча, пьют чай. 

Павел Егорович подхватывает багаж сотрудницы, останавливает такси, договаривается. Платит тоже он.

Альбина благодарит взглядом, прижимается к его лицу щекой.

На коже Павла Егоровича вспыхивает румянец. 

А что, если?

— Альбиночка, давайте заселимся в один номер. В целях экономии, конечно. Разницу прогуляем. Должны же мы чем-то заниматься в свободное от работы время.

— Павел Егорович, миленький. Давайте не будем забегать вперёд. У нас ещё есть время.

Их номера совсем рядом. Они вместе идут на семинары, завтракают, обедают. Платит Павел.

После лекций коллеги гуляют по городу, обедают в ресторане, танцуют.

Тело Альбины невыносимо пахнет желанием. Она прижимается к Павлу Егоровичу всем телом, чувствует, как неистово набухает вожделение.

Мужчина держит её талию как кубок с вином, намереваясь немедленно его выпить. Что творится в его мозгу, Павел Егорович не осознаёт совсем. Мысленно он уже находится где-то внутри своей визави.

После ресторанчика коллеги идут в парк, где берег реки превратили в огромную горку. 

Им весело. Во всяком случае, так кажется со стороны.

Альбина замерзает. Павел отогревает её пальчики, целует глаза. 

Женщина раскрывает уста.

Несколько жарких поцелуев, шаловливая рука, проникающая в зону декольте, стон сладострастия.

Луна на небосводе сходит с ума, желая увидеть, чем это закончится.

Павел Егорович предлагает выпить кофе с коньяком.

Предложение принято.

Одна рука мужчины на колене коллеги, другая накрывает маленькую ладонь. Павел Егорович ощущает дрожь в желанном теле, напряжение внизу живота достигает апогея.

Женщина не сопротивляется, позволяет гладить, целовать шею и ухо.

Следует предложение идти греться в номер. Ответа нет.

Альбина жеманно прижимается к коллеге, позволяет поцеловать себя в губы.

Они уже вместе. Дальше даже не стоит строить прогнозы.

В этот момент в кармане Павла Егоровича звонит телефон. Он извиняется, поднимает трубку.

— Да, любимая, да. Лекарство принял. Сейчас доработаю доклад и ложусь. Да, конечно. Люблю, целую! Спокойной ночи, родная.

Альбина забирает у Павла Егоровича руку, выходит из транса, шумно вдыхает несколько раз.

— Спасибо за прекрасный вечер, Паша. Мне давно не было так хорошо.

— К тебе или ко мне?

— Каждый к себе. Я устала.

— Нам скоро уезжать.

— Именно об этом я и подумала.

Павел Егорович попытался обнять, встретил запрещающее движение. 

Альбина Витальевна положила палец поперёк его рта, затем прижала к своим губам.

— Прекрасный вечер, Павел Егорович. В такую лунную ночь прекрасно спиться.

— Особенно вдвоём.

— Это правда. Я так соскучилась по мужу. 

— А как же…

— Что именно? 

— Я хотел сказать, что мне тоже будет, о чём вспомнить.

Их номера в шаговой доступности. 

Оба не спят. 

Завтра последний семинар и домой. Он хочет её, она его. Это так очевидно.

Хорошо, что не каждый из нас способен на измену.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 2
Вход
Галина ∙ 19.09 22:09 ∙ #
Эх, Валерий, одну целую, но, да любимая....
Эх, Валерий, одну целую, но, да любимая....
Валерий
20.09 04:56 ∙ #
Это был не я. Я стоял за кустами.
Это был не я. Я стоял за кустами.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход