ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Старуха

2018-01-20 Старуха
Старуха
Сначала у нее выросли зубы. Новые, твердые, как раньше, когда она могла с хрустом откусить яблоко. Полный рот зубов. У нее всегда были хорошие зубы. И улыбка тоже была красивой.
40 16 19483 20.01.2018
Сначала у нее выросли зубы. Новые, твердые, как раньше, когда она могла с хрустом откусить яблоко. Полный рот зубов. У нее всегда были хорошие зубы. И улыбка тоже была красивой.

Мальчишки предлагали проводить ее до подъезда, приглашали в кино, угощали мороженым. Самым настойчивым был Вася. Он караулил ее за углом, дергал за косичку летом, а зимой совал ей за шиворот снег и убегал со смехом.  Хорошее было время, беспечное.

Сейчас все другое. Из комнаты не выйти, кормят жидкой кашей и протертыми овощами. Она говорила, что вот они, зубы новые, посмотрите,  но от нее раздражительно отмахивались, не слушали.

А потом у нее выросли волосы. Длинные, шелковистые, ниже спины. Она смотрела на себя в потрескавшийся осколок зеркала и видела коммунальную квартиру, общую кухню, ванну на чугунных ножках и потолок с лепниной.

" Мы с тобой почти аристократы, - говорил ей Вася. - Вон какие завитки на потолке, а окна какие большие, а?" И она верила каждому слову, которое он произносил. Трудностей она точно не боялась.  Да и соседи были хорошие. Вместе отмечали праздники, вместе двор убирали, вместе следили за детьми.

"Сколько у нас с Васей детей было?" - старалась вспомнить она. Но никак не могла. Только гладила свои новые длинные волосы и улыбалась морщинистому зеркалу.

На безымянном пальце правой руки у нее было кольцо. Тонкое, золотое. Как венок, украшенный цветами. Она часто дотрагивалась до него, чтобы ничего не забыть. Потому что иногда ей казалось, она не помнит, что делала вчера. Она забывала, во сколько проснулась, был ли снег за окном или светило солнце. Она не помнила, что ела в обед. Не могла вспомнить, давали ли ей печенье, размоченное в молоке или просто выключили свет,  как сигнал, что пора спать.

На улицу ее не возили, да и коляски у нее для прогулок не было. Она лежала в кровати или полусидела. Вот и все развлечения. А раньше она любила читать. Много и без перерывов на отдых. "Ты со своими книгами даже про меня забываешь", - говорил ей Вася. А она улыбалась и посылала ему воздушный поцелуй.

Теперь читать не получалось, глаза болели, слезились, а слова на странице сплетались в клубок, убегали на покрывало, падали с кровати. Она откидывала голову на подушку и прикасалась к кольцу.

Ее руки снова стали молодыми и ухоженными. Она заметила это вчера утром, когда случайно махнула ими перед своим лицом. Вообще, она заметила,  что часто не контролирует свои движения, как будто бы ее заколдовала злая ведьма, и теперь руки и ноги живут иной, независимой от нее жизнью. Но ведьма или нет, руки снова были молодыми. И кольцо блестело, как будто его окупнули в раствор с перекисью и нашатырным спиртом. Вася часто шутил, что весь их дом пропах нашатырным спиртом. Потому что она терла крашенные половицы водой с нашатырным спиртом. И кафель в ванной тоже протирала этим составом. А как же иначе, это же был свой дом, родной. Не большой, но с двумя этажами, террасой и уютной кухней. После коммуналки это был настоящий рай. И Вася тоже был подарком судьбы.

 Они повадились ходить в кино, по пятницам устраивали ужин для друзей. Как же много друзей, когда ты молод! И Зина с Георгием, и Сашка с Валерием, вечно холостой Костя, и Машка, большая, неуклюжая, некрасивая. Машка... Что-то там было связано с ее именем, но не вспомнить. Может быть, потом, когда будет снова легко думать, а сейчас привычные действия кажутся чужими и трудными.

Вот вчера она попыталась накрасить губы, а только размазала помаду по щекам. Помаду внучка оставила, забыла, наверное. Лежала на одеяле, в черном тюбике с серебристой звездой. Пахла пудрой, как раньше, из большой бумажной коробки. Морщинистое зеркало показало губы. Не тонкие и сухие, нет, полные красные губы. Губы у нее тоже стали молодыми. Она всегда гордилась своими губами. Четко очерченные, всегда как будто бы влажные. Вася так и сказал,что влюбился в нее, потому что у нее такие красивые губы. Он проводил по ним пальцем, и взгляд его затуманивался. Он дарил ей красные помады, которые размазывались, оставляли след на его белых рубашках. Вася каждый день надевал свежую белую рубашку. Очень просто увидеть след от губной помады. Особенно, если этот след был оставлен другой женщиной. "Машка", - сказал он. И ушел.

А внучка оставила свою помаду. Значит, были и дети. Хороша же эта ведьма, если не дает вспомнить про своих собственных детей.

Помада отказывалась слушаться, пачкала щеки и под носом, а потом совсем сломалась, упала на простыню. Зато губы были красивыми, пусть так и не удалось их накрасить.

А потом на лице разгладились все морщины. Зеркало дрожжало, но не врало. Молодые щеки, блестящие глаза. Совсем как в тот день, когда Вася вернулся обратно. Виновато поставил чемодан в угол, молча протянул сверток. А там ребенок, мальчик. И глаза , как у Васи, хотя кожа темнее, не белая, как молоко, с веснушками. "Вот,  - сказал Вася, - сын". И она  ничего не спросила. Сын, значит,  сын. А Машка пропала. Говорят, сбежала в Америку или еще куда. Хороший получился мальчик. По дому помогал, ласковый был. И внучка эта его дочка. Такие же ласковые руки .

А как зовут - не вспомнить. Вот ведь как странно - снег за шиворотом пальто ощущается, как сейчас, а имя сына пропало в памяти, потерялось.

Правда,  потом Машка появилась,  требовала вернуть ребенка, дать денег. Не получилось, мальчика ей не отдали.

А кольцо с пальца не получилось снять. Ни тогда, когда Машка была, ни потом. Как приросло к ней. Вася виновато улыбался, когда задерживался на работе. Поворачивался ночью к ней спиной и больше не смотрел ей в глаза.

"Самые зеленые глаза в мире, - говорил он, когда еще не носил белых рубашек с поцелуями чужих губ. - Такие только у русалок".

Она посмотрела в зеркало, глаза снова были зелеными. Не мутными, с застывшими навсегда слезами, нет. Ярко-зелеными, как листья на деревьях весной. Хотя весну она не  любила.

В марте Вася пришел домой, сказал, что немного поспит,  а проснуться забыл. Или колдунья его к себе позвала. Накрасила губы синей помадой, прижалась к белой рубашке и забрала Васю. А она вот теперь одна. Мерзнет постоянно. Хорошо, что глаза снова молодые, зеленые.

"Бесстыжая ты!" - тетя Валя ей сказала, когда она юбку купила короткую и на дискотеку пошла. А танцевать она очень любила. И поклонников у нее было много. Вася вот тоже был. И сын был. И внучка тоже. И помада. Кольцо только сильно давит, сжимает. И волосы густые обвились вокруг шеи, дышать мешают. И зубов стало очень много, некуда их девать, полный рот, а не выплюнуть.

И Вася вон стоит, ждет ее. А она что, свободная, ничто ее больше не держит, не цепляет. Начать все по-новому, без обид, без дум горьких, с чистой страницы. Чтобы лучше, честнее, по-доброму. А не как старуха.

Tanya Tanya 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 16
Вход
Ольга ∙ 21.01 03:07 ∙ #
Молодец! На фикбук есть?
Молодец! На фикбук есть?
Tanya
21.01 10:14 ∙ #
Где?
Где?
Ирина ∙ 21.01 07:32 ∙ #
Tanya,как вы здорово пишете!Хотелось бы ещё что-нибудь почитать.
Tanya,как вы здорово пишете!Хотелось бы ещё что-нибудь почитать.
Tanya
21.01 10:14 ∙ #
Спасибо)У меня много всего в контакте есть . Я там Зойка Зайкина.
Спасибо)У меня много всего в контакте есть . Я там Зойка Зайкина.
Ещё комментарии
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход