ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Судьба. Глава 7-я

2019-06-12 Судьба. Глава 7-я
Судьба. Глава 7-я
- Может, потанцуем?- спросил Витек.

- Давай! - согласилась девушка...
3 0 540 12.06.2019
- Может, потанцуем?- спросил Витек.

- Давай! - согласилась девушка...

Она усадила Витька на стул, села напротив и принялась рассматривать его больной палец.

- Ну, что вам сказать, больной, придется делать маленькую операцию. Из медикаментов у меня только флакончик духов. А из инструментов - маленький пинцет и иголочка. Ни йода, ни зеленки нет. Так что, решайте, больной, будете ли вы оперироваться у меня или пойдете дальше,- сказала Женька.

- У тебя, конечно. 


- Один вопрос: могу ли я надеяться, больной, что вас не накроет приступ кобелизма? - спросила девушка.

- Можешь.

- Надеюсь, вашему слову можно доверять.


 Вынув занозу, Женька продезинфицировала палец Витька каплей духов. Когда он скривился от боли, она, серьезно взглянув ему в глаза, сказала:

- Я сейчас поколдую немножко, и боль утихнет. У сороки болИ, у вороны болИ, у медведя болИ, у волка болИ, а у Витеньки пройди и больше не болИ.


 С этими словами она трижды поплевала легонько на больной палец и торжественно объявила:

- Готово! До свадьбы точно заживет!

- До нашей? - поинтересовался  Витек.

- Нет! До твоей. Нашей свадьбы никогда не будет.

- Почему ты так думаешь?

- Потому что, во-первых, я не люблю бабников. Во-вторых, мы живем в разных концах мира и встретились здесь случайно и ненадолго. Через несколько дней ты уезжаешь, а я еще буду учиться здесь три недели. Так что, какой напрашивается вывод?

- Какой?

- Очень простой. Не судьба!

- Жалко. А вдруг судьба?

- Вряд  ли. Мало вероятно.

- Почему?

- Потому. Ну, все. Ты уцелел. Жить будешь.

- Выгоняешь меня?

- Ну,... я хотела пойти ужин готовить.


- А я уже все наготовил. И приглашаю тебя  поужинать  со мной. Это будет мой подарок за операцию. Согласна?

- И что же ты наготовил?

- Макароны с сосисками. Пища богов! Ну, что, я пошел за сковородкой?

- Ладно, так и быть. Но помни про обещание!

- Да помню я.

- Хорошо. Иди.


 Спускаясь к себе, Витек  чувствовал такую радость, какой у него давно не было.

Минут через десять он, запыхавшись, вносил в комнату горячую сковородку.

Принялись есть.


- Ты вкусно готовишь. Молодец! - оценила Женька.

Она была рада, что у них с Витьком наконец-то идет нормальный человеческий разговор.

А Витек сам себе удивлялся. Ему было как-то удивительно спокойно и уютно. Казалось, что Женьку он знает очень давно, всю жизнь. И они всегда вот так  по-доброму разговаривают.

А потом поедят и...пойдут спать.

 - Стоп, - сказал себе Витек. Ему не хотелось портить с таким трудом установленный мир.


- А куда ты гулять ходила?

- В субботу ездила на Хортицу в музей запорожских казаков.

- Это которые письмо писали?

- Да. А ты знаешь, что они там написали, в этом письме?

- Нет. А что?

- Помнишь,на картине они все сидят возле писаря и смеются. Вот теперь я знаю, почему они смеялись. Я себе даже текст переписала.

- Почитай мне.

- Нет...там есть некоторые ...неприличные выражения, я не могу...Лучше дам тебе почитать.


 Женька достала записную книжку и, открыв ее на нужной страничке, протянула Витьку.

Он принялся читать и заулыбался.

- Вот это да! А я и не знал. Здорово!

- А еще я, когда бродила по Хортице,  почему-то вдруг представила, как ты лежишь под кустом в широченных казацких шароварах. И храпишь на всю Ивановскую!


- Смеялась надо мной, редиска?

- Было дело.

- А угадай, где я был.

- Не представляю. Может, в кино ходил?

- Нет. В музей. Там еще одежда была бабская, украинская. Я представил тебя в ней.

- И как?

- Тебе бы пошло. Говорю же, ты на хохлушку очень похожа.  А может гулять пойдем?

- Нет, Вить, сегодня не получится. Я сделала операцию, и мне надо отдыхать,- улыбнулась Женька.

- Тогда давай завтра?

- Может быть...

- Я сготовлю что-нибудь, поедим и пойдем.

- Посмотрим.

- Че смотреть-то, надо идти.

- А почему  со мной?

- Ну...мне с тобой интересно.

- Ладно. Только помни уговор.

- Какой уговор?

- Насчет кобелизма.

- А-а-а...Добре, договорились.


Витек вернулся к себе в номер и весь остаток вечера думал, что бы ему такое рассказать, чтобы удивить Женьку.


*****


С тех пор у них завелся такой порядок. Женька возвращалась с занятий, и  минут через десять являлся Витек с горячей едой. Они ели то, что он наготовил, и шли гулять. Началось время разговоров. Говорили о школе, о музыке, о политике, о любимых книгах. А однажды по дороге зашли в парфюмерный магазинчик. Женька оставила Витька у входа, а сама долго  выбирала себе духи. Она купила маленький флакончик и спрятала его в сумочку.


- Я заметил, ты любишь духи.

- Да. Очень люблю приятные нежные ароматы. Капелька духов создает настроение, - улыбнулась девушка.


 Витьку не раз хотелось обнять Женьку, и не только обнять... Но про их уговор он помнил и сдерживался.  И потом, ему действительно нравилось  разговаривать с ней обо всем на свете. Витек  и  не подозревал, что с бабой может быть интересно общаться.


 В его богатом любовном опыте такого не было. Обычно игра шла в два этапа. На первом он увлекал  девушку  веселыми рассказами, смешил, уговаривал куда-нибудь вместе выйти. Потом, улыбаясь, слегка обнимал за плечи. А после следовал страстный поцелуй в губы, завершающийся  горячим и быстрым овладением. Он умел создавать такое впечатление, что отдаться ему - дело естественное и простое. А потом, на втором этапе, когда девушка начинала считать, что он в нее влюблен и теперь в ее власти, Витек так же легко ускользал из отношений.


*****


 Так было не всегда.  Никто не рождается бабником, пошляком или негодяем. Ими становятся.


Когда-то юный Витя Синицын  был обычным пареньком, скромным и стеснительным.  Отец настоял на том, чтобы мальчик поступил в музыкальную школу. И несколько лет Витя несколько раз в неделю после школы плелся  на занятия с аккордеоном и папкой для нот. Вечерами он в присутствии отца разучивал гаммы и играл этюды.

Но до чего же он это не любил! Мальчишка  мечтал стать боксером, сильным и смелым мужиком, которого никто не посмеет обидеть. Но отца он боялся и бросить ненавистные занятия музыкой не смел.


  Жили они в частном доме. Одну из комнат  сдавали жильцам. Вите было пятнадцать,  когда к ним поселилась Ванда. Она ждала места в общежитии и сняла у них комнату на время.  Хорошенькая, светловолосая, смешливая Ванда быстро поняла, что мальчишка засматривается на нее не случайно, и часто подшучивала над ним.


 Однажды, вернувшись из школы, он собирался на урок в музыкалку. Но, проходя мимо комнаты Ванды и увидев, что дверь неплотно закрыта,  решил взглянуть на девушку. Он тихо приоткрыл дверь и, посмотрев в щель, обомлел.

 Девушка  стояла к нему спиной и снимала лифчик. Видимо, переодевалась.


Витя стоял как завороженный, следя за ее плавными движениями.

Вдруг она почувствовала его взгляд и обернулась. Он бросился в другую комнату, а она, накинув легкий халатик, прошла вслед за ним.


- Что, подсматривал за мной? - рассмеялась она над смущенным мальчишкой.

Он стоял отвернувшись, красный как рак, и закрывал портфелем свой вздыбившийся корешок.


 Дома никого не было. Родители были на работе.

- Да не смущайся ты так! Я, что, тебе нравлюсь? - спросила она озорным тоном.

Мальчишка кивнул головой.

- Тогда...поцелуй меня!


 Он мечтал об этом, представлял каждую ночь, как ее целует. Но сейчас стоял, словно кол проглотив.

- Дурачок, чего ты боишься? - сказала она, обнимая его.


 А дальше...

Дальше было все то, о чем он боялся даже мечтать.


 Теперь каждый день  Витя  мчался из школы домой. Парни звали его играть в футбол или слушать новую пластинку. Но ему было не интересно. Она, Ванда, царила в его мыслях. И на уроках он часто задумывался о ней, проваливаясь во времени и пространстве.


 Только "не долго музыка играла"...

Ванда быстро потеряла к нему интерес и стала все чаще ускользать из дома. Он искал ее, томился от желания, а она стала возвращаться  тогда, когда дома были родители.


 А однажды, вернувшись  из школы домой, он обнаружил, что ее вещей нет.

Вечером, за ужином,  выяснилось, что ей наконец  дали общежитие, и она съехала.


 Витя бросился искать ее. Он не мог представить себе жизни без любимой.

Нашел. Вызвал ее из комнаты поговорить. Она была недовольна, сердилась, что он пришел к ней.

- Слушай, ты сюда не ходи, понял? Ничего больше не будет! Ты шкет, а я взрослая. Мы с тобой не пара! Все!


 Убитый, он брел домой и плакал, чувствуя  себя беспомощным, маленьким и слабым.


 Вскоре  он бросил музыкальную школу и стал ходить в секцию по боксу.

К шестнадцати годам паренек  вырос  и окреп. Мышцы его налились силой.


 Однажды он с двумя приятелями сидел в сарае у деда Казика. Тот попросил парней помочь ему напилить дров и пообещал угощение. После работы пили самогонку и закусывали салом и хлебом.


 Подвыпив, дед раздухарился:

- Вы, парни, девку не слухайте, ежели она говорит, мол, не лезь, не надо...А ты лезь! И делай свое мужицкое дело. Девки сильных кохают, а на слабаков плюют. Я вот по молодому делу шишнадцать целок сломал. Орел был!


 Так Витя Синицын, скромный и неуверенный в себе юноша, стал превращаться в Витька - царя горы.

Со временем парню понравилась эта роль. Да, приходилось порой драться до крови. Но, шаг за шагом, он привыкал  быть сильным и брать то, что ему хочется.


*****


 Как-то раз, гуляя по городу, Витек  с Женькой  зашли в кафе поесть.

-  Давай сегодня я тебя буду угощать, - предложила Женька.

- Нет, я тогда мужиком себя чувствовать не смогу, - возразил Витек.

Он принес поднос с едой и сел за столик возле Женьки.


- Знаешь, как будет по чешски "гречка"?

- Нет. Я не знаю чешского языка. А как? - заинтересовалась Женька.

- Поганка.

- Ты шутишь? - не поверила девушка.

- Нет, это правда. А духи по-ихнему - вонявки. Огурцы - окурки.

- А ты откуда знаешь? А-а-а, это все шуточки твои.

- Да не шучу я. Просто  я  в Чехословакии служил.

- Ух, ты! Ну, и как там?  Расскажи! - загорелась Женька.


- Был у меня случай в самом начале. Помню,  пошел я в увольнительную в город  в первый раз, мне покурить захотелось. Вижу - киоск с сигаретами. Сигареты я купил легко. Марку назвал, и мне выдали пачку.  Потом пошарил по карманам и говорю: "Спички есть?"

В киоске баба сидела лет тридцати пяти. Она что-то залопотала, ругается вроде..

Я ничего не понял и пошел дальше. Нашел другой киоск и снова  спички спрашиваю.

И другая  тетка в киоске  заругалась, аж слюной брызжет. Я охренел:

- Они что тут, белены объелись?

В третьем  киоске  пожилой мужик в  пиджаке  сидел. Я попросил его продать мне спички. Тот поморщился и говорит:

- Вы хотеть сирки, так?  Надо молвить "сирки маш?"

И  коробок спичек дает.


 Мне потом парни объяснили, почему эти бабы чешские ругались.

По - чешски, пичка- это...то, что у женщин...между ног.


Женька прыснула, с любопытством посматривая на Витька:

- Значит ты по-чешски говорить научился?

- Да, немножко. Меня Зденка научила.

- Отсюда поподробнее, с деталями, - заинтересовалась Женька.


- Да...Я там с девчонкой познакомился, когда в увольнительной был. Ну...пригласил ее к себе. Мы на точке тогда уже были...

- На какой точке?

- Это место дислокации так называется. Там наша станция стояла, и мы втроем были. Я за старшего. Вот и пригласил ее...в гости.


- Ясно. Значит, эта девушка не только любовью с тобой занималась, а еще и учила тебя чешскому языку?

- Ну...да. Я тогда быстро научился многое понимать. Кстати, у них слово "позор" означает внимание.  А "салон урода" - это салон красоты.


- Смешной язык. Чем же закончилась история со Зденкой?

- Там какие-то их местные пионеры узнали, что она ходит к русским солдатам, и припугнули ее. Она перестала ко мне ходить.


- Вот так история! - Женька с любопытством смотрела на Витька,

- Слушай, ты, оказывается, интересная личность. Много всего знаешь. А сам... ветошью прикидывался, - рассудила девушка.


- Когда это я прикидывался?- не понял Витек.

- Ну, я подумала, что ты, кроме кобелизма, ничем не интересуешься, - сказала она,

- А оказывается, с тобой можно интересно общаться на многие темы.


 Витек и сам удивлялся тому, что столько говорит. Он не привык к такому вниманию, каким одаривала его Женька. С мужиками в основном говорили о работе и о бабах. С бабами, он считал, вообще не о чем говорить.  С Женькой он впервые почувствовал, что обычное общение может доставлять удовольствие. Когда он что-то рассказывал ей, она умела превращаться в слух. Слушала заинтересованно, глядя на него своими блестящими  темными  глазами. И ему хотелось рассказывать ей все, что только он знает занимательного.


 Оказалось, неожиданно для него самого, что он действительно немало всего знает. Просто это никогда ни с кем не обсуждал.


******


 Время неумолимо приближало их расставание.

В последний вечер перед его отъездом, они, возвращаясь с прогулки, медленно шли вдоль улицы. Окно в одном из домов оказалось открытым. На подоконнике стоял  транзисторный приемник, а из него лилась музыка.

- О! Джо Дассен! Какая песня классная! - восхитилась  Женька.

- Может, потанцуем?- спросил Витек.

- Давай! - согласилась девушка.


 Они медленно закружились в танце. А из окна звучало:

Если б не было тебя,

Зачем я жил бы, вот вопрос.

Год за годом бесцельно бредя,

Без надежд, без снов, без грёз.


Если б не было тебя,

Я б выдумал себе любовь.

Как художник, создавший пейзаж,

Любуется им вновь и вновь,

Вдыхая краски дня.*



*  Перевод песни Джо Дассена сделала

© Лингво-лаборатория «Амальгама»: www.amalgama-lab.com/.


Продолжение следует... 


Ирина Полонская 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход